Зачем украинская таможня будет мучить россиян

0
232

Президент Петр Порошенко поручил, а секретарь Совета нацбезопасности Украины Александр Турчинов отчитался о введении биометрического контроля для иностранных граждан. Пишем иностранных, читаем, конечно же, в первую очередь — граждан России. Сказать, что за поребриком такому решению были рады, — не сказать ничего. Но отчего весь этот шум и гам, ведь в РФ биометрические паспорта начали выдавать с 1 апреля 2004 года, а с 2009 года во всех субъектах РФ действуют пункты выдачи документа? Более того, с 1 января 2015 года был добавлен и такой параметр как изображение папиллярных узоров двух указательных пальцев рук.

Биометрический паспорт для украинцев тоже уже не в диковинку. Спасибо безвизовому режиму с государствами-членами Евросоюза, под который с января 2015 года данный инновационный для страны, а для многих за рубежом уже давно привычный, документ выдается. Еще до долгожданного оглашения Брюсселем позитивного решения по этому вопросу, украинцы начали получать биометрические паспорта. Что такое биометрический паспорт и с чем его едят, большинство уже прекрасно знает. Однако скорее в контексте, что это новый тип документа, защищенный каким-то чипом и что без него в Европу не пустят.

Следует пристальнее взглянуть на него, чтобы оценить степень защиты, а следовательно и понять причины, которыми руководствовалось власть для использования такого рода защиты от соседей с Востока. Биометрический паспорт в Украине — это на первый взгляд обычный паспорт с 32 страницами, но в его обложку встроен тот самый электронный чип. На микросхему записывается персональная информация о его владельце, т.е. данные паспорта, оцифрованное изображение лица, оцифрованная подпись и отпечатки указательных пальцев.

В России тоже действуют биометрические паспорта. Аналогичные книжицы. Так же содержат фотографию владельца, фамилию, имя, отчество, дату рождения, номер паспорта, дату его выдачи и окончания срока действия, и другие дополнительные сведения. В чип заносится информация, недоступная предъявителю, но ее можно считывать дистанционно. То есть, пограничник страны, необязательно Украины, России или, скажем, Польши, где действуют биометрические паспорта, больше внимания уделит непосредственно предоставленному документу, поскольку он скажет о визитере гораздо больше, чем если бы работник пристально изучал каждую черточку на лице и мимику. И да, снижается вероятность, что как-то можно обойти контроль. Проще говоря, всучить деньгу за отсутствие интереса. Просто потому, что паспорт изучается сканнером, а значит все данные с чипа фиксируются в электронной системе. «Подчистить» их в таком виде однозначно обойдется дороже человеку, которые намерен сохранить инкогнито. Если вообще найдется желающий пойти на такие трудоемкие ухищрения.

Из всего этого становится очевидным, что таможенный контроль на украинско-российской границе качественно улучшится в разы. А зачем нам, собственно, биометрический контроль? Ответ очевиден, и уже фактически приведен выше — это безопасность и еще раз безопасность. Данная мера позволит усилить возможности для борьбы с терроризмом, который, как известно, — хорошо знакомое Украине явление.

Если злонамеренный россиянин захочет попасть в ОРДЛО, то он это сделает через неподконтрольную пока границу с РФ на территории Донецкой и Луганской областей. Это понятно. Как и то, что помешать прибытию «добровольцев» в эти районы биометрика тоже не сможет. Однако, далеко не все гости из РФ, прибывающие со злым умыслом, конечной целью видят ОРДЛО. Ведь идеи сепаратизма и «русского мира» подогреваются и в других областях Украины. Не говоря уже о различных сотрудниках российских спецслужб. Причем речь ведь идет не только об участках общей с Россией границы, но и пунктах пропуска на границе с другими странами. Чтобы далеко не ходить — это может быть и Беларусь, и Молдова. Хотя справедливости ради заметим, что Кишинев в последнее время очень продуктивно засекает подозрительных россиян, и не только кремлевских пропагандистов. Но риск остается. Да и из Польши могут заехать представители местных русофильских организаций, которые сидят на зарплате у Москвы за совершение актов вандализма в отношении украинских памятников и могил. В общем, как заметил Турчинов, контроль нужен «для защиты страны от проникновения террористов, диверсантов, шпионов, преступников и нелегальных мигрантов».

Еще одной причиной ужесточить контроль в отношении граждан РФ, очевидно, является безвизовый режим с ЕС. Европейцы таким образом хотят свести к минимуму шанс, что к ним на огонек заглянет нежелательный элемент из страны, которая подрывает основы безопасности на континенте. Тем более на фоне угрозы исламского экстремизма.

Конечно же, введение биометрического контроля — дело не одной минуты. То есть, то, что Порошенко и Турчинов дали зеленый свет, не означает, что система уже запущена. Ее сперва нужно проработать. Потому, как сообщил секретарь СНБО, сейчас Госпогранслужба рассчитывает технические детали, вычисляет объем материально-технической помощи, чтобы впоследствии отбирать идентификационные данные россиян. При этом ведомство Павла Климкина получило поручение создать электронную систему предварительной регистрации граждан РФ, которые собираются пересечь границу с Украиной. И будут введены особые требования к регистрации россиян в местах их временного пребывания на территории Украины. Что до сроков, то, по прогнозам Турчинова, Кабмин даст добро на финансирование в течение месяца.

И все это время можно ожидать нарастания язвительных замечаний и неприкрытых угроз из РФ. Да они, в принципе, уже посыпались. Правда, однотипные. Все российские власть предержащие в один голос (воображение еще не запустилось) обещают Украине ответные меры. Правда какие, сами еще не знают, но очень их хотят. «Каковы будут ответные меры и будут ли они, я думаю, этот вопрос лучше адресовать в МИД РФ. Я думаю, что они будут. Если вы спрашиваете мою частную позицию, то государство должно отреагировать на эти безудержные решения правителей (Украины). Украина заплатит за это большую цену», — заявил глава комитета Госдумы по делам СНГ Леонид Калашников. «Украина заплатит за это большую цену», — эхом повторяет член Совета Федерации и экс-глава комитета Госдумы РФ по международным делам Алексей Пушков.

Еще один представитель российского парламента, первый замглавы комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Франц Клинцевич был более конкретен: зеркальные меры с тем, чтобы они отразились на украинцах, которые ездят в Россию. «Ответные шаги обязательно последуют и они в определенной степени могут затронуть 4 млн украинцев, работающих в России», — сказал Клинцевич.

Насчет гастарбайтеров и их количества Клинцевич, может, и заблуждается, но он был прав, когда сказал, что это уже де-факто установление визового режима. «И его «упаковка» принципиального значения не имеет», — сказал он. Что верно, то верно. Секретарь СНБО видит этот шаг, как этап на пути к введению виз для россиян. Своего рода генеральная репетиция, позволяющая набить базу будущих гостей — биометрический режим.

Автор: Владислав ГИРМАН, Деловая столица

Ваш комментарий

Please enter your name here
Please enter your comment!