Ягодинская таможня (часть 1)

    215
    5652

    Комментарии — страница 34

    27.02.2014 21:25

    123

    Личность Степана Дериволкова, первого заместителя министра налогов и сборов крайне одиозна и известна. К сожалению, не в широких кругах. Такому кортежу из трех и более автомобилей, как у Дериволкова, может много кто позавидовать. По слухам, на всякий случай имеет болгарский паспорт. А случай сейчас может представиться, если начнется люстрация. Но пока Дериволков мертвой хваткой вцепился в должность. Степан Дмитриевич Дериволков — очень порядочный человек, сутками работает над пополнением бюджета. Личного. Дериволков поднялся при помощи Игоря Калетника (на выборах в Измаил за комунистов автобусы с людьми пригонял, болградские таможенники помогали), не обошлось и без «великого борца против контрабанды», народного депутата Рыбакова (вспомните “Контрабанде-СТОП”, тогда Дериволков группы свои из Болграда посылал на западные таможни и Одессу).
    Вся его история, от инспектора до министра-взяточника — это контрабанда, коррупция, злоупотребление и воровство, грабеж государства. В Измаиле скажут, что он имел, будучи простым начальником поста “Болград” (это вам не “Чоп”). Если его и его ставленников оставят, то грош цена Майдану. Далее компромат и детальное раследование делишек Дериволкова в материале журналистов сайта ОРД 02 и Акценты
    ДЕТАЛЬНО РАСЛЕДОВАНИЕ МОЖНО ПРОЧИТАТЬ ТУТ
    Биография
    Дериволков родился в 1968 г. в Одесской области. Окончил Одесский техникум измерений, Одесский национальный политехнический университет и Киевский национальный университет им. Тараса Шевченко. Кандидат юридических наук. В 1989 г. начал работать на Измаильской таможне, впоследствии возглавил Придунайскую таможню. С 2006 г. по 2009 г. исполнял обязанности начальника Днестрянской таможни в Винницкой области. С 2009 г. занимал должность главы Государственной таможенной службы. Указом Президента Украины № 171/20131 от 1 апреля 2013 г. Степан Дериволков был уволен с должности заместителя председателя Государственной таможенной службы Украины. Указом № 174/2013 от 1 апреля 2013 г. Дериволков назначен первым заместителем министра доходов и сборов Украины.
    Народный депутат Игорь Мирошниченко так отозвался об этом назначении: «В умовах безнадійної фінансово-економічної кризи та невпинного “пакращення” мільярдних статків одного-єдиного успішного українського Стоматолога, партія влади цілком резонно вирішила скористатися з формули Ніколая Янавіча Азарова і дала союзникам замість грошей лопату. Лопата, якою найцинічніша група депутатів у нинішньому парламенті буде “добувати собі їжу”, – це посада. Колишній заступник Ігоря Калєтніка по митниці Степан Дериволков після реорганізації податкової та митної служб у Міністерство доходів та зборів цілих чотири місяці зразом з КПУ, яку він представляє, скнів на голодному пайку без перенаправлених до рук міністра Клименка грошових потоків. І ось тепер, 1 квітня 2013 року, указом президента Януковича він призначений першим заступником міністра МінЗДох (надзвичайно вдала народна абревіатура цього фіскально-здирницького монстра при Кабміні). Це та сама “лопата”, якою комуністи будуть наповнювати партійну касу й з біл-бордів по всій країні та відеороликів у всіх електронних та друкованих ЗМІ повертати країну народу.
    Натомість, у Верховній Раді своїми голосуваннями вони й надалі зміцнюють диктатуру Януковича та посилюють корупцію в країні. Вже наступного дня після знакового призначення комуніста Дериволкова, Пйотр Сіманєнка з соратниками припинили свій демарш з неголосуванням у ВР, забувши пояснити своїм виборцям, чому вони так легко відмовились від власних ультиматумів регіоналам. Хай пенсійна реформа, яку вони намагалися позірно скасувати, внісши лише кілька змін до Закону замість відміни його вцілому, провалилася не набравши достатньо голосів. Проте, з медичними експериментами над українцями вийшла притичина. Ухопивши азаровську лопату – посаду першого зама глави МінЗДоху, комуняки так гайнули вперед, що забули навіть поставити скасування цієї горе-реформи у порядок денний».
    Год назад Степан Дериволков был арестован СБУ за «крышевание» крупной контрабанды в Украине. Его задержали за то, что прикрывал крупные партии контрабанды на Западной Украине. Но вскоре, понятно, отпустили. Поделился.
    Сбежавшая невеста и усравшийся Дериволков
    Исчезнувший после отставки первый вице-спикер Верховной Рады Игорь Калетник решил отдать «февральскую кассу» Гостаможенной службы новой власти, сформированной после бегства экс-президента Виктора Януковича. Об этом якобы заявил первый заместитель главы Миндоходов и сборов Степан Дериволков, пишет журналист Валерий Калныш. «Раз у нас открытая демократия,… прошу нового руководителя ГПУ Олега Махницкого обратить внимание на вот какую историю. Знакомый с таможни сообщил следующее: зам Калетника Дериволков вчера собирал таможенников и сказал, что Калетник «решил вопрос с новой властью». И сказал сдать кассу за февраль новой власти», — написал Калныш на своей странице в Facebook. «Вы же собирались бороться с коррупцией? Таможня более чем для этого подходит», — обратился журналист к представителям новой власти. В частности к новому генпрокурору Махницкому. При этом он не уточнил, о какой сумме идет речь. В пресс-службе Миндоходов информацию не комментируют.
    Зачищает за собой сайты
    Ни одна из ссылок на сайте ОРД Речинского который реально пренадлежит Турчинову про Дериволкова уже не работает, а это означает одно, пацаны договорились. Еще в начале прошлого года форумы пестрили подобными комментариями:
    ТАКОЙ НАГЛОЙ И ГИГАНСКОЙ КОРРУПЦИИ КАК СЕГОДНЯ НА ТАМОЖНЕ НЕ БЫЛО НИКОГДА! По моим данным после многих общений с таможенными брокерами заместитель ДМСУ г-н Дериволков Степан Дмитриевич получает в месяц со своих подчиненных и через своих адъютантов не менее 90млн$ кэша в месяц. Далее львиная доля этих денег переводится на оффшоры Виктора Януковича младшего сына нашего президента, который помог за это “ежемесячное вознаграждение” остаться в трудное время Калетнику при должности. Деньги эти берутся с потребителя которые в последние два года стали сильно переплачивать за товары после резко увеличившегося коррупционного налога. При чем этот так называемый налог растет просто на глазах, ежеквартально в 2 раза. Эта статья на сайте ОРД-02: День таможенника. Игорю Калетнику посвящается. является чистой правдой кроме одной мелочи, ставки взяток указанные в этой статье увеличились в 3 раза. Если раньше мы перестали возить обувь самостоятельно и вынуждены отдавать на растаможку свои грузы “модным” Одесским брокерам, при этом знали что некоторые грузы избегают “модных”, то теперь ни один контейнер не может их обойти, так как любые товары народного потребления проходят согласование у “модных” и ни старый ни новый (Вдовиченко) начальник Южной таможни не вправе без устного согласия “модных” (кумовей и друзей Дериволкова) оформить груз. Таким образом любой предприниматель, любая крупная компания (знаю очень крупные компании с оборотом более 1млрд$ в год) обязаны договорится с “модными” о кэшевом тарифе сверху контейнера. И при этом компании растамаживают своими штатными брокерами на свои компании. “Модные” являются лишь кассирами которые согласовывают со своим старшим кассиром Дериволковым кэшевый тариф и затем как почтальоны доставляют деньги в Киев, оставляя свои комиссионные. Добрые “модные брокеры” идут навстречу и если у тебя произ-во и абсолютно белый груз в виде материалов, оборудования или комплектующих то “модные” ссылаясь на Азарова, который дал команду поддерживать отечественного производителя берут сверху всего 1-2тыс$ с контейнера, если же готовые товары от 3 до 10тыс$ сверху. Всю эту информацию можно легко получить у любого Одесского брокера или просто введите в Яндексе слова “Вор Дериволков” или “Степа Дериволков” и на многочисленных форумах все складывается лучшим образом. Простой бедный предприниматель, который нес стране золотые яйца, и которого зарезала коррупционная система!!!
    Теперь — пустота. Кристально чистый имидж? Да так, как обосрался Дериволков — надобно уметь. Но он надеется, что никто не узнает. Зря. Вот посмотрите — http://ord-ua.com/2014/02/23/glavnyij-vzyatochnik-stranyi-derivolkov-stepan-dmit rievich/?page=4 или http://ord-ua.com/2014/02/26/glavnyij-vor-stranyi-na-tamozhne-derivolkov/?lpage= 1. Все удалили «честные» СМИ!
    Дериволков — крыша титушек
    Вот еще чудом уцелевшая заметка о Степане Дериволкове. Калетник — спонсор черной политики. Могильщик. Все бабло налом, которое получает “Беркут” прямо в автобусах и весь наличман, который идет титушкам — это все оплачивает Калетник. Его люди раз в неделю возят бабло в Харьков, Луганск и Одессу. Хотя с Одессой еще тот цирк. Его заместитель Стёпа Дериволков родом их Измаила и именно он контролирует поставку и оплату одесским титушкам, а поскольку в Одессе с титушками слабовато, то Степе приходится крутиться. Это Кремлю только можно втирать, что Одесса спит и видит себя в составе России (в гробу она ту Россию видела), поэтому Стёпе приходится возить сюда титушек из Приднестровья. Платит Степа приднестровским боевикам по 100 баксов в день. Координирует же всю эту гопоту в Киеве Стёпын зам и он же начальник киевской областной таможни, которая контролирует аэропорт “Борисполь” Гила . Это он ответственный за трассу на Харьков. В общем, братва под Калетником убойная. Недавно они зарезали и выбросили из окна 12 этажа одного начальника отдела, который работал у Гилы и вскрыл (попалил) схему поставок товаров и оружия через терминал аэропорта.

    27.02.2014 21:27

    123

    Личность Степана Дериволкова, первого заместителя министра налогов и сборов крайне одиозна и известна. К сожалению, не в широких кругах. Такому кортежу из трех и более автомобилей, как у Дериволкова, может много кто позавидовать. По слухам, на всякий случай имеет болгарский паспорт. А случай сейчас может представиться, если начнется люстрация. Но пока Дериволков мертвой хваткой вцепился в должность. Степан Дмитриевич Дериволков — очень порядочный человек, сутками работает над пополнением бюджета. Личного. Дериволков поднялся при помощи Игоря Калетника (на выборах в Измаил за комунистов автобусы с людьми пригонял, болградские таможенники помогали), не обошлось и без «великого борца против контрабанды», народного депутата Рыбакова (вспомните “Контрабанде-СТОП”, тогда Дериволков группы свои из Болграда посылал на западные таможни и Одессу). Вся его история, от инспектора до министра-взяточника — это контрабанда, коррупция, злоупотребление и воровство, грабеж государства. В Измаиле скажут, что он имел, будучи простым начальником поста “Болград” (это вам не “Чоп”). Если его и его ставленников оставят, то грош цена Майдану. Далее компромат и детальное раследование делишек Дериволкова в материале журналистов сайта ОРД 02 и Акценты ДЕТАЛЬНО РАСЛЕДОВАНИЕ МОЖНО ПРОЧИТАТЬ ТУТ Биография Дериволков родился в 1968 г. в Одесской области. Окончил Одесский техникум измерений, Одесский национальный политехнический университет и Киевский национальный университет им. Тараса Шевченко. Кандидат юридических наук. В 1989 г. начал работать на Измаильской таможне, впоследствии возглавил Придунайскую таможню. С 2006 г. по 2009 г. исполнял обязанности начальника Днестрянской таможни в Винницкой области. С 2009 г. занимал должность главы Государственной таможенной службы. Указом Президента Украины № 171/20131 от 1 апреля 2013 г. Степан Дериволков был уволен с должности заместителя председателя Государственной таможенной службы Украины. Указом № 174/2013 от 1 апреля 2013 г. Дериволков назначен первым заместителем министра доходов и сборов Украины. Народный депутат Игорь Мирошниченко так отозвался об этом назначении: «В умовах безнадійної фінансово-економічної кризи та невпинного “пакращення” мільярдних статків одного-єдиного успішного українського Стоматолога, партія влади цілком резонно вирішила скористатися з формули Ніколая Янавіча Азарова і дала союзникам замість грошей лопату. Лопата, якою найцинічніша група депутатів у нинішньому парламенті буде “добувати собі їжу”, – це посада. Колишній заступник Ігоря Калєтніка по митниці Степан Дериволков після реорганізації податкової та митної служб у Міністерство доходів та зборів цілих чотири місяці зразом з КПУ, яку він представляє, скнів на голодному пайку без перенаправлених до рук міністра Клименка грошових потоків. І ось тепер, 1 квітня 2013 року, указом президента Януковича він призначений першим заступником міністра МінЗДох (надзвичайно вдала народна абревіатура цього фіскально-здирницького монстра при Кабміні). Це та сама “лопата”, якою комуністи будуть наповнювати партійну касу й з біл-бордів по всій країні та відеороликів у всіх електронних та друкованих ЗМІ повертати країну народу. Натомість, у Верховній Раді своїми голосуваннями вони й надалі зміцнюють диктатуру Януковича та посилюють корупцію в країні. Вже наступного дня після знакового призначення комуніста Дериволкова, Пйотр Сіманєнка з соратниками припинили свій демарш з неголосуванням у ВР, забувши пояснити своїм виборцям, чому вони так легко відмовились від власних ультиматумів регіоналам. Хай пенсійна реформа, яку вони намагалися позірно скасувати, внісши лише кілька змін до Закону замість відміни його вцілому, провалилася не набравши достатньо голосів. Проте, з медичними експериментами над українцями вийшла притичина. Ухопивши азаровську лопату – посаду першого зама глави МінЗДоху, комуняки так гайнули вперед, що забули навіть поставити скасування цієї горе-реформи у порядок денний». Год назад Степан Дериволков был арестован СБУ за «крышевание» крупной контрабанды в Украине. Его задержали за то, что прикрывал крупные партии контрабанды на Западной Украине. Но вскоре, понятно, отпустили. Поделился. Сбежавшая невеста и усравшийся Дериволков Исчезнувший после отставки первый вице-спикер Верховной Рады Игорь Калетник решил отдать «февральскую кассу» Гостаможенной службы новой власти, сформированной после бегства экс-президента Виктора Януковича. Об этом якобы заявил первый заместитель главы Миндоходов и сборов Степан Дериволков, пишет журналист Валерий Калныш. «Раз у нас открытая демократия,… прошу нового руководителя ГПУ Олега Махницкого обратить внимание на вот какую историю. Знакомый с таможни сообщил следующее: зам Калетника Дериволков вчера собирал таможенников и сказал, что Калетник «решил вопрос с новой властью». И сказал сдать кассу за февраль новой власти», — написал Калныш на своей странице в Facebook. «Вы же собирались бороться с коррупцией? Таможня более чем для этого подходит», — обратился журналист к представителям новой власти. В частности к новому генпрокурору Махницкому. При этом он не уточнил, о какой сумме идет речь. В пресс-службе Миндоходов информацию не комментируют. Зачищает за собой сайты Ни одна из ссылок на сайте ОРД Речинского который реально пренадлежит Турчинову про Дериволкова уже не работает, а это означает одно, пацаны договорились. Еще в начале прошлого года форумы пестрили подобными комментариями: ТАКОЙ НАГЛОЙ И ГИГАНСКОЙ КОРРУПЦИИ КАК СЕГОДНЯ НА ТАМОЖНЕ НЕ БЫЛО НИКОГДА! По моим данным после многих общений с таможенными брокерами заместитель ДМСУ г-н Дериволков Степан Дмитриевич получает в месяц со своих подчиненных и через своих адъютантов не менее 90млн$ кэша в месяц. Далее львиная доля этих денег переводится на оффшоры Виктора Януковича младшего сына нашего президента, который помог за это “ежемесячное вознаграждение” остаться в трудное время Калетнику при должности. Деньги эти берутся с потребителя которые в последние два года стали сильно переплачивать за товары после резко увеличившегося коррупционного налога. При чем этот так называемый налог растет просто на глазах, ежеквартально в 2 раза. Эта статья на сайте ОРД-02: День таможенника. Игорю Калетнику посвящается. является чистой правдой кроме одной мелочи, ставки взяток указанные в этой статье увеличились в 3 раза. Если раньше мы перестали возить обувь самостоятельно и вынуждены отдавать на растаможку свои грузы “модным” Одесским брокерам, при этом знали что некоторые грузы избегают “модных”, то теперь ни один контейнер не может их обойти, так как любые товары народного потребления проходят согласование у “модных” и ни старый ни новый (Вдовиченко) начальник Южной таможни не вправе без устного согласия “модных” (кумовей и друзей Дериволкова) оформить груз. Таким образом любой предприниматель, любая крупная компания (знаю очень крупные компании с оборотом более 1млрд$ в год) обязаны договорится с “модными” о кэшевом тарифе сверху контейнера. И при этом компании растамаживают своими штатными брокерами на свои компании. “Модные” являются лишь кассирами которые согласовывают со своим старшим кассиром Дериволковым кэшевый тариф и затем как почтальоны доставляют деньги в Киев, оставляя свои комиссионные. Добрые “модные брокеры” идут навстречу и если у тебя произ-во и абсолютно белый груз в виде материалов, оборудования или комплектующих то “модные” ссылаясь на Азарова, который дал команду поддерживать отечественного производителя берут сверху всего 1-2тыс$ с контейнера, если же готовые товары от 3 до 10тыс$ сверху. Всю эту информацию можно легко получить у любого Одесского брокера или просто введите в Яндексе слова “Вор Дериволков” или “Степа Дериволков” и на многочисленных форумах все складывается лучшим образом. Простой бедный предприниматель, который нес стране золотые яйца, и которого зарезала коррупционная система!!! Теперь — пустота. Кристально чистый имидж? Да так, как обосрался Дериволков — надобно уметь. Но он надеется, что никто не узнает. Зря. Вот посмотрите — http://ord-ua.com/2014/02/23/glavnyij-vzyatochnik-stranyi-derivolkov-stepan-dmit rievich/?page=4 или http://ord-ua.com/2014/02/26/glavnyij-vor-stranyi-na-tamozhne-derivolkov/?lpage= 1. Все удалили «честные» СМИ! Дериволков — крыша титушек Вот еще чудом уцелевшая заметка о Степане Дериволкове. Калетник — спонсор черной политики. Могильщик. Все бабло налом, которое получает “Беркут” прямо в автобусах и весь наличман, который идет титушкам — это все оплачивает Калетник. Его люди раз в неделю возят бабло в Харьков, Луганск и Одессу. Хотя с Одессой еще тот цирк. Его заместитель Стёпа Дериволков родом их Измаила и именно он контролирует поставку и оплату одесским титушкам, а поскольку в Одессе с титушками слабовато, то Степе приходится крутиться. Это Кремлю только можно втирать, что Одесса спит и видит себя в составе России (в гробу она ту Россию видела), поэтому Стёпе приходится возить сюда титушек из Приднестровья. Платит Степа приднестровским боевикам по 100 баксов в день. Координирует же всю эту гопоту в Киеве Стёпын зам и он же начальник киевской областной таможни, которая контролирует аэропорт “Борисполь” Гила . Это он ответственный за трассу на Харьков. В общем, братва под Калетником убойная. Недавно они зарезали и выбросили из окна 12 этажа одного начальника отдела, который работал у Гилы и вскрыл (попалил) схему поставок товаров и оружия через терминал аэропорта.

    27.02.2014 21:32

    12

    Личность Степана Дериволкова, первого заместителя министра налогов и сборов крайне одиозна и известна. К сожалению, не в широких кругах. Такому кортежу из трех и более автомобилей, как у Дериволкова, может много кто позавидовать. По слухам, на всякий случай имеет болгарский паспорт. А случай сейчас может представиться, если начнется люстрация. Но пока Дериволков мертвой хваткой вцепился в должность. Степан Дмитриевич Дериволков — очень порядочный человек, сутками работает над пополнением бюджета. Личного. Дериволков поднялся при помощи Игоря Калетника (на выборах в Измаил за комунистов автобусы с людьми пригонял, болградские таможенники помогали), не обошлось и без «великого борца против контрабанды», народного депутата Рыбакова (вспомните “Контрабанде-СТОП”, тогда Дериволков группы свои из Болграда посылал на западные таможни и Одессу). Вся его история, от инспектора до министра-взяточника — это контрабанда, коррупция, злоупотребление и воровство, грабеж государства. В Измаиле скажут, что он имел, будучи простым начальником поста “Болград” (это вам не “Чоп”). Если его и его ставленников оставят, то грош цена Майдану. Далее компромат и детальное раследование делишек Дериволкова в материале журналистов сайта ОРД 02 и Акценты ДЕТАЛЬНО РАСЛЕДОВАНИЕ МОЖНО ПРОЧИТАТЬ ТУТ Биография Дериволков родился в 1968 г. в Одесской области. Окончил Одесский техникум измерений, Одесский национальный политехнический университет и Киевский национальный университет им. Тараса Шевченко. Кандидат юридических наук. В 1989 г. начал работать на Измаильской таможне, впоследствии возглавил Придунайскую таможню. С 2006 г. по 2009 г. исполнял обязанности начальника Днестрянской таможни в Винницкой области. С 2009 г. занимал должность главы Государственной таможенной службы. Указом Президента Украины № 171/20131 от 1 апреля 2013 г. Степан Дериволков был уволен с должности заместителя председателя Государственной таможенной службы Украины. Указом № 174/2013 от 1 апреля 2013 г. Дериволков назначен первым заместителем министра доходов и сборов Украины. Народный депутат Игорь Мирошниченко так отозвался об этом назначении: «В умовах безнадійної фінансово-економічної кризи та невпинного “пакращення” мільярдних статків одного-єдиного успішного українського Стоматолога, партія влади цілком резонно вирішила скористатися з формули Ніколая Янавіча Азарова і дала союзникам замість грошей лопату. Лопата, якою найцинічніша група депутатів у нинішньому парламенті буде “добувати собі їжу”, – це посада. Колишній заступник Ігоря Калєтніка по митниці Степан Дериволков після реорганізації податкової та митної служб у Міністерство доходів та зборів цілих чотири місяці зразом з КПУ, яку він представляє, скнів на голодному пайку без перенаправлених до рук міністра Клименка грошових потоків. І ось тепер, 1 квітня 2013 року, указом президента Януковича він призначений першим заступником міністра МінЗДох (надзвичайно вдала народна абревіатура цього фіскально-здирницького монстра при Кабміні). Це та сама “лопата”, якою комуністи будуть наповнювати партійну касу й з біл-бордів по всій країні та відеороликів у всіх електронних та друкованих ЗМІ повертати країну народу. Натомість, у Верховній Раді своїми голосуваннями вони й надалі зміцнюють диктатуру Януковича та посилюють корупцію в країні. Вже наступного дня після знакового призначення комуніста Дериволкова, Пйотр Сіманєнка з соратниками припинили свій демарш з неголосуванням у ВР, забувши пояснити своїм виборцям, чому вони так легко відмовились від власних ультиматумів регіоналам. Хай пенсійна реформа, яку вони намагалися позірно скасувати, внісши лише кілька змін до Закону замість відміни його вцілому, провалилася не набравши достатньо голосів. Проте, з медичними експериментами над українцями вийшла притичина. Ухопивши азаровську лопату – посаду першого зама глави МінЗДоху, комуняки так гайнули вперед, що забули навіть поставити скасування цієї горе-реформи у порядок денний». Год назад Степан Дериволков был арестован СБУ за «крышевание» крупной контрабанды в Украине. Его задержали за то, что прикрывал крупные партии контрабанды на Западной Украине. Но вскоре, понятно, отпустили. Поделился. Сбежавшая невеста и усравшийся Дериволков Исчезнувший после отставки первый вице-спикер Верховной Рады Игорь Калетник решил отдать «февральскую кассу» Гостаможенной службы новой власти, сформированной после бегства экс-президента Виктора Януковича. Об этом якобы заявил первый заместитель главы Миндоходов и сборов Степан Дериволков, пишет журналист Валерий Калныш. «Раз у нас открытая демократия,… прошу нового руководителя ГПУ Олега Махницкого обратить внимание на вот какую историю. Знакомый с таможни сообщил следующее: зам Калетника Дериволков вчера собирал таможенников и сказал, что Калетник «решил вопрос с новой властью». И сказал сдать кассу за февраль новой власти», — написал Калныш на своей странице в Facebook. «Вы же собирались бороться с коррупцией? Таможня более чем для этого подходит», — обратился журналист к представителям новой власти. В частности к новому генпрокурору Махницкому. При этом он не уточнил, о какой сумме идет речь. В пресс-службе Миндоходов информацию не комментируют. Зачищает за собой сайты Ни одна из ссылок на сайте ОРД Речинского который реально пренадлежит Турчинову про Дериволкова уже не работает, а это означает одно, пацаны договорились. Еще в начале прошлого года форумы пестрили подобными комментариями: ТАКОЙ НАГЛОЙ И ГИГАНСКОЙ КОРРУПЦИИ КАК СЕГОДНЯ НА ТАМОЖНЕ НЕ БЫЛО НИКОГДА! По моим данным после многих общений с таможенными брокерами заместитель ДМСУ г-н Дериволков Степан Дмитриевич получает в месяц со своих подчиненных и через своих адъютантов не менее 90млн$ кэша в месяц. Далее львиная доля этих денег переводится на оффшоры Виктора Януковича младшего сына нашего президента, который помог за это “ежемесячное вознаграждение” остаться в трудное время Калетнику при должности. Деньги эти берутся с потребителя которые в последние два года стали сильно переплачивать за товары после резко увеличившегося коррупционного налога. При чем этот так называемый налог растет просто на глазах, ежеквартально в 2 раза. Эта статья на сайте ОРД-02: День таможенника. Игорю Калетнику посвящается. является чистой правдой кроме одной мелочи, ставки взяток указанные в этой статье увеличились в 3 раза. Если раньше мы перестали возить обувь самостоятельно и вынуждены отдавать на растаможку свои грузы “модным” Одесским брокерам, при этом знали что некоторые грузы избегают “модных”, то теперь ни один контейнер не может их обойти, так как любые товары народного потребления проходят согласование у “модных” и ни старый ни новый (Вдовиченко) начальник Южной таможни не вправе без устного согласия “модных” (кумовей и друзей Дериволкова) оформить груз. Таким образом любой предприниматель, любая крупная компания (знаю очень крупные компании с оборотом более 1млрд$ в год) обязаны договорится с “модными” о кэшевом тарифе сверху контейнера. И при этом компании растамаживают своими штатными брокерами на свои компании. “Модные” являются лишь кассирами которые согласовывают со своим старшим кассиром Дериволковым кэшевый тариф и затем как почтальоны доставляют деньги в Киев, оставляя свои комиссионные. Добрые “модные брокеры” идут навстречу и если у тебя произ-во и абсолютно белый груз в виде материалов, оборудования или комплектующих то “модные” ссылаясь на Азарова, который дал команду поддерживать отечественного производителя берут сверху всего 1-2тыс$ с контейнера, если же готовые товары от 3 до 10тыс$ сверху. Всю эту информацию можно легко получить у любого Одесского брокера или просто введите в Яндексе слова “Вор Дериволков” или “Степа Дериволков” и на многочисленных форумах все складывается лучшим образом. Простой бедный предприниматель, который нес стране золотые яйца, и которого зарезала коррупционная система!!! Теперь — пустота. Кристально чистый имидж? Да так, как обосрался Дериволков — надобно уметь. Но он надеется, что никто не узнает. Зря. Вот посмотрите — http://ord-ua.com/2014/02/23/glavnyij-vzyatochnik-stranyi-derivolkov-stepan-dmit rievich/?page=4 или http://ord-ua.com/2014/02/26/glavnyij-vor-stranyi-na-tamozhne-derivolkov/?lpage= 1. Все удалили «честные» СМИ! Дериволков — крыша титушек Вот еще чудом уцелевшая заметка о Степане Дериволкове. Калетник — спонсор черной политики. Могильщик. Все бабло налом, которое получает “Беркут” прямо в автобусах и весь наличман, который идет титушкам — это все оплачивает Калетник. Его люди раз в неделю возят бабло в Харьков, Луганск и Одессу. Хотя с Одессой еще тот цирк. Его заместитель Стёпа Дериволков родом их Измаила и именно он контролирует поставку и оплату одесским титушкам, а поскольку в Одессе с титушками слабовато, то Степе приходится крутиться. Это Кремлю только можно втирать, что Одесса спит и видит себя в составе России (в гробу она ту Россию видела), поэтому Стёпе приходится возить сюда титушек из Приднестровья. Платит Степа приднестровским боевикам по 100 баксов в день. Координирует же всю эту гопоту в Киеве Стёпын зам и он же начальник киевской областной таможни, которая контролирует аэропорт “Борисполь” Гила . Это он ответственный за трассу на Харьков. В общем, братва под Калетником убойная. Недавно они зарезали и выбросили из окна 12 этажа одного начальника отдела, который работал у Гилы и вскрыл (попалил) схему поставок товаров и оружия через терминал.

    27.02.2014 21:43

    Анна

    Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой

    страница номер 1

    Лучшее предложение!
    Стальной Nokia 6700 — 290 грн. Осталось 7 штук
    supergadget.com.ua
    Скидка 50%

    Ботильоны и туфли
    Обувь, которая сводит с ума. Хватит переплачивать!
    lamoda.ua
    Скидка 70%

    Легальный способ
    Начните платить за свет в 3 раза меньше
    skidka24.com.ua
    255 грн.
    Страница номер

    Том 1
    Часть первая
    Глава 1
    — Еh bien, mon prince. Genes et Lucques ne sont plus que des apanages, des поместья, de la famille Buonaparte. Non, je vous previens, que si vous ne me dites pas, que nous avons la guerre, si vous vous permettez encore de pallier toutes les infamies, toutes les atrocites de cet Antichrist (ma parole, jy crois) — je ne vous connais plus, vous netes plus mon ami, vous netes plus мой верный раб, comme vous dites. [Ну, что, князь, Генуа и Лукка стали не больше, как поместьями фамилии Бонапарте. Нет, я вас предупреждаю, если вы мне не скажете, что у нас война, если вы еще позволите себе защищать все гадости, все ужасы этого Антихриста (право, я верю, что он Антихрист) — я вас больше не знаю, вы уж не друг мой, вы уж не мой верный раб, как вы говорите. ] Ну, здравствуйте, здравствуйте. Je vois que je vous fais peur, [Я вижу, что я вас пугаю, ] садитесь и рассказывайте.
    Так говорила в июле 1805 года известная Анна Павловна Шерер, фрейлина и приближенная императрицы Марии Феодоровны, встречая важного и чиновного князя Василия, первого приехавшего на ее вечер. Анна Павловна кашляла несколько дней, у нее был грипп, как она говорила (грипп был тогда новое слово, употреблявшееся только редкими). В записочках, разосланных утром с красным лакеем, было написано без различия во всех:
    «Si vous navez rien de mieux a faire, M. le comte (или mon prince), et si la perspective de passer la soiree chez une pauvre malade ne vous effraye pas trop, je serai charmee de vous voir chez moi entre 7 et 10 heures. Annette Scherer».
    [Если y вас, граф (или князь), нет в виду ничего лучшего и если перспектива вечера у бедной больной не слишком вас пугает, то я буду очень рада видеть вас нынче у себя между семью и десятью часами. Анна Шерер. ]
    — Dieu, quelle virulente sortie [О! какое жестокое нападение!] — отвечал, нисколько не смутясь такою встречей, вошедший князь, в придворном, шитом мундире, в чулках, башмаках, при звездах, с светлым выражением плоского лица. Он говорил на том изысканном французском языке, на котором не только говорили, но и думали наши деды, и с теми тихими, покровительственными интонациями, которые свойственны состаревшемуся в свете и при дворе значительному человеку. Он подошел к Анне Павловне, поцеловал ее руку, подставив ей свою надушенную и сияющую лысину, и покойно уселся на диване.
    — Avant tout dites moi, comment vous allez, chere amie? [Прежде всего скажите, как ваше здоровье?] Успокойте друга, — сказал он, не изменяя голоса и тоном, в котором из-за приличия и участия просвечивало равнодушие и даже насмешка.
    — Как можно быть здоровой… когда нравственно страдаешь? Разве можно оставаться спокойною в наше время, когда есть у человека чувство? — сказала Анна Павловна. — Вы весь вечер у меня, надеюсь?
    — А праздник английского посланника? Нынче середа. Мне надо показаться там, — сказал князь. — Дочь заедет за мной и повезет меня.
    — Я думала, что нынешний праздник отменен. Je vous avoue que toutes ces fetes et tous ces feux dartifice commencent a devenir insipides. [Признаюсь, все эти праздники и фейерверки становятся несносны. ]
    — Ежели бы знали, что вы этого хотите, праздник бы отменили, — сказал князь, по привычке, как заведенные часы, говоря вещи, которым он и не хотел, чтобы верили.
    — Ne me tourmentez pas. Eh bien, qua-t-on decide par rapport a la depeche de Novosiizoff? Vous savez tout. [Не мучьте меня. Ну, что же решили по случаю депеши Новосильцова? Вы все знаете. ]
    — Как вам сказать? — сказал князь холодным, скучающим тоном. — Qua-t-on decide? On a decide que Buonaparte a brule ses vaisseaux, et je crois que nous sommes en train de bruler les notres. [Что решили? Решили, что Бонапарте сжег свои корабли; и мы тоже, кажется, готовы сжечь наши. ] — Князь Василий говорил всегда лениво, как актер говорит роль старой пиесы. Анна Павловна Шерер, напротив, несмотря на свои сорок лет, была преисполнена оживления и порывов.
    Быть энтузиасткой сделалось ее общественным положением, и иногда, когда ей даже того не хотелось, она, чтобы не обмануть ожиданий людей, знавших ее, делалась энтузиасткой. Сдержанная улыбка, игравшая постоянно на лице Анны Павловны, хотя и не шла к ее отжившим чертам, выражала, как у избалованных детей, постоянное сознание своего милого недостатка, от которого она не хочет, не может и не находит нужным исправляться.
    В середине разговора про политические действия Анна Павловна разгорячилась.
    — Ах, не говорите мне про Австрию! Я ничего не понимаю, может быть, но Австрия никогда не хотела и не хочет войны. Она предает нас. Россия одна должна быть спасительницей Европы. Наш благодетель знает свое высокое призвание и будет верен ему. Вот одно, во что я верю. Нашему доброму и чудному государю предстоит величайшая роль в мире, и он так добродетелен и хорош, что Бог не оставит его, и он исполнит свое призвание задавить гидру революции, которая теперь еще ужаснее в лице этого убийцы и злодея. Мы одни должны искупить кровь праведника… На кого нам надеяться, я вас спрашиваю?… Англия с своим коммерческим духом не поймет и не может понять всю высоту души императора Александра. Она отказалась очистить Мальту. Она хочет видеть, ищет заднюю мысль наших действий. Что они сказали Новосильцову?… Ничего. Они не поняли, они не могут понять самоотвержения нашего императора, который ничего не хочет для себя и всё хочет для блага мира. И что они обещали? Ничего. И что обещали, и того не будет! Пруссия уж объявила, что Бонапарте непобедим и что вся Европа ничего не может против него… И я не верю ни в одном слове ни Гарденбергу, ни Гаугвицу. Cette fameuse neutralite prussienne, ce nest qu`un piege. [Этот пресловутый нейтралитет Пруссии — только западня. ] Я верю в одного Бога и в высокую судьбу нашего милого императора. Он спасет Европу!.. — Она вдруг остановилась с улыбкою насмешки над своею горячностью.
    — Я думаю, — сказал князь улыбаясь, — что ежели бы вас послали вместо нашего милого Винценгероде, вы бы взяли приступом согласие прусского короля. Вы так красноречивы. Вы дадите мне чаю?
    Назад12345678910…240Вперед
    Страница номер
    Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой

    страница номер 2

    Шерхан 1101 — 200грн
    Парализатор высочайшего класса с мощным фонарем
    tochtonado.com.ua
    Скидка 50%

    Полная распродажа
    Мужская верхняя одежда. От ветровок до пуховиков
    lamoda.ua
    Скидка 70%

    Спортивно и стильно
    Эксклюзивная распродажа NIKE на modnaKasta!
    modnakasta.ua
    Скидка 60%
    Страница номер

    — Сейчас. A propos, — прибавила она, опять успокоиваясь, — нынче у меня два очень интересные человека, le vicomte de MorteMariet, il est allie aux Montmorency par les Rohans, [Кстати, — виконт Мортемар, ] он в родстве с Монморанси чрез Роганов, ] одна из лучших фамилий Франции. Это один из хороших эмигрантов, из настоящих. И потом labbe Morio: [аббат Морио: ] вы знаете этот глубокий ум? Он был принят государем. Вы знаете?
    — А! Я очень рад буду, — сказал князь. — Скажите, — прибавил он, как будто только что вспомнив что-то и особенно-небрежно, тогда как то, о чем он спрашивал, было главною целью его посещения, — правда, что limperatrice-mere [императрица-мать] желает назначения барона Функе первым секретарем в Вену? Cest un pauvre sire, ce baron, a ce quil parait. [Этот барон, кажется, ничтожная личность. ] — Князь Василий желал определить сына на это место, которое через императрицу Марию Феодоровну старались доставить барону.
    Анна Павловна почти закрыла глаза в знак того, что ни она, ни кто другой не могут судить про то, что угодно или нравится императрице.
    — Monsieur le baron de Funke a ete recommande a limperatrice-mere par sa soeur, [Барон Функе рекомендован императрице-матери ее сестрою, ] — только сказала она грустным, сухим тоном. В то время, как Анна Павловна назвала императрицу, лицо ее вдруг представило глубокое и искреннее выражение преданности и уважения, соединенное с грустью, что с ней бывало каждый раз, когда она в разговоре упоминала о своей высокой покровительнице. Она сказала, что ее величество изволила оказать барону Функе beaucoup destime, [много уважения, ] и опять взгляд ее подернулся грустью.
    Князь равнодушно замолк. Анна Павловна, с свойственною ей придворною и женскою ловкостью и быстротою такта, захотела и щелконуть князя за то, что он дерзнул так отозваться о лице, рекомендованном императрице, и в то же время утешить его.
    — Mais a propos de votre famille,[Кстати о вашей семье, ] — сказала она, — знаете ли, что ваша дочь с тех пор, как выезжает, fait les delices de tout le monde. On la trouve belle, comme le jour. [составляет восторг всего общества. Ее находят прекрасною, как день. ]
    Князь наклонился в знак уважения и признательности.
    — Я часто думаю, — продолжала Анна Павловна после минутного молчания, подвигаясь к князю и ласково улыбаясь ему, как будто выказывая этим, что политические и светские разговоры кончены и теперь начинается задушевный, — я часто думаю, как иногда несправедливо распределяется счастие жизни. За что вам судьба дала таких двух славных детей (исключая Анатоля, вашего меньшого, я его не люблю, — вставила она безапелляционно, приподняв брови) — таких прелестных детей? А вы, право, менее всех цените их и потому их не стоите.
    И она улыбнулась своею восторженною улыбкой.
    — Que voulez-vous? Lafater aurait dit que je nai pas la bosse de la paterienite, [Чего вы хотите? Лафатер сказал бы, что у меня нет шишки родительской любви, ] — сказал князь.
    — Перестаньте шутить. Я хотела серьезно поговорить с вами. Знаете, я недовольна вашим меньшим сыном. Между нами будь сказано (лицо ее приняло грустное выражение), о нем говорили у ее величества и жалеют вас…
    Князь не отвечал, но она молча, значительно глядя на него, ждала ответа. Князь Василий поморщился.
    — Что вы хотите, чтоб я делал! — сказал он наконец. — Вы знаете, я сделал для их воспитания все, что может отец, и оба вышли des imbeciles. [дураки. ] Ипполит, по крайней мере, покойный дурак, а Анатоль — беспокойный. Вот одно различие, — сказал он, улыбаясь более неестественно и одушевленно, чем обыкновенно, и при этом особенно резко выказывая в сложившихся около его рта морщинах что-то неожиданно-грубое и неприятное.
    — И зачем родятся дети у таких людей, как вы? Ежели бы вы не были отец, я бы ни в чем не могла упрекнуть вас, — сказала Анна Павловна, задумчиво поднимая глаза.
    — Je suis votre [Я ваш] верный раб, et a vous seule je puis lavouer. Мои дети — ce sont les entraves de mon existence. [вам одним могу признаться. Мои дети — обуза моего существования. ] — Он помолчал, выражая жестом свою покорность жестокой судьбе.
    Анна Павловна задумалась.
    — Вы никогда не думали о том, чтобы женить вашего блудного сына Анатоля? Говорят, — сказала она, — что старые девицы ont la manie des Marieiages. [имеют манию женить. ] Я еще не чувствую за собою этой слабости, но у меня есть одна petite personne [маленькая особа], которая очень несчастлива с отцом, une parente a nous, une princesse [наша родственница, княжна] Болконская. — Князь Василий не отвечал, хотя с свойственною светским людям быстротой соображения и памяти показал движением головы, что он принял к соображению эти сведения.
    — Нет, вы знаете ли, что этот Анатоль мне стоит 40.000 в год, — сказал он, видимо, не в силах удерживать печальный ход своих мыслей. Он помолчал.
    — Что будет через пять лет, если это пойдет так? Voila lavantage detre pere. [Вот выгода быть отцом. ] Она богата, ваша княжна?
    — Отец очень богат и скуп. Он живет в деревне. Знаете, этот известный князь Болконский, отставленный еще при покойном императоре и прозванный прусским королем. Он очень умный человек, но со странностями и тяжелый. La pauvre petite est malheureuse, comme les pierres. [Бедняжка несчастлива, как камни. ] У нее брат, вот что недавно женился на Lise Мейнен, адъютант Кутузова. Он будет нынче у меня.
    — Ecoutez, chere Annette, [Послушайте, милая Аннет, ] — сказал князь, взяв вдруг свою собеседницу за руку и пригибая ее почему-то книзу. — Arrangez-moi cette affaire et je suis votre [Устройте мне это дело, и я навсегда ваш] вернейший раб a tout jamais pan, comme mon староста m`ecrit des [как пишет мне мой староста] донесенья: покой-ер-п!. Она хорошей фамилии и богата. Всё, что мне нужно.
    И он с теми свободными и фамильярными, грациозными движениями, которые его отличали, взял за руку фрейлину, поцеловал ее и, поцеловав, помахал фрейлинскою рукой, развалившись на креслах и глядя в сторону.
    Назад12345678910…240Вперед
    Страница номер

    Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению

    Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой

    страница номер 2

    Шерхан 1101 — 200грн
    Парализатор высочайшего класса с мощным фонарем
    tochtonado.com.ua
    Скидка 50%

    Полная распродажа
    Мужская верхняя одежда. От ветровок до пуховиков
    lamoda.ua
    Скидка 70%

    Спортивно и стильно
    Эксклюзивная распродажа NIKE на modnaKasta!
    modnakasta.ua
    Скидка 60%
    Страница номер

    — Сейчас. A propos, — прибавила она, опять успокоиваясь, — нынче у меня два очень интересные человека, le vicomte de MorteMariet, il est allie aux Montmorency par les Rohans, [Кстати, — виконт Мортемар, ] он в родстве с Монморанси чрез Роганов, ] одна из лучших фамилий Франции. Это один из хороших эмигрантов, из настоящих. И потом labbe Morio: [аббат Морио: ] вы знаете этот глубокий ум? Он был принят государем. Вы знаете?
    — А! Я очень рад буду, — сказал князь. — Скажите, — прибавил он, как будто только что вспомнив что-то и особенно-небрежно, тогда как то, о чем он спрашивал, было главною целью его посещения, — правда, что limperatrice-mere [императрица-мать] желает назначения барона Функе первым секретарем в Вену? Cest un pauvre sire, ce baron, a ce quil parait. [Этот барон, кажется, ничтожная личность. ] — Князь Василий желал определить сына на это место, которое через императрицу Марию Феодоровну старались доставить барону.
    Анна Павловна почти закрыла глаза в знак того, что ни она, ни кто другой не могут судить про то, что угодно или нравится императрице.
    — Monsieur le baron de Funke a ete recommande a limperatrice-mere par sa soeur, [Барон Функе рекомендован императрице-матери ее сестрою, ] — только сказала она грустным, сухим тоном. В то время, как Анна Павловна назвала императрицу, лицо ее вдруг представило глубокое и искреннее выражение преданности и уважения, соединенное с грустью, что с ней бывало каждый раз, когда она в разговоре упоминала о своей высокой покровительнице. Она сказала, что ее величество изволила оказать барону Функе beaucoup destime, [много уважения, ] и опять взгляд ее подернулся грустью.
    Князь равнодушно замолк. Анна Павловна, с свойственною ей придворною и женскою ловкостью и быстротою такта, захотела и щелконуть князя за то, что он дерзнул так отозваться о лице, рекомендованном императрице, и в то же время утешить его.
    — Mais a propos de votre famille,[Кстати о вашей семье, ] — сказала она, — знаете ли, что ваша дочь с тех пор, как выезжает, fait les delices de tout le monde. On la trouve belle, comme le jour. [составляет восторг всего общества. Ее находят прекрасною, как день. ]
    Князь наклонился в знак уважения и признательности.
    — Я часто думаю, — продолжала Анна Павловна после минутного молчания, подвигаясь к князю и ласково улыбаясь ему, как будто выказывая этим, что политические и светские разговоры кончены и теперь начинается задушевный, — я часто думаю, как иногда несправедливо распределяется счастие жизни. За что вам судьба дала таких двух славных детей (исключая Анатоля, вашего меньшого, я его не люблю, — вставила она безапелляционно, приподняв брови) — таких прелестных детей? А вы, право, менее всех цените их и потому их не стоите.
    И она улыбнулась своею восторженною улыбкой.
    — Que voulez-vous? Lafater aurait dit que je nai pas la bosse de la paterienite, [Чего вы хотите? Лафатер сказал бы, что у меня нет шишки родительской любви, ] — сказал князь.
    — Перестаньте шутить. Я хотела серьезно поговорить с вами. Знаете, я недовольна вашим меньшим сыном. Между нами будь сказано (лицо ее приняло грустное выражение), о нем говорили у ее величества и жалеют вас…
    Князь не отвечал, но она молча, значительно глядя на него, ждала ответа. Князь Василий поморщился.
    — Что вы хотите, чтоб я делал! — сказал он наконец. — Вы знаете, я сделал для их воспитания все, что может отец, и оба вышли des imbeciles. [дураки. ] Ипполит, по крайней мере, покойный дурак, а Анатоль — беспокойный. Вот одно различие, — сказал он, улыбаясь более неестественно и одушевленно, чем обыкновенно, и при этом особенно резко выказывая в сложившихся около его рта морщинах что-то неожиданно-грубое и неприятное.
    — И зачем родятся дети у таких людей, как вы? Ежели бы вы не были отец, я бы ни в чем не могла упрекнуть вас, — сказала Анна Павловна, задумчиво поднимая глаза.
    — Je suis votre [Я ваш] верный раб, et a vous seule je puis lavouer. Мои дети — ce sont les entraves de mon existence. [вам одним могу признаться. Мои дети — обуза моего существования. ] — Он помолчал, выражая жестом свою покорность жестокой судьбе.
    Анна Павловна задумалась.
    — Вы никогда не думали о том, чтобы женить вашего блудного сына Анатоля? Говорят, — сказала она, — что старые девицы ont la manie des Marieiages. [имеют манию женить. ] Я еще не чувствую за собою этой слабости, но у меня есть одна petite personne [маленькая особа], которая очень несчастлива с отцом, une parente a nous, une princesse [наша родственница, княжна] Болконская. — Князь Василий не отвечал, хотя с свойственною светским людям быстротой соображения и памяти показал движением головы, что он принял к соображению эти сведения.
    — Нет, вы знаете ли, что этот Анатоль мне стоит 40.000 в год, — сказал он, видимо, не в силах удерживать печальный ход своих мыслей. Он помолчал.
    — Что будет через пять лет, если это пойдет так? Voila lavantage detre pere. [Вот выгода быть отцом. ] Она богата, ваша княжна?
    — Отец очень богат и скуп. Он живет в деревне. Знаете, этот известный князь Болконский, отставленный еще при покойном императоре и прозванный прусским королем. Он очень умный человек, но со странностями и тяжелый. La pauvre petite est malheureuse, comme les pierres. [Бедняжка несчастлива, как камни. ] У нее брат, вот что недавно женился на Lise Мейнен, адъютант Кутузова. Он будет нынче у меня.
    — Ecoutez, chere Annette, [Послушайте, милая Аннет, ] — сказал князь, взяв вдруг свою собеседницу за руку и пригибая ее почему-то книзу. — Arrangez-moi cette affaire et je suis votre [Устройте мне это дело, и я навсегда ваш] вернейший раб a tout jamais pan, comme mon староста m`ecrit des [как пишет мне мой староста] донесенья: покой-ер-п!. Она хорошей фамилии и богата. Всё, что мне нужно.
    И он с теми свободными и фамильярными, грациозными движениями, которые его отличали, взял за руку фрейлину, поцеловал ее и, поцеловав, помахал фрейлинскою рукой, развалившись на креслах и глядя в
    Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой

    страница номер 2

    Шерхан 1101 — 200грн
    Парализатор высочайшего класса с мощным фонарем
    tochtonado.com.ua
    Скидка 50%

    Полная распродажа
    Мужская верхняя одежда. От ветровок до пуховиков
    lamoda.ua
    Скидка 70%

    Спортивно и стильно
    Эксклюзивная распродажа NIKE на modnaKasta!
    modnakasta.ua
    Скидка 60%
    Страница номер

    — Сейчас. A propos, — прибавила она, опять успокоиваясь, — нынче у меня два очень интересные человека, le vicomte de MorteMariet, il est allie aux Montmorency par les Rohans, [Кстати, — виконт Мортемар, ] он в родстве с Монморанси чрез Роганов, ] одна из лучших фамилий Франции. Это один из хороших эмигрантов, из настоящих. И потом labbe Morio: [аббат Морио: ] вы знаете этот глубокий ум? Он был принят государем. Вы знаете?
    — А! Я очень рад буду, — сказал князь. — Скажите, — прибавил он, как будто только что вспомнив что-то и особенно-небрежно, тогда как то, о чем он спрашивал, было главною целью его посещения, — правда, что limperatrice-mere [императрица-мать] желает назначения барона Функе первым секретарем в Вену? Cest un pauvre sire, ce baron, a ce quil parait. [Этот барон, кажется, ничтожная личность. ] — Князь Василий желал определить сына на это место, которое через императрицу Марию Феодоровну старались доставить барону.
    Анна Павловна почти закрыла глаза в знак того, что ни она, ни кто другой не могут судить про то, что угодно или нравится императрице.
    — Monsieur le baron de Funke a ete recommande a limperatrice-mere par sa soeur, [Барон Функе рекомендован императрице-матери ее сестрою, ] — только сказала она грустным, сухим тоном. В то время, как Анна Павловна назвала императрицу, лицо ее вдруг представило глубокое и искреннее выражение преданности и уважения, соединенное с грустью, что с ней бывало каждый раз, когда она в разговоре упоминала о своей высокой покровительнице. Она сказала, что ее величество изволила оказать барону Функе beaucoup destime, [много уважения, ] и опять взгляд ее подернулся грустью.
    Князь равнодушно замолк. Анна Павловна, с свойственною ей придворною и женскою ловкостью и быстротою такта, захотела и щелконуть князя за то, что он дерзнул так отозваться о лице, рекомендованном императрице, и в то же время утешить его.
    — Mais a propos de votre famille,[Кстати о вашей семье, ] — сказала она, — знаете ли, что ваша дочь с тех пор, как выезжает, fait les delices de tout le monde. On la trouve belle, comme le jour. [составляет восторг всего общества. Ее находят прекрасною, как день. ]
    Князь наклонился в знак уважения и признательности.
    — Я часто думаю, — продолжала Анна Павловна после минутного молчания, подвигаясь к князю и ласково улыбаясь ему, как будто выказывая этим, что политические и светские разговоры кончены и теперь начинается задушевный, — я часто думаю, как иногда несправедливо распределяется счастие жизни. За что вам судьба дала таких двух славных детей (исключая Анатоля, вашего меньшого, я его не люблю, — вставила она безапелляционно, приподняв брови) — таких прелестных детей? А вы, право, менее всех цените их и потому их не стоите.
    И она улыбнулась своею восторженною улыбкой.
    — Que voulez-vous? Lafater aurait dit que je nai pas la bosse de la paterienite, [Чего вы хотите? Лафатер сказал бы, что у меня нет шишки родительской любви, ] — сказал князь.
    — Перестаньте шутить. Я хотела серьезно поговорить с вами. Знаете, я недовольна вашим меньшим сыном. Между нами будь сказано (лицо ее приняло грустное выражение), о нем говорили у ее величества и жалеют вас…
    Князь не отвечал, но она молча, значительно глядя на него, ждала ответа. Князь Василий поморщился.
    — Что вы хотите, чтоб я делал! — сказал он наконец. — Вы знаете, я сделал для их воспитания все, что может отец, и оба вышли des imbeciles. [дураки. ] Ипполит, по крайней мере, покойный дурак, а Анатоль — беспокойный. Вот одно различие, — сказал он, улыбаясь более неестественно и одушевленно, чем обыкновенно, и при этом особенно резко выказывая в сложившихся около его рта морщинах что-то неожиданно-грубое и неприятное.
    — И зачем родятся дети у таких людей, как вы? Ежели бы вы не были отец, я бы ни в чем не могла упрекнуть вас, — сказала Анна Павловна, задумчиво поднимая глаза.
    — Je suis votre [Я ваш] верный раб, et a vous seule je puis lavouer. Мои дети — ce sont les entraves de mon existence. [вам одним могу признаться. Мои дети — обуза моего существования. ] — Он помолчал, выражая жестом свою покорность жестокой судьбе.
    Анна Павловна задумалась.
    — Вы никогда не думали о том, чтобы женить вашего блудного сына Анатоля? Говорят, — сказала она, — что старые девицы ont la manie des Marieiages. [имеют манию женить. ] Я еще не чувствую за собою этой слабости, но у меня есть одна petite personne [маленькая особа], которая очень несчастлива с отцом, une parente a nous, une princesse [наша родственница, княжна] Болконская. — Князь Василий не отвечал, хотя с свойственною светским людям быстротой соображения и памяти показал движением головы, что он принял к соображению эти сведения.
    — Нет, вы знаете ли, что этот Анатоль мне стоит 40.000 в год, — сказал он, видимо, не в силах удерживать печальный ход своих мыслей. Он помолчал.
    — Что будет через пять лет, если это пойдет так? Voila lavantage detre pere. [Вот выгода быть отцом. ] Она богата, ваша княжна?
    — Отец очень богат и скуп. Он живет в деревне. Знаете, этот известный князь Болконский, отставленный еще при покойном императоре и прозванный прусским королем. Он очень умный человек, но со странностями и тяжелый. La pauvre petite est malheureuse, comme les pierres. [Бедняжка несчастлива, как камни. ] У нее брат, вот что недавно женился на Lise Мейнен, адъютант Кутузова. Он будет нынче у меня.
    — Ecoutez, chere Annette, [Послушайте, милая Аннет, ] — сказал князь, взяв вдруг свою собеседницу за руку и пригибая ее почему-то книзу. — Arrangez-moi cette affaire et je suis votre [Устройте мне это дело, и я навсегда ваш] вернейший раб a tout jamais pan, comme mon староста m`ecrit des [как пишет мне мой староста] донесенья: покой-ер-п!. Она хорошей фамилии и богата. Всё, что мне нужно.
    И он с теми свободными и фамильярными, грациозными движениями, которые его отличали, взял за руку фрейлину, поцеловал ее и, поцеловав, помахал фрейлинскою рукой, развалившись на креслах и глядя в сторону.
    Назад12345678910…240Вперед
    Страница номер

    Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению

    — Attendez [Подождите], — сказала Анна Павловна, соображая. — Я нынче же поговорю Lise (la femme du jeune Болконский). [с Лизой (женой молодого Болконского). ] И, может быть, это уладится. Ce sera dans votre famille, que je ferai mon apprentissage de vieille fille. [Я в вашем семействе начну обучаться ремеслу старой девки. ]
    Глава 2
    Гостиная Анны Павловны начала понемногу наполняться. Приехала высшая знать Петербурга, люди самые разнородные по возрастам и характерам, но одинаковые по обществу, в каком все жили; приехала дочь князя Василия, красавица Элен, заехавшая за отцом, чтобы с ним вместе ехать на праздник посланника. Она была в шифре и бальном платье. Приехала и известная, как la femme la plus seduisante de Petersbourg [самая обворожительная женщина в Петербурге, ], молодая, маленькая княгиня Болконская, прошлую зиму вышедшая замуж и теперь не выезжавшая в большой свет по причине своей беременности, но ездившая еще на небольшие вечера. Приехал князь Ипполит, сын князя Василия, с Мортемаром, которого он представил; приехал и аббат Морио и многие другие.
    — Вы не видали еще? или: — вы не знакомы с ma tante [с моей тетушкой]? — говорила Анна Павловна приезжавшим гостям и весьма серьезно подводила их к маленькой старушке в высоких бантах, выплывшей из другой комнаты, как скоро стали приезжать гости, называла их по имени, медленно переводя глаза с гостя на ma tante [тетушку], и потом отходила.
    Все гости совершали обряд приветствования никому неизвестной, никому неинтересной и ненужной тетушки. Анна Павловна с грустным, торжественным участием следила за их приветствиями, молчаливо одобряя их. Ma tante каждому говорила в одних и тех же выражениях о его здоровье, о своем здоровье и о здоровье ее величества, которое нынче было, слава Богу, лучше. Все подходившие, из приличия не выказывая поспешности, с чувством облегчения исполненной тяжелой обязанности отходили от старушки, чтобы уж весь вечер ни разу не подойти к ней.
    Молодая княгиня Болконская приехала с работой в шитом золотом бархатном мешке. Ее хорошенькая, с чуть черневшимися усиками верхняя губка была коротка по зубам, но тем милее она открывалась и тем еще милее вытягивалась иногда и опускалась на нижнюю. Как это всегда бывает у вполне-привлекательных женщин, недостаток ее — короткость губы и полуоткрытый рот — казались ее особенною, собственно ее красотой. Всем было весело смотреть на эту, полную здоровья и живости, хорошенькую будущую мать, так легко переносившую свое положение. Старикам и скучающим, мрачным молодым людям, смотревшим на нее, казалось, что они сами делаются похожи на нее, побыв и поговорив несколько времени с ней. Кто говорил с ней и видел при каждом слове ее светлую улыбочку и блестящие белые зубы, которые виднелись беспрестанно, тот думал, что он особенно нынче любезен. И это думал каждый.
    Маленькая княгиня, переваливаясь, маленькими быстрыми шажками обошла стол с рабочею сумочкою на руке и, весело оправляя платье, села на диван, около серебряного самовара, как будто всё, что она ни делала, было part de plaisir [развлечением] для нее и для всех ее окружавших.
    — Jai apporte mon ouvrage [Я захватила работу], — сказала она, развертывая свой ридикюль и обращаясь ко всем вместе.
    — Смотрите, Annette, ne me jouez pas un mauvais tour, — обратилась она к хозяйке. — Vous mavez ecrit, que cetait une toute petite soiree; voyez, comme je suis attifee. [Не сыграйте со мной дурной шутки; вы мне писали, что у вас совсем маленький вечер. Видите, как я одета дурно. ]
    И она развела руками, чтобы показать свое, в кружевах, серенькое изящное платье, немного ниже грудей опоясанное широкою лентой.
    — Soyez tranquille, Lise, vous serez toujours la plus jolie [Будьте спокойны, вы всё будете лучше всех], — отвечала Анна Павловна.
    — Vous savez, mon mari mabandonne, — продолжала она тем же тоном, обращаясь к генералу, — il va se faire tuer. Dites moi, pourquoi cette vilaine guerre, [Вы знаете, мой муж покидает меня. Идет на смерть. Скажите, зачем эта гадкая война, ] — сказала она князю Василию и, не дожидаясь ответа, обратилась к дочери князя Василия, к красивой Элен.
    — Quelle delicieuse personne, que cette petite princesse! [Что за прелестная особа эта маленькая княгиня!] — сказал князь Василий тихо Анне Павловне.
    Вскоре после маленькой княгини вошел массивный, толстый молодой человек с стриженою головой, в очках, светлых панталонах по тогдашней моде, с высоким жабо и в коричневом фраке. Этот толстый молодой человек был незаконный сын знаменитого Екатерининского вельможи, графа Безухого, умиравшего теперь в Москве. Он нигде не служил еще, только что приехал из-за границы, где он воспитывался, и был в первый раз в обществе. Анна Павловна приветствовала его поклоном, относящимся к людям самой низшей иерархии в ее салоне. Но, несмотря на это низшее по своему сорту приветствие, при виде вошедшего Пьера в лице Анны Павловны изобразилось беспокойство и страх, подобный тому, который выражается при виде чего-нибудь слишком огромного и несвойственного месту. Хотя, действительно, Пьер был несколько больше других мужчин в комнате, но этот страх мог относиться только к тому умному и вместе робкому, наблюдательному и естественному взгляду, отличавшему его от всех в этой гостиной.
    — Cest bien aimable a vous, monsieur Pierre, detre venu voir une pauvre malade, [Очень любезно с вашей стороны, Пьер, что вы пришли навестить бедную больную, ] — сказала ему Анна Павловна, испуганно переглядываясь с тетушкой, к которой она подводила его. Пьер пробурлил что-то непонятное и продолжал отыскивать что-то глазами. Он радостно, весело улыбнулся, кланяясь маленькой княгине, как близкой знакомой, и подошел к тетушке. Страх Анны Павловны был не напрасен, потому что Пьер, не дослушав речи тетушки о здоровье ее величества, отошел от нее. Анна Павловна испуганно остановила его словами:
    — Вы не знаете аббата Морио? он очень интересный человек… — сказала она.
    — Да, я слышал про его план вечного мира, и это очень интересно, но едва ли возможно…
    — Вы думаете?… — сказала Анна Павловна, чтобы сказать что-нибудь и вновь обратиться к своим занятиям хозяйки дома, но Пьер сделал обратную неучтивость. Прежде он, не дослушав слов собеседницы, ушел; теперь он остановил своим разговором собеседницу, которой нужно было от него уйти. Он, нагнув голову и расставив большие ноги, стал доказывать Анне Павловне, почему он полагал, что план аббата был химера.Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой

    страница номер 5

    Galaxy S3 — 440 грн
    В связи с закрытием склада распродажа. Осталось 12 штук!
    mobi-store.com.ua
    Скидка 50%

    Saving Box
    Хотите платить меньше по квитанциям? Без него не обойтись!
    skidka24.com.ua
    225 грн.

    Не проходите мимо
    Модная женская обувь по супер-ценам!
    lamoda.ua
    от 100 грн.
    Страница номер

    Le charmant Hippolyte [Очаровательный Ипполит] поражал своим необыкновенным сходством с сестрою-красавицей и еще более тем, что, несмотря на сходство, он был поразительно дурен собой. Черты его лица были те же, как и у сестры, но у той все освещалось жизнерадостною, самодовольною, молодою, неизменною улыбкой жизни и необычайною, античною красотой тела; у брата, напротив, то же лицо было отуманено идиотизмом и неизменно выражало самоуверенную брюзгливость, а тело было худощаво и слабо. Глаза, нос, рот — все сжималось как будто в одну неопределенную и скучную гримасу, а руки и ноги всегда принимали неестественное положение.
    — Ce nest pas une histoire de revenants? [Это не история о привидениях?] — сказал он, усевшись подле княгини и торопливо пристроив к глазам свой лорнет, как будто без этого инструмента он не мог начать говорить.
    — Mais non, mon cher, [Вовсе нет, ] — пожимая плечами, сказал удивленный рассказчик.
    — Cest que je deteste les histoires de revenants, [Дело в том, что я терпеть не могу историй о привидениях, ] — сказал он таким тоном, что видно было, — он сказал эти слова, а потом уже понял, что они значили.
    Из-за самоуверенности, с которой он говорил, никто не мог понять, очень ли умно или очень глупо то, что он сказал. Он был в темнозеленом фраке, в панталонах цвета cuisse de nymphe effrayee, [бедра испуганной нимфы, ] как он сам говорил, в чулках и башмаках.
    Vicomte [Виконт] рассказал очень мило о том ходившем тогда анекдоте, что герцог Энгиенский тайно ездил в Париж для свидания с m-lle George, [мадмуазель Жорж, ] и что там он встретился с Бонапарте, пользовавшимся тоже милостями знаменитой актрисы, и что там, встретившись с герцогом, Наполеон случайно упал в тот обморок, которому он был подвержен, и находился во власти герцога, которой герцог не воспользовался, но что Бонапарте впоследствии за это-то великодушие и отмстил смертью герцогу.
    Рассказ был очень мил и интересен, особенно в том месте, где соперники вдруг узнают друг друга, и дамы, казалось, были в волнении.
    — Charmant, [Очаровательно, ] — сказала Анна Павловна, оглядываясь вопросительно на маленькую княгиню.
    — Charmant, — прошептала маленькая княгиня, втыкая иголку в работу, как будто в знак того, что интерес и прелесть рассказа мешают ей продолжать работу.
    Виконт оценил эту молчаливую похвалу и, благодарно улыбнувшись, стал продолжать; но в это время Анна Павловна, все поглядывавшая на страшного для нее молодого человека, заметила, что он что-то слишком горячо и громко говорит с аббатом, и поспешила на помощь к опасному месту. Действительно, Пьеру удалось завязать с аббатом разговор о политическом равновесии, и аббат, видимо заинтересованный простодушной горячностью молодого человека, развивал перед ним свою любимую идею. Оба слишком оживленно и естественно слушали и говорили, и это-то не понравилось Анне Павловне.
    — Средство — Европейское равновесие и droit des gens [международное право], — говорил аббат. — Стоит одному могущественному государству, как Россия, прославленному за варварство, стать бескорыстно во главе союза, имеющего целью равновесие Европы, — и она спасет мир!
    — Как же вы найдете такое равновесие? — начал было Пьер; но в это время подошла Анна Павловна и, строго взглянув на Пьера, спросила итальянца о том, как он переносит здешний климат. Лицо итальянца вдруг изменилось и приняло оскорбительно притворно-сладкое выражение, которое, видимо, было привычно ему в разговоре с женщинами.
    — Я так очарован прелестями ума и образования общества, в особенности женского, в которое я имел счастье быть принят, что не успел еще подумать о климате, — сказал он.
    Не выпуская уже аббата и Пьера, Анна Павловна для удобства наблюдения присоединила их к общему кружку.
    Глава 4
    В это время в гостиную вошло новое лицо. Новое лицо это был молодой князь Андрей Болконский, муж маленькой княгини. Князь Болконский был небольшого роста, весьма красивый молодой человек с определенными и сухими чертами. Всё в его фигуре, начиная от усталого, скучающего взгляда до тихого мерного шага, представляло самую резкую противоположность с его маленькою, оживленною женой. Ему, видимо, все бывшие в гостиной не только были знакомы, но уж надоели ему так, что и смотреть на них и слушать их ему было очень скучно. Из всех же прискучивших ему лиц, лицо его хорошенькой жены, казалось, больше всех ему надоело. С гримасой, портившею его красивое лицо, он отвернулся от нее. Он поцеловал руку Анны Павловны и, щурясь, оглядел всё общество.
    — Vous vous enrolez pour la guerre, mon prince? [Вы собираетесь на войну, князь?] — сказала Анна Павловна.
    — Le general Koutouzoff, — сказал Болконский, ударяя на последнем слоге zoff, как француз, — a bien voulu de moi pour aide-de-camp… [Генералу Кутузову угодно меня к себе в адъютанты. ]
    — Et Lise, votre femme? [А Лиза, ваша жена?]
    — Она поедет в деревню.
    — Как вам не грех лишать нас вашей прелестной жены?
    — Andre, [Андрей, ] — сказала его жена, обращаясь к мужу тем же кокетливым тоном, каким она обращалась к посторонним, — какую историю нам рассказал виконт о m-lle Жорж и Бонапарте!
    Князь Андрей зажмурился и отвернулся. Пьер, со времени входа князя Андрея в гостиную не спускавший с него радостных, дружелюбных глаз, подошел к нему и взял его за руку. Князь Андрей, не оглядываясь, морщил лицо в гримасу, выражавшую досаду на того, кто трогает его за руку, но, увидав улыбающееся лицо Пьера, улыбнулся неожиданно-доброй и приятной улыбкой.
    — Вот как!.. И ты в большом свете! — сказал он Пьеру.
    — Я знал, что вы будете, — отвечал Пьер. — Я приеду к вам ужинать, — прибавил он тихо, чтобы не мешать виконту, который продолжал свой рассказ. — Можно?
    — Нет, нельзя, — сказал князь Андрей смеясь, пожатием руки давая знать Пьеру, что этого не нужно спрашивать.
    Он что-то хотел сказать еще, но в это время поднялся князь Василий с дочерью, и два молодых человека встали, чтобы дать им дорогу.
    Назад12345678910…240Вперед
    Страница номер

    Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению

    Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой

    страница номер 5

    Galaxy S3 — 440 грн
    В связи с закрытием склада распродажа. Осталось 12 штук!
    mobi-store.com.ua
    Скидка 50%

    Saving Box
    Хотите платить меньше по квитанциям? Без него не обойтись!
    skidka24.com.ua
    225 грн.

    Не проходите мимо
    Модная женская обувь по супер-ценам!
    lamoda.ua
    от 100 грн.
    Страница номер

    Le charmant Hippolyte [Очаровательный Ипполит] поражал своим необыкновенным сходством с сестрою-красавицей и еще более тем, что, несмотря на сходство, он был поразительно дурен собой. Черты его лица были те же, как и у сестры, но у той все освещалось жизнерадостною, самодовольною, молодою, неизменною улыбкой жизни и необычайною, античною красотой тела; у брата, напротив, то же лицо было отуманено идиотизмом и неизменно выражало самоуверенную брюзгливость, а тело было худощаво и слабо. Глаза, нос, рот — все сжималось как будто в одну неопределенную и скучную гримасу, а руки и ноги всегда принимали неестественное положение.
    — Ce nest pas une histoire de revenants? [Это не история о привидениях?] — сказал он, усевшись подле княгини и торопливо пристроив к глазам свой лорнет, как будто без этого инструмента он не мог начать говорить.
    — Mais non, mon cher, [Вовсе нет, ] — пожимая плечами, сказал удивленный рассказчик.
    — Cest que je deteste les histoires de revenants, [Дело в том, что я терпеть не могу историй о привидениях, ] — сказал он таким тоном, что видно было, — он сказал эти слова, а потом уже понял, что они значили.
    Из-за самоуверенности, с которой он говорил, никто не мог понять, очень ли умно или очень глупо то, что он сказал. Он был в темнозеленом фраке, в панталонах цвета cuisse de nymphe effrayee, [бедра испуганной нимфы, ] как он сам говорил, в чулках и башмаках.
    Vicomte [Виконт] рассказал очень мило о том ходившем тогда анекдоте, что герцог Энгиенский тайно ездил в Париж для свидания с m-lle George, [мадмуазель Жорж, ] и что там он встретился с Бонапарте, пользовавшимся тоже милостями знаменитой актрисы, и что там, встретившись с герцогом, Наполеон случайно упал в тот обморок, которому он был подвержен, и находился во власти герцога, которой герцог не воспользовался, но что Бонапарте впоследствии за это-то великодушие и отмстил смертью герцогу.
    Рассказ был очень мил и интересен, особенно в том месте, где соперники вдруг узнают друг друга, и дамы, казалось, были в волнении.
    — Charmant, [Очаровательно, ] — сказала Анна Павловна, оглядываясь вопросительно на маленькую княгиню.
    — Charmant, — прошептала маленькая княгиня, втыкая иголку в работу, как будто в знак того, что интерес и прелесть рассказа мешают ей продолжать работу.
    Виконт оценил эту молчаливую похвалу и, благодарно улыбнувшись, стал продолжать; но в это время Анна Павловна, все поглядывавшая на страшного для нее молодого человека, заметила, что он что-то слишком горячо и громко говорит с аббатом, и поспешила на помощь к опасному месту. Действительно, Пьеру удалось завязать с аббатом разговор о политическом равновесии, и аббат, видимо заинтересованный простодушной горячностью молодого человека, развивал перед ним свою любимую идею. Оба слишком оживленно и естественно слушали и говорили, и это-то не понравилось Анне Павловне.
    — Средство — Европейское равновесие и droit des gens [международное право], — говорил аббат. — Стоит одному могущественному государству, как Россия, прославленному за варварство, стать бескорыстно во главе союза, имеющего целью равновесие Европы, — и она спасет мир!
    — Как же вы найдете такое равновесие? — начал было Пьер; но в это время подошла Анна Павловна и, строго взглянув на Пьера, спросила итальянца о том, как он переносит здешний климат. Лицо итальянца вдруг изменилось и приняло оскорбительно притворно-сладкое выражение, которое, видимо, было привычно ему в разговоре с женщинами.
    — Я так очарован прелестями ума и образования общества, в особенности женского, в которое я имел счастье быть принят, что не успел еще подумать о климате, — сказал он.
    Не выпуская уже аббата и Пьера, Анна Павловна для удобства наблюдения присоединила их к общему кружку.
    Глава 4
    В это время в гостиную вошло новое лицо. Новое лицо это был молодой князь Андрей Болконский, муж маленькой княгини. Князь Болконский был небольшого роста, весьма красивый молодой человек с определенными и сухими чертами. Всё в его фигуре, начиная от усталого, скучающего взгляда до тихого мерного шага, представляло самую резкую противоположность с его маленькою, оживленною женой. Ему, видимо, все бывшие в гостиной не только были знакомы, но уж надоели ему так, что и смотреть на них и слушать их ему было очень скучно. Из всех же прискучивших ему лиц, лицо его хорошенькой жены, казалось, больше всех ему надоело. С гримасой, портившею его красивое лицо, он отвернулся от нее. Он поцеловал руку Анны Павловны и, щурясь, оглядел всё общество.
    — Vous vous enrolez pour la guerre, mon prince? [Вы собираетесь на войну, князь?] — сказала Анна Павловна.
    — Le general Koutouzoff, — сказал Болконский, ударяя на последнем слоге zoff, как француз, — a bien voulu de moi pour aide-de-camp… [Генералу Кутузову угодно меня к себе в адъютанты. ]
    — Et Lise, votre femme? [А Лиза, ваша жена?]
    — Она поедет в деревню.
    — Как вам не грех лишать нас вашей прелестной жены?
    — Andre, [Андрей, ] — сказала его жена, обращаясь к мужу тем же кокетливым тоном, каким она обращалась к посторонним, — какую историю нам рассказал виконт о m-lle Жорж и Бонапарте!
    Князь Андрей зажмурился и отвернулся. Пьер, со времени входа князя Андрея в гостиную не спускавший с него радостных, дружелюбных глаз, подошел к нему и взял его за руку. Князь Андрей, не оглядываясь, морщил лицо в гримасу, выражавшую досаду на того, кто трогает его за руку, но, увидав улыбающееся лицо Пьера, улыбнулся неожиданно-доброй и приятной улыбкой.
    — Вот как!.. И ты в большом свете! — сказал он Пьеру.
    — Я знал, что вы будете, — отвечал Пьер. — Я приеду к вам ужинать, — прибавил он тихо, чтобы не мешать виконту, который продолжал свой рассказ. — Можно?
    — Нет, нельзя, — сказал князь Андрей смеясь, пожатием руки давая знать Пьеру, что этого не нужно спрашивать.
    Он что-то хотел сказать еще, но в это время поднялся князь Василий с дочерью, и два молодых человека встали, чтобы дать им дорогу.
    Назад12345678910…240Вперед
    Страница номер

    Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению

    Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой

    страница номер 5

    Galaxy S3 — 440 грн
    В связи с закрытием склада распродажа. Осталось 12 штук!
    mobi-store.com.ua
    Скидка 50%

    Saving Box
    Хотите платить меньше по квитанциям? Без него не обойтись!
    skidka24.com.ua
    225 грн.

    Не проходите мимо
    Модная женская обувь по супер-ценам!
    lamoda.ua
    от 100 грн.
    Страница номер

    Le charmant Hippolyte [Очаровательный Ипполит] поражал своим необыкновенным сходством с сестрою-красавицей и еще более тем, что, несмотря на сходство, он был поразительно дурен собой. Черты его лица были те же, как и у сестры, но у той все освещалось жизнерадостною, самодовольною, молодою, неизменною улыбкой жизни и необычайною, античною красотой тела; у брата, напротив, то же лицо было отуманено идиотизмом и неизменно выражало самоуверенную брюзгливость, а тело было худощаво и слабо. Глаза, нос, рот — все сжималось как будто в одну неопределенную и скучную гримасу, а руки и ноги всегда принимали неестественное положение.
    — Ce nest pas une histoire de revenants? [Это не история о привидениях?] — сказал он, усевшись подле княгини и торопливо пристроив к глазам свой лорнет, как будто без этого инструмента он не мог начать говорить.
    — Mais non, mon cher, [Вовсе нет, ] — пожимая плечами, сказал удивленный рассказчик.
    — Cest que je deteste les histoires de revenants, [Дело в том, что я терпеть не могу историй о привидениях, ] — сказал он таким тоном, что видно было, — он сказал эти слова, а потом уже понял, что они значили.
    Из-за самоуверенности, с которой он говорил, никто не мог понять, очень ли умно или очень глупо то, что он сказал. Он был в темнозеленом фраке, в панталонах цвета cuisse de nymphe effrayee, [бедра испуганной нимфы, ] как он сам говорил, в чулках и башмаках.
    Vicomte [Виконт] рассказал очень мило о том ходившем тогда анекдоте, что герцог Энгиенский тайно ездил в Париж для свидания с m-lle George, [мадмуазель Жорж, ] и что там он встретился с Бонапарте, пользовавшимся тоже милостями знаменитой актрисы, и что там, встретившись с герцогом, Наполеон случайно упал в тот обморок, которому он был подвержен, и находился во власти герцога, которой герцог не воспользовался, но что Бонапарте впоследствии за это-то великодушие и отмстил смертью герцогу.
    Рассказ был очень мил и интересен, особенно в том месте, где соперники вдруг узнают друг друга, и дамы, казалось, были в волнении.
    — Charmant, [Очаровательно, ] — сказала Анна Павловна, оглядываясь вопросительно на маленькую княгиню.
    — Charmant, — прошептала маленькая княгиня, втыкая иголку в работу, как будто в знак того, что интерес и прелесть рассказа мешают ей продолжать работу.
    Виконт оценил эту молчаливую похвалу и, благодарно улыбнувшись, стал продолжать; но в это время Анна Павловна, все поглядывавшая на страшного для нее молодого человека, заметила, что он что-то слишком горячо и громко говорит с аббатом, и поспешила на помощь к опасному месту. Действительно, Пьеру удалось завязать с аббатом разговор о политическом равновесии, и аббат, видимо заинтересованный простодушной горячностью молодого человека, развивал перед ним свою любимую идею. Оба слишком оживленно и естественно слушали и говорили, и это-то не понравилось Анне Павловне.
    — Средство — Европейское равновесие и droit des gens [международное право], — говорил аббат. — Стоит одному могущественному государству, как Россия, прославленному за варварство, стать бескорыстно во главе союза, имеющего целью равновесие Европы, — и она спасет мир!
    — Как же вы найдете такое равновесие? — начал было Пьер; но в это время подошла Анна Павловна и, строго взглянув на Пьера, спросила итальянца о том, как он переносит здешний климат. Лицо итальянца вдруг изменилось и приняло оскорбительно притворно-сладкое выражение, которое, видимо, было привычно ему в разговоре с женщинами.
    — Я так очарован прелестями ума и образования общества, в особенности женского, в которое я имел счастье быть принят, что не успел еще подумать о климате, — сказал он.
    Не выпуская уже аббата и Пьера, Анна Павловна для удобства наблюдения присоединила их к общему кружку.
    Глава 4
    В это время в гостиную вошло новое лицо. Новое лицо это был молодой князь Андрей Болконский, муж маленькой княгини. Князь Болконский был небольшого роста, весьма красивый молодой человек с определенными и сухими чертами. Всё в его фигуре, начиная от усталого, скучающего взгляда до тихого мерного шага, представляло самую резкую противоположность с его маленькою, оживленною женой. Ему, видимо, все бывшие в гостиной не только были знакомы, но уж надоели ему так, что и смотреть на них и слушать их ему было очень скучно. Из всех же прискучивших ему лиц, лицо его хорошенькой жены, казалось, больше всех ему надоело. С гримасой, портившею его красивое лицо, он отвернулся от нее. Он поцеловал руку Анны Павловны и, щурясь, оглядел всё общество.
    — Vous vous enrolez pour la guerre, mon prince? [Вы собираетесь на войну, князь?] — сказала Анна Павловна.
    — Le general Koutouzoff, — сказал Болконский, ударяя на последнем слоге zoff, как француз, — a bien voulu de moi pour aide-de-camp… [Генералу Кутузову угодно меня к себе в адъютанты. ]
    — Et Lise, votre femme? [А Лиза, ваша жена?]
    — Она поедет в деревню.
    — Как вам не грех лишать нас вашей прелестной жены?
    — Andre, [Андрей, ] — сказала его жена, обращаясь к мужу тем же кокетливым тоном, каким она обращалась к посторонним, — какую историю нам рассказал виконт о m-lle Жорж и Бонапарте!
    Князь Андрей зажмурился и отвернулся. Пьер, со времени входа князя Андрея в гостиную не спускавший с него радостных, дружелюбных глаз, подошел к нему и взял его за руку. Князь Андрей, не оглядываясь, морщил лицо в гримасу, выражавшую досаду на того, кто трогает его за руку, но, увидав улыбающееся лицо Пьера, улыбнулся неожиданно-доброй и приятной улыбкой.
    — Вот как!.. И ты в большом свете! — сказал он Пьеру.
    — Я знал, что вы будете, — отвечал Пьер. — Я приеду к вам ужинать, — прибавил он тихо, чтобы не мешать виконту, который продолжал свой рассказ. — Можно?
    — Нет, нельзя, — сказал князь Андрей смеясь, пожатием руки давая знать Пьеру, что этого не нужно спрашивать.
    Он что-то хотел сказать еще, но в это время поднялся князь Василий с дочерью, и два молодых человека встали, чтобы дать им дорогу.
    Назад12345678910…240Вперед
    Страница номер

    Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению

    Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой

    страница номер 6

    Скидка 60%
    Спортивная обувь и одежда Nike
    modnakasta.ua
    от 169 грн.

    Модные фасоны
    Платье Вашей мечты уже заждалось Вас!
    lamoda.ua
    от 190 грн.

    Компактный шокер
    “Защитник” который всегда под рукой!
    skidka24.com.ua
    200 грн.
    Страница номер

    — Вы меня извините, мой милый виконт, — сказал князь Василий французу, ласково притягивая его за рукав вниз к стулу, чтоб он не вставал. — Этот несчастный праздник у посланника лишает меня удовольствия и прерывает вас. Очень мне грустно покидать ваш восхитительный вечер, — сказал он Анне Павловне.
    Дочь его, княжна Элен, слегка придерживая складки платья, пошла между стульев, и улыбка сияла еще светлее на ее прекрасном лице. Пьер смотрел почти испуганными, восторженными глазами на эту красавицу, когда она проходила мимо него.
    — Очень хороша, — сказал князь Андрей.
    — Очень, — сказал Пьер.
    Проходя мимо, князь Василий схватил Пьера за руку и обратился к Анне Павловне.
    — Образуйте мне этого медведя, — сказал он. — Вот он месяц живет у меня, и в первый раз я его вижу в свете. Ничто так не нужно молодому человеку, как общество умных женщин.
    Глава 5
    Анна Павловна улыбнулась и обещалась заняться Пьером, который, она знала, приходился родня по отцу князю Василью. Пожилая дама, сидевшая прежде с ma tante, торопливо встала и догнала князя Василья в передней. С лица ее исчезла вся прежняя притворность интереса. Доброе, исплаканное лицо ее выражало только беспокойство и страх.
    — Что же вы мне скажете, князь, о моем Борисе? — сказала она, догоняя его в передней. (Она выговаривала имя Борис с особенным ударением на о). — Я не могу оставаться дольше в Петербурге. Скажите, какие известия я могу привезти моему бедному мальчику?
    Несмотря на то, что князь Василий неохотно и почти неучтиво слушал пожилую даму и даже выказывал нетерпение, она ласково и трогательно улыбалась ему и, чтоб он не ушел, взяла его за руку.
    — Что вам стоит сказать слово государю, и он прямо будет переведен в гвардию, — просила она.
    — Поверьте, что я сделаю всё, что могу, княгиня, — отвечал князь Василий, — но мне трудно просить государя; я бы советовал вам обратиться к Румянцеву, через князя Голицына: это было бы умнее.
    Пожилая дама носила имя княгини Друбецкой, одной из лучших фамилий России, но она была бедна, давно вышла из света и утратила прежние связи. Она приехала теперь, чтобы выхлопотать определение в гвардию своему единственному сыну. Только затем, чтоб увидеть князя Василия, она назвалась и приехала на вечер к Анне Павловне, только затем она слушала историю виконта. Она испугалась слов князя Василия; когда-то красивое лицо ее выразило озлобление, но это продолжалось только минуту. Она опять улыбнулась и крепче схватила за руку князя Василия.
    — Послушайте, князь, — сказала она, — я никогда не просила вас, никогда не буду просить, никогда не напоминала вам о дружбе моего отца к вам. Но теперь, я Богом заклинаю вас, сделайте это для моего сына, и я буду считать вас благодетелем, — торопливо прибавила она. — Нет, вы не сердитесь, а вы обещайте мне. Я просила Голицына, он отказал. Soyez le bon enfant que vous аvez ete, [Будьте добрым малым, как вы были, ] — говорила она, стараясь улыбаться, тогда как в ее глазах были слезы.
    — Папа, мы опоздаем, — сказала, повернув свою красивую голову на античных плечах, княжна Элен, ожидавшая у двери.
    Но влияние в свете есть капитал, который надо беречь, чтоб он не исчез. Князь Василий знал это, и, раз сообразив, что ежели бы он стал просить за всех, кто его просит, то вскоре ему нельзя было бы просить за себя, он редко употреблял свое влияние. В деле княгини Друбецкой он почувствовал, однако, после ее нового призыва, что-то вроде укора совести. Она напомнила ему правду: первыми шагами своими в службе он был обязан ее отцу. Кроме того, он видел по ее приемам, что она — одна из тех женщин, особенно матерей, которые, однажды взяв себе что-нибудь в голову, не отстанут до тех пор, пока не исполнят их желания, а в противном случае готовы на ежедневные, ежеминутные приставания и даже на сцены. Это последнее соображение поколебало его.
    — Chere Анна Михайловна, — сказал он с своею всегдашнею фамильярностью и скукой в голосе, — для меня почти невозможно сделать то, что вы хотите; но чтобы доказать вам, как я люблю вас и чту память покойного отца вашего, я сделаю невозможное: сын ваш будет переведен в гвардию, вот вам моя рука. Довольны вы?
    — Милый мой, вы благодетель! Я иного и не ждала от вас; я знала, как вы добры.
    Он хотел уйти.
    — Постойте, два слова. Une fois passe aux gardes… [Раз он перейдет в гвардию…] — Она замялась: — Вы хороши с Михаилом Иларионовичем Кутузовым, рекомендуйте ему Бориса в адъютанты. Тогда бы я была покойна, и тогда бы уж…
    Князь Василий улыбнулся.
    — Этого не обещаю. Вы не знаете, как осаждают Кутузова с тех пор, как он назначен главнокомандующим. Он мне сам говорил, что все московские барыни сговорились отдать ему всех своих детей в адъютанты.
    — Нет, обещайте, я не пущу вас, милый, благодетель мой…
    — Папа! — опять тем же тоном повторила красавица, — мы опоздаем.
    — Ну, au revoir, [до свиданья, ] прощайте. Видите?
    — Так завтра вы доложите государю?
    — Непременно, а Кутузову не обещаю.
    — Нет, обещайте, обещайте, Basile, [Василий, ] — сказала вслед ему Анна Михайловна, с улыбкой молодой кокетки, которая когда-то, должно быть, была ей свойственна, а теперь так не шла к ее истощенному лицу.
    Она, видимо, забыла свои годы и пускала в ход, по привычке, все старинные женские средства. Но как только он вышел, лицо ее опять приняло то же холодное, притворное выражение, которое было на нем прежде. Она вернулась к кружку, в котором виконт продолжал рассказывать, и опять сделала вид, что слушает, дожидаясь времени уехать, так как дело ее было сделано.
    — Но как вы находите всю эту последнюю комедию du sacre de Milan? [миланского помазания?] — сказала Анна Павловна. Et la nouvelle comedie des peuples de Genes et de Lucques, qui viennent presenter leurs voeux a M. Buonaparte assis sur un trone, et exaucant les voeux des nations! Adorable! Non, mais c`est a en devenir folle! On dirait, que le monde entier a perdu la tete. [И вот новая комедия: народы Генуи и Лукки изъявляют свои желания господину Бонапарте. И господин Бонапарте сидит на троне и исполняет желания народов. 0! это восхитительно! Нет, от этого можно с ума сойти. Подумаешь, что весь свет потерял голову. ]
    Князь Андрей усмехнулся, прямо глядя в лицо Анны Павловны.
    Назад1…3456789…240Вперед
    Страница номер

    Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению

    27.02.2014 21:53

    Василям

    в и оружия через терминал.
    27.02.2014 21:43 Анна Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой страница номер 1 Лучшее предложение! Стальной Nokia 6700 — 290 грн. Осталось 7 штук supergadget.com.ua Скидка 50% Ботильоны и туфли Обувь, которая сводит с ума. Хватит переплачивать! lamoda.ua Скидка 70% Легальный способ Начните платить за свет в 3 раза меньше skidka24.com.ua 255 грн. Страница номер Том 1 Часть первая Глава 1 — Еh bien, mon prince. Genes et Lucques ne sont plus que des apanages, des поместья, de la famille Buonaparte. Non, je vous previens, que si vous ne me dites pas, que nous avons la guerre, si vous vous permettez encore de pallier toutes les infamies, toutes les atrocites de cet Antichrist (ma parole, jy crois) — je ne vous connais plus, vous netes plus mon ami, vous netes plus мой верный раб, comme vous dites. [Ну, что, князь, Генуа и Лукка стали не больше, как поместьями фамилии Бонапарте. Нет, я вас предупреждаю, если вы мне не скажете, что у нас война, если вы еще позволите себе защищать все гадости, все ужасы этого Антихриста (право, я верю, что он Антихрист) — я вас больше не знаю, вы уж не друг мой, вы уж не мой верный раб, как вы говорите. ] Ну, здравствуйте, здравствуйте. Je vois que je vous fais peur, [Я вижу, что я вас пугаю, ] садитесь и рассказывайте. Так говорила в июле 1805 года известная Анна Павловна Шерер, фрейлина и приближенная императрицы Марии Феодоровны, встречая важного и чиновного князя Василия, первого приехавшего на ее вечер. Анна Павловна кашляла несколько дней, у нее был грипп, как она говорила (грипп был тогда новое слово, употреблявшееся только редкими). В записочках, разосланных утром с красным лакеем, было написано без различия во всех: «Si vous navez rien de mieux a faire, M. le comte (или mon prince), et si la perspective de passer la soiree chez une pauvre malade ne vous effraye pas trop, je serai charmee de vous voir chez moi entre 7 et 10 heures. Annette Scherer». [Если y вас, граф (или князь), нет в виду ничего лучшего и если перспектива вечера у бедной больной не слишком вас пугает, то я буду очень рада видеть вас нынче у себя между семью и десятью часами. Анна Шерер. ] — Dieu, quelle virulente sortie [О! какое жестокое нападение!] — отвечал, нисколько не смутясь такою встречей, вошедший князь, в придворном, шитом мундире, в чулках, башмаках, при звездах, с светлым выражением плоского лица. Он говорил на том изысканном французском языке, на котором не только говорили, но и думали наши деды, и с теми тихими, покровительственными интонациями, которые свойственны состаревшемуся в свете и при дворе значительному человеку. Он подошел к Анне Павловне, поцеловал ее руку, подставив ей свою надушенную и сияющую лысину, и покойно уселся на диване. — Avant tout dites moi, comment vous allez, chere amie? [Прежде всего скажите, как ваше здоровье?] Успокойте друга, — сказал он, не изменяя голоса и тоном, в котором из-за приличия и участия просвечивало равнодушие и даже насмешка. — Как можно быть здоровой… когда нравственно страдаешь? Разве можно оставаться спокойною в наше время, когда есть у человека чувство? — сказала Анна Павловна. — Вы весь вечер у меня, надеюсь? — А праздник английского посланника? Нынче середа. Мне надо показаться там, — сказал князь. — Дочь заедет за мной и повезет меня. — Я думала, что нынешний праздник отменен. Je vous avoue que toutes ces fetes et tous ces feux dartifice commencent a devenir insipides. [Признаюсь, все эти праздники и фейерверки становятся несносны. ] — Ежели бы знали, что вы этого хотите, праздник бы отменили, — сказал князь, по привычке, как заведенные часы, говоря вещи, которым он и не хотел, чтобы верили. — Ne me tourmentez pas. Eh bien, qua-t-on decide par rapport a la depeche de Novosiizoff? Vous savez tout. [Не мучьте меня. Ну, что же решили по случаю депеши Новосильцова? Вы все знаете. ] — Как вам сказать? — сказал князь холодным, скучающим тоном. — Qua-t-on decide? On a decide que Buonaparte a brule ses vaisseaux, et je crois que nous sommes en train de bruler les notres. [Что решили? Решили, что Бонапарте сжег свои корабли; и мы тоже, кажется, готовы сжечь наши. ] — Князь Василий говорил всегда лениво, как актер говорит роль старой пиесы. Анна Павловна Шерер, напротив, несмотря на свои сорок лет, была преисполнена оживления и порывов. Быть энтузиасткой сделалось ее общественным положением, и иногда, когда ей даже того не хотелось, она, чтобы не обмануть ожиданий людей, знавших ее, делалась энтузиасткой. Сдержанная улыбка, игравшая постоянно на лице Анны Павловны, хотя и не шла к ее отжившим чертам, выражала, как у избалованных детей, постоянное сознание своего милого недостатка, от которого она не хочет, не может и не находит нужным исправляться. В середине разговора про политические действия Анна Павловна разгорячилась. — Ах, не говорите мне про Австрию! Я ничего не понимаю, может быть, но Австрия никогда не хотела и не хочет войны. Она предает нас. Россия одна должна быть спасительницей Европы. Наш благодетель знает свое высокое призвание и будет верен ему. Вот одно, во что я верю. Нашему доброму и чудному государю предстоит величайшая роль в мире, и он так добродетелен и хорош, что Бог не оставит его, и он исполнит свое призвание задавить гидру революции, которая теперь еще ужаснее в лице этого убийцы и злодея. Мы одни должны искупить кровь праведника… На кого нам надеяться, я вас спрашиваю?… Англия с своим коммерческим духом не поймет и не может понять всю высоту души императора Александра. Она отказалась очистить Мальту. Она хочет видеть, ищет заднюю мысль наших действий. Что они сказали Новосильцову?… Ничего. Они не поняли, они не могут понять самоотвержения нашего императора, который ничего не хочет для себя и всё хочет для блага мира. И что они обещали? Ничего. И что обещали, и того не будет! Пруссия уж объявила, что Бонапарте непобедим и что вся Европа ничего не может против него… И я не верю ни в одном слове ни Гарденбергу, ни Гаугвицу. Cette fameuse neutralite prussienne, ce nest quun piege. [Этот пресловутый нейтралитет Пруссии — только западня. ] Я верю в одного Бога и в высокую судьбу нашего милого императора. Он спасет Европу!.. — Она вдруг остановилась с улыбкою насмешки над своею горячностью. — Я думаю, — сказал князь улыбаясь, — что ежели бы вас послали вместо нашего милого Винценгероде, вы бы взяли приступом согласие прусского короля. Вы так красноречивы. Вы дадите мне чаю? Назад12345678910…240Вперед Страница номер Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой страница номер 2 Шерхан 1101 — 200грн Парализатор высочайшего класса с мощным фонарем tochtonado.com.ua Скидка 50% Полная распродажа Мужская верхняя одежда. От ветровок до пуховиков lamoda.ua Скидка 70% Спортивно и стильно Эксклюзивная распродажа NIKE на modnaKasta! modnakasta.ua Скидка 60% Страница номер — Сейчас. A propos, — прибавила она, опять успокоиваясь, — нынче у меня два очень интересные человека, le vicomte de MorteMariet, il est allie aux Montmorency par les Rohans, [Кстати, — виконт Мортемар, ] он в родстве с Монморанси чрез Роганов, ] одна из лучших фамилий Франции. Это один из хороших эмигрантов, из настоящих. И потом labbe Morio: [аббат Морио: ] вы знаете этот глубокий ум? Он был принят государем. Вы знаете? — А! Я очень рад буду, — сказал князь. — Скажите, — прибавил он, как будто только что вспомнив что-то и особенно-небрежно, тогда как то, о чем он спрашивал, было главною целью его посещения, — правда, что limperatrice-mere [императрица-мать] желает назначения барона Функе первым секретарем в Вену? Cest un pauvre sire, ce baron, a ce quil parait. [Этот барон, кажется, ничтожная личность. ] — Князь Василий желал определить сына на это место, которое через императрицу Марию Феодоровну старались доставить барону. Анна Павловна почти закрыла глаза в знак того, что ни она, ни кто другой не могут судить про то, что угодно или нравится императрице. — Monsieur le baron de Funke a ete recommande a limperatrice-mere par sa soeur, [Барон Функе рекомендован императрице-матери ее сестрою, ] — только сказала она грустным, сухим тоном. В то время, как Анна Павловна назвала императрицу, лицо ее вдруг представило глубокое и искреннее выражение преданности и уважения, соединенное с грустью, что с ней бывало каждый раз, когда она в разговоре упоминала о своей высокой покровительнице. Она сказала, что ее величество изволила оказать барону Функе beaucoup destime, [много уважения, ] и опять взгляд ее подернулся грустью. Князь равнодушно замолк. Анна Павловна, с свойственною ей придворною и женскою ловкостью и быстротою такта, захотела и щелконуть князя за то, что он дерзнул так отозваться о лице, рекомендованном императрице, и в то же время утешить его. — Mais a propos de votre famille,[Кстати о вашей семье, ] — сказала она, — знаете ли, что ваша дочь с тех пор, как выезжает, fait les delices de tout le monde. On la trouve belle, comme le jour. [составляет восторг всего общества. Ее находят прекрасною, как день. ] Князь наклонился в знак уважения и признательности. — Я часто думаю, — продолжала Анна Павловна после минутного молчания, подвигаясь к князю и ласково улыбаясь ему, как будто выказывая этим, что политические и светские разговоры кончены и теперь начинается задушевный, — я часто думаю, как иногда несправедливо распределяется счастие жизни. За что вам судьба дала таких двух славных детей (исключая Анатоля, вашего меньшого, я его не люблю, — вставила она безапелляционно, приподняв брови) — таких прелестных детей? А вы, право, менее всех цените их и потому их не стоите. И она улыбнулась своею восторженною улыбкой. — Que voulez-vous? Lafater aurait dit que je nai pas la bosse de la paterienite, [Чего вы хотите? Лафатер сказал бы, что у меня нет шишки родительской любви, ] — сказал князь. — Перестаньте шутить. Я хотела серьезно поговорить с вами. Знаете, я недовольна вашим меньшим сыном. Между нами будь сказано (лицо ее приняло грустное выражение), о нем говорили у ее величества и жалеют вас… Князь не отвечал, но она молча, значительно глядя на него, ждала ответа. Князь Василий поморщился. — Что вы хотите, чтоб я делал! — сказал он наконец. — Вы знаете, я сделал для их воспитания все, что может отец, и оба вышли des imbeciles. [дураки. ] Ипполит, по крайней мере, покойный дурак, а Анатоль — беспокойный. Вот одно различие, — сказал он, улыбаясь более неестественно и одушевленно, чем обыкновенно, и при этом особенно резко выказывая в сложившихся около его рта морщинах что-то неожиданно-грубое и неприятное. — И зачем родятся дети у таких людей, как вы? Ежели бы вы не были отец, я бы ни в чем не могла упрекнуть вас, — сказала Анна Павловна, задумчиво поднимая глаза. — Je suis votre [Я ваш] верный раб, et a vous seule je puis lavouer. Мои дети — ce sont les entraves de mon existence. [вам одним могу признаться. Мои дети — обуза моего существования. ] — Он помолчал, выражая жестом свою покорность жестокой судьбе. Анна Павловна задумалась. — Вы никогда не думали о том, чтобы женить вашего блудного сына Анатоля? Говорят, — сказала она, — что старые девицы ont la manie des Marieiages. [имеют манию женить. ] Я еще не чувствую за собою этой слабости, но у меня есть одна petite personne [маленькая особа], которая очень несчастлива с отцом, une parente a nous, une princesse [наша родственница, княжна] Болконская. — Князь Василий не отвечал, хотя с свойственною светским людям быстротой соображения и памяти показал движением головы, что он принял к соображению эти сведения. — Нет, вы знаете ли, что этот Анатоль мне стоит 40.000 в год, — сказал он, видимо, не в силах удерживать печальный ход своих мыслей. Он помолчал. — Что будет через пять лет, если это пойдет так? Voila lavantage detre pere. [Вот выгода быть отцом. ] Она богата, ваша княжна? — Отец очень богат и скуп. Он живет в деревне. Знаете, этот известный князь Болконский, отставленный еще при покойном императоре и прозванный прусским королем. Он очень умный человек, но со странностями и тяжелый. La pauvre petite est malheureuse, comme les pierres. [Бедняжка несчастлива, как камни. ] У нее брат, вот что недавно женился на Lise Мейнен, адъютант Кутузова. Он будет нынче у меня. — Ecoutez, chere Annette, [Послушайте, милая Аннет, ] — сказал князь, взяв вдруг свою собеседницу за руку и пригибая ее почему-то книзу. — Arrangez-moi cette affaire et je suis votre [Устройте мне это дело, и я навсегда ваш] вернейший раб a tout jamais pan, comme mon староста mecrit des [как пишет мне мой староста] донесенья: покой-ер-п!. Она хорошей фамилии и богата. Всё, что мне нужно. И он с теми свободными и фамильярными, грациозными движениями, которые его отличали, взял за руку фрейлину, поцеловал ее и, поцеловав, помахал фрейлинскою рукой, развалившись на креслах и глядя в сторону. Назад12345678910…240Вперед Страница номер Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой страница номер 2 Шерхан 1101 — 200грн Парализатор высочайшего класса с мощным фонарем tochtonado.com.ua Скидка 50% Полная распродажа Мужская верхняя одежда. От ветровок до пуховиков lamoda.ua Скидка 70% Спортивно и стильно Эксклюзивная распродажа NIKE на modnaKasta! modnakasta.ua Скидка 60% Страница номер — Сейчас. A propos, — прибавила она, опять успокоиваясь, — нынче у меня два очень интересные человека, le vicomte de MorteMariet, il est allie aux Montmorency par les Rohans, [Кстати, — виконт Мортемар, ] он в родстве с Монморанси чрез Роганов, ] одна из лучших фамилий Франции. Это один из хороших эмигрантов, из настоящих. И потом labbe Morio: [аббат Морио: ] вы знаете этот глубокий ум? Он был принят государем. Вы знаете? — А! Я очень рад буду, — сказал князь. — Скажите, — прибавил он, как будто только что вспомнив что-то и особенно-небрежно, тогда как то, о чем он спрашивал, было главною целью его посещения, — правда, что limperatrice-mere [императрица-мать] желает назначения барона Функе первым секретарем в Вену? Cest un pauvre sire, ce baron, a ce quil parait. [Этот барон, кажется, ничтожная личность. ] — Князь Василий желал определить сына на это место, которое через императрицу Марию Феодоровну старались доставить барону. Анна Павловна почти закрыла глаза в знак того, что ни она, ни кто другой не могут судить про то, что угодно или нравится императрице. — Monsieur le baron de Funke a ete recommande a limperatrice-mere par sa soeur, [Барон Функе рекомендован императрице-матери ее сестрою, ] — только сказала она грустным, сухим тоном. В то время, как Анна Павловна назвала императрицу, лицо ее вдруг представило глубокое и искреннее выражение преданности и уважения, соединенное с грустью, что с ней бывало каждый раз, когда она в разговоре упоминала о своей высокой покровительнице. Она сказала, что ее величество изволила оказать барону Функе beaucoup destime, [много уважения, ] и опять взгляд ее подернулся грустью. Князь равнодушно замолк. Анна Павловна, с свойственною ей придворною и женскою ловкостью и быстротою такта, захотела и щелконуть князя за то, что он дерзнул так отозваться о лице, рекомендованном императрице, и в то же время утешить его. — Mais a propos de votre famille,[Кстати о вашей семье, ] — сказала она, — знаете ли, что ваша дочь с тех пор, как выезжает, fait les delices de tout le monde. On la trouve belle, comme le jour. [составляет восторг всего общества. Ее находят прекрасною, как день. ] Князь наклонился в знак уважения и признательности. — Я часто думаю, — продолжала Анна Павловна после минутного молчания, подвигаясь к князю и ласково улыбаясь ему, как будто выказывая этим, что политические и светские разговоры кончены и теперь начинается задушевный, — я часто думаю, как иногда несправедливо распределяется счастие жизни. За что вам судьба дала таких двух славных детей (исключая Анатоля, вашего меньшого, я его не люблю, — вставила она безапелляционно, приподняв брови) — таких прелестных детей? А вы, право, менее всех цените их и потому их не стоите. И она улыбнулась своею восторженною улыбкой. — Que voulez-vous? Lafater aurait dit que je nai pas la bosse de la paterienite, [Чего вы хотите? Лафатер сказал бы, что у меня нет шишки родительской любви, ] — сказал князь. — Перестаньте шутить. Я хотела серьезно поговорить с вами. Знаете, я недовольна вашим меньшим сыном. Между нами будь сказано (лицо ее приняло грустное выражение), о нем говорили у ее величества и жалеют вас… Князь не отвечал, но она молча, значительно глядя на него, ждала ответа. Князь Василий поморщился. — Что вы хотите, чтоб я делал! — сказал он наконец. — Вы знаете, я сделал для их воспитания все, что может отец, и оба вышли des imbeciles. [дураки. ] Ипполит, по крайней мере, покойный дурак, а Анатоль — беспокойный. Вот одно различие, — сказал он, улыбаясь более неестественно и одушевленно, чем обыкновенно, и при этом особенно резко выказывая в сложившихся около его рта морщинах что-то неожиданно-грубое и неприятное. — И зачем родятся дети у таких людей, как вы? Ежели бы вы не были отец, я бы ни в чем не могла упрекнуть вас, — сказала Анна Павловна, задумчиво поднимая глаза. — Je suis votre [Я ваш] верный раб, et a vous seule je puis lavouer. Мои дети — ce sont les entraves de mon existence. [вам одним могу признаться. Мои дети — обуза моего существования. ] — Он помолчал, выражая жестом свою покорность жестокой судьбе. Анна Павловна задумалась. — Вы никогда не думали о том, чтобы женить вашего блудного сына Анатоля? Говорят, — сказала она, — что старые девицы ont la manie des Marieiages. [имеют манию женить. ] Я еще не чувствую за собою этой слабости, но у меня есть одна petite personne [маленькая особа], которая очень несчастлива с отцом, une parente a nous, une princesse [наша родственница, княжна] Болконская. — Князь Василий не отвечал, хотя с свойственною светским людям быстротой соображения и памяти показал движением головы, что он принял к соображению эти сведения. — Нет, вы знаете ли, что этот Анатоль мне стоит 40.000 в год, — сказал он, видимо, не в силах удерживать печальный ход своих мыслей. Он помолчал. — Что будет через пять лет, если это пойдет так? Voila lavantage detre pere. [Вот выгода быть отцом. ] Она богата, ваша княжна? — Отец очень богат и скуп. Он живет в деревне. Знаете, этот известный князь Болконский, отставленный еще при покойном императоре и прозванный прусским королем. Он очень умный человек, но со странностями и тяжелый. La pauvre petite est malheureuse, comme les pierres. [Бедняжка несчастлива, как камни. ] У нее брат, вот что недавно женился на Lise Мейнен, адъютант Кутузова. Он будет нынче у меня. — Ecoutez, chere Annette, [Послушайте, милая Аннет, ] — сказал князь, взяв вдруг свою собеседницу за руку и пригибая ее почему-то книзу. — Arrangez-moi cette affaire et je suis votre [Устройте мне это дело, и я навсегда ваш] вернейший раб a tout jamais pan, comme mon староста mecrit des [как пишет мне мой староста] донесенья: покой-ер-п!. Она хорошей фамилии и богата. Всё, что мне нужно. И он с теми свободными и фамильярными, грациозными движениями, которые его отличали, взял за руку фрейлину, поцеловал ее и, поцеловав, помахал фрейлинскою рукой, развалившись на креслах и глядя в Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой страница номер 2 Шерхан 1101 — 200грн Парализатор высочайшего класса с мощным фонарем tochtonado.com.ua Скидка 50% Полная распродажа Мужская верхняя одежда. От ветровок до пуховиков lamoda.ua Скидка 70% Спортивно и стильно Эксклюзивная распродажа NIKE на modnaKasta! modnakasta.ua Скидка 60% Страница номер — Сейчас. A propos, — прибавила она, опять успокоиваясь, — нынче у меня два очень интересные человека, le vicomte de MorteMariet, il est allie aux Montmorency par les Rohans, [Кстати, — виконт Мортемар, ] он в родстве с Монморанси чрез Роганов, ] одна из лучших фамилий Франции. Это один из хороших эмигрантов, из настоящих. И потом labbe Morio: [аббат Морио: ] вы знаете этот глубокий ум? Он был принят государем. Вы знаете? — А! Я очень рад буду, — сказал князь. — Скажите, — прибавил он, как будто только что вспомнив что-то и особенно-небрежно, тогда как то, о чем он спрашивал, было главною целью его посещения, — правда, что limperatrice-mere [императрица-мать] желает назначения барона Функе первым секретарем в Вену? Cest un pauvre sire, ce baron, a ce quil parait. [Этот барон, кажется, ничтожная личность. ] — Князь Василий желал определить сына на это место, которое через императрицу Марию Феодоровну старались доставить барону. Анна Павловна почти закрыла глаза в знак того, что ни она, ни кто другой не могут судить про то, что угодно или нравится императрице. — Monsieur le baron de Funke a ete recommande a limperatrice-mere par sa soeur, [Барон Функе рекомендован императрице-матери ее сестрою, ] — только сказала она грустным, сухим тоном. В то время, как Анна Павловна назвала императрицу, лицо ее вдруг представило глубокое и искреннее выражение преданности и уважения, соединенное с грустью, что с ней бывало каждый раз, когда она в разговоре упоминала о своей высокой покровительнице. Она сказала, что ее величество изволила оказать барону Функе beaucoup destime, [много уважения, ] и опять взгляд ее подернулся грустью. Князь равнодушно замолк. Анна Павловна, с свойственною ей придворною и женскою ловкостью и быстротою такта, захотела и щелконуть князя за то, что он дерзнул так отозваться о лице, рекомендованном императрице, и в то же время утешить его. — Mais a propos de votre famille,[Кстати о вашей семье, ] — сказала она, — знаете ли, что ваша дочь с тех пор, как выезжает, fait les delices de tout le monde. On la trouve belle, comme le jour. [составляет восторг всего общества. Ее находят прекрасною, как день. ] Князь наклонился в знак уважения и признательности. — Я часто думаю, — продолжала Анна Павловна после минутного молчания, подвигаясь к князю и ласково улыбаясь ему, как будто выказывая этим, что политические и светские разговоры кончены и теперь начинается задушевный, — я часто думаю, как иногда несправедливо распределяется счастие жизни. За что вам судьба дала таких двух славных детей (исключая Анатоля, вашего меньшого, я его не люблю, — вставила она безапелляционно, приподняв брови) — таких прелестных детей? А вы, право, менее всех цените их и потому их не стоите. И она улыбнулась своею восторженною улыбкой. — Que voulez-vous? Lafater aurait dit que je nai pas la bosse de la paterienite, [Чего вы хотите? Лафатер сказал бы, что у меня нет шишки родительской любви, ] — сказал князь. — Перестаньте шутить. Я хотела серьезно поговорить с вами. Знаете, я недовольна вашим меньшим сыном. Между нами будь сказано (лицо ее приняло грустное выражение), о нем говорили у ее величества и жалеют вас… Князь не отвечал, но она молча, значительно глядя на него, ждала ответа. Князь Василий поморщился. — Что вы хотите, чтоб я делал! — сказал он наконец. — Вы знаете, я сделал для их воспитания все, что может отец, и оба вышли des imbeciles. [дураки. ] Ипполит, по крайней мере, покойный дурак, а Анатоль — беспокойный. Вот одно различие, — сказал он, улыбаясь более неестественно и одушевленно, чем обыкновенно, и при этом особенно резко выказывая в сложившихся около его рта морщинах что-то неожиданно-грубое и неприятное. — И зачем родятся дети у таких людей, как вы? Ежели бы вы не были отец, я бы ни в чем не могла упрекнуть вас, — сказала Анна Павловна, задумчиво поднимая глаза. — Je suis votre [Я ваш] верный раб, et a vous seule je puis lavouer. Мои дети — ce sont les entraves de mon existence. [вам одним могу признаться. Мои дети — обуза моего существования. ] — Он помолчал, выражая жестом свою покорность жестокой судьбе. Анна Павловна задумалась. — Вы никогда не думали о том, чтобы женить вашего блудного сына Анатоля? Говорят, — сказала она, — что старые девицы ont la manie des Marieiages. [имеют манию женить. ] Я еще не чувствую за собою этой слабости, но у меня есть одна petite personne [маленькая особа], которая очень несчастлива с отцом, une parente a nous, une princesse [наша родственница, княжна] Болконская. — Князь Василий не отвечал, хотя с свойственною светским людям быстротой соображения и памяти показал движением головы, что он принял к соображению эти сведения. — Нет, вы знаете ли, что этот Анатоль мне стоит 40.000 в год, — сказал он, видимо, не в силах удерживать печальный ход своих мыслей. Он помолчал. — Что будет через пять лет, если это пойдет так? Voila lavantage detre pere. [Вот выгода быть отцом. ] Она богата, ваша княжна? — Отец очень богат и скуп. Он живет в деревне. Знаете, этот известный князь Болконский, отставленный еще при покойном императоре и прозванный прусским королем. Он очень умный человек, но со странностями и тяжелый. La pauvre petite est malheureuse, comme les pierres. [Бедняжка несчастлива, как камни. ] У нее брат, вот что недавно женился на Lise Мейнен, адъютант Кутузова. Он будет нынче у меня. — Ecoutez, chere Annette, [Послушайте, милая Аннет, ] — сказал князь, взяв вдруг свою собеседницу за руку и пригибая ее почему-то книзу. — Arrangez-moi cette affaire et je suis votre [Устройте мне это дело, и я навсегда ваш] вернейший раб a tout jamais pan, comme mon староста mecrit des [как пишет мне мой староста] донесенья: покой-ер-п!. Она хорошей фамилии и богата. Всё, что мне нужно. И он с теми свободными и фамильярными, грациозными движениями, которые его отличали, взял за руку фрейлину, поцеловал ее и, поцеловав, помахал фрейлинскою рукой, развалившись на креслах и глядя в сторону. Назад12345678910…240Вперед Страница номер Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению — Attendez [Подождите], — сказала Анна Павловна, соображая. — Я нынче же поговорю Lise (la femme du jeune Болконский). [с Лизой (женой молодого Болконского). ] И, может быть, это уладится. Ce sera dans votre famille, que je ferai mon apprentissage de vieille fille. [Я в вашем семействе начну обучаться ремеслу старой девки. ] Глава 2 Гостиная Анны Павловны начала понемногу наполняться. Приехала высшая знать Петербурга, люди самые разнородные по возрастам и характерам, но одинаковые по обществу, в каком все жили; приехала дочь князя Василия, красавица Элен, заехавшая за отцом, чтобы с ним вместе ехать на праздник посланника. Она была в шифре и бальном платье. Приехала и известная, как la femme la plus seduisante de Petersbourg [самая обворожительная женщина в Петербурге, ], молодая, маленькая княгиня Болконская, прошлую зиму вышедшая замуж и теперь не выезжавшая в большой свет по причине своей беременности, но ездившая еще на небольшие вечера. Приехал князь Ипполит, сын князя Василия, с Мортемаром, которого он представил; приехал и аббат Морио и многие другие. — Вы не видали еще? или: — вы не знакомы с ma tante [с моей тетушкой]? — говорила Анна Павловна приезжавшим гостям и весьма серьезно подводила их к маленькой старушке в высоких бантах, выплывшей из другой комнаты, как скоро стали приезжать гости, называла их по имени, медленно переводя глаза с гостя на ma tante [тетушку], и потом отходила. Все гости совершали обряд приветствования никому неизвестной, никому неинтересной и ненужной тетушки. Анна Павловна с грустным, торжественным участием следила за их приветствиями, молчаливо одобряя их. Ma tante каждому говорила в одних и тех же выражениях о его здоровье, о своем здоровье и о здоровье ее величества, которое нынче было, слава Богу, лучше. Все подходившие, из приличия не выказывая поспешности, с чувством облегчения исполненной тяжелой обязанности отходили от старушки, чтобы уж весь вечер ни разу не подойти к ней. Молодая княгиня Болконская приехала с работой в шитом золотом бархатном мешке. Ее хорошенькая, с чуть черневшимися усиками верхняя губка была коротка по зубам, но тем милее она открывалась и тем еще милее вытягивалась иногда и опускалась на нижнюю. Как это всегда бывает у вполне-привлекательных женщин, недостаток ее — короткость губы и полуоткрытый рот — казались ее особенною, собственно ее красотой. Всем было весело смотреть на эту, полную здоровья и живости, хорошенькую будущую мать, так легко переносившую свое положение. Старикам и скучающим, мрачным молодым людям, смотревшим на нее, казалось, что они сами делаются похожи на нее, побыв и поговорив несколько времени с ней. Кто говорил с ней и видел при каждом слове ее светлую улыбочку и блестящие белые зубы, которые виднелись беспрестанно, тот думал, что он особенно нынче любезен. И это думал каждый. Маленькая княгиня, переваливаясь, маленькими быстрыми шажками обошла стол с рабочею сумочкою на руке и, весело оправляя платье, села на диван, около серебряного самовара, как будто всё, что она ни делала, было part de plaisir [развлечением] для нее и для всех ее окружавших. — Jai apporte mon ouvrage [Я захватила работу], — сказала она, развертывая свой ридикюль и обращаясь ко всем вместе. — Смотрите, Annette, ne me jouez pas un mauvais tour, — обратилась она к хозяйке. — Vous mavez ecrit, que cetait une toute petite soiree; voyez, comme je suis attifee. [Не сыграйте со мной дурной шутки; вы мне писали, что у вас совсем маленький вечер. Видите, как я одета дурно. ] И она развела руками, чтобы показать свое, в кружевах, серенькое изящное платье, немного ниже грудей опоясанное широкою лентой. — Soyez tranquille, Lise, vous serez toujours la plus jolie [Будьте спокойны, вы всё будете лучше всех], — отвечала Анна Павловна. — Vous savez, mon mari mabandonne, — продолжала она тем же тоном, обращаясь к генералу, — il va se faire tuer. Dites moi, pourquoi cette vilaine guerre, [Вы знаете, мой муж покидает меня. Идет на смерть. Скажите, зачем эта гадкая война, ] — сказала она князю Василию и, не дожидаясь ответа, обратилась к дочери князя Василия, к красивой Элен. — Quelle delicieuse personne, que cette petite princesse! [Что за прелестная особа эта маленькая княгиня!] — сказал князь Василий тихо Анне Павловне. Вскоре после маленькой княгини вошел массивный, толстый молодой человек с стриженою головой, в очках, светлых панталонах по тогдашней моде, с высоким жабо и в коричневом фраке. Этот толстый молодой человек был незаконный сын знаменитого Екатерининского вельможи, графа Безухого, умиравшего теперь в Москве. Он нигде не служил еще, только что приехал из-за границы, где он воспитывался, и был в первый раз в обществе. Анна Павловна приветствовала его поклоном, относящимся к людям самой низшей иерархии в ее салоне. Но, несмотря на это низшее по своему сорту приветствие, при виде вошедшего Пьера в лице Анны Павловны изобразилось беспокойство и страх, подобный тому, который выражается при виде чего-нибудь слишком огромного и несвойственного месту. Хотя, действительно, Пьер был несколько больше других мужчин в комнате, но этот страх мог относиться только к тому умному и вместе робкому, наблюдательному и естественному взгляду, отличавшему его от всех в этой гостиной. — Cest bien aimable a vous, monsieur Pierre, detre venu voir une pauvre malade, [Очень любезно с вашей стороны, Пьер, что вы пришли навестить бедную больную, ] — сказала ему Анна Павловна, испуганно переглядываясь с тетушкой, к которой она подводила его. Пьер пробурлил что-то непонятное и продолжал отыскивать что-то глазами. Он радостно, весело улыбнулся, кланяясь маленькой княгине, как близкой знакомой, и подошел к тетушке. Страх Анны Павловны был не напрасен, потому что Пьер, не дослушав речи тетушки о здоровье ее величества, отошел от нее. Анна Павловна испуганно остановила его словами: — Вы не знаете аббата Морио? он очень интересный человек… — сказала она. — Да, я слышал про его план вечного мира, и это очень интересно, но едва ли возможно… — Вы думаете?… — сказала Анна Павловна, чтобы сказать что-нибудь и вновь обратиться к своим занятиям хозяйки дома, но Пьер сделал обратную неучтивость. Прежде он, не дослушав слов собеседницы, ушел; теперь он остановил своим разговором собеседницу, которой нужно было от него уйти. Он, нагнув голову и расставив большие ноги, стал доказывать Анне Павловне, почему он полагал, что план аббата был химера.Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой страница номер 5 Galaxy S3 — 440 грн В связи с закрытием склада распродажа. Осталось 12 штук! mobi-store.com.ua Скидка 50% Saving Box Хотите платить меньше по квитанциям? Без него не обойтись! skidka24.com.ua 225 грн. Не проходите мимо Модная женская обувь по супер-ценам! lamoda.ua от 100 грн. Страница номер Le charmant Hippolyte [Очаровательный Ипполит] поражал своим необыкновенным сходством с сестрою-красавицей и еще более тем, что, несмотря на сходство, он был поразительно дурен собой. Черты его лица были те же, как и у сестры, но у той все освещалось жизнерадостною, самодовольною, молодою, неизменною улыбкой жизни и необычайною, античною красотой тела; у брата, напротив, то же лицо было отуманено идиотизмом и неизменно выражало самоуверенную брюзгливость, а тело было худощаво и слабо. Глаза, нос, рот — все сжималось как будто в одну неопределенную и скучную гримасу, а руки и ноги всегда принимали неестественное положение. — Ce nest pas une histoire de revenants? [Это не история о привидениях?] — сказал он, усевшись подле княгини и торопливо пристроив к глазам свой лорнет, как будто без этого инструмента он не мог начать говорить. — Mais non, mon cher, [Вовсе нет, ] — пожимая плечами, сказал удивленный рассказчик. — Cest que je deteste les histoires de revenants, [Дело в том, что я терпеть не могу историй о привидениях, ] — сказал он таким тоном, что видно было, — он сказал эти слова, а потом уже понял, что они значили. Из-за самоуверенности, с которой он говорил, никто не мог понять, очень ли умно или очень глупо то, что он сказал. Он был в темнозеленом фраке, в панталонах цвета cuisse de nymphe effrayee, [бедра испуганной нимфы, ] как он сам говорил, в чулках и башмаках. Vicomte [Виконт] рассказал очень мило о том ходившем тогда анекдоте, что герцог Энгиенский тайно ездил в Париж для свидания с m-lle George, [мадмуазель Жорж, ] и что там он встретился с Бонапарте, пользовавшимся тоже милостями знаменитой актрисы, и что там, встретившись с герцогом, Наполеон случайно упал в тот обморок, которому он был подвержен, и находился во власти герцога, которой герцог не воспользовался, но что Бонапарте впоследствии за это-то великодушие и отмстил смертью герцогу. Рассказ был очень мил и интересен, особенно в том месте, где соперники вдруг узнают друг друга, и дамы, казалось, были в волнении. — Charmant, [Очаровательно, ] — сказала Анна Павловна, оглядываясь вопросительно на маленькую княгиню. — Charmant, — прошептала маленькая княгиня, втыкая иголку в работу, как будто в знак того, что интерес и прелесть рассказа мешают ей продолжать работу. Виконт оценил эту молчаливую похвалу и, благодарно улыбнувшись, стал продолжать; но в это время Анна Павловна, все поглядывавшая на страшного для нее молодого человека, заметила, что он что-то слишком горячо и громко говорит с аббатом, и поспешила на помощь к опасному месту. Действительно, Пьеру удалось завязать с аббатом разговор о политическом равновесии, и аббат, видимо заинтересованный простодушной горячностью молодого человека, развивал перед ним свою любимую идею. Оба слишком оживленно и естественно слушали и говорили, и это-то не понравилось Анне Павловне. — Средство — Европейское равновесие и droit des gens [международное право], — говорил аббат. — Стоит одному могущественному государству, как Россия, прославленному за варварство, стать бескорыстно во главе союза, имеющего целью равновесие Европы, — и она спасет мир! — Как же вы найдете такое равновесие? — начал было Пьер; но в это время подошла Анна Павловна и, строго взглянув на Пьера, спросила итальянца о том, как он переносит здешний климат. Лицо итальянца вдруг изменилось и приняло оскорбительно притворно-сладкое выражение, которое, видимо, было привычно ему в разговоре с женщинами. — Я так очарован прелестями ума и образования общества, в особенности женского, в которое я имел счастье быть принят, что не успел еще подумать о климате, — сказал он. Не выпуская уже аббата и Пьера, Анна Павловна для удобства наблюдения присоединила их к общему кружку. Глава 4 В это время в гостиную вошло новое лицо. Новое лицо это был молодой князь Андрей Болконский, муж маленькой княгини. Князь Болконский был небольшого роста, весьма красивый молодой человек с определенными и сухими чертами. Всё в его фигуре, начиная от усталого, скучающего взгляда до тихого мерного шага, представляло самую резкую противоположность с его маленькою, оживленною женой. Ему, видимо, все бывшие в гостиной не только были знакомы, но уж надоели ему так, что и смотреть на них и слушать их ему было очень скучно. Из всех же прискучивших ему лиц, лицо его хорошенькой жены, казалось, больше всех ему надоело. С гримасой, портившею его красивое лицо, он отвернулся от нее. Он поцеловал руку Анны Павловны и, щурясь, оглядел всё общество. — Vous vous enrolez pour la guerre, mon prince? [Вы собираетесь на войну, князь?] — сказала Анна Павловна. — Le general Koutouzoff, — сказал Болконский, ударяя на последнем слоге zoff, как француз, — a bien voulu de moi pour aide-de-camp… [Генералу Кутузову угодно меня к себе в адъютанты. ] — Et Lise, votre femme? [А Лиза, ваша жена?] — Она поедет в деревню. — Как вам не грех лишать нас вашей прелестной жены? — Andre, [Андрей, ] — сказала его жена, обращаясь к мужу тем же кокетливым тоном, каким она обращалась к посторонним, — какую историю нам рассказал виконт о m-lle Жорж и Бонапарте! Князь Андрей зажмурился и отвернулся. Пьер, со времени входа князя Андрея в гостиную не спускавший с него радостных, дружелюбных глаз, подошел к нему и взял его за руку. Князь Андрей, не оглядываясь, морщил лицо в гримасу, выражавшую досаду на того, кто трогает его за руку, но, увидав улыбающееся лицо Пьера, улыбнулся неожиданно-доброй и приятной улыбкой. — Вот как!.. И ты в большом свете! — сказал он Пьеру. — Я знал, что вы будете, — отвечал Пьер. — Я приеду к вам ужинать, — прибавил он тихо, чтобы не мешать виконту, который продолжал свой рассказ. — Можно? — Нет, нельзя, — сказал князь Андрей смеясь, пожатием руки давая знать Пьеру, что этого не нужно спрашивать. Он что-то хотел сказать еще, но в это время поднялся князь Василий с дочерью, и два молодых человека встали, чтобы дать им дорогу. Назад12345678910…240Вперед Страница номер Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой страница номер 5 Galaxy S3 — 440 грн В связи с закрытием склада распродажа. Осталось 12 штук! mobi-store.com.ua Скидка 50% Saving Box Хотите платить меньше по квитанциям? Без него не обойтись! skidka24.com.ua 225 грн. Не проходите мимо Модная женская обувь по супер-ценам! lamoda.ua от 100 грн. Страница номер Le charmant Hippolyte [Очаровательный Ипполит] поражал своим необыкновенным сходством с сестрою-красавицей и еще более тем, что, несмотря на сходство, он был поразительно дурен собой. Черты его лица были те же, как и у сестры, но у той все освещалось жизнерадостною, самодовольною, молодою, неизменною улыбкой жизни и необычайною, античною красотой тела; у брата, напротив, то же лицо было отуманено идиотизмом и неизменно выражало самоуверенную брюзгливость, а тело было худощаво и слабо. Глаза, нос, рот — все сжималось как будто в одну неопределенную и скучную гримасу, а руки и ноги всегда принимали неестественное положение. — Ce nest pas une histoire de revenants? [Это не история о привидениях?] — сказал он, усевшись подле княгини и торопливо пристроив к глазам свой лорнет, как будто без этого инструмента он не мог начать говорить. — Mais non, mon cher, [Вовсе нет, ] — пожимая плечами, сказал удивленный рассказчик. — Cest que je deteste les histoires de revenants, [Дело в том, что я терпеть не могу историй о привидениях, ] — сказал он таким тоном, что видно было, — он сказал эти слова, а потом уже понял, что они значили. Из-за самоуверенности, с которой он говорил, никто не мог понять, очень ли умно или очень глупо то, что он сказал. Он был в темнозеленом фраке, в панталонах цвета cuisse de nymphe effrayee, [бедра испуганной нимфы, ] как он сам говорил, в чулках и башмаках. Vicomte [Виконт] рассказал очень мило о том ходившем тогда анекдоте, что герцог Энгиенский тайно ездил в Париж для свидания с m-lle George, [мадмуазель Жорж, ] и что там он встретился с Бонапарте, пользовавшимся тоже милостями знаменитой актрисы, и что там, встретившись с герцогом, Наполеон случайно упал в тот обморок, которому он был подвержен, и находился во власти герцога, которой герцог не воспользовался, но что Бонапарте впоследствии за это-то великодушие и отмстил смертью герцогу. Рассказ был очень мил и интересен, особенно в том месте, где соперники вдруг узнают друг друга, и дамы, казалось, были в волнении. — Charmant, [Очаровательно, ] — сказала Анна Павловна, оглядываясь вопросительно на маленькую княгиню. — Charmant, — прошептала маленькая княгиня, втыкая иголку в работу, как будто в знак того, что интерес и прелесть рассказа мешают ей продолжать работу. Виконт оценил эту молчаливую похвалу и, благодарно улыбнувшись, стал продолжать; но в это время Анна Павловна, все поглядывавшая на страшного для нее молодого человека, заметила, что он что-то слишком горячо и громко говорит с аббатом, и поспешила на помощь к опасному месту. Действительно, Пьеру удалось завязать с аббатом разговор о политическом равновесии, и аббат, видимо заинтересованный простодушной горячностью молодого человека, развивал перед ним свою любимую идею. Оба слишком оживленно и естественно слушали и говорили, и это-то не понравилось Анне Павловне. — Средство — Европейское равновесие и droit des gens [международное право], — говорил аббат. — Стоит одному могущественному государству, как Россия, прославленному за варварство, стать бескорыстно во главе союза, имеющего целью равновесие Европы, — и она спасет мир! — Как же вы найдете такое равновесие? — начал было Пьер; но в это время подошла Анна Павловна и, строго взглянув на Пьера, спросила итальянца о том, как он переносит здешний климат. Лицо итальянца вдруг изменилось и приняло оскорбительно притворно-сладкое выражение, которое, видимо, было привычно ему в разговоре с женщинами. — Я так очарован прелестями ума и образования общества, в особенности женского, в которое я имел счастье быть принят, что не успел еще подумать о климате, — сказал он. Не выпуская уже аббата и Пьера, Анна Павловна для удобства наблюдения присоединила их к общему кружку. Глава 4 В это время в гостиную вошло новое лицо. Новое лицо это был молодой князь Андрей Болконский, муж маленькой княгини. Князь Болконский был небольшого роста, весьма красивый молодой человек с определенными и сухими чертами. Всё в его фигуре, начиная от усталого, скучающего взгляда до тихого мерного шага, представляло самую резкую противоположность с его маленькою, оживленною женой. Ему, видимо, все бывшие в гостиной не только были знакомы, но уж надоели ему так, что и смотреть на них и слушать их ему было очень скучно. Из всех же прискучивших ему лиц, лицо его хорошенькой жены, казалось, больше всех ему надоело. С гримасой, портившею его красивое лицо, он отвернулся от нее. Он поцеловал руку Анны Павловны и, щурясь, оглядел всё общество. — Vous vous enrolez pour la guerre, mon prince? [Вы собираетесь на войну, князь?] — сказала Анна Павловна. — Le general Koutouzoff, — сказал Болконский, ударяя на последнем слоге zoff, как француз, — a bien voulu de moi pour aide-de-camp… [Генералу Кутузову угодно меня к себе в адъютанты. ] — Et Lise, votre femme? [А Лиза, ваша жена?] — Она поедет в деревню. — Как вам не грех лишать нас вашей прелестной жены? — Andre, [Андрей, ] — сказала его жена, обращаясь к мужу тем же кокетливым тоном, каким она обращалась к посторонним, — какую историю нам рассказал виконт о m-lle Жорж и Бонапарте! Князь Андрей зажмурился и отвернулся. Пьер, со времени входа князя Андрея в гостиную не спускавший с него радостных, дружелюбных глаз, подошел к нему и взял его за руку. Князь Андрей, не оглядываясь, морщил лицо в гримасу, выражавшую досаду на того, кто трогает его за руку, но, увидав улыбающееся лицо Пьера, улыбнулся неожиданно-доброй и приятной улыбкой. — Вот как!.. И ты в большом свете! — сказал он Пьеру. — Я знал, что вы будете, — отвечал Пьер. — Я приеду к вам ужинать, — прибавил он тихо, чтобы не мешать виконту, который продолжал свой рассказ. — Можно? — Нет, нельзя, — сказал князь Андрей смеясь, пожатием руки давая знать Пьеру, что этого не нужно спрашивать. Он что-то хотел сказать еще, но в это время поднялся князь Василий с дочерью, и два молодых человека встали, чтобы дать им дорогу. Назад12345678910…240Вперед Страница номер Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой страница номер 5 Galaxy S3 — 440 грн В связи с закрытием склада распродажа. Осталось 12 штук! mobi-store.com.ua Скидка 50% Saving Box Хотите платить меньше по квитанциям? Без него не обойтись! skidka24.com.ua 225 грн. Не проходите мимо Модная женская обувь по супер-ценам! lamoda.ua от 100 грн. Страница номер Le charmant Hippolyte [Очаровательный Ипполит] поражал своим необыкновенным сходством с сестрою-красавицей и еще более тем, что, несмотря на сходство, он был поразительно дурен собой. Черты его лица были те же, как и у сестры, но у той все освещалось жизнерадостною, самодовольною, молодою, неизменною улыбкой жизни и необычайною, античною красотой тела; у брата, напротив, то же лицо было отуманено идиотизмом и неизменно выражало самоуверенную брюзгливость, а тело было худощаво и слабо. Глаза, нос, рот — все сжималось как будто в одну неопределенную и скучную гримасу, а руки и ноги всегда принимали неестественное положение. — Ce nest pas une histoire de revenants? [Это не история о привидениях?] — сказал он, усевшись подле княгини и торопливо пристроив к глазам свой лорнет, как будто без этого инструмента он не мог начать говорить. — Mais non, mon cher, [Вовсе нет, ] — пожимая плечами, сказал удивленный рассказчик. — Cest que je deteste les histoires de revenants, [Дело в том, что я терпеть не могу историй о привидениях, ] — сказал он таким тоном, что видно было, — он сказал эти слова, а потом уже понял, что они значили. Из-за самоуверенности, с которой он говорил, никто не мог понять, очень ли умно или очень глупо то, что он сказал. Он был в темнозеленом фраке, в панталонах цвета cuisse de nymphe effrayee, [бедра испуганной нимфы, ] как он сам говорил, в чулках и башмаках. Vicomte [Виконт] рассказал очень мило о том ходившем тогда анекдоте, что герцог Энгиенский тайно ездил в Париж для свидания с m-lle George, [мадмуазель Жорж, ] и что там он встретился с Бонапарте, пользовавшимся тоже милостями знаменитой актрисы, и что там, встретившись с герцогом, Наполеон случайно упал в тот обморок, которому он был подвержен, и находился во власти герцога, которой герцог не воспользовался, но что Бонапарте впоследствии за это-то великодушие и отмстил смертью герцогу. Рассказ был очень мил и интересен, особенно в том месте, где соперники вдруг узнают друг друга, и дамы, казалось, были в волнении. — Charmant, [Очаровательно, ] — сказала Анна Павловна, оглядываясь вопросительно на маленькую княгиню. — Charmant, — прошептала маленькая княгиня, втыкая иголку в работу, как будто в знак того, что интерес и прелесть рассказа мешают ей продолжать работу. Виконт оценил эту молчаливую похвалу и, благодарно улыбнувшись, стал продолжать; но в это время Анна Павловна, все поглядывавшая на страшного для нее молодого человека, заметила, что он что-то слишком горячо и громко говорит с аббатом, и поспешила на помощь к опасному месту. Действительно, Пьеру удалось завязать с аббатом разговор о политическом равновесии, и аббат, видимо заинтересованный простодушной горячностью молодого человека, развивал перед ним свою любимую идею. Оба слишком оживленно и естественно слушали и говорили, и это-то не понравилось Анне Павловне. — Средство — Европейское равновесие и droit des gens [международное право], — говорил аббат. — Стоит одному могущественному государству, как Россия, прославленному за варварство, стать бескорыстно во главе союза, имеющего целью равновесие Европы, — и она спасет мир! — Как же вы найдете такое равновесие? — начал было Пьер; но в это время подошла Анна Павловна и, строго взглянув на Пьера, спросила итальянца о том, как он переносит здешний климат. Лицо итальянца вдруг изменилось и приняло оскорбительно притворно-сладкое выражение, которое, видимо, было привычно ему в разговоре с женщинами. — Я так очарован прелестями ума и образования общества, в особенности женского, в которое я имел счастье быть принят, что не успел еще подумать о климате, — сказал он. Не выпуская уже аббата и Пьера, Анна Павловна для удобства наблюдения присоединила их к общему кружку. Глава 4 В это время в гостиную вошло новое лицо. Новое лицо это был молодой князь Андрей Болконский, муж маленькой княгини. Князь Болконский был небольшого роста, весьма красивый молодой человек с определенными и сухими чертами. Всё в его фигуре, начиная от усталого, скучающего взгляда до тихого мерного шага, представляло самую резкую противоположность с его маленькою, оживленною женой. Ему, видимо, все бывшие в гостиной не только были знакомы, но уж надоели ему так, что и смотреть на них и слушать их ему было очень скучно. Из всех же прискучивших ему лиц, лицо его хорошенькой жены, казалось, больше всех ему надоело. С гримасой, портившею его красивое лицо, он отвернулся от нее. Он поцеловал руку Анны Павловны и, щурясь, оглядел всё общество. — Vous vous enrolez pour la guerre, mon prince? [Вы собираетесь на войну, князь?] — сказала Анна Павловна. — Le general Koutouzoff, — сказал Болконский, ударяя на последнем слоге zoff, как француз, — a bien voulu de moi pour aide-de-camp… [Генералу Кутузову угодно меня к себе в адъютанты. ] — Et Lise, votre femme? [А Лиза, ваша жена?] — Она поедет в деревню. — Как вам не грех лишать нас вашей прелестной жены? — Andre, [Андрей, ] — сказала его жена, обращаясь к мужу тем же кокетливым тоном, каким она обращалась к посторонним, — какую историю нам рассказал виконт о m-lle Жорж и Бонапарте! Князь Андрей зажмурился и отвернулся. Пьер, со времени входа князя Андрея в гостиную не спускавший с него радостных, дружелюбных глаз, подошел к нему и взял его за руку. Князь Андрей, не оглядываясь, морщил лицо в гримасу, выражавшую досаду на того, кто трогает его за руку, но, увидав улыбающееся лицо Пьера, улыбнулся неожиданно-доброй и приятной улыбкой. — Вот как!.. И ты в большом свете! — сказал он Пьеру. — Я знал, что вы будете, — отвечал Пьер. — Я приеду к вам ужинать, — прибавил он тихо, чтобы не мешать виконту, который продолжал свой рассказ. — Можно? — Нет, нельзя, — сказал князь Андрей смеясь, пожатием руки давая знать Пьеру, что этого не нужно спрашивать. Он что-то хотел сказать еще, но в это время поднялся князь Василий с дочерью, и два молодых человека встали, чтобы дать им дорогу. Назад12345678910…240Вперед Страница номер Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой страница номер 6 Скидка 60% Спортивная обувь и одежда Nike modnakasta.ua от 169 грн. Модные фасоны Платье Вашей мечты уже заждалось Вас! lamoda.ua от 190 грн. Компактный шокер “Защитник” который всегда под рукой! skidka24.com.ua 200 грн. Страница номер — Вы меня извините, мой милый виконт, — сказал князь Василий французу, ласково притягивая его за рукав вниз к стулу, чтоб он не вставал. — Этот несчастный праздник у посланника лишает меня удовольствия и прерывает вас. Очень мне грустно покидать ваш восхитительный вечер, — сказал он Анне Павловне. Дочь его, княжна Элен, слегка придерживая складки платья, пошла между стульев, и улыбка сияла еще светлее на ее прекрасном лице. Пьер смотрел почти испуганными, восторженными глазами на эту красавицу, когда она проходила мимо него. — Очень хороша, — сказал князь Андрей. — Очень, — сказал Пьер. Проходя мимо, князь Василий схватил Пьера за руку и обратился к Анне Павловне. — Образуйте мне этого медведя, — сказал он. — Вот он месяц живет у меня, и в первый раз я его вижу в свете. Ничто так не нужно молодому человеку, как общество умных женщин. Глава 5 Анна Павловна улыбнулась и обещалась заняться Пьером, который, она знала, приходился родня по отцу князю Василью. Пожилая дама, сидевшая прежде с ma tante, торопливо встала и догнала князя Василья в передней. С лица ее исчезла вся прежняя притворность интереса. Доброе, исплаканное лицо ее выражало только беспокойство и страх. — Что же вы мне скажете, князь, о моем Борисе? — сказала она, догоняя его в передней. (Она выговаривала имя Борис с особенным ударением на о). — Я не могу оставаться дольше в Петербурге. Скажите, какие известия я могу привезти моему бедному мальчику? Несмотря на то, что князь Василий неохотно и почти неучтиво слушал пожилую даму и даже выказывал нетерпение, она ласково и трогательно улыбалась ему и, чтоб он не ушел, взяла его за руку. — Что вам стоит сказать слово государю, и он прямо будет переведен в гвардию, — просила она. — Поверьте, что я сделаю всё, что могу, княгиня, — отвечал князь Василий, — но мне трудно просить государя; я бы советовал вам обратиться к Румянцеву, через князя Голицына: это было бы умнее. Пожилая дама носила имя княгини Друбецкой, одной из лучших фамилий России, но она была бедна, давно вышла из света и утратила прежние связи. Она приехала теперь, чтобы выхлопотать определение в гвардию своему единственному сыну. Только затем, чтоб увидеть князя Василия, она назвалась и приехала на вечер к Анне Павловне, только затем она слушала историю виконта. Она испугалась слов князя Василия; когда-то красивое лицо ее выразило озлобление, но это продолжалось только минуту. Она опять улыбнулась и крепче схватила за руку князя Василия. — Послушайте, князь, — сказала она, — я никогда не просила вас, никогда не буду просить, никогда не напоминала вам о дружбе моего отца к вам. Но теперь, я Богом заклинаю вас, сделайте это для моего сына, и я буду считать вас благодетелем, — торопливо прибавила она. — Нет, вы не сердитесь, а вы обещайте мне. Я просила Голицына, он отказал. Soyez le bon enfant que vous аvez ete, [Будьте добрым малым, как вы были, ] — говорила она, стараясь улыбаться, тогда как в ее глазах были слезы. — Папа, мы опоздаем, — сказала, повернув свою красивую голову на античных плечах, княжна Элен, ожидавшая у двери. Но влияние в свете есть капитал, который надо беречь, чтоб он не исчез. Князь Василий знал это, и, раз сообразив, что ежели бы он стал просить за всех, кто его просит, то вскоре ему нельзя было бы просить за себя, он редко употреблял свое влияние. В деле княгини Друбецкой он почувствовал, однако, после ее нового призыва, что-то вроде укора совести. Она напомнила ему правду: первыми шагами своими в службе он был обязан ее отцу. Кроме того, он видел по ее приемам, что она — одна из тех женщин, особенно матерей, которые, однажды взяв себе что-нибудь в голову, не отстанут до тех пор, пока не исполнят их желания, а в противном случае готовы на ежедневные, ежеминутные приставания и даже на сцены. Это последнее соображение поколебало его. — Chere Анна Михайловна, — сказал он с своею всегдашнею фамильярностью и скукой в голосе, — для меня почти невозможно сделать то, что вы хотите; но чтобы доказать вам, как я люблю вас и чту память покойного отца вашего, я сделаю невозможное: сын ваш будет переведен в гвардию, вот вам моя рука. Довольны вы? — Милый мой, вы благодетель! Я иного и не ждала от вас; я знала, как вы добры. Он хотел уйти. — Постойте, два слова. Une fois passe aux gardes… [Раз он перейдет в гвардию…] — Она замялась: — Вы хороши с Михаилом Иларионовичем Кутузовым, рекомендуйте ему Бориса в адъютанты. Тогда бы я была покойна, и тогда бы уж… Князь Василий улыбнулся. — Этого не обещаю. Вы не знаете, как осаждают Кутузова с тех пор, как он назначен главнокомандующим. Он мне сам говорил, что все московские барыни сговорились отдать ему всех своих детей в адъютанты. — Нет, обещайте, я не пущу вас, милый, благодетель мой… — Папа! — опять тем же тоном повторила красавица, — мы опоздаем. — Ну, au revoir, [до свиданья, ] прощайте. Видите? — Так завтра вы доложите государю? — Непременно, а Кутузову не обещаю. — Нет, обещайте, обещайте, Basile, [Василий, ] — сказала вслед ему Анна Михайловна, с улыбкой молодой кокетки, которая когда-то, должно быть, была ей свойственна, а теперь так не шла к ее истощенному лицу. Она, видимо, забыла свои годы и пускала в ход, по привычке, все старинные женские средства. Но как только он вышел, лицо ее опять приняло то же холодное, притворное выражение, которое было на нем прежде. Она вернулась к кружку, в котором виконт продолжал рассказывать, и опять сделала вид, что слушает, дожидаясь времени уехать, так как дело ее было сделано. — Но как вы находите всю эту последнюю комедию du sacre de Milan? [миланского помазания?] — сказала Анна Павловна. Et la nouvelle comedie des peuples de Genes et de Lucques, qui viennent presenter leurs voeux a M. Buonaparte assis sur un trone, et exaucant les voeux des nations! Adorable! Non, mais c`est a en devenir folle! On dirait, que le monde entier a perdu la tete. [И вот новая комедия: народы Генуи и Лукки изъявляют свои желания господину Бонапарте. И господин Бонапарте сидит на троне и исполняет желания народов. 0! это восхитительно! Нет, от этого можно с ума сойти. Подумаешь, что весь свет потерял голову. ] Князь Андрей усмехнулся, прямо глядя в лицо Анны Павловны. Назад1…3456789…240Вперед Страница номер Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению

    28.02.2014 0:06

    ВСІМ НЕБАЙДУЖИМ

    Митникі, суб’єкти ЗЕД, перевізники, брокери тощо, пам’ятайте кожен раз коли Ви вимагаєте, отримуєте, пропонуєте, передаєте хабар, коли Ви пропускаєте, везете, покриваєте і стимулюєте контрабанду та ПМП, Ви випускаєте чергову кулю в серце, голову чи шию наступного Українця, завтра на його місці будете Ви — кожен з нас.
    Кожен із загиблих на майдані, і не тільки, змили кров’ю наші гріхи минулого, і ми маємо мати сміливість та честь не забувати за що загинули всі ці Люди — і починати кожен з себе з лозунгом “ніхто крім мене”.
    Всі хто не може приборкати свої тваринні інстинкти хабарника повинен піти з системи. йдіть в бізнес, у наймані працівники, на заводи, на социалку тощо, але не розмножуйте це зло, доведене шайкою Януковича до неможливого піку. Кров майдану пролита за Ваше право вимагати достойні зарплати, соціального захисту за Ваш відповідальний труд.
    Найкращою відповіддю для тих хто вимагає, бере, пропонує чи покриває хабар буде кривавий список загиблих Героїв: http://uk.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%BF%D0%B8%D1%81%D0%BE%D0%BA_%D0%B7%D0%B0%D 0%B3%D0%B8%D0%B1%D0%BB%D0%B8%D1%85_%D1%83%D1%87%D0%B0%D1%81%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D1 %96%D0%B2_%D0%84%D0%B2%D1%80%D0%BE%D0%BC%D0%B0%D0%B9%D0%B4%D0%B0%D0%BD%D1%83
    Сл ава Україні!!!

    28.02.2014 0:18

    1

    Небайдужому

    Запамятайте кожен ваш популістський пост… Не створює жодного робочого місця. Ні на копійку не збільшує зарплату митника. Не притягує до кримінальної відповідальності жодного нардепа винного в смертях. Жоден народний депутат не віддав через це бізнес в державну власність і жоден не став красти менше.

    Висновок небайдужий ви нахабно спекулюєте на смертях людей.
    Хочете подолати корупцію на місцях не задумуючись про те що їсти десяткам тисяч людей при відсутності робочих місць і зарплати держ службовця на рівні 150 доларів в місяць. риба зогнила в голові.

    28.02.2014 0:46

    митник

    Заїбав ти всіх своєю розповідю, хочу знаю ми самі все знаємо, на себе подивись і розкажи усім про себе

    28.02.2014 0:49

    митник

    Заїбав ти всіх своєю розповідю, хочу знаю ми самі все знаємо, на себе подивись і розкажи усім про себе

    28.02.2014 1:24

    1

    Беріть і давайте? А ви красавчик сходу показали своє нутро. Гниле.
    Про робочі місця зарплати і депутатів хоть би словом обмовились… Де там сказати нічого.

    Касир. Так таку чорну касу тримаю що міністри і не уявляють.

    Піаритесь?)) ні ви не піаритесь… Ви на ідейності наївності та за рахунок простих людей намагаєтесь підняти країну… При цьому звівши до 0 витрати панівної верхівки.

    І мало того ви думаєте що граєте в одні ворота. Атже на вірі людей нормально можна виїхати… А не вдасться.

    28.02.2014 8:27

    Голос з народу

    Доброго дня!!!! Звичайно зміни в країні дуже потрібні! Але давайте правду скажемо про простих людей , які не мають змоги влаштуватися на роботу а живуть за рахунок сигарет і б.у. Вони важко працюють, нервують перетинаючи кордон, але вони за два рази поїхавши заробляють чисто мінімальну зарплату. І їм не треба кожен день ходити на роботу цілий місяць.
    І їхні будинки, машини, дружини і діти не набагато відрізняються від митників. На мою думку, зараз той хто безробітний тільки лінивий не їздить в Польщу.

    28.02.2014 9:26

    2342

    Личность Степана Дериволкова, первого заместителя министра налогов и сборов крайне одиозна и известна. К сожалению, не в широких кругах. Такому кортежу из трех и более автомобилей, как у Дериволкова, может много кто позавидовать. По слухам, на всякий случай имеет болгарский паспорт. А случай сейчас может представиться, если начнется люстрация. Но пока Дериволков мертвой хваткой вцепился в должность. Степан Дмитриевич Дериволков — очень порядочный человек, сутками работает над пополнением бюджета. Личного. Дериволков поднялся при помощи Игоря Калетника (на выборах в Измаил за комунистов автобусы с людьми пригонял, болградские таможенники помогали), не обошлось и без «великого борца против контрабанды», народного депутата Рыбакова (вспомните “Контрабанде-СТОП”, тогда Дериволков группы свои из Болграда посылал на западные таможни и Одессу). Вся его история, от инспектора до министра-взяточника — это контрабанда, коррупция, злоупотребление и воровство, грабеж государства. В Измаиле скажут, что он имел, будучи простым начальником поста “Болград” (это вам не “Чоп”). Если его и его ставленников оставят, то грош цена Майдану. Далее компромат и детальное раследование делишек Дериволкова в материале журналистов сайта ОРД 02 и Акценты ДЕТАЛЬНО РАСЛЕДОВАНИЕ МОЖНО ПРОЧИТАТЬ ТУТ Биография Дериволков родился в 1968 г. в Одесской области. Окончил Одесский техникум измерений, Одесский национальный политехнический университет и Киевский национальный университет им. Тараса Шевченко. Кандидат юридических наук. В 1989 г. начал работать на Измаильской таможне, впоследствии возглавил Придунайскую таможню. С 2006 г. по 2009 г. исполнял обязанности начальника Днестрянской таможни в Винницкой области. С 2009 г. занимал должность главы Государственной таможенной службы. Указом Президента Украины № 171/20131 от 1 апреля 2013 г. Степан Дериволков был уволен с должности заместителя председателя Государственной таможенной службы Украины. Указом № 174/2013 от 1 апреля 2013 г. Дериволков назначен первым заместителем министра доходов и сборов Украины. Народный депутат Игорь Мирошниченко так отозвался об этом назначении: «В умовах безнадійної фінансово-економічної кризи та невпинного “пакращення” мільярдних статків одного-єдиного успішного українського Стоматолога, партія влади цілком резонно вирішила скористатися з формули Ніколая Янавіча Азарова і дала союзникам замість грошей лопату. Лопата, якою найцинічніша група депутатів у нинішньому парламенті буде “добувати собі їжу”, – це посада. Колишній заступник Ігоря Калєтніка по митниці Степан Дериволков після реорганізації податкової та митної служб у Міністерство доходів та зборів цілих чотири місяці зразом з КПУ, яку він представляє, скнів на голодному пайку без перенаправлених до рук міністра Клименка грошових потоків. І ось тепер, 1 квітня 2013 року, указом президента Януковича він призначений першим заступником міністра МінЗДох (надзвичайно вдала народна абревіатура цього фіскально-здирницького монстра при Кабміні). Це та сама “лопата”, якою комуністи будуть наповнювати партійну касу й з біл-бордів по всій країні та відеороликів у всіх електронних та друкованих ЗМІ повертати країну народу. Натомість, у Верховній Раді своїми голосуваннями вони й надалі зміцнюють диктатуру Януковича та посилюють корупцію в країні. Вже наступного дня після знакового призначення комуніста Дериволкова, Пйотр Сіманєнка з соратниками припинили свій демарш з неголосуванням у ВР, забувши пояснити своїм виборцям, чому вони так легко відмовились від власних ультиматумів регіоналам. Хай пенсійна реформа, яку вони намагалися позірно скасувати, внісши лише кілька змін до Закону замість відміни його вцілому, провалилася не набравши достатньо голосів. Проте, з медичними експериментами над українцями вийшла притичина. Ухопивши азаровську лопату – посаду першого зама глави МінЗДоху, комуняки так гайнули вперед, що забули навіть поставити скасування цієї горе-реформи у порядок денний». Год назад Степан Дериволков был арестован СБУ за «крышевание» крупной контрабанды в Украине. Его задержали за то, что прикрывал крупные партии контрабанды на Западной Украине. Но вскоре, понятно, отпустили. Поделился. Сбежавшая невеста и усравшийся Дериволков Исчезнувший после отставки первый вице-спикер Верховной Рады Игорь Калетник решил отдать «февральскую кассу» Гостаможенной службы новой власти, сформированной после бегства экс-президента Виктора Януковича. Об этом якобы заявил первый заместитель главы Миндоходов и сборов Степан Дериволков, пишет журналист Валерий Калныш. «Раз у нас открытая демократия,… прошу нового руководителя ГПУ Олега Махницкого обратить внимание на вот какую историю. Знакомый с таможни сообщил следующее: зам Калетника Дериволков вчера собирал таможенников и сказал, что Калетник «решил вопрос с новой властью». И сказал сдать кассу за февраль новой власти», — написал Калныш на своей странице в Facebook. «Вы же собирались бороться с коррупцией? Таможня более чем для этого подходит», — обратился журналист к представителям новой власти. В частности к новому генпрокурору Махницкому. При этом он не уточнил, о какой сумме идет речь. В пресс-службе Миндоходов информацию не комментируют. Зачищает за собой сайты Ни одна из ссылок на сайте ОРД Речинского который реально пренадлежит Турчинову про Дериволкова уже не работает, а это означает одно, пацаны договорились. Еще в начале прошлого года форумы пестрили подобными комментариями: ТАКОЙ НАГЛОЙ И ГИГАНСКОЙ КОРРУПЦИИ КАК СЕГОДНЯ НА ТАМОЖНЕ НЕ БЫЛО НИКОГДА! По моим данным после многих общений с таможенными брокерами заместитель ДМСУ г-н Дериволков Степан Дмитриевич получает в месяц со своих подчиненных и через своих адъютантов не менее 90млн$ кэша в месяц. Далее львиная доля этих денег переводится на оффшоры Виктора Януковича младшего сына нашего президента, который помог за это “ежемесячное вознаграждение” остаться в трудное время Калетнику при должности. Деньги эти берутся с потребителя которые в последние два года стали сильно переплачивать за товары после резко увеличившегося коррупционного налога. При чем этот так называемый налог растет просто на глазах, ежеквартально в 2 раза. Эта статья на сайте ОРД-02: День таможенника. Игорю Калетнику посвящается. является чистой правдой кроме одной мелочи, ставки взяток указанные в этой статье увеличились в 3 раза. Если раньше мы перестали возить обувь самостоятельно и вынуждены отдавать на растаможку свои грузы “модным” Одесским брокерам, при этом знали что некоторые грузы избегают “модных”, то теперь ни один контейнер не может их обойти, так как любые товары народного потребления проходят согласование у “модных” и ни старый ни новый (Вдовиченко) начальник Южной таможни не вправе без устного согласия “модных” (кумовей и друзей Дериволкова) оформить груз. Таким образом любой предприниматель, любая крупная компания (знаю очень крупные компании с оборотом более 1млрд$ в год) обязаны договорится с “модными” о кэшевом тарифе сверху контейнера. И при этом компании растамаживают своими штатными брокерами на свои компании. “Модные” являются лишь кассирами которые согласовывают со своим старшим кассиром Дериволковым кэшевый тариф и затем как почтальоны доставляют деньги в Киев, оставляя свои комиссионные. Добрые “модные брокеры” идут навстречу и если у тебя произ-во и абсолютно белый груз в виде материалов, оборудования или комплектующих то “модные” ссылаясь на Азарова, который дал команду поддерживать отечественного производителя берут сверху всего 1-2тыс$ с контейнера, если же готовые товары от 3 до 10тыс$ сверху. Всю эту информацию можно легко получить у любого Одесского брокера или просто введите в Яндексе слова “Вор Дериволков” или “Степа Дериволков” и на многочисленных форумах все складывается лучшим образом. Простой бедный предприниматель, который нес стране золотые яйца, и которого зарезала коррупционная система!!! Теперь — пустота. Кристально чистый имидж? Да так, как обосрался Дериволков — надобно уметь. Но он надеется, что никто не узнает. Зря. Вот посмотрите — http://ord-ua.com/2014/02/23/glavnyij-vzyatochnik-stranyi-derivolkov-stepan-dmit rievich/?page=4 или http://ord-ua.com/2014/02/26/glavnyij-vor-stranyi-na-tamozhne-derivolkov/?lpage= 1. Все удалили «честные» СМИ! Дериволков — крыша титушек Вот еще чудом уцелевшая заметка о Степане Дериволкове. Калетник — спонсор черной политики. Могильщик. Все бабло налом, которое получает “Беркут” прямо в автобусах и весь наличман, который идет титушкам — это все оплачивает Калетник. Его люди раз в неделю возят бабло в Харьков, Луганск и Одессу. Хотя с Одессой еще тот цирк. Его заместитель Стёпа Дериволков родом их Измаила и именно он контролирует поставку и оплату одесским титушкам, а поскольку в Одессе с титушками слабовато, то Степе приходится крутиться. Это Кремлю только можно втирать, что Одесса спит и видит себя в составе России (в гробу она ту Россию видела), поэтому Стёпе приходится возить сюда титушек из Приднестровья. Платит Степа приднестровским боевикам по 100 баксов в день. Координирует же всю эту гопоту в Киеве Стёпын зам и он же начальник киевской областной таможни, которая контролирует аэропорт “Борисполь” Гила . Это он ответственный за трассу на Харьков. В общем, братва под Калетником убойная. Недавно они зарезали и выбросили из окна 12 этажа одного начальника отдела, который работал у Гилы и вскрыл (попалил) схему поставок товаров и оружия через терминал аэропорта.

    27.02.2014 21:25 123
    Личность Степана Дериволкова, первого заместителя министра налогов и сборов крайне одиозна и известна. К сожалению, не в широких кругах. Такому кортежу из трех и более автомобилей, как у Дериволкова, может много кто позавидовать. По слухам, на всякий случай имеет болгарский паспорт. А случай сейчас может представиться, если начнется люстрация. Но пока Дериволков мертвой хваткой вцепился в должность. Степан Дмитриевич Дериволков — очень порядочный человек, сутками работает над пополнением бюджета. Личного. Дериволков поднялся при помощи Игоря Калетника (на выборах в Измаил за комунистов автобусы с людьми пригонял, болградские таможенники помогали), не обошлось и без «великого борца против контрабанды», народного депутата Рыбакова (вспомните “Контрабанде-СТОП”, тогда Дериволков группы свои из Болграда посылал на западные таможни и Одессу). Вся его история, от инспектора до министра-взяточника — это контрабанда, коррупция, злоупотребление и воровство, грабеж государства. В Измаиле скажут, что он имел, будучи простым начальником поста “Болград” (это вам не “Чоп”). Если его и его ставленников оставят, то грош цена Майдану. Далее компромат и детальное раследование делишек Дериволкова в материале журналистов сайта ОРД 02 и Акценты ДЕТАЛЬНО РАСЛЕДОВАНИЕ МОЖНО ПРОЧИТАТЬ ТУТ Биография Дериволков родился в 1968 г. в Одесской области. Окончил Одесский техникум измерений, Одесский национальный политехнический университет и Киевский национальный университет им. Тараса Шевченко. Кандидат юридических наук. В 1989 г. начал работать на Измаильской таможне, впоследствии возглавил Придунайскую таможню. С 2006 г. по 2009 г. исполнял обязанности начальника Днестрянской таможни в Винницкой области. С 2009 г. занимал должность главы Государственной таможенной службы. Указом Президента Украины № 171/20131 от 1 апреля 2013 г. Степан Дериволков был уволен с должности заместителя председателя Государственной таможенной службы Украины. Указом № 174/2013 от 1 апреля 2013 г. Дериволков назначен первым заместителем министра доходов и сборов Украины. Народный депутат Игорь Мирошниченко так отозвался об этом назначении: «В умовах безнадійної фінансово-економічної кризи та невпинного “пакращення” мільярдних статків одного-єдиного успішного українського Стоматолога, партія влади цілком резонно вирішила скористатися з формули Ніколая Янавіча Азарова і дала союзникам замість грошей лопату. Лопата, якою найцинічніша група депутатів у нинішньому парламенті буде “добувати собі їжу”, – це посада. Колишній заступник Ігоря Калєтніка по митниці Степан Дериволков після реорганізації податкової та митної служб у Міністерство доходів та зборів цілих чотири місяці зразом з КПУ, яку він представляє, скнів на голодному пайку без перенаправлених до рук міністра Клименка грошових потоків. І ось тепер, 1 квітня 2013 року, указом президента Януковича він призначений першим заступником міністра МінЗДох (надзвичайно вдала народна абревіатура цього фіскально-здирницького монстра при Кабміні). Це та сама “лопата”, якою комуністи будуть наповнювати партійну касу й з біл-бордів по всій країні та відеороликів у всіх електронних та друкованих ЗМІ повертати країну народу. Натомість, у Верховній Раді своїми голосуваннями вони й надалі зміцнюють диктатуру Януковича та посилюють корупцію в країні. Вже наступного дня після знакового призначення комуніста Дериволкова, Пйотр Сіманєнка з соратниками припинили свій демарш з неголосуванням у ВР, забувши пояснити своїм виборцям, чому вони так легко відмовились від власних ультиматумів регіоналам. Хай пенсійна реформа, яку вони намагалися позірно скасувати, внісши лише кілька змін до Закону замість відміни його вцілому, провалилася не набравши достатньо голосів. Проте, з медичними експериментами над українцями вийшла притичина. Ухопивши азаровську лопату – посаду першого зама глави МінЗДоху, комуняки так гайнули вперед, що забули навіть поставити скасування цієї горе-реформи у порядок денний». Год назад Степан Дериволков был арестован СБУ за «крышевание» крупной контрабанды в Украине. Его задержали за то, что прикрывал крупные партии контрабанды на Западной Украине. Но вскоре, понятно, отпустили. Поделился. Сбежавшая невеста и усравшийся Дериволков Исчезнувший после отставки первый вице-спикер Верховной Рады Игорь Калетник решил отдать «февральскую кассу» Гостаможенной службы новой власти, сформированной после бегства экс-президента Виктора Януковича. Об этом якобы заявил первый заместитель главы Миндоходов и сборов Степан Дериволков, пишет журналист Валерий Калныш. «Раз у нас открытая демократия,… прошу нового руководителя ГПУ Олега Махницкого обратить внимание на вот какую историю. Знакомый с таможни сообщил следующее: зам Калетника Дериволков вчера собирал таможенников и сказал, что Калетник «решил вопрос с новой властью». И сказал сдать кассу за февраль новой власти», — написал Калныш на своей странице в Facebook. «Вы же собирались бороться с коррупцией? Таможня более чем для этого подходит», — обратился журналист к представителям новой власти. В частности к новому генпрокурору Махницкому. При этом он не уточнил, о какой сумме идет речь. В пресс-службе Миндоходов информацию не комментируют. Зачищает за собой сайты Ни одна из ссылок на сайте ОРД Речинского который реально пренадлежит Турчинову про Дериволкова уже не работает, а это означает одно, пацаны договорились. Еще в начале прошлого года форумы пестрили подобными комментариями: ТАКОЙ НАГЛОЙ И ГИГАНСКОЙ КОРРУПЦИИ КАК СЕГОДНЯ НА ТАМОЖНЕ НЕ БЫЛО НИКОГДА! По моим данным после многих общений с таможенными брокерами заместитель ДМСУ г-н Дериволков Степан Дмитриевич получает в месяц со своих подчиненных и через своих адъютантов не менее 90млн$ кэша в месяц. Далее львиная доля этих денег переводится на оффшоры Виктора Януковича младшего сына нашего президента, который помог за это “ежемесячное вознаграждение” остаться в трудное время Калетнику при должности. Деньги эти берутся с потребителя которые в последние два года стали сильно переплачивать за товары после резко увеличившегося коррупционного налога. При чем этот так называемый налог растет просто на глазах, ежеквартально в 2 раза. Эта статья на сайте ОРД-02: День таможенника. Игорю Калетнику посвящается. является чистой правдой кроме одной мелочи, ставки взяток указанные в этой статье увеличились в 3 раза. Если раньше мы перестали возить обувь самостоятельно и вынуждены отдавать на растаможку свои грузы “модным” Одесским брокерам, при этом знали что некоторые грузы избегают “модных”, то теперь ни один контейнер не может их обойти, так как любые товары народного потребления проходят согласование у “модных” и ни старый ни новый (Вдовиченко) начальник Южной таможни не вправе без устного согласия “модных” (кумовей и друзей Дериволкова) оформить груз. Таким образом любой предприниматель, любая крупная компания (знаю очень крупные компании с оборотом более 1млрд$ в год) обязаны договорится с “модными” о кэшевом тарифе сверху контейнера. И при этом компании растамаживают своими штатными брокерами на свои компании. “Модные” являются лишь кассирами которые согласовывают со своим старшим кассиром Дериволковым кэшевый тариф и затем как почтальоны доставляют деньги в Киев, оставляя свои комиссионные. Добрые “модные брокеры” идут навстречу и если у тебя произ-во и абсолютно белый груз в виде материалов, оборудования или комплектующих то “модные” ссылаясь на Азарова, который дал команду поддерживать отечественного производителя берут сверху всего 1-2тыс$ с контейнера, если же готовые товары от 3 до 10тыс$ сверху. Всю эту информацию можно легко получить у любого Одесского брокера или просто введите в Яндексе слова “Вор Дериволков” или “Степа Дериволков” и на многочисленных форумах все складывается лучшим образом. Простой бедный предприниматель, который нес стране золотые яйца, и которого зарезала коррупционная система!!! Теперь — пустота. Кристально чистый имидж? Да так, как обосрался Дериволков — надобно уметь. Но он надеется, что никто не узнает. Зря. Вот посмотрите — http://ord-ua.com/2014/02/23/glavnyij-vzyatochnik-stranyi-derivolkov-stepan-dmit rievich/?page=4 или http://ord-ua.com/2014/02/26/glavnyij-vor-stranyi-na-tamozhne-derivolkov/?lpage= 1. Все удалили «честные» СМИ! Дериволков — крыша титушек Вот еще чудом уцелевшая заметка о Степане Дериволкове. Калетник — спонсор черной политики. Могильщик. Все бабло налом, которое получает “Беркут” прямо в автобусах и весь наличман, который идет титушкам — это все оплачивает Калетник. Его люди раз в неделю возят бабло в Харьков, Луганск и Одессу. Хотя с Одессой еще тот цирк. Его заместитель Стёпа Дериволков родом их Измаила и именно он контролирует поставку и оплату одесским титушкам, а поскольку в Одессе с титушками слабовато, то Степе приходится крутиться. Это Кремлю только можно втирать, что Одесса спит и видит себя в составе России (в гробу она ту Россию видела), поэтому Стёпе приходится возить сюда титушек из Приднестровья. Платит Степа приднестровским боевикам по 100 баксов в день. Координирует же всю эту гопоту в Киеве Стёпын зам и он же начальник киевской областной таможни, которая контролирует аэропорт “Борисполь” Гила . Это он ответственный за трассу на Харьков. В общем, братва под Калетником убойная. Недавно они зарезали и выбросили из окна 12 этажа одного начальника отдела, который работал у Гилы и вскрыл (попалил) схему поставок товаров и оружия через терминал аэропорта.

    27.02.2014 21:27 123
    Личность Степана Дериволкова, первого заместителя министра налогов и сборов крайне одиозна и известна. К сожалению, не в широких кругах. Такому кортежу из трех и более автомобилей, как у Дериволкова, может много кто позавидовать. По слухам, на всякий случай имеет болгарский паспорт. А случай сейчас может представиться, если начнется люстрация. Но пока Дериволков мертвой хваткой вцепился в должность. Степан Дмитриевич Дериволков — очень порядочный человек, сутками работает над пополнением бюджета. Личного. Дериволков поднялся при помощи Игоря Калетника (на выборах в Измаил за комунистов автобусы с людьми пригонял, болградские таможенники помогали), не обошлось и без «великого борца против контрабанды», народного депутата Рыбакова (вспомните “Контрабанде-СТОП”, тогда Дериволков группы свои из Болграда посылал на западные таможни и Одессу). Вся его история, от инспектора до министра-взяточника — это контрабанда, коррупция, злоупотребление и воровство, грабеж государства. В Измаиле скажут, что он имел, будучи простым начальником поста “Болград” (это вам не “Чоп”). Если его и его ставленников оставят, то грош цена Майдану. Далее компромат и детальное раследование делишек Дериволкова в материале журналистов сайта ОРД 02 и Акценты ДЕТАЛЬНО РАСЛЕДОВАНИЕ МОЖНО ПРОЧИТАТЬ ТУТ Биография Дериволков родился в 1968 г. в Одесской области. Окончил Одесский техникум измерений, Одесский национальный политехнический университет и Киевский национальный университет им. Тараса Шевченко. Кандидат юридических наук. В 1989 г. начал работать на Измаильской таможне, впоследствии возглавил Придунайскую таможню. С 2006 г. по 2009 г. исполнял обязанности начальника Днестрянской таможни в Винницкой области. С 2009 г. занимал должность главы Государственной таможенной службы. Указом Президента Украины № 171/20131 от 1 апреля 2013 г. Степан Дериволков был уволен с должности заместителя председателя Государственной таможенной службы Украины. Указом № 174/2013 от 1 апреля 2013 г. Дериволков назначен первым заместителем министра доходов и сборов Украины. Народный депутат Игорь Мирошниченко так отозвался об этом назначении: «В умовах безнадійної фінансово-економічної кризи та невпинного “пакращення” мільярдних статків одного-єдиного успішного українського Стоматолога, партія влади цілком резонно вирішила скористатися з формули Ніколая Янавіча Азарова і дала союзникам замість грошей лопату. Лопата, якою найцинічніша група депутатів у нинішньому парламенті буде “добувати собі їжу”, – це посада. Колишній заступник Ігоря Калєтніка по митниці Степан Дериволков після реорганізації податкової та митної служб у Міністерство доходів та зборів цілих чотири місяці зразом з КПУ, яку він представляє, скнів на голодному пайку без перенаправлених до рук міністра Клименка грошових потоків. І ось тепер, 1 квітня 2013 року, указом президента Януковича він призначений першим заступником міністра МінЗДох (надзвичайно вдала народна абревіатура цього фіскально-здирницького монстра при Кабміні). Це та сама “лопата”, якою комуністи будуть наповнювати партійну касу й з біл-бордів по всій країні та відеороликів у всіх електронних та друкованих ЗМІ повертати країну народу. Натомість, у Верховній Раді своїми голосуваннями вони й надалі зміцнюють диктатуру Януковича та посилюють корупцію в країні. Вже наступного дня після знакового призначення комуніста Дериволкова, Пйотр Сіманєнка з соратниками припинили свій демарш з неголосуванням у ВР, забувши пояснити своїм виборцям, чому вони так легко відмовились від власних ультиматумів регіоналам. Хай пенсійна реформа, яку вони намагалися позірно скасувати, внісши лише кілька змін до Закону замість відміни його вцілому, провалилася не набравши достатньо голосів. Проте, з медичними експериментами над українцями вийшла притичина. Ухопивши азаровську лопату – посаду першого зама глави МінЗДоху, комуняки так гайнули вперед, що забули навіть поставити скасування цієї горе-реформи у порядок денний». Год назад Степан Дериволков был арестован СБУ за «крышевание» крупной контрабанды в Украине. Его задержали за то, что прикрывал крупные партии контрабанды на Западной Украине. Но вскоре, понятно, отпустили. Поделился. Сбежавшая невеста и усравшийся Дериволков Исчезнувший после отставки первый вице-спикер Верховной Рады Игорь Калетник решил отдать «февральскую кассу» Гостаможенной службы новой власти, сформированной после бегства экс-президента Виктора Януковича. Об этом якобы заявил первый заместитель главы Миндоходов и сборов Степан Дериволков, пишет журналист Валерий Калныш. «Раз у нас открытая демократия,… прошу нового руководителя ГПУ Олега Махницкого обратить внимание на вот какую историю. Знакомый с таможни сообщил следующее: зам Калетника Дериволков вчера собирал таможенников и сказал, что Калетник «решил вопрос с новой властью». И сказал сдать кассу за февраль новой власти», — написал Калныш на своей странице в Facebook. «Вы же собирались бороться с коррупцией? Таможня более чем для этого подходит», — обратился журналист к представителям новой власти. В частности к новому генпрокурору Махницкому. При этом он не уточнил, о какой сумме идет речь. В пресс-службе Миндоходов информацию не комментируют. Зачищает за собой сайты Ни одна из ссылок на сайте ОРД Речинского который реально пренадлежит Турчинову про Дериволкова уже не работает, а это означает одно, пацаны договорились. Еще в начале прошлого года форумы пестрили подобными комментариями: ТАКОЙ НАГЛОЙ И ГИГАНСКОЙ КОРРУПЦИИ КАК СЕГОДНЯ НА ТАМОЖНЕ НЕ БЫЛО НИКОГДА! По моим данным после многих общений с таможенными брокерами заместитель ДМСУ г-н Дериволков Степан Дмитриевич получает в месяц со своих подчиненных и через своих адъютантов не менее 90млн$ кэша в месяц. Далее львиная доля этих денег переводится на оффшоры Виктора Януковича младшего сына нашего президента, который помог за это “ежемесячное вознаграждение” остаться в трудное время Калетнику при должности. Деньги эти берутся с потребителя которые в последние два года стали сильно переплачивать за товары после резко увеличившегося коррупционного налога. При чем этот так называемый налог растет просто на глазах, ежеквартально в 2 раза. Эта статья на сайте ОРД-02: День таможенника. Игорю Калетнику посвящается. является чистой правдой кроме одной мелочи, ставки взяток указанные в этой статье увеличились в 3 раза. Если раньше мы перестали возить обувь самостоятельно и вынуждены отдавать на растаможку свои грузы “модным” Одесским брокерам, при этом знали что некоторые грузы избегают “модных”, то теперь ни один контейнер не может их обойти, так как любые товары народного потребления проходят согласование у “модных” и ни старый ни новый (Вдовиченко) начальник Южной таможни не вправе без устного согласия “модных” (кумовей и друзей Дериволкова) оформить груз. Таким образом любой предприниматель, любая крупная компания (знаю очень крупные компании с оборотом более 1млрд$ в год) обязаны договорится с “модными” о кэшевом тарифе сверху контейнера. И при этом компании растамаживают своими штатными брокерами на свои компании. “Модные” являются лишь кассирами которые согласовывают со своим старшим кассиром Дериволковым кэшевый тариф и затем как почтальоны доставляют деньги в Киев, оставляя свои комиссионные. Добрые “модные брокеры” идут навстречу и если у тебя произ-во и абсолютно белый груз в виде материалов, оборудования или комплектующих то “модные” ссылаясь на Азарова, который дал команду поддерживать отечественного производителя берут сверху всего 1-2тыс$ с контейнера, если же готовые товары от 3 до 10тыс$ сверху. Всю эту информацию можно легко получить у любого Одесского брокера или просто введите в Яндексе слова “Вор Дериволков” или “Степа Дериволков” и на многочисленных форумах все складывается лучшим образом. Простой бедный предприниматель, который нес стране золотые яйца, и которого зарезала коррупционная система!!! Теперь — пустота. Кристально чистый имидж? Да так, как обосрался Дериволков — надобно уметь. Но он надеется, что никто не узнает. Зря. Вот посмотрите — http://ord-ua.com/2014/02/23/glavnyij-vzyatochnik-stranyi-derivolkov-stepan-dmit rievich/?page=4 или http://ord-ua.com/2014/02/26/glavnyij-vor-stranyi-na-tamozhne-derivolkov/?lpage= 1. Все удалили «честные» СМИ! Дериволков — крыша титушек Вот еще чудом уцелевшая заметка о Степане Дериволкове. Калетник — спонсор черной политики. Могильщик. Все бабло налом, которое получает “Беркут” прямо в автобусах и весь наличман, который идет титушкам — это все оплачивает Калетник. Его люди раз в неделю возят бабло в Харьков, Луганск и Одессу. Хотя с Одессой еще тот цирк. Его заместитель Стёпа Дериволков родом их Измаила и именно он контролирует поставку и оплату одесским титушкам, а поскольку в Одессе с титушками слабовато, то Степе приходится крутиться. Это Кремлю только можно втирать, что Одесса спит и видит себя в составе России (в гробу она ту Россию видела), поэтому Стёпе приходится возить сюда титушек из Приднестровья. Платит Степа приднестровским боевикам по 100 баксов в день. Координирует же всю эту гопоту в Киеве Стёпын зам и он же начальник киевской областной таможни, которая контролирует аэропорт “Борисполь” Гила . Это он ответственный за трассу на Харьков. В общем, братва под Калетником убойная. Недавно они зарезали и выбросили из окна 12 этажа одного начальника отдела, который работал у Гилы и вскрыл (попалил) схему поставок товаров и оружия через терминал аэропорта.

    27.02.2014 21:32 12
    Личность Степана Дериволкова, первого заместителя министра налогов и сборов крайне одиозна и известна. К сожалению, не в широких кругах. Такому кортежу из трех и более автомобилей, как у Дериволкова, может много кто позавидовать. По слухам, на всякий случай имеет болгарский паспорт. А случай сейчас может представиться, если начнется люстрация. Но пока Дериволков мертвой хваткой вцепился в должность. Степан Дмитриевич Дериволков — очень порядочный человек, сутками работает над пополнением бюджета. Личного. Дериволков поднялся при помощи Игоря Калетника (на выборах в Измаил за комунистов автобусы с людьми пригонял, болградские таможенники помогали), не обошлось и без «великого борца против контрабанды», народного депутата Рыбакова (вспомните “Контрабанде-СТОП”, тогда Дериволков группы свои из Болграда посылал на западные таможни и Одессу). Вся его история, от инспектора до министра-взяточника — это контрабанда, коррупция, злоупотребление и воровство, грабеж государства. В Измаиле скажут, что он имел, будучи простым начальником поста “Болград” (это вам не “Чоп”). Если его и его ставленников оставят, то грош цена Майдану. Далее компромат и детальное раследование делишек Дериволкова в материале журналистов сайта ОРД 02 и Акценты ДЕТАЛЬНО РАСЛЕДОВАНИЕ МОЖНО ПРОЧИТАТЬ ТУТ Биография Дериволков родился в 1968 г. в Одесской области. Окончил Одесский техникум измерений, Одесский национальный политехнический университет и Киевский национальный университет им. Тараса Шевченко. Кандидат юридических наук. В 1989 г. начал работать на Измаильской таможне, впоследствии возглавил Придунайскую таможню. С 2006 г. по 2009 г. исполнял обязанности начальника Днестрянской таможни в Винницкой области. С 2009 г. занимал должность главы Государственной таможенной службы. Указом Президента Украины № 171/20131 от 1 апреля 2013 г. Степан Дериволков был уволен с должности заместителя председателя Государственной таможенной службы Украины. Указом № 174/2013 от 1 апреля 2013 г. Дериволков назначен первым заместителем министра доходов и сборов Украины. Народный депутат Игорь Мирошниченко так отозвался об этом назначении: «В умовах безнадійної фінансово-економічної кризи та невпинного “пакращення” мільярдних статків одного-єдиного успішного українського Стоматолога, партія влади цілком резонно вирішила скористатися з формули Ніколая Янавіча Азарова і дала союзникам замість грошей лопату. Лопата, якою найцинічніша група депутатів у нинішньому парламенті буде “добувати собі їжу”, – це посада. Колишній заступник Ігоря Калєтніка по митниці Степан Дериволков після реорганізації податкової та митної служб у Міністерство доходів та зборів цілих чотири місяці зразом з КПУ, яку він представляє, скнів на голодному пайку без перенаправлених до рук міністра Клименка грошових потоків. І ось тепер, 1 квітня 2013 року, указом президента Януковича він призначений першим заступником міністра МінЗДох (надзвичайно вдала народна абревіатура цього фіскально-здирницького монстра при Кабміні). Це та сама “лопата”, якою комуністи будуть наповнювати партійну касу й з біл-бордів по всій країні та відеороликів у всіх електронних та друкованих ЗМІ повертати країну народу. Натомість, у Верховній Раді своїми голосуваннями вони й надалі зміцнюють диктатуру Януковича та посилюють корупцію в країні. Вже наступного дня після знакового призначення комуніста Дериволкова, Пйотр Сіманєнка з соратниками припинили свій демарш з неголосуванням у ВР, забувши пояснити своїм виборцям, чому вони так легко відмовились від власних ультиматумів регіоналам. Хай пенсійна реформа, яку вони намагалися позірно скасувати, внісши лише кілька змін до Закону замість відміни його вцілому, провалилася не набравши достатньо голосів. Проте, з медичними експериментами над українцями вийшла притичина. Ухопивши азаровську лопату – посаду першого зама глави МінЗДоху, комуняки так гайнули вперед, що забули навіть поставити скасування цієї горе-реформи у порядок денний». Год назад Степан Дериволков был арестован СБУ за «крышевание» крупной контрабанды в Украине. Его задержали за то, что прикрывал крупные партии контрабанды на Западной Украине. Но вскоре, понятно, отпустили. Поделился. Сбежавшая невеста и усравшийся Дериволков Исчезнувший после отставки первый вице-спикер Верховной Рады Игорь Калетник решил отдать «февральскую кассу» Гостаможенной службы новой власти, сформированной после бегства экс-президента Виктора Януковича. Об этом якобы заявил первый заместитель главы Миндоходов и сборов Степан Дериволков, пишет журналист Валерий Калныш. «Раз у нас открытая демократия,… прошу нового руководителя ГПУ Олега Махницкого обратить внимание на вот какую историю. Знакомый с таможни сообщил следующее: зам Калетника Дериволков вчера собирал таможенников и сказал, что Калетник «решил вопрос с новой властью». И сказал сдать кассу за февраль новой власти», — написал Калныш на своей странице в Facebook. «Вы же собирались бороться с коррупцией? Таможня более чем для этого подходит», — обратился журналист к представителям новой власти. В частности к новому генпрокурору Махницкому. При этом он не уточнил, о какой сумме идет речь. В пресс-службе Миндоходов информацию не комментируют. Зачищает за собой сайты Ни одна из ссылок на сайте ОРД Речинского который реально пренадлежит Турчинову про Дериволкова уже не работает, а это означает одно, пацаны договорились. Еще в начале прошлого года форумы пестрили подобными комментариями: ТАКОЙ НАГЛОЙ И ГИГАНСКОЙ КОРРУПЦИИ КАК СЕГОДНЯ НА ТАМОЖНЕ НЕ БЫЛО НИКОГДА! По моим данным после многих общений с таможенными брокерами заместитель ДМСУ г-н Дериволков Степан Дмитриевич получает в месяц со своих подчиненных и через своих адъютантов не менее 90млн$ кэша в месяц. Далее львиная доля этих денег переводится на оффшоры Виктора Януковича младшего сына нашего президента, который помог за это “ежемесячное вознаграждение” остаться в трудное время Калетнику при должности. Деньги эти берутся с потребителя которые в последние два года стали сильно переплачивать за товары после резко увеличившегося коррупционного налога. При чем этот так называемый налог растет просто на глазах, ежеквартально в 2 раза. Эта статья на сайте ОРД-02: День таможенника. Игорю Калетнику посвящается. является чистой правдой кроме одной мелочи, ставки взяток указанные в этой статье увеличились в 3 раза. Если раньше мы перестали возить обувь самостоятельно и вынуждены отдавать на растаможку свои грузы “модным” Одесским брокерам, при этом знали что некоторые грузы избегают “модных”, то теперь ни один контейнер не может их обойти, так как любые товары народного потребления проходят согласование у “модных” и ни старый ни новый (Вдовиченко) начальник Южной таможни не вправе без устного согласия “модных” (кумовей и друзей Дериволкова) оформить груз. Таким образом любой предприниматель, любая крупная компания (знаю очень крупные компании с оборотом более 1млрд$ в год) обязаны договорится с “модными” о кэшевом тарифе сверху контейнера. И при этом компании растамаживают своими штатными брокерами на свои компании. “Модные” являются лишь кассирами которые согласовывают со своим старшим кассиром Дериволковым кэшевый тариф и затем как почтальоны доставляют деньги в Киев, оставляя свои комиссионные. Добрые “модные брокеры” идут навстречу и если у тебя произ-во и абсолютно белый груз в виде материалов, оборудования или комплектующих то “модные” ссылаясь на Азарова, который дал команду поддерживать отечественного производителя берут сверху всего 1-2тыс$ с контейнера, если же готовые товары от 3 до 10тыс$ сверху. Всю эту информацию можно легко получить у любого Одесского брокера или просто введите в Яндексе слова “Вор Дериволков” или “Степа Дериволков” и на многочисленных форумах все складывается лучшим образом. Простой бедный предприниматель, который нес стране золотые яйца, и которого зарезала коррупционная система!!! Теперь — пустота. Кристально чистый имидж? Да так, как обосрался Дериволков — надобно уметь. Но он надеется, что никто не узнает. Зря. Вот посмотрите — http://ord-ua.com/2014/02/23/glavnyij-vzyatochnik-stranyi-derivolkov-stepan-dmit rievich/?page=4 или http://ord-ua.com/2014/02/26/glavnyij-vor-stranyi-na-tamozhne-derivolkov/?lpage= 1. Все удалили «честные» СМИ! Дериволков — крыша титушек Вот еще чудом уцелевшая заметка о Степане Дериволкове. Калетник — спонсор черной политики. Могильщик. Все бабло налом, которое получает “Беркут” прямо в автобусах и весь наличман, который идет титушкам — это все оплачивает Калетник. Его люди раз в неделю возят бабло в Харьков, Луганск и Одессу. Хотя с Одессой еще тот цирк. Его заместитель Стёпа Дериволков родом их Измаила и именно он контролирует поставку и оплату одесским титушкам, а поскольку в Одессе с титушками слабовато, то Степе приходится крутиться. Это Кремлю только можно втирать, что Одесса спит и видит себя в составе России (в гробу она ту Россию видела), поэтому Стёпе приходится возить сюда титушек из Приднестровья. Платит Степа приднестровским боевикам по 100 баксов в день. Координирует же всю эту гопоту в Киеве Стёпын зам и он же начальник киевской областной таможни, которая контролирует аэропорт “Борисполь” Гила . Это он ответственный за трассу на Харьков. В общем, братва под Калетником убойная. Недавно они зарезали и выбросили из окна 12 этажа одного начальника отдела, который работал у Гилы и вскрыл (попалил) схему поставок товаров и оружия через терминал.

    27.02.2014 21:43 Анна
    Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой
    страница номер 1
    Лучшее предложение! Стальной Nokia 6700 — 290 грн. Осталось 7 штук supergadget.com.ua Скидка 50%
    Ботильоны и туфли Обувь, которая сводит с ума. Хватит переплачивать! lamoda.ua Скидка 70%
    Легальный способ Начните платить за свет в 3 раза меньше skidka24.com.ua 255 грн. Страница номер
    Том 1 Часть первая Глава 1 — Еh bien, mon prince. Genes et Lucques ne sont plus que des apanages, des поместья, de la famille Buonaparte. Non, je vous previens, que si vous ne me dites pas, que nous avons la guerre, si vous vous permettez encore de pallier toutes les infamies, toutes les atrocites de cet Antichrist (ma parole, jy crois) — je ne vous connais plus, vous netes plus mon ami, vous netes plus мой верный раб, comme vous dites. [Ну, что, князь, Генуа и Лукка стали не больше, как поместьями фамилии Бонапарте. Нет, я вас предупреждаю, если вы мне не скажете, что у нас война, если вы еще позволите себе защищать все гадости, все ужасы этого Антихриста (право, я верю, что он Антихрист) — я вас больше не знаю, вы уж не друг мой, вы уж не мой верный раб, как вы говорите. ] Ну, здравствуйте, здравствуйте. Je vois que je vous fais peur, [Я вижу, что я вас пугаю, ] садитесь и рассказывайте. Так говорила в июле 1805 года известная Анна Павловна Шерер, фрейлина и приближенная императрицы Марии Феодоровны, встречая важного и чиновного князя Василия, первого приехавшего на ее вечер. Анна Павловна кашляла несколько дней, у нее был грипп, как она говорила (грипп был тогда новое слово, употреблявшееся только редкими). В записочках, разосланных утром с красным лакеем, было написано без различия во всех: «Si vous navez rien de mieux a faire, M. le comte (или mon prince), et si la perspective de passer la soiree chez une pauvre malade ne vous effraye pas trop, je serai charmee de vous voir chez moi entre 7 et 10 heures. Annette Scherer». [Если y вас, граф (или князь), нет в виду ничего лучшего и если перспектива вечера у бедной больной не слишком вас пугает, то я буду очень рада видеть вас нынче у себя между семью и десятью часами. Анна Шерер. ] — Dieu, quelle virulente sortie [О! какое жестокое нападение!] — отвечал, нисколько не смутясь такою встречей, вошедший князь, в придворном, шитом мундире, в чулках, башмаках, при звездах, с светлым выражением плоского лица. Он говорил на том изысканном французском языке, на котором не только говорили, но и думали наши деды, и с теми тихими, покровительственными интонациями, которые свойственны состаревшемуся в свете и при дворе значительному человеку. Он подошел к Анне Павловне, поцеловал ее руку, подставив ей свою надушенную и сияющую лысину, и покойно уселся на диване. — Avant tout dites moi, comment vous allez, chere amie? [Прежде всего скажите, как ваше здоровье?] Успокойте друга, — сказал он, не изменяя голоса и тоном, в котором из-за приличия и участия просвечивало равнодушие и даже насмешка. — Как можно быть здоровой… когда нравственно страдаешь? Разве можно оставаться спокойною в наше время, когда есть у человека чувство? — сказала Анна Павловна. — Вы весь вечер у меня, надеюсь? — А праздник английского посланника? Нынче середа. Мне надо показаться там, — сказал князь. — Дочь заедет за мной и повезет меня. — Я думала, что нынешний праздник отменен. Je vous avoue que toutes ces fetes et tous ces feux dartifice commencent a devenir insipides. [Признаюсь, все эти праздники и фейерверки становятся несносны. ] — Ежели бы знали, что вы этого хотите, праздник бы отменили, — сказал князь, по привычке, как заведенные часы, говоря вещи, которым он и не хотел, чтобы верили. — Ne me tourmentez pas. Eh bien, qua-t-on decide par rapport a la depeche de Novosiizoff? Vous savez tout. [Не мучьте меня. Ну, что же решили по случаю депеши Новосильцова? Вы все знаете. ] — Как вам сказать? — сказал князь холодным, скучающим тоном. — Qua-t-on decide? On a decide que Buonaparte a brule ses vaisseaux, et je crois que nous sommes en train de bruler les notres. [Что решили? Решили, что Бонапарте сжег свои корабли; и мы тоже, кажется, готовы сжечь наши. ] — Князь Василий говорил всегда лениво, как актер говорит роль старой пиесы. Анна Павловна Шерер, напротив, несмотря на свои сорок лет, была преисполнена оживления и порывов. Быть энтузиасткой сделалось ее общественным положением, и иногда, когда ей даже того не хотелось, она, чтобы не обмануть ожиданий людей, знавших ее, делалась энтузиасткой. Сдержанная улыбка, игравшая постоянно на лице Анны Павловны, хотя и не шла к ее отжившим чертам, выражала, как у избалованных детей, постоянное сознание своего милого недостатка, от которого она не хочет, не может и не находит нужным исправляться. В середине разговора про политические действия Анна Павловна разгорячилась. — Ах, не говорите мне про Австрию! Я ничего не понимаю, может быть, но Австрия никогда не хотела и не хочет войны. Она предает нас. Россия одна должна быть спасительницей Европы. Наш благодетель знает свое высокое призвание и будет верен ему. Вот одно, во что я верю. Нашему доброму и чудному государю предстоит величайшая роль в мире, и он так добродетелен и хорош, что Бог не оставит его, и он исполнит свое призвание задавить гидру революции, которая теперь еще ужаснее в лице этого убийцы и злодея. Мы одни должны искупить кровь праведника… На кого нам надеяться, я вас спрашиваю?… Англия с своим коммерческим духом не поймет и не может понять всю высоту души императора Александра. Она отказалась очистить Мальту. Она хочет видеть, ищет заднюю мысль наших действий. Что они сказали Новосильцову?… Ничего. Они не поняли, они не могут понять самоотвержения нашего императора, который ничего не хочет для себя и всё хочет для блага мира. И что они обещали? Ничего. И что обещали, и того не будет! Пруссия уж объявила, что Бонапарте непобедим и что вся Европа ничего не может против него… И я не верю ни в одном слове ни Гарденбергу, ни Гаугвицу. Cette fameuse neutralite prussienne, ce nest quun piege. [Этот пресловутый нейтралитет Пруссии — только западня. ] Я верю в одного Бога и в высокую судьбу нашего милого императора. Он спасет Европу!.. — Она вдруг остановилась с улыбкою насмешки над своею горячностью. — Я думаю, — сказал князь улыбаясь, — что ежели бы вас послали вместо нашего милого Винценгероде, вы бы взяли приступом согласие прусского короля. Вы так красноречивы. Вы дадите мне чаю? Назад12345678910…240Вперед Страница номер
    Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой
    страница номер 2
    Шерхан 1101 — 200грн Парализатор высочайшего класса с мощным фонарем tochtonado.com.ua Скидка 50%
    Полная распродажа Мужская верхняя одежда. От ветровок до пуховиков lamoda.ua Скидка 70%
    Спортивно и стильно Эксклюзивная распродажа NIKE на modnaKasta! modnakasta.ua Скидка 60% Страница номер
    — Сейчас. A propos, — прибавила она, опять успокоиваясь, — нынче у меня два очень интересные человека, le vicomte de MorteMariet, il est allie aux Montmorency par les Rohans, [Кстати, — виконт Мортемар, ] он в родстве с Монморанси чрез Роганов, ] одна из лучших фамилий Франции. Это один из хороших эмигрантов, из настоящих. И потом labbe Morio: [аббат Морио: ] вы знаете этот глубокий ум? Он был принят государем. Вы знаете? — А! Я очень рад буду, — сказал князь. — Скажите, — прибавил он, как будто только что вспомнив что-то и особенно-небрежно, тогда как то, о чем он спрашивал, было главною целью его посещения, — правда, что limperatrice-mere [императрица-мать] желает назначения барона Функе первым секретарем в Вену? Cest un pauvre sire, ce baron, a ce quil parait. [Этот барон, кажется, ничтожная личность. ] — Князь Василий желал определить сына на это место, которое через императрицу Марию Феодоровну старались доставить барону. Анна Павловна почти закрыла глаза в знак того, что ни она, ни кто другой не могут судить про то, что угодно или нравится императрице. — Monsieur le baron de Funke a ete recommande a limperatrice-mere par sa soeur, [Барон Функе рекомендован императрице-матери ее сестрою, ] — только сказала она грустным, сухим тоном. В то время, как Анна Павловна назвала императрицу, лицо ее вдруг представило глубокое и искреннее выражение преданности и уважения, соединенное с грустью, что с ней бывало каждый раз, когда она в разговоре упоминала о своей высокой покровительнице. Она сказала, что ее величество изволила оказать барону Функе beaucoup destime, [много уважения, ] и опять взгляд ее подернулся грустью. Князь равнодушно замолк. Анна Павловна, с свойственною ей придворною и женскою ловкостью и быстротою такта, захотела и щелконуть князя за то, что он дерзнул так отозваться о лице, рекомендованном императрице, и в то же время утешить его. — Mais a propos de votre famille,[Кстати о вашей семье, ] — сказала она, — знаете ли, что ваша дочь с тех пор, как выезжает, fait les delices de tout le monde. On la trouve belle, comme le jour. [составляет восторг всего общества. Ее находят прекрасною, как день. ] Князь наклонился в знак уважения и признательности. — Я часто думаю, — продолжала Анна Павловна после минутного молчания, подвигаясь к князю и ласково улыбаясь ему, как будто выказывая этим, что политические и светские разговоры кончены и теперь начинается задушевный, — я часто думаю, как иногда несправедливо распределяется счастие жизни. За что вам судьба дала таких двух славных детей (исключая Анатоля, вашего меньшого, я его не люблю, — вставила она безапелляционно, приподняв брови) — таких прелестных детей? А вы, право, менее всех цените их и потому их не стоите. И она улыбнулась своею восторженною улыбкой. — Que voulez-vous? Lafater aurait dit que je nai pas la bosse de la paterienite, [Чего вы хотите? Лафатер сказал бы, что у меня нет шишки родительской любви, ] — сказал князь. — Перестаньте шутить. Я хотела серьезно поговорить с вами. Знаете, я недовольна вашим меньшим сыном. Между нами будь сказано (лицо ее приняло грустное выражение), о нем говорили у ее величества и жалеют вас… Князь не отвечал, но она молча, значительно глядя на него, ждала ответа. Князь Василий поморщился. — Что вы хотите, чтоб я делал! — сказал он наконец. — Вы знаете, я сделал для их воспитания все, что может отец, и оба вышли des imbeciles. [дураки. ] Ипполит, по крайней мере, покойный дурак, а Анатоль — беспокойный. Вот одно различие, — сказал он, улыбаясь более неестественно и одушевленно, чем обыкновенно, и при этом особенно резко выказывая в сложившихся около его рта морщинах что-то неожиданно-грубое и неприятное. — И зачем родятся дети у таких людей, как вы? Ежели бы вы не были отец, я бы ни в чем не могла упрекнуть вас, — сказала Анна Павловна, задумчиво поднимая глаза. — Je suis votre [Я ваш] верный раб, et a vous seule je puis lavouer. Мои дети — ce sont les entraves de mon existence. [вам одним могу признаться. Мои дети — обуза моего существования. ] — Он помолчал, выражая жестом свою покорность жестокой судьбе. Анна Павловна задумалась. — Вы никогда не думали о том, чтобы женить вашего блудного сына Анатоля? Говорят, — сказала она, — что старые девицы ont la manie des Marieiages. [имеют манию женить. ] Я еще не чувствую за собою этой слабости, но у меня есть одна petite personne [маленькая особа], которая очень несчастлива с отцом, une parente a nous, une princesse [наша родственница, княжна] Болконская. — Князь Василий не отвечал, хотя с свойственною светским людям быстротой соображения и памяти показал движением головы, что он принял к соображению эти сведения. — Нет, вы знаете ли, что этот Анатоль мне стоит 40.000 в год, — сказал он, видимо, не в силах удерживать печальный ход своих мыслей. Он помолчал. — Что будет через пять лет, если это пойдет так? Voila lavantage detre pere. [Вот выгода быть отцом. ] Она богата, ваша княжна? — Отец очень богат и скуп. Он живет в деревне. Знаете, этот известный князь Болконский, отставленный еще при покойном императоре и прозванный прусским королем. Он очень умный человек, но со странностями и тяжелый. La pauvre petite est malheureuse, comme les pierres. [Бедняжка несчастлива, как камни. ] У нее брат, вот что недавно женился на Lise Мейнен, адъютант Кутузова. Он будет нынче у меня. — Ecoutez, chere Annette, [Послушайте, милая Аннет, ] — сказал князь, взяв вдруг свою собеседницу за руку и пригибая ее почему-то книзу. — Arrangez-moi cette affaire et je suis votre [Устройте мне это дело, и я навсегда ваш] вернейший раб a tout jamais pan, comme mon староста mecrit des [как пишет мне мой староста] донесенья: покой-ер-п!. Она хорошей фамилии и богата. Всё, что мне нужно. И он с теми свободными и фамильярными, грациозными движениями, которые его отличали, взял за руку фрейлину, поцеловал ее и, поцеловав, помахал фрейлинскою рукой, развалившись на креслах и глядя в сторону. Назад12345678910…240Вперед Страница номер
    Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению
    Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой
    страница номер 2
    Шерхан 1101 — 200грн Парализатор высочайшего класса с мощным фонарем tochtonado.com.ua Скидка 50%
    Полная распродажа Мужская верхняя одежда. От ветровок до пуховиков lamoda.ua Скидка 70%
    Спортивно и стильно Эксклюзивная распродажа NIKE на modnaKasta! modnakasta.ua Скидка 60% Страница номер
    — Сейчас. A propos, — прибавила она, опять успокоиваясь, — нынче у меня два очень интересные человека, le vicomte de MorteMariet, il est allie aux Montmorency par les Rohans, [Кстати, — виконт Мортемар, ] он в родстве с Монморанси чрез Роганов, ] одна из лучших фамилий Франции. Это один из хороших эмигрантов, из настоящих. И потом labbe Morio: [аббат Морио: ] вы знаете этот глубокий ум? Он был принят государем. Вы знаете? — А! Я очень рад буду, — сказал князь. — Скажите, — прибавил он, как будто только что вспомнив что-то и особенно-небрежно, тогда как то, о чем он спрашивал, было главною целью его посещения, — правда, что limperatrice-mere [императрица-мать] желает назначения барона Функе первым секретарем в Вену? Cest un pauvre sire, ce baron, a ce quil parait. [Этот барон, кажется, ничтожная личность. ] — Князь Василий желал определить сына на это место, которое через императрицу Марию Феодоровну старались доставить барону. Анна Павловна почти закрыла глаза в знак того, что ни она, ни кто другой не могут судить про то, что угодно или нравится императрице. — Monsieur le baron de Funke a ete recommande a limperatrice-mere par sa soeur, [Барон Функе рекомендован императрице-матери ее сестрою, ] — только сказала она грустным, сухим тоном. В то время, как Анна Павловна назвала императрицу, лицо ее вдруг представило глубокое и искреннее выражение преданности и уважения, соединенное с грустью, что с ней бывало каждый раз, когда она в разговоре упоминала о своей высокой покровительнице. Она сказала, что ее величество изволила оказать барону Функе beaucoup destime, [много уважения, ] и опять взгляд ее подернулся грустью. Князь равнодушно замолк. Анна Павловна, с свойственною ей придворною и женскою ловкостью и быстротою такта, захотела и щелконуть князя за то, что он дерзнул так отозваться о лице, рекомендованном императрице, и в то же время утешить его. — Mais a propos de votre famille,[Кстати о вашей семье, ] — сказала она, — знаете ли, что ваша дочь с тех пор, как выезжает, fait les delices de tout le monde. On la trouve belle, comme le jour. [составляет восторг всего общества. Ее находят прекрасною, как день. ] Князь наклонился в знак уважения и признательности. — Я часто думаю, — продолжала Анна Павловна после минутного молчания, подвигаясь к князю и ласково улыбаясь ему, как будто выказывая этим, что политические и светские разговоры кончены и теперь начинается задушевный, — я часто думаю, как иногда несправедливо распределяется счастие жизни. За что вам судьба дала таких двух славных детей (исключая Анатоля, вашего меньшого, я его не люблю, — вставила она безапелляционно, приподняв брови) — таких прелестных детей? А вы, право, менее всех цените их и потому их не стоите. И она улыбнулась своею восторженною улыбкой. — Que voulez-vous? Lafater aurait dit que je nai pas la bosse de la paterienite, [Чего вы хотите? Лафатер сказал бы, что у меня нет шишки родительской любви, ] — сказал князь. — Перестаньте шутить. Я хотела серьезно поговорить с вами. Знаете, я недовольна вашим меньшим сыном. Между нами будь сказано (лицо ее приняло грустное выражение), о нем говорили у ее величества и жалеют вас… Князь не отвечал, но она молча, значительно глядя на него, ждала ответа. Князь Василий поморщился. — Что вы хотите, чтоб я делал! — сказал он наконец. — Вы знаете, я сделал для их воспитания все, что может отец, и оба вышли des imbeciles. [дураки. ] Ипполит, по крайней мере, покойный дурак, а Анатоль — беспокойный. Вот одно различие, — сказал он, улыбаясь более неестественно и одушевленно, чем обыкновенно, и при этом особенно резко выказывая в сложившихся около его рта морщинах что-то неожиданно-грубое и неприятное. — И зачем родятся дети у таких людей, как вы? Ежели бы вы не были отец, я бы ни в чем не могла упрекнуть вас, — сказала Анна Павловна, задумчиво поднимая глаза. — Je suis votre [Я ваш] верный раб, et a vous seule je puis lavouer. Мои дети — ce sont les entraves de mon existence. [вам одним могу признаться. Мои дети — обуза моего существования. ] — Он помолчал, выражая жестом свою покорность жестокой судьбе. Анна Павловна задумалась. — Вы никогда не думали о том, чтобы женить вашего блудного сына Анатоля? Говорят, — сказала она, — что старые девицы ont la manie des Marieiages. [имеют манию женить. ] Я еще не чувствую за собою этой слабости, но у меня есть одна petite personne [маленькая особа], которая очень несчастлива с отцом, une parente a nous, une princesse [наша родственница, княжна] Болконская. — Князь Василий не отвечал, хотя с свойственною светским людям быстротой соображения и памяти показал движением головы, что он принял к соображению эти сведения. — Нет, вы знаете ли, что этот Анатоль мне стоит 40.000 в год, — сказал он, видимо, не в силах удерживать печальный ход своих мыслей. Он помолчал. — Что будет через пять лет, если это пойдет так? Voila lavantage detre pere. [Вот выгода быть отцом. ] Она богата, ваша княжна? — Отец очень богат и скуп. Он живет в деревне. Знаете, этот известный князь Болконский, отставленный еще при покойном императоре и прозванный прусским королем. Он очень умный человек, но со странностями и тяжелый. La pauvre petite est malheureuse, comme les pierres. [Бедняжка несчастлива, как камни. ] У нее брат, вот что недавно женился на Lise Мейнен, адъютант Кутузова. Он будет нынче у меня. — Ecoutez, chere Annette, [Послушайте, милая Аннет, ] — сказал князь, взяв вдруг свою собеседницу за руку и пригибая ее почему-то книзу. — Arrangez-moi cette affaire et je suis votre [Устройте мне это дело, и я навсегда ваш] вернейший раб a tout jamais pan, comme mon староста mecrit des [как пишет мне мой староста] донесенья: покой-ер-п!. Она хорошей фамилии и богата. Всё, что мне нужно. И он с теми свободными и фамильярными, грациозными движениями, которые его отличали, взял за руку фрейлину, поцеловал ее и, поцеловав, помахал фрейлинскою рукой, развалившись на креслах и глядя в Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой
    страница номер 2
    Шерхан 1101 — 200грн Парализатор высочайшего класса с мощным фонарем tochtonado.com.ua Скидка 50%
    Полная распродажа Мужская верхняя одежда. От ветровок до пуховиков lamoda.ua Скидка 70%
    Спортивно и стильно Эксклюзивная распродажа NIKE на modnaKasta! modnakasta.ua Скидка 60% Страница номер
    — Сейчас. A propos, — прибавила она, опять успокоиваясь, — нынче у меня два очень интересные человека, le vicomte de MorteMariet, il est allie aux Montmorency par les Rohans, [Кстати, — виконт Мортемар, ] он в родстве с Монморанси чрез Роганов, ] одна из лучших фамилий Франции. Это один из хороших эмигрантов, из настоящих. И потом labbe Morio: [аббат Морио: ] вы знаете этот глубокий ум? Он был принят государем. Вы знаете? — А! Я очень рад буду, — сказал князь. — Скажите, — прибавил он, как будто только что вспомнив что-то и особенно-небрежно, тогда как то, о чем он спрашивал, было главною целью его посещения, — правда, что limperatrice-mere [императрица-мать] желает назначения барона Функе первым секретарем в Вену? Cest un pauvre sire, ce baron, a ce quil parait. [Этот барон, кажется, ничтожная личность. ] — Князь Василий желал определить сына на это место, которое через императрицу Марию Феодоровну старались доставить барону. Анна Павловна почти закрыла глаза в знак того, что ни она, ни кто другой не могут судить про то, что угодно или нравится императрице. — Monsieur le baron de Funke a ete recommande a limperatrice-mere par sa soeur, [Барон Функе рекомендован императрице-матери ее сестрою, ] — только сказала она грустным, сухим тоном. В то время, как Анна Павловна назвала императрицу, лицо ее вдруг представило глубокое и искреннее выражение преданности и уважения, соединенное с грустью, что с ней бывало каждый раз, когда она в разговоре упоминала о своей высокой покровительнице. Она сказала, что ее величество изволила оказать барону Функе beaucoup destime, [много уважения, ] и опять взгляд ее подернулся грустью. Князь равнодушно замолк. Анна Павловна, с свойственною ей придворною и женскою ловкостью и быстротою такта, захотела и щелконуть князя за то, что он дерзнул так отозваться о лице, рекомендованном императрице, и в то же время утешить его. — Mais a propos de votre famille,[Кстати о вашей семье, ] — сказала она, — знаете ли, что ваша дочь с тех пор, как выезжает, fait les delices de tout le monde. On la trouve belle, comme le jour. [составляет восторг всего общества. Ее находят прекрасною, как день. ] Князь наклонился в знак уважения и признательности. — Я часто думаю, — продолжала Анна Павловна после минутного молчания, подвигаясь к князю и ласково улыбаясь ему, как будто выказывая этим, что политические и светские разговоры кончены и теперь начинается задушевный, — я часто думаю, как иногда несправедливо распределяется счастие жизни. За что вам судьба дала таких двух славных детей (исключая Анатоля, вашего меньшого, я его не люблю, — вставила она безапелляционно, приподняв брови) — таких прелестных детей? А вы, право, менее всех цените их и потому их не стоите. И она улыбнулась своею восторженною улыбкой. — Que voulez-vous? Lafater aurait dit que je nai pas la bosse de la paterienite, [Чего вы хотите? Лафатер сказал бы, что у меня нет шишки родительской любви, ] — сказал князь. — Перестаньте шутить. Я хотела серьезно поговорить с вами. Знаете, я недовольна вашим меньшим сыном. Между нами будь сказано (лицо ее приняло грустное выражение), о нем говорили у ее величества и жалеют вас… Князь не отвечал, но она молча, значительно глядя на него, ждала ответа. Князь Василий поморщился. — Что вы хотите, чтоб я делал! — сказал он наконец. — Вы знаете, я сделал для их воспитания все, что может отец, и оба вышли des imbeciles. [дураки. ] Ипполит, по крайней мере, покойный дурак, а Анатоль — беспокойный. Вот одно различие, — сказал он, улыбаясь более неестественно и одушевленно, чем обыкновенно, и при этом особенно резко выказывая в сложившихся около его рта морщинах что-то неожиданно-грубое и неприятное. — И зачем родятся дети у таких людей, как вы? Ежели бы вы не были отец, я бы ни в чем не могла упрекнуть вас, — сказала Анна Павловна, задумчиво поднимая глаза. — Je suis votre [Я ваш] верный раб, et a vous seule je puis lavouer. Мои дети — ce sont les entraves de mon existence. [вам одним могу признаться. Мои дети — обуза моего существования. ] — Он помолчал, выражая жестом свою покорность жестокой судьбе. Анна Павловна задумалась. — Вы никогда не думали о том, чтобы женить вашего блудного сына Анатоля? Говорят, — сказала она, — что старые девицы ont la manie des Marieiages. [имеют манию женить. ] Я еще не чувствую за собою этой слабости, но у меня есть одна petite personne [маленькая особа], которая очень несчастлива с отцом, une parente a nous, une princesse [наша родственница, княжна] Болконская. — Князь Василий не отвечал, хотя с свойственною светским людям быстротой соображения и памяти показал движением головы, что он принял к соображению эти сведения. — Нет, вы знаете ли, что этот Анатоль мне стоит 40.000 в год, — сказал он, видимо, не в силах удерживать печальный ход своих мыслей. Он помолчал. — Что будет через пять лет, если это пойдет так? Voila lavantage detre pere. [Вот выгода быть отцом. ] Она богата, ваша княжна? — Отец очень богат и скуп. Он живет в деревне. Знаете, этот известный князь Болконский, отставленный еще при покойном императоре и прозванный прусским королем. Он очень умный человек, но со странностями и тяжелый. La pauvre petite est malheureuse, comme les pierres. [Бедняжка несчастлива, как камни. ] У нее брат, вот что недавно женился на Lise Мейнен, адъютант Кутузова. Он будет нынче у меня. — Ecoutez, chere Annette, [Послушайте, милая Аннет, ] — сказал князь, взяв вдруг свою собеседницу за руку и пригибая ее почему-то книзу. — Arrangez-moi cette affaire et je suis votre [Устройте мне это дело, и я навсегда ваш] вернейший раб a tout jamais pan, comme mon староста mecrit des [как пишет мне мой староста] донесенья: покой-ер-п!. Она хорошей фамилии и богата. Всё, что мне нужно. И он с теми свободными и фамильярными, грациозными движениями, которые его отличали, взял за руку фрейлину, поцеловал ее и, поцеловав, помахал фрейлинскою рукой, развалившись на креслах и глядя в сторону. Назад12345678910…240Вперед Страница номер
    Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению
    — Attendez [Подождите], — сказала Анна Павловна, соображая. — Я нынче же поговорю Lise (la femme du jeune Болконский). [с Лизой (женой молодого Болконского). ] И, может быть, это уладится. Ce sera dans votre famille, que je ferai mon apprentissage de vieille fille. [Я в вашем семействе начну обучаться ремеслу старой девки. ] Глава 2 Гостиная Анны Павловны начала понемногу наполняться. Приехала высшая знать Петербурга, люди самые разнородные по возрастам и характерам, но одинаковые по обществу, в каком все жили; приехала дочь князя Василия, красавица Элен, заехавшая за отцом, чтобы с ним вместе ехать на праздник посланника. Она была в шифре и бальном платье. Приехала и известная, как la femme la plus seduisante de Petersbourg [самая обворожительная женщина в Петербурге, ], молодая, маленькая княгиня Болконская, прошлую зиму вышедшая замуж и теперь не выезжавшая в большой свет по причине своей беременности, но ездившая еще на небольшие вечера. Приехал князь Ипполит, сын князя Василия, с Мортемаром, которого он представил; приехал и аббат Морио и многие другие. — Вы не видали еще? или: — вы не знакомы с ma tante [с моей тетушкой]? — говорила Анна Павловна приезжавшим гостям и весьма серьезно подводила их к маленькой старушке в высоких бантах, выплывшей из другой комнаты, как скоро стали приезжать гости, называла их по имени, медленно переводя глаза с гостя на ma tante [тетушку], и потом отходила. Все гости совершали обряд приветствования никому неизвестной, никому неинтересной и ненужной тетушки. Анна Павловна с грустным, торжественным участием следила за их приветствиями, молчаливо одобряя их. Ma tante каждому говорила в одних и тех же выражениях о его здоровье, о своем здоровье и о здоровье ее величества, которое нынче было, слава Богу, лучше. Все подходившие, из приличия не выказывая поспешности, с чувством облегчения исполненной тяжелой обязанности отходили от старушки, чтобы уж весь вечер ни разу не подойти к ней. Молодая княгиня Болконская приехала с работой в шитом золотом бархатном мешке. Ее хорошенькая, с чуть черневшимися усиками верхняя губка была коротка по зубам, но тем милее она открывалась и тем еще милее вытягивалась иногда и опускалась на нижнюю. Как это всегда бывает у вполне-привлекательных женщин, недостаток ее — короткость губы и полуоткрытый рот — казались ее особенною, собственно ее красотой. Всем было весело смотреть на эту, полную здоровья и живости, хорошенькую будущую мать, так легко переносившую свое положение. Старикам и скучающим, мрачным молодым людям, смотревшим на нее, казалось, что они сами делаются похожи на нее, побыв и поговорив несколько времени с ней. Кто говорил с ней и видел при каждом слове ее светлую улыбочку и блестящие белые зубы, которые виднелись беспрестанно, тот думал, что он особенно нынче любезен. И это думал каждый. Маленькая княгиня, переваливаясь, маленькими быстрыми шажками обошла стол с рабочею сумочкою на руке и, весело оправляя платье, села на диван, около серебряного самовара, как будто всё, что она ни делала, было part de plaisir [развлечением] для нее и для всех ее окружавших. — Jai apporte mon ouvrage [Я захватила работу], — сказала она, развертывая свой ридикюль и обращаясь ко всем вместе. — Смотрите, Annette, ne me jouez pas un mauvais tour, — обратилась она к хозяйке. — Vous mavez ecrit, que cetait une toute petite soiree; voyez, comme je suis attifee. [Не сыграйте со мной дурной шутки; вы мне писали, что у вас совсем маленький вечер. Видите, как я одета дурно. ] И она развела руками, чтобы показать свое, в кружевах, серенькое изящное платье, немного ниже грудей опоясанное широкою лентой. — Soyez tranquille, Lise, vous serez toujours la plus jolie [Будьте спокойны, вы всё будете лучше всех], — отвечала Анна Павловна. — Vous savez, mon mari mabandonne, — продолжала она тем же тоном, обращаясь к генералу, — il va se faire tuer. Dites moi, pourquoi cette vilaine guerre, [Вы знаете, мой муж покидает меня. Идет на смерть. Скажите, зачем эта гадкая война, ] — сказала она князю Василию и, не дожидаясь ответа, обратилась к дочери князя Василия, к красивой Элен. — Quelle delicieuse personne, que cette petite princesse! [Что за прелестная особа эта маленькая княгиня!] — сказал князь Василий тихо Анне Павловне. Вскоре после маленькой княгини вошел массивный, толстый молодой человек с стриженою головой, в очках, светлых панталонах по тогдашней моде, с высоким жабо и в коричневом фраке. Этот толстый молодой человек был незаконный сын знаменитого Екатерининского вельможи, графа Безухого, умиравшего теперь в Москве. Он нигде не служил еще, только что приехал из-за границы, где он воспитывался, и был в первый раз в обществе. Анна Павловна приветствовала его поклоном, относящимся к людям самой низшей иерархии в ее салоне. Но, несмотря на это низшее по своему сорту приветствие, при виде вошедшего Пьера в лице Анны Павловны изобразилось беспокойство и страх, подобный тому, который выражается при виде чего-нибудь слишком огромного и несвойственного месту. Хотя, действительно, Пьер был несколько больше других мужчин в комнате, но этот страх мог относиться только к тому умному и вместе робкому, наблюдательному и естественному взгляду, отличавшему его от всех в этой гостиной. — Cest bien aimable a vous, monsieur Pierre, detre venu voir une pauvre malade, [Очень любезно с вашей стороны, Пьер, что вы пришли навестить бедную больную, ] — сказала ему Анна Павловна, испуганно переглядываясь с тетушкой, к которой она подводила его. Пьер пробурлил что-то непонятное и продолжал отыскивать что-то глазами. Он радостно, весело улыбнулся, кланяясь маленькой княгине, как близкой знакомой, и подошел к тетушке. Страх Анны Павловны был не напрасен, потому что Пьер, не дослушав речи тетушки о здоровье ее величества, отошел от нее. Анна Павловна испуганно остановила его словами: — Вы не знаете аббата Морио? он очень интересный человек… — сказала она. — Да, я слышал про его план вечного мира, и это очень интересно, но едва ли возможно… — Вы думаете?… — сказала Анна Павловна, чтобы сказать что-нибудь и вновь обратиться к своим занятиям хозяйки дома, но Пьер сделал обратную неучтивость. Прежде он, не дослушав слов собеседницы, ушел; теперь он остановил своим разговором собеседницу, которой нужно было от него уйти. Он, нагнув голову и расставив большие ноги, стал доказывать Анне Павловне, почему он полагал, что план аббата был химера.Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой
    страница номер 5
    Galaxy S3 — 440 грн В связи с закрытием склада распродажа. Осталось 12 штук! mobi-store.com.ua Скидка 50%
    Saving Box Хотите платить меньше по квитанциям? Без него не обойтись! skidka24.com.ua 225 грн.
    Не проходите мимо Модная женская обувь по супер-ценам! lamoda.ua от 100 грн. Страница номер
    Le charmant Hippolyte [Очаровательный Ипполит] поражал своим необыкновенным сходством с сестрою-красавицей и еще более тем, что, несмотря на сходство, он был поразительно дурен собой. Черты его лица были те же, как и у сестры, но у той все освещалось жизнерадостною, самодовольною, молодою, неизменною улыбкой жизни и необычайною, античною красотой тела; у брата, напротив, то же лицо было отуманено идиотизмом и неизменно выражало самоуверенную брюзгливость, а тело было худощаво и слабо. Глаза, нос, рот — все сжималось как будто в одну неопределенную и скучную гримасу, а руки и ноги всегда принимали неестественное положение. — Ce nest pas une histoire de revenants? [Это не история о привидениях?] — сказал он, усевшись подле княгини и торопливо пристроив к глазам свой лорнет, как будто без этого инструмента он не мог начать говорить. — Mais non, mon cher, [Вовсе нет, ] — пожимая плечами, сказал удивленный рассказчик. — Cest que je deteste les histoires de revenants, [Дело в том, что я терпеть не могу историй о привидениях, ] — сказал он таким тоном, что видно было, — он сказал эти слова, а потом уже понял, что они значили. Из-за самоуверенности, с которой он говорил, никто не мог понять, очень ли умно или очень глупо то, что он сказал. Он был в темнозеленом фраке, в панталонах цвета cuisse de nymphe effrayee, [бедра испуганной нимфы, ] как он сам говорил, в чулках и башмаках. Vicomte [Виконт] рассказал очень мило о том ходившем тогда анекдоте, что герцог Энгиенский тайно ездил в Париж для свидания с m-lle George, [мадмуазель Жорж, ] и что там он встретился с Бонапарте, пользовавшимся тоже милостями знаменитой актрисы, и что там, встретившись с герцогом, Наполеон случайно упал в тот обморок, которому он был подвержен, и находился во власти герцога, которой герцог не воспользовался, но что Бонапарте впоследствии за это-то великодушие и отмстил смертью герцогу. Рассказ был очень мил и интересен, особенно в том месте, где соперники вдруг узнают друг друга, и дамы, казалось, были в волнении. — Charmant, [Очаровательно, ] — сказала Анна Павловна, оглядываясь вопросительно на маленькую княгиню. — Charmant, — прошептала маленькая княгиня, втыкая иголку в работу, как будто в знак того, что интерес и прелесть рассказа мешают ей продолжать работу. Виконт оценил эту молчаливую похвалу и, благодарно улыбнувшись, стал продолжать; но в это время Анна Павловна, все поглядывавшая на страшного для нее молодого человека, заметила, что он что-то слишком горячо и громко говорит с аббатом, и поспешила на помощь к опасному месту. Действительно, Пьеру удалось завязать с аббатом разговор о политическом равновесии, и аббат, видимо заинтересованный простодушной горячностью молодого человека, развивал перед ним свою любимую идею. Оба слишком оживленно и естественно слушали и говорили, и это-то не понравилось Анне Павловне. — Средство — Европейское равновесие и droit des gens [международное право], — говорил аббат. — Стоит одному могущественному государству, как Россия, прославленному за варварство, стать бескорыстно во главе союза, имеющего целью равновесие Европы, — и она спасет мир! — Как же вы найдете такое равновесие? — начал было Пьер; но в это время подошла Анна Павловна и, строго взглянув на Пьера, спросила итальянца о том, как он переносит здешний климат. Лицо итальянца вдруг изменилось и приняло оскорбительно притворно-сладкое выражение, которое, видимо, было привычно ему в разговоре с женщинами. — Я так очарован прелестями ума и образования общества, в особенности женского, в которое я имел счастье быть принят, что не успел еще подумать о климате, — сказал он. Не выпуская уже аббата и Пьера, Анна Павловна для удобства наблюдения присоединила их к общему кружку. Глава 4 В это время в гостиную вошло новое лицо. Новое лицо это был молодой князь Андрей Болконский, муж маленькой княгини. Князь Болконский был небольшого роста, весьма красивый молодой человек с определенными и сухими чертами. Всё в его фигуре, начиная от усталого, скучающего взгляда до тихого мерного шага, представляло самую резкую противоположность с его маленькою, оживленною женой. Ему, видимо, все бывшие в гостиной не только были знакомы, но уж надоели ему так, что и смотреть на них и слушать их ему было очень скучно. Из всех же прискучивших ему лиц, лицо его хорошенькой жены, казалось, больше всех ему надоело. С гримасой, портившею его красивое лицо, он отвернулся от нее. Он поцеловал руку Анны Павловны и, щурясь, оглядел всё общество. — Vous vous enrolez pour la guerre, mon prince? [Вы собираетесь на войну, князь?] — сказала Анна Павловна. — Le general Koutouzoff, — сказал Болконский, ударяя на последнем слоге zoff, как француз, — a bien voulu de moi pour aide-de-camp… [Генералу Кутузову угодно меня к себе в адъютанты. ] — Et Lise, votre femme? [А Лиза, ваша жена?] — Она поедет в деревню. — Как вам не грех лишать нас вашей прелестной жены? — Andre, [Андрей, ] — сказала его жена, обращаясь к мужу тем же кокетливым тоном, каким она обращалась к посторонним, — какую историю нам рассказал виконт о m-lle Жорж и Бонапарте! Князь Андрей зажмурился и отвернулся. Пьер, со времени входа князя Андрея в гостиную не спускавший с него радостных, дружелюбных глаз, подошел к нему и взял его за руку. Князь Андрей, не оглядываясь, морщил лицо в гримасу, выражавшую досаду на того, кто трогает его за руку, но, увидав улыбающееся лицо Пьера, улыбнулся неожиданно-доброй и приятной улыбкой. — Вот как!.. И ты в большом свете! — сказал он Пьеру. — Я знал, что вы будете, — отвечал Пьер. — Я приеду к вам ужинать, — прибавил он тихо, чтобы не мешать виконту, который продолжал свой рассказ. — Можно? — Нет, нельзя, — сказал князь Андрей смеясь, пожатием руки давая знать Пьеру, что этого не нужно спрашивать. Он что-то хотел сказать еще, но в это время поднялся князь Василий с дочерью, и два молодых человека встали, чтобы дать им дорогу. Назад12345678910…240Вперед Страница номер
    Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению
    Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой
    страница номер 5
    Galaxy S3 — 440 грн В связи с закрытием склада распродажа. Осталось 12 штук! mobi-store.com.ua Скидка 50%
    Saving Box Хотите платить меньше по квитанциям? Без него не обойтись! skidka24.com.ua 225 грн.
    Не проходите мимо Модная женская обувь по супер-ценам! lamoda.ua от 100 грн. Страница номер
    Le charmant Hippolyte [Очаровательный Ипполит] поражал своим необыкновенным сходством с сестрою-красавицей и еще более тем, что, несмотря на сходство, он был поразительно дурен собой. Черты его лица были те же, как и у сестры, но у той все освещалось жизнерадостною, самодовольною, молодою, неизменною улыбкой жизни и необычайною, античною красотой тела; у брата, напротив, то же лицо было отуманено идиотизмом и неизменно выражало самоуверенную брюзгливость, а тело было худощаво и слабо. Глаза, нос, рот — все сжималось как будто в одну неопределенную и скучную гримасу, а руки и ноги всегда принимали неестественное положение. — Ce nest pas une histoire de revenants? [Это не история о привидениях?] — сказал он, усевшись подле княгини и торопливо пристроив к глазам свой лорнет, как будто без этого инструмента он не мог начать говорить. — Mais non, mon cher, [Вовсе нет, ] — пожимая плечами, сказал удивленный рассказчик. — Cest que je deteste les histoires de revenants, [Дело в том, что я терпеть не могу историй о привидениях, ] — сказал он таким тоном, что видно было, — он сказал эти слова, а потом уже понял, что они значили. Из-за самоуверенности, с которой он говорил, никто не мог понять, очень ли умно или очень глупо то, что он сказал. Он был в темнозеленом фраке, в панталонах цвета cuisse de nymphe effrayee, [бедра испуганной нимфы, ] как он сам говорил, в чулках и башмаках. Vicomte [Виконт] рассказал очень мило о том ходившем тогда анекдоте, что герцог Энгиенский тайно ездил в Париж для свидания с m-lle George, [мадмуазель Жорж, ] и что там он встретился с Бонапарте, пользовавшимся тоже милостями знаменитой актрисы, и что там, встретившись с герцогом, Наполеон случайно упал в тот обморок, которому он был подвержен, и находился во власти герцога, которой герцог не воспользовался, но что Бонапарте впоследствии за это-то великодушие и отмстил смертью герцогу. Рассказ был очень мил и интересен, особенно в том месте, где соперники вдруг узнают друг друга, и дамы, казалось, были в волнении. — Charmant, [Очаровательно, ] — сказала Анна Павловна, оглядываясь вопросительно на маленькую княгиню. — Charmant, — прошептала маленькая княгиня, втыкая иголку в работу, как будто в знак того, что интерес и прелесть рассказа мешают ей продолжать работу. Виконт оценил эту молчаливую похвалу и, благодарно улыбнувшись, стал продолжать; но в это время Анна Павловна, все поглядывавшая на страшного для нее молодого человека, заметила, что он что-то слишком горячо и громко говорит с аббатом, и поспешила на помощь к опасному месту. Действительно, Пьеру удалось завязать с аббатом разговор о политическом равновесии, и аббат, видимо заинтересованный простодушной горячностью молодого человека, развивал перед ним свою любимую идею. Оба слишком оживленно и естественно слушали и говорили, и это-то не понравилось Анне Павловне. — Средство — Европейское равновесие и droit des gens [международное право], — говорил аббат. — Стоит одному могущественному государству, как Россия, прославленному за варварство, стать бескорыстно во главе союза, имеющего целью равновесие Европы, — и она спасет мир! — Как же вы найдете такое равновесие? — начал было Пьер; но в это время подошла Анна Павловна и, строго взглянув на Пьера, спросила итальянца о том, как он переносит здешний климат. Лицо итальянца вдруг изменилось и приняло оскорбительно притворно-сладкое выражение, которое, видимо, было привычно ему в разговоре с женщинами. — Я так очарован прелестями ума и образования общества, в особенности женского, в которое я имел счастье быть принят, что не успел еще подумать о климате, — сказал он. Не выпуская уже аббата и Пьера, Анна Павловна для удобства наблюдения присоединила их к общему кружку. Глава 4 В это время в гостиную вошло новое лицо. Новое лицо это был молодой князь Андрей Болконский, муж маленькой княгини. Князь Болконский был небольшого роста, весьма красивый молодой человек с определенными и сухими чертами. Всё в его фигуре, начиная от усталого, скучающего взгляда до тихого мерного шага, представляло самую резкую противоположность с его маленькою, оживленною женой. Ему, видимо, все бывшие в гостиной не только были знакомы, но уж надоели ему так, что и смотреть на них и слушать их ему было очень скучно. Из всех же прискучивших ему лиц, лицо его хорошенькой жены, казалось, больше всех ему надоело. С гримасой, портившею его красивое лицо, он отвернулся от нее. Он поцеловал руку Анны Павловны и, щурясь, оглядел всё общество. — Vous vous enrolez pour la guerre, mon prince? [Вы собираетесь на войну, князь?] — сказала Анна Павловна. — Le general Koutouzoff, — сказал Болконский, ударяя на последнем слоге zoff, как француз, — a bien voulu de moi pour aide-de-camp… [Генералу Кутузову угодно меня к себе в адъютанты. ] — Et Lise, votre femme? [А Лиза, ваша жена?] — Она поедет в деревню. — Как вам не грех лишать нас вашей прелестной жены? — Andre, [Андрей, ] — сказала его жена, обращаясь к мужу тем же кокетливым тоном, каким она обращалась к посторонним, — какую историю нам рассказал виконт о m-lle Жорж и Бонапарте! Князь Андрей зажмурился и отвернулся. Пьер, со времени входа князя Андрея в гостиную не спускавший с него радостных, дружелюбных глаз, подошел к нему и взял его за руку. Князь Андрей, не оглядываясь, морщил лицо в гримасу, выражавшую досаду на того, кто трогает его за руку, но, увидав улыбающееся лицо Пьера, улыбнулся неожиданно-доброй и приятной улыбкой. — Вот как!.. И ты в большом свете! — сказал он Пьеру. — Я знал, что вы будете, — отвечал Пьер. — Я приеду к вам ужинать, — прибавил он тихо, чтобы не мешать виконту, который продолжал свой рассказ. — Можно? — Нет, нельзя, — сказал князь Андрей смеясь, пожатием руки давая знать Пьеру, что этого не нужно спрашивать. Он что-то хотел сказать еще, но в это время поднялся князь Василий с дочерью, и два молодых человека встали, чтобы дать им дорогу. Назад12345678910…240Вперед Страница номер
    Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению
    Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой
    страница номер 5
    Galaxy S3 — 440 грн В связи с закрытием склада распродажа. Осталось 12 штук! mobi-store.com.ua Скидка 50%
    Saving Box Хотите платить меньше по квитанциям? Без него не обойтись! skidka24.com.ua 225 грн.
    Не проходите мимо Модная женская обувь по супер-ценам! lamoda.ua от 100 грн. Страница номер
    Le charmant Hippolyte [Очаровательный Ипполит] поражал своим необыкновенным сходством с сестрою-красавицей и еще более тем, что, несмотря на сходство, он был поразительно дурен собой. Черты его лица были те же, как и у сестры, но у той все освещалось жизнерадостною, самодовольною, молодою, неизменною улыбкой жизни и необычайною, античною красотой тела; у брата, напротив, то же лицо было отуманено идиотизмом и неизменно выражало самоуверенную брюзгливость, а тело было худощаво и слабо. Глаза, нос, рот — все сжималось как будто в одну неопределенную и скучную гримасу, а руки и ноги всегда принимали неестественное положение. — Ce nest pas une histoire de revenants? [Это не история о привидениях?] — сказал он, усевшись подле княгини и торопливо пристроив к глазам свой лорнет, как будто без этого инструмента он не мог начать говорить. — Mais non, mon cher, [Вовсе нет, ] — пожимая плечами, сказал удивленный рассказчик. — Cest que je deteste les histoires de revenants, [Дело в том, что я терпеть не могу историй о привидениях, ] — сказал он таким тоном, что видно было, — он сказал эти слова, а потом уже понял, что они значили. Из-за самоуверенности, с которой он говорил, никто не мог понять, очень ли умно или очень глупо то, что он сказал. Он был в темнозеленом фраке, в панталонах цвета cuisse de nymphe effrayee, [бедра испуганной нимфы, ] как он сам говорил, в чулках и башмаках. Vicomte [Виконт] рассказал очень мило о том ходившем тогда анекдоте, что герцог Энгиенский тайно ездил в Париж для свидания с m-lle George, [мадмуазель Жорж, ] и что там он встретился с Бонапарте, пользовавшимся тоже милостями знаменитой актрисы, и что там, встретившись с герцогом, Наполеон случайно упал в тот обморок, которому он был подвержен, и находился во власти герцога, которой герцог не воспользовался, но что Бонапарте впоследствии за это-то великодушие и отмстил смертью герцогу. Рассказ был очень мил и интересен, особенно в том месте, где соперники вдруг узнают друг друга, и дамы, казалось, были в волнении. — Charmant, [Очаровательно, ] — сказала Анна Павловна, оглядываясь вопросительно на маленькую княгиню. — Charmant, — прошептала маленькая княгиня, втыкая иголку в работу, как будто в знак того, что интерес и прелесть рассказа мешают ей продолжать работу. Виконт оценил эту молчаливую похвалу и, благодарно улыбнувшись, стал продолжать; но в это время Анна Павловна, все поглядывавшая на страшного для нее молодого человека, заметила, что он что-то слишком горячо и громко говорит с аббатом, и поспешила на помощь к опасному месту. Действительно, Пьеру удалось завязать с аббатом разговор о политическом равновесии, и аббат, видимо заинтересованный простодушной горячностью молодого человека, развивал перед ним свою любимую идею. Оба слишком оживленно и естественно слушали и говорили, и это-то не понравилось Анне Павловне. — Средство — Европейское равновесие и droit des gens [международное право], — говорил аббат. — Стоит одному могущественному государству, как Россия, прославленному за варварство, стать бескорыстно во главе союза, имеющего целью равновесие Европы, — и она спасет мир! — Как же вы найдете такое равновесие? — начал было Пьер; но в это время подошла Анна Павловна и, строго взглянув на Пьера, спросила итальянца о том, как он переносит здешний климат. Лицо итальянца вдруг изменилось и приняло оскорбительно притворно-сладкое выражение, которое, видимо, было привычно ему в разговоре с женщинами. — Я так очарован прелестями ума и образования общества, в особенности женского, в которое я имел счастье быть принят, что не успел еще подумать о климате, — сказал он. Не выпуская уже аббата и Пьера, Анна Павловна для удобства наблюдения присоединила их к общему кружку. Глава 4 В это время в гостиную вошло новое лицо. Новое лицо это был молодой князь Андрей Болконский, муж маленькой княгини. Князь Болконский был небольшого роста, весьма красивый молодой человек с определенными и сухими чертами. Всё в его фигуре, начиная от усталого, скучающего взгляда до тихого мерного шага, представляло самую резкую противоположность с его маленькою, оживленною женой. Ему, видимо, все бывшие в гостиной не только были знакомы, но уж надоели ему так, что и смотреть на них и слушать их ему было очень скучно. Из всех же прискучивших ему лиц, лицо его хорошенькой жены, казалось, больше всех ему надоело. С гримасой, портившею его красивое лицо, он отвернулся от нее. Он поцеловал руку Анны Павловны и, щурясь, оглядел всё общество. — Vous vous enrolez pour la guerre, mon prince? [Вы собираетесь на войну, князь?] — сказала Анна Павловна. — Le general Koutouzoff, — сказал Болконский, ударяя на последнем слоге zoff, как француз, — a bien voulu de moi pour aide-de-camp… [Генералу Кутузову угодно меня к себе в адъютанты. ] — Et Lise, votre femme? [А Лиза, ваша жена?] — Она поедет в деревню. — Как вам не грех лишать нас вашей прелестной жены? — Andre, [Андрей, ] — сказала его жена, обращаясь к мужу тем же кокетливым тоном, каким она обращалась к посторонним, — какую историю нам рассказал виконт о m-lle Жорж и Бонапарте! Князь Андрей зажмурился и отвернулся. Пьер, со времени входа князя Андрея в гостиную не спускавший с него радостных, дружелюбных глаз, подошел к нему и взял его за руку. Князь Андрей, не оглядываясь, морщил лицо в гримасу, выражавшую досаду на того, кто трогает его за руку, но, увидав улыбающееся лицо Пьера, улыбнулся неожиданно-доброй и приятной улыбкой. — Вот как!.. И ты в большом свете! — сказал он Пьеру. — Я знал, что вы будете, — отвечал Пьер. — Я приеду к вам ужинать, — прибавил он тихо, чтобы не мешать виконту, который продолжал свой рассказ. — Можно? — Нет, нельзя, — сказал князь Андрей смеясь, пожатием руки давая знать Пьеру, что этого не нужно спрашивать. Он что-то хотел сказать еще, но в это время поднялся князь Василий с дочерью, и два молодых человека встали, чтобы дать им дорогу. Назад12345678910…240Вперед Страница номер
    Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению
    Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой
    страница номер 6
    Скидка 60% Спортивная обувь и одежда Nike modnakasta.ua от 169 грн.
    Модные фасоны Платье Вашей мечты уже заждалось Вас! lamoda.ua от 190 грн.
    Компактный шокер “Защитник” который всегда под рукой! skidka24.com.ua 200 грн. Страница номер
    — Вы меня извините, мой милый виконт, — сказал князь Василий французу, ласково притягивая его за рукав вниз к стулу, чтоб он не вставал. — Этот несчастный праздник у посланника лишает меня удовольствия и прерывает вас. Очень мне грустно покидать ваш восхитительный вечер, — сказал он Анне Павловне. Дочь его, княжна Элен, слегка придерживая складки платья, пошла между стульев, и улыбка сияла еще светлее на ее прекрасном лице. Пьер смотрел почти испуганными, восторженными глазами на эту красавицу, когда она проходила мимо него. — Очень хороша, — сказал князь Андрей. — Очень, — сказал Пьер. Проходя мимо, князь Василий схватил Пьера за руку и обратился к Анне Павловне. — Образуйте мне этого медведя, — сказал он. — Вот он месяц живет у меня, и в первый раз я его вижу в свете. Ничто так не нужно молодому человеку, как общество умных женщин. Глава 5 Анна Павловна улыбнулась и обещалась заняться Пьером, который, она знала, приходился родня по отцу князю Василью. Пожилая дама, сидевшая прежде с ma tante, торопливо встала и догнала князя Василья в передней. С лица ее исчезла вся прежняя притворность интереса. Доброе, исплаканное лицо ее выражало только беспокойство и страх. — Что же вы мне скажете, князь, о моем Борисе? — сказала она, догоняя его в передней. (Она выговаривала имя Борис с особенным ударением на о). — Я не могу оставаться дольше в Петербурге. Скажите, какие известия я могу привезти моему бедному мальчику? Несмотря на то, что князь Василий неохотно и почти неучтиво слушал пожилую даму и даже выказывал нетерпение, она ласково и трогательно улыбалась ему и, чтоб он не ушел, взяла его за руку. — Что вам стоит сказать слово государю, и он прямо будет переведен в гвардию, — просила она. — Поверьте, что я сделаю всё, что могу, княгиня, — отвечал князь Василий, — но мне трудно просить государя; я бы советовал вам обратиться к Румянцеву, через князя Голицына: это было бы умнее. Пожилая дама носила имя княгини Друбецкой, одной из лучших фамилий России, но она была бедна, давно вышла из света и утратила прежние связи. Она приехала теперь, чтобы выхлопотать определение в гвардию своему единственному сыну. Только затем, чтоб увидеть князя Василия, она назвалась и приехала на вечер к Анне Павловне, только затем она слушала историю виконта. Она испугалась слов князя Василия; когда-то красивое лицо ее выразило озлобление, но это продолжалось только минуту. Она опять улыбнулась и крепче схватила за руку князя Василия. — Послушайте, князь, — сказала она, — я никогда не просила вас, никогда не буду просить, никогда не напоминала вам о дружбе моего отца к вам. Но теперь, я Богом заклинаю вас, сделайте это для моего сына, и я буду считать вас благодетелем, — торопливо прибавила она. — Нет, вы не сердитесь, а вы обещайте мне. Я просила Голицына, он отказал. Soyez le bon enfant que vous аvez ete, [Будьте добрым малым, как вы были, ] — говорила она, стараясь улыбаться, тогда как в ее глазах были слезы. — Папа, мы опоздаем, — сказала, повернув свою красивую голову на античных плечах, княжна Элен, ожидавшая у двери. Но влияние в свете есть капитал, который надо беречь, чтоб он не исчез. Князь Василий знал это, и, раз сообразив, что ежели бы он стал просить за всех, кто его просит, то вскоре ему нельзя было бы просить за себя, он редко употреблял свое влияние. В деле княгини Друбецкой он почувствовал, однако, после ее нового призыва, что-то вроде укора совести. Она напомнила ему правду: первыми шагами своими в службе он был обязан ее отцу. Кроме того, он видел по ее приемам, что она — одна из тех женщин, особенно матерей, которые, однажды взяв себе что-нибудь в голову, не отстанут до тех пор, пока не исполнят их желания, а в противном случае готовы на ежедневные, ежеминутные приставания и даже на сцены. Это последнее соображение поколебало его. — Chere Анна Михайловна, — сказал он с своею всегдашнею фамильярностью и скукой в голосе, — для меня почти невозможно сделать то, что вы хотите; но чтобы доказать вам, как я люблю вас и чту память покойного отца вашего, я сделаю невозможное: сын ваш будет переведен в гвардию, вот вам моя рука. Довольны вы? — Милый мой, вы благодетель! Я иного и не ждала от вас; я знала, как вы добры. Он хотел уйти. — Постойте, два слова. Une fois passe aux gardes… [Раз он перейдет в гвардию…] — Она замялась: — Вы хороши с Михаилом Иларионовичем Кутузовым, рекомендуйте ему Бориса в адъютанты. Тогда бы я была покойна, и тогда бы уж… Князь Василий улыбнулся. — Этого не обещаю. Вы не знаете, как осаждают Кутузова с тех пор, как он назначен главнокомандующим. Он мне сам говорил, что все московские барыни сговорились отдать ему всех своих детей в адъютанты. — Нет, обещайте, я не пущу вас, милый, благодетель мой… — Папа! — опять тем же тоном повторила красавица, — мы опоздаем. — Ну, au revoir, [до свиданья, ] прощайте. Видите? — Так завтра вы доложите государю? — Непременно, а Кутузову не обещаю. — Нет, обещайте, обещайте, Basile, [Василий, ] — сказала вслед ему Анна Михайловна, с улыбкой молодой кокетки, которая когда-то, должно быть, была ей свойственна, а теперь так не шла к ее истощенному лицу. Она, видимо, забыла свои годы и пускала в ход, по привычке, все старинные женские средства. Но как только он вышел, лицо ее опять приняло то же холодное, притворное выражение, которое было на нем прежде. Она вернулась к кружку, в котором виконт продолжал рассказывать, и опять сделала вид, что слушает, дожидаясь времени уехать, так как дело ее было сделано. — Но как вы находите всю эту последнюю комедию du sacre de Milan? [миланского помазания?] — сказала Анна Павловна. Et la nouvelle comedie des peuples de Genes et de Lucques, qui viennent presenter leurs voeux a M. Buonaparte assis sur un trone, et exaucant les voeux des nations! Adorable! Non, mais c`est a en devenir folle! On dirait, que le monde entier a perdu la tete. [И вот новая комедия: народы Генуи и Лукки изъявляют свои желания господину Бонапарте. И господин Бонапарте сидит на троне и исполняет желания народов. 0! это восхитительно! Нет, от этого можно с ума сойти. Подумаешь, что весь свет потерял голову. ] Князь Андрей усмехнулся, прямо глядя в лицо Анны Павловны. Назад1…3456789…240Вперед Страница номер
    Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению

    27.02.2014 21:48 Дибілам
    Ягодинська митниця
    ЯГОДИНЕЦЬ | 30.04.2012 21:47 | 673 комментария
    НОВИНИ НАШОЇ МИТНИЦІ
    Добавить закладку при помощи:
    Версия для печати Комментировать Комментарии — страница 34
    27.02.2014 9:12 розум 5новини Вигнати всіх лиш інпекторів лишити шоб цю херню один на одного писалир
    27.02.2014 9:26 rrr Микитюк буде сидіти. І не піздеть
    27.02.2014 12:28 Кладова Л.М. Не переймайтесь панове за п.Микитюка-Львів його приютить.
    27.02.2014 12:31 комуністи Личность Степана Дериволкова, первого заместителя министра налогов и сборов крайне одиозна и известна. К сожалению, не в широких кругах. Такому кортежу из трех и более автомобилей, как у Дериволкова, может много кто позавидовать. По слухам, на всякий случай имеет болгарский паспорт. А случай сейчас может представиться, если начнется люстрация. Но пока Дериволков мертвой хваткой вцепился в должность. Степан Дмитриевич Дериволков — очень порядочный человек, сутками работает над пополнением бюджета. Личного. Дериволков поднялся при помощи Игоря Калетника (на выборах в Измаил за комунистов автобусы с людьми пригонял, болградские таможенники помогали), не обошлось и без «великого борца против контрабанды», народного депутата Рыбакова (вспомните “Контрабанде-СТОП”, тогда Дериволков группы свои из Болграда посылал на западные таможни и Одессу). Вся его история, от инспектора до министра-взяточника — это контрабанда, коррупция, злоупотребление и воровство, грабеж государства. В Измаиле скажут, что он имел, будучи простым начальником поста “Болград” (это вам не “Чоп”). Если его и его ставленников оставят, то грош цена Майдану. Далее компромат и детальное раследование делишек Дериволкова в материале журналистов сайта ОРД 02 и Акценты ДЕТАЛЬНО РАСЛЕДОВАНИЕ МОЖНО ПРОЧИТАТЬ ТУТ Биография Дериволков родился в 1968 г. в Одесской области. Окончил Одесский техникум измерений, Одесский национальный политехнический университет и Киевский национальный университет им. Тараса Шевченко. Кандидат юридических наук. В 1989 г. начал работать на Измаильской таможне, впоследствии возглавил Придунайскую таможню. С 2006 г. по 2009 г. исполнял обязанности начальника Днестрянской таможни в Винницкой области. С 2009 г. занимал должность главы Государственной таможенной службы. Указом Президента Украины № 171/20131 от 1 апреля 2013 г. Степан Дериволков был уволен с должности заместителя председателя Государственной таможенной службы Украины. Указом № 174/2013 от 1 апреля 2013 г. Дериволков назначен первым заместителем министра доходов и сборов Украины. Народный депутат Игорь Мирошниченко так отозвался об этом назначении: «В умовах безнадійної фінансово-економічної кризи та невпинного “пакращення” мільярдних статків одного-єдиного успішного українського Стоматолога, партія влади цілком резонно вирішила скористатися з формули Ніколая Янавіча Азарова і дала союзникам замість грошей лопату. Лопата, якою найцинічніша група депутатів у нинішньому парламенті буде “добувати собі їжу”, – це посада. Колишній заступник Ігоря Калєтніка по митниці Степан Дериволков після реорганізації податкової та митної служб у Міністерство доходів та зборів цілих чотири місяці зразом з КПУ, яку він представляє, скнів на голодному пайку без перенаправлених до рук міністра Клименка грошових потоків. І ось тепер, 1 квітня 2013 року, указом президента Януковича він призначений першим заступником міністра МінЗДох (надзвичайно вдала народна абревіатура цього фіскально-здирницького монстра при Кабміні). Це та сама “лопата”, якою комуністи будуть наповнювати партійну касу й з біл-бордів по всій країні та відеороликів у всіх електронних та друкованих ЗМІ повертати країну народу. Натомість, у Верховній Раді своїми голосуваннями вони й надалі зміцнюють диктатуру Януковича та посилюють корупцію в країні. Вже наступного дня після знакового призначення комуніста Дериволкова, Пйотр Сіманєнка з соратниками припинили свій демарш з неголосуванням у ВР, забувши пояснити своїм виборцям, чому вони так легко відмовились від власних ультиматумів регіоналам. Хай пенсійна реформа, яку вони намагалися позірно скасувати, внісши лише кілька змін до Закону замість відміни його вцілому, провалилася не набравши достатньо голосів. Проте, з медичними експериментами над українцями вийшла притичина. Ухопивши азаровську лопату – посаду першого зама глави МінЗДоху, комуняки так гайнули вперед, що забули навіть поставити скасування цієї горе-реформи у порядок денний». Год назад Степан Дериволков был арестован СБУ за «крышевание» крупной контрабанды в Украине. Его задержали за то, что прикрывал крупные партии контрабанды на Западной Украине. Но вскоре, понятно, отпустили. Поделился. Сбежавшая невеста и усравшийся Дериволков Исчезнувший после отставки первый вице-спикер Верховной Рады Игорь Калетник решил отдать «февральскую кассу» Гостаможенной службы новой власти, сформированной после бегства экс-президента Виктора Януковича. Об этом якобы заявил первый заместитель главы Миндоходов и сборов Степан Дериволков, пишет журналист Валерий Калныш. «Раз у нас открытая демократия,… прошу нового руководителя ГПУ Олега Махницкого обратить внимание на вот какую историю. Знакомый с таможни сообщил следующее: зам Калетника Дериволков вчера собирал таможенников и сказал, что Калетник «решил вопрос с новой властью». И сказал сдать кассу за февраль новой власти», — написал Калныш на своей странице в Facebook. «Вы же собирались бороться с коррупцией? Таможня более чем для этого подходит», — обратился журналист к представителям новой власти. В частности к новому генпрокурору Махницкому. При этом он не уточнил, о какой сумме идет речь. В пресс-службе Миндоходов информацию не комментируют. Зачищает за собой сайты Ни одна из ссылок на сайте ОРД Речинского который реально пренадлежит Турчинову про Дериволкова уже не работает, а это означает одно, пацаны договорились. Еще в начале прошлого года форумы пестрили подобными комментариями: ТАКОЙ НАГЛОЙ И ГИГАНСКОЙ КОРРУПЦИИ КАК СЕГОДНЯ НА ТАМОЖНЕ НЕ БЫЛО НИКОГДА! По моим данным после многих общений с таможенными брокерами заместитель ДМСУ г-н Дериволков Степан Дмитриевич получает в месяц со своих подчиненных и через своих адъютантов не менее 90млн$ кэша в месяц. Далее львиная доля этих денег переводится на оффшоры Виктора Януковича младшего сына нашего президента, который помог за это “ежемесячное вознаграждение” остаться в трудное время Калетнику при должности. Деньги эти берутся с потребителя которые в последние два года стали сильно переплачивать за товары после резко увеличившегося коррупционного налога. При чем этот так называемый налог растет просто на глазах, ежеквартально в 2 раза. Эта статья на сайте ОРД-02: День таможенника. Игорю Калетнику посвящается. является чистой правдой кроме одной мелочи, ставки взяток указанные в этой статье увеличились в 3 раза. Если раньше мы перестали возить обувь самостоятельно и вынуждены отдавать на растаможку свои грузы “модным” Одесским брокерам, при этом знали что некоторые грузы избегают “модных”, то теперь ни один контейнер не может их обойти, так как любые товары народного потребления проходят согласование у “модных” и ни старый ни новый (Вдовиченко) начальник Южной таможни не вправе без устного согласия “модных” (кумовей и друзей Дериволкова) оформить груз. Таким образом любой предприниматель, любая крупная компания (знаю очень крупные компании с оборотом более 1млрд$ в год) обязаны договорится с “модными” о кэшевом тарифе сверху контейнера. И при этом компании растамаживают своими штатными брокерами на свои компании. “Модные” являются лишь кассирами которые согласовывают со своим старшим кассиром Дериволковым кэшевый тариф и затем как почтальоны доставляют деньги в Киев, оставляя свои комиссионные. Добрые “модные брокеры” идут навстречу и если у тебя произ-во и абсолютно белый груз в виде материалов, оборудования или комплектующих то “модные” ссылаясь на Азарова, который дал команду поддерживать отечественного производителя берут сверху всего 1-2тыс$ с контейнера, если же готовые товары от 3 до 10тыс$ сверху. Всю эту информацию можно легко получить у любого Одесского брокера или просто введите в Яндексе слова “Вор Дериволков” или “Степа Дериволков” и на многочисленных форумах все складывается лучшим образом. Простой бедный предприниматель, который нес стране золотые яйца, и которого зарезала коррупционная система!!! Теперь — пустота. Кристально чистый имидж? Да так, как обосрался Дериволков — надобно уметь. Но он надеется, что никто не узнает. Зря. Вот посмотрите — http://ord-ua.com/2014/02/23/glavnyij-vzyatochnik-stranyi-derivolkov-stepan-dmit rievich/?page=4 или http://ord-ua.com/2014/02/26/glavnyij-vor-stranyi-na-tamozhne-derivolkov/?lpage= 1. Все удалили «честные» СМИ! Дериволков — крыша титушек Вот еще чудом уцелевшая заметка о Степане Дериволкове. Калетник — спонсор черной политики. Могильщик. Все бабло налом, которое получает “Беркут” прямо в автобусах и весь наличман, который идет титушкам — это все оплачивает Калетник. Его люди раз в неделю возят бабло в Харьков, Луганск и Одессу. Хотя с Одессой еще тот цирк. Его заместитель Стёпа Дериволков родом их Измаила и именно он контролирует поставку и оплату одесским титушкам, а поскольку в Одессе с титушками слабовато, то Степе приходится крутиться. Это Кремлю только можно втирать, что Одесса спит и видит себя в составе России (в гробу она ту Россию видела), поэтому Стёпе приходится возить сюда титушек из Приднестровья. Платит Степа приднестровским боевикам по 100 баксов в день. Координирует же всю эту гопоту в Киеве Стёпын зам и он же начальник киевской областной таможни, которая контролирует аэропорт “Борисполь” Гила . Это он ответственный за трассу на Харьков. В общем, братва под Калетником убойная. Недавно они зарезали и выбросили из окна 12 этажа одного начальника отдела, который работал у Гилы и вскрыл (попалил) схему поставок товаров и оружия через терминал аэропорта.
    27.02.2014 12:32 rfktnybr Личность Степана Дериволкова, первого заместителя министра налогов и сборов крайне одиозна и известна. К сожалению, не в широких кругах. Такому кортежу из трех и более автомобилей, как у Дериволкова, может много кто позавидовать. По слухам, на всякий случай имеет болгарский паспорт. А случай сейчас может представиться, если начнется люстрация. Но пока Дериволков мертвой хваткой вцепился в должность. Степан Дмитриевич Дериволков — очень порядочный человек, сутками работает над пополнением бюджета. Личного. Дериволков поднялся при помощи Игоря Калетника (на выборах в Измаил за комунистов автобусы с людьми пригонял, болградские таможенники помогали), не обошлось и без «великого борца против контрабанды», народного депутата Рыбакова (вспомните “Контрабанде-СТОП”, тогда Дериволков группы свои из Болграда посылал на западные таможни и Одессу). Вся его история, от инспектора до министра-взяточника — это контрабанда, коррупция, злоупотребление и воровство, грабеж государства. В Измаиле скажут, что он имел, будучи простым начальником поста “Болград” (это вам не “Чоп”). Если его и его ставленников оставят, то грош цена Майдану. Далее компромат и детальное раследование делишек Дериволкова в материале журналистов сайта ОРД 02 и Акценты ДЕТАЛЬНО РАСЛЕДОВАНИЕ МОЖНО ПРОЧИТАТЬ ТУТ Биография Дериволков родился в 1968 г. в Одесской области. Окончил Одесский техникум измерений, Одесский национальный политехнический университет и Киевский национальный университет им. Тараса Шевченко. Кандидат юридических наук. В 1989 г. начал работать на Измаильской таможне, впоследствии возглавил Придунайскую таможню. С 2006 г. по 2009 г. исполнял обязанности начальника Днестрянской таможни в Винницкой области. С 2009 г. занимал должность главы Государственной таможенной службы. Указом Президента Украины № 171/20131 от 1 апреля 2013 г. Степан Дериволков был уволен с должности заместителя председателя Государственной таможенной службы Украины. Указом № 174/2013 от 1 апреля 2013 г. Дериволков назначен первым заместителем министра доходов и сборов Украины. Народный депутат Игорь Мирошниченко так отозвался об этом назначении: «В умовах безнадійної фінансово-економічної кризи та невпинного “пакращення” мільярдних статків одного-єдиного успішного українського Стоматолога, партія влади цілком резонно вирішила скористатися з формули Ніколая Янавіча Азарова і дала союзникам замість грошей лопату. Лопата, якою найцинічніша група депутатів у нинішньому парламенті буде “добувати собі їжу”, – це посада. Колишній заступник Ігоря Калєтніка по митниці Степан Дериволков після реорганізації податкової та митної служб у Міністерство доходів та зборів цілих чотири місяці зразом з КПУ, яку він представляє, скнів на голодному пайку без перенаправлених до рук міністра Клименка грошових потоків. І ось тепер, 1 квітня 2013 року, указом президента Януковича він призначений першим заступником міністра МінЗДох (надзвичайно вдала народна абревіатура цього фіскально-здирницького монстра при Кабміні). Це та сама “лопата”, якою комуністи будуть наповнювати партійну касу й з біл-бордів по всій країні та відеороликів у всіх електронних та друкованих ЗМІ повертати країну народу. Натомість, у Верховній Раді своїми голосуваннями вони й надалі зміцнюють диктатуру Януковича та посилюють корупцію в країні. Вже наступного дня після знакового призначення комуніста Дериволкова, Пйотр Сіманєнка з соратниками припинили свій демарш з неголосуванням у ВР, забувши пояснити своїм виборцям, чому вони так легко відмовились від власних ультиматумів регіоналам. Хай пенсійна реформа, яку вони намагалися позірно скасувати, внісши лише кілька змін до Закону замість відміни його вцілому, провалилася не набравши достатньо голосів. Проте, з медичними експериментами над українцями вийшла притичина. Ухопивши азаровську лопату – посаду першого зама глави МінЗДоху, комуняки так гайнули вперед, що забули навіть поставити скасування цієї горе-реформи у порядок денний». Год назад Степан Дериволков был арестован СБУ за «крышевание» крупной контрабанды в Украине. Его задержали за то, что прикрывал крупные партии контрабанды на Западной Украине. Но вскоре, понятно, отпустили. Поделился. Сбежавшая невеста и усравшийся Дериволков Исчезнувший после отставки первый вице-спикер Верховной Рады Игорь Калетник решил отдать «февральскую кассу» Гостаможенной службы новой власти, сформированной после бегства экс-президента Виктора Януковича. Об этом якобы заявил первый заместитель главы Миндоходов и сборов Степан Дериволков, пишет журналист Валерий Калныш. «Раз у нас открытая демократия,… прошу нового руководителя ГПУ Олега Махницкого обратить внимание на вот какую историю. Знакомый с таможни сообщил следующее: зам Калетника Дериволков вчера собирал таможенников и сказал, что Калетник «решил вопрос с новой властью». И сказал сдать кассу за февраль новой власти», — написал Калныш на своей странице в Facebook. «Вы же собирались бороться с коррупцией? Таможня более чем для этого подходит», — обратился журналист к представителям новой власти. В частности к новому генпрокурору Махницкому. При этом он не уточнил, о какой сумме идет речь. В пресс-службе Миндоходов информацию не комментируют. Зачищает за собой сайты Ни одна из ссылок на сайте ОРД Речинского который реально пренадлежит Турчинову про Дериволкова уже не работает, а это означает одно, пацаны договорились. Еще в начале прошлого года форумы пестрили подобными комментариями: ТАКОЙ НАГЛОЙ И ГИГАНСКОЙ КОРРУПЦИИ КАК СЕГОДНЯ НА ТАМОЖНЕ НЕ БЫЛО НИКОГДА! По моим данным после многих общений с таможенными брокерами заместитель ДМСУ г-н Дериволков Степан Дмитриевич получает в месяц со своих подчиненных и через своих адъютантов не менее 90млн$ кэша в месяц. Далее львиная доля этих денег переводится на оффшоры Виктора Януковича младшего сына нашего президента, который помог за это “ежемесячное вознаграждение” остаться в трудное время Калетнику при должности. Деньги эти берутся с потребителя которые в последние два года стали сильно переплачивать за товары после резко увеличившегося коррупционного налога. При чем этот так называемый налог растет просто на глазах, ежеквартально в 2 раза. Эта статья на сайте ОРД-02: День таможенника. Игорю Калетнику посвящается. является чистой правдой кроме одной мелочи, ставки взяток указанные в этой статье увеличились в 3 раза. Если раньше мы перестали возить обувь самостоятельно и вынуждены отдавать на растаможку свои грузы “модным” Одесским брокерам, при этом знали что некоторые грузы избегают “модных”, то теперь ни один контейнер не может их обойти, так как любые товары народного потребления проходят согласование у “модных” и ни старый ни новый (Вдовиченко) начальник Южной таможни не вправе без устного согласия “модных” (кумовей и друзей Дериволкова) оформить груз. Таким образом любой предприниматель, любая крупная компания (знаю очень крупные компании с оборотом более 1млрд$ в год) обязаны договорится с “модными” о кэшевом тарифе сверху контейнера. И при этом компании растамаживают своими штатными брокерами на свои компании. “Модные” являются лишь кассирами которые согласовывают со своим старшим кассиром Дериволковым кэшевый тариф и затем как почтальоны доставляют деньги в Киев, оставляя свои комиссионные. Добрые “модные брокеры” идут навстречу и если у тебя произ-во и абсолютно белый груз в виде материалов, оборудования или комплектующих то “модные” ссылаясь на Азарова, который дал команду поддерживать отечественного производителя берут сверху всего 1-2тыс$ с контейнера, если же готовые товары от 3 до 10тыс$ сверху. Всю эту информацию можно легко получить у любого Одесского брокера или просто введите в Яндексе слова “Вор Дериволков” или “Степа Дериволков” и на многочисленных форумах все складывается лучшим образом. Простой бедный предприниматель, который нес стране золотые яйца, и которого зарезала коррупционная система!!! Теперь — пустота. Кристально чистый имидж? Да так, как обосрался Дериволков — надобно уметь. Но он надеется, что никто не узнает. Зря. Вот посмотрите — http://ord-ua.com/2014/02/23/glavnyij-vzyatochnik-stranyi-derivolkov-stepan-dmit rievich/?page=4 или http://ord-ua.com/2014/02/26/glavnyij-vor-stranyi-na-tamozhne-derivolkov/?lpage= 1. Все удалили «честные» СМИ! Дериволков — крыша титушек Вот еще чудом уцелевшая заметка о Степане Дериволкове. Калетник — спонсор черной политики. Могильщик. Все бабло налом, которое получает “Беркут” прямо в автобусах и весь наличман, который идет титушкам — это все оплачивает Калетник. Его люди раз в неделю возят бабло в Харьков, Луганск и Одессу. Хотя с Одессой еще тот цирк. Его заместитель Стёпа Дериволков родом их Измаила и именно он контролирует поставку и оплату одесским титушкам, а поскольку в Одессе с титушками слабовато, то Степе приходится крутиться. Это Кремлю только можно втирать, что Одесса спит и видит себя в составе России (в гробу она ту Россию видела), поэтому Стёпе приходится возить сюда титушек из Приднестровья. Платит Степа приднестровским боевикам по 100 баксов в день. Координирует же всю эту гопоту в Киеве Стёпын зам и он же начальник киевской областной таможни, которая контролирует аэропорт “Борисполь” Гила . Это он ответственный за трассу на Харьков. В общем, братва под Калетником убойная. Недавно они зарезали и выбросили из окна 12 этажа одного начальника отдела, который работал у Гилы и вскрыл (попалил) схему поставок товаров и оружия через терминал аэропорта.
    27.02.2014 12:34 calet Личность Степана Дериволкова, первого заместителя министра налогов и сборов крайне одиозна и известна. К сожалению, не в широких кругах. Такому кортежу из трех и более автомобилей, как у Дериволкова, может много кто позавидовать. По слухам, на всякий случай имеет болгарский паспорт. А случай сейчас может представиться, если начнется люстрация. Но пока Дериволков мертвой хваткой вцепился в должность. Степан Дмитриевич Дериволков — очень порядочный человек, сутками работает над пополнением бюджета. Личного. Дериволков поднялся при помощи Игоря Калетника (на выборах в Измаил за комунистов автобусы с людьми пригонял, болградские таможенники помогали), не обошлось и без «великого борца против контрабанды», народного депутата Рыбакова (вспомните “Контрабанде-СТОП”, тогда Дериволков группы свои из Болграда посылал на западные таможни и Одессу). Вся его история, от инспектора до министра-взяточника — это контрабанда, коррупция, злоупотребление и воровство, грабеж государства. В Измаиле скажут, что он имел, будучи простым начальником поста “Болград” (это вам не “Чоп”). Если его и его ставленников оставят, то грош цена Майдану. Далее компромат и детальное раследование делишек Дериволкова в материале журналистов сайта ОРД 02 и Акценты ДЕТАЛЬНО РАСЛЕДОВАНИЕ МОЖНО ПРОЧИТАТЬ ТУТ Биография Дериволков родился в 1968 г. в Одесской области. Окончил Одесский техникум измерений, Одесский национальный политехнический университет и Киевский национальный университет им. Тараса Шевченко. Кандидат юридических наук. В 1989 г. начал работать на Измаильской таможне, впоследствии возглавил Придунайскую таможню. С 2006 г. по 2009 г. исполнял обязанности начальника Днестрянской таможни в Винницкой области. С 2009 г. занимал должность главы Государственной таможенной службы. Указом Президента Украины № 171/20131 от 1 апреля 2013 г. Степан Дериволков был уволен с должности заместителя председателя Государственной таможенной службы Украины. Указом № 174/2013 от 1 апреля 2013 г. Дериволков назначен первым заместителем министра доходов и сборов Украины. Народный депутат Игорь Мирошниченко так отозвался об этом назначении: «В умовах безнадійної фінансово-економічної кризи та невпинного “пакращення” мільярдних статків одного-єдиного успішного українського Стоматолога, партія влади цілком резонно вирішила скористатися з формули Ніколая Янавіча Азарова і дала союзникам замість грошей лопату. Лопата, якою найцинічніша група депутатів у нинішньому парламенті буде “добувати собі їжу”, – це посада. Колишній заступник Ігоря Калєтніка по митниці Степан Дериволков після реорганізації податкової та митної служб у Міністерство доходів та зборів цілих чотири місяці зразом з КПУ, яку він представляє, скнів на голодному пайку без перенаправлених до рук міністра Клименка грошових потоків. І ось тепер, 1 квітня 2013 року, указом президента Януковича він призначений першим заступником міністра МінЗДох (надзвичайно вдала народна абревіатура цього фіскально-здирницького монстра при Кабміні). Це та сама “лопата”, якою комуністи будуть наповнювати партійну касу й з біл-бордів по всій країні та відеороликів у всіх електронних та друкованих ЗМІ повертати країну народу. Натомість, у Верховній Раді своїми голосуваннями вони й надалі зміцнюють диктатуру Януковича та посилюють корупцію в країні. Вже наступного дня після знакового призначення комуніста Дериволкова, Пйотр Сіманєнка з соратниками припинили свій демарш з неголосуванням у ВР, забувши пояснити своїм виборцям, чому вони так легко відмовились від власних ультиматумів регіоналам. Хай пенсійна реформа, яку вони намагалися позірно скасувати, внісши лише кілька змін до Закону замість відміни його вцілому, провалилася не набравши достатньо голосів. Проте, з медичними експериментами над українцями вийшла притичина. Ухопивши азаровську лопату – посаду першого зама глави МінЗДоху, комуняки так гайнули вперед, що забули навіть поставити скасування цієї горе-реформи у порядок денний». Год назад Степан Дериволков был арестован СБУ за «крышевание» крупной контрабанды в Украине. Его задержали за то, что прикрывал крупные партии контрабанды на Западной Украине. Но вскоре, понятно, отпустили. Поделился. Сбежавшая невеста и усравшийся Дериволков Исчезнувший после отставки первый вице-спикер Верховной Рады Игорь Калетник решил отдать «февральскую кассу» Гостаможенной службы новой власти, сформированной после бегства экс-президента Виктора Януковича. Об этом якобы заявил первый заместитель главы Миндоходов и сборов Степан Дериволков, пишет журналист Валерий Калныш. «Раз у нас открытая демократия,… прошу нового руководителя ГПУ Олега Махницкого обратить внимание на вот какую историю. Знакомый с таможни сообщил следующее: зам Калетника Дериволков вчера собирал таможенников и сказал, что Калетник «решил вопрос с новой властью». И сказал сдать кассу за февраль новой власти», — написал Калныш на своей странице в Facebook. «Вы же собирались бороться с коррупцией? Таможня более чем для этого подходит», — обратился журналист к представителям новой власти. В частности к новому генпрокурору Махницкому. При этом он не уточнил, о какой сумме идет речь. В пресс-службе Миндоходов информацию не комментируют. Зачищает за собой сайты Ни одна из ссылок на сайте ОРД Речинского который реально пренадлежит Турчинову про Дериволкова уже не работает, а это означает одно, пацаны договорились. Еще в начале прошлого года форумы пестрили подобными комментариями: ТАКОЙ НАГЛОЙ И ГИГАНСКОЙ КОРРУПЦИИ КАК СЕГОДНЯ НА ТАМОЖНЕ НЕ БЫЛО НИКОГДА! По моим данным после многих общений с таможенными брокерами заместитель ДМСУ г-н Дериволков Степан Дмитриевич получает в месяц со своих подчиненных и через своих адъютантов не менее 90млн$ кэша в месяц. Далее львиная доля этих денег переводится на оффшоры Виктора Януковича младшего сына нашего президента, который помог за это “ежемесячное вознаграждение” остаться в трудное время Калетнику при должности. Деньги эти берутся с потребителя которые в последние два года стали сильно переплачивать за товары после резко увеличившегося коррупционного налога. При чем этот так называемый налог растет просто на глазах, ежеквартально в 2 раза. Эта статья на сайте ОРД-02: День таможенника. Игорю Калетнику посвящается. является чистой правдой кроме одной мелочи, ставки взяток указанные в этой статье увеличились в 3 раза. Если раньше мы перестали возить обувь самостоятельно и вынуждены отдавать на растаможку свои грузы “модным” Одесским брокерам, при этом знали что некоторые грузы избегают “модных”, то теперь ни один контейнер не может их обойти, так как любые товары народного потребления проходят согласование у “модных” и ни старый ни новый (Вдовиченко) начальник Южной таможни не вправе без устного согласия “модных” (кумовей и друзей Дериволкова) оформить груз. Таким образом любой предприниматель, любая крупная компания (знаю очень крупные компании с оборотом более 1млрд$ в год) обязаны договорится с “модными” о кэшевом тарифе сверху контейнера. И при этом компании растамаживают своими штатными брокерами на свои компании. “Модные” являются лишь кассирами которые согласовывают со своим старшим кассиром Дериволковым кэшевый тариф и затем как почтальоны доставляют деньги в Киев, оставляя свои комиссионные. Добрые “модные брокеры” идут навстречу и если у тебя произ-во и абсолютно белый груз в виде материалов, оборудования или комплектующих то “модные” ссылаясь на Азарова, который дал команду поддерживать отечественного производителя берут сверху всего 1-2тыс$ с контейнера, если же готовые товары от 3 до 10тыс$ сверху. Всю эту информацию можно легко получить у любого Одесского брокера или просто введите в Яндексе слова “Вор Дериволков” или “Степа Дериволков” и на многочисленных форумах все складывается лучшим образом. Простой бедный предприниматель, который нес стране золотые яйца, и которого зарезала коррупционная система!!! Теперь — пустота. Кристально чистый имидж? Да так, как обосрался Дериволков — надобно уметь. Но он надеется, что никто не узнает. Зря. Вот посмотрите — http://ord-ua.com/2014/02/23/glavnyij-vzyatochnik-stranyi-derivolkov-stepan-dmit rievich/?page=4 или http://ord-ua.com/2014/02/26/glavnyij-vor-stranyi-na-tamozhne-derivolkov/?lpage= 1. Все удалили «честные» СМИ! Дериволков — крыша титушек Вот еще чудом уцелевшая заметка о Степане Дериволкове. Калетник — спонсор черной политики. Могильщик. Все бабло налом, которое получает “Беркут” прямо в автобусах и весь наличман, который идет титушкам — это все оплачивает Калетник. Его люди раз в неделю возят бабло в Харьков, Луганск и Одессу. Хотя с Одессой еще тот цирк. Его заместитель Стёпа Дериволков родом их Измаила и именно он контролирует поставку и оплату одесским титушкам, а поскольку в Одессе с титушками слабовато, то Степе приходится крутиться. Это Кремлю только можно втирать, что Одесса спит и видит себя в составе России (в гробу она ту Россию видела), поэтому Стёпе приходится возить сюда титушек из Приднестровья. Платит Степа приднестровским боевикам по 100 баксов в день. Координирует же всю эту гопоту в Киеве Стёпын зам и он же начальник киевской областной таможни, которая контролирует аэропорт “Борисполь” Гила . Это он ответственный за трассу на Харьков. В общем, братва под Калетником убойная. Недавно они зарезали и выбросили из окна 12 этажа одного начальника отдела, который работал у Гилы и вскрыл (
    27.02.2014 19:57 ТГФ Степан Дмитрович Дериволков одіозний негідник який у житті сповідував дві різні моралі: “Quod licet Jovi, non licet bovi” (Що дозволено Юпітеру, те не дозволено бику). Коротун із наполеоновськими претензіями заволодів митними теренами України і гвалтував її на свій розсуд, ось тільки народжувалися від такого неприроднього союзу лише моральні виродки, які забезпечували незриму присутність цього негідника на митному кордоні України. Висловлюю свою жаль всім “байстрюкам” і “курвам” Степана Дмитровича з приводу втрати такого колись могутнього “даху”. Мир вам шакалята))) Ходіть тепер і озирайтеся. Ніхто не бутий, ніщо не забуте!
    27.02.2014 21:23 1234 Личность Степана Дериволкова, первого заместителя министра налогов и сборов крайне одиозна и известна. К сожалению, не в широких кругах. Такому кортежу из трех и более автомобилей, как у Дериволкова, может много кто позавидовать. По слухам, на всякий случай имеет болгарский паспорт. А случай сейчас может представиться, если начнется люстрация. Но пока Дериволков мертвой хваткой вцепился в должность. Степан Дмитриевич Дериволков — очень порядочный человек, сутками работает над пополнением бюджета. Личного. Дериволков поднялся при помощи Игоря Калетника (на выборах в Измаил за комунистов автобусы с людьми пригонял, болградские таможенники помогали), не обошлось и без «великого борца против контрабанды», народного депутата Рыбакова (вспомните “Контрабанде-СТОП”, тогда Дериволков группы свои из Болграда посылал на западные таможни и Одессу). Вся его история, от инспектора до министра-взяточника — это контрабанда, коррупция, злоупотребление и воровство, грабеж государства. В Измаиле скажут, что он имел, будучи простым начальником поста “Болград” (это вам не “Чоп”). Если его и его ставленников оставят, то грош цена Майдану. Далее компромат и детальное раследование делишек Дериволкова в материале журналистов сайта ОРД 02 и Акценты ДЕТАЛЬНО РАСЛЕДОВАНИЕ МОЖНО ПРОЧИТАТЬ ТУТ Биография Дериволков родился в 1968 г. в Одесской области. Окончил Одесский техникум измерений, Одесский национальный политехнический университет и Киевский национальный университет им. Тараса Шевченко. Кандидат юридических наук. В 1989 г. начал работать на Измаильской таможне, впоследствии возглавил Придунайскую таможню. С 2006 г. по 2009 г. исполнял обязанности начальника Днестрянской таможни в Винницкой области. С 2009 г. занимал должность главы Государственной таможенной службы. Указом Президента Украины № 171/20131 от 1 апреля 2013 г. Степан Дериволков был уволен с должности заместителя председателя Государственной таможенной службы Украины. Указом № 174/2013 от 1 апреля 2013 г. Дериволков назначен первым заместителем министра доходов и сборов Украины. Народный депутат Игорь Мирошниченко так отозвался об этом назначении: «В умовах безнадійної фінансово-економічної кризи та невпинного “пакращення” мільярдних статків одного-єдиного успішного українського Стоматолога, партія влади цілком резонно вирішила скористатися з формули Ніколая Янавіча Азарова і дала союзникам замість грошей лопату. Лопата, якою найцинічніша група депутатів у нинішньому парламенті буде “добувати собі їжу”, – це посада. Колишній заступник Ігоря Калєтніка по митниці Степан Дериволков після реорганізації податкової та митної служб у Міністерство доходів та зборів цілих чотири місяці зразом з КПУ, яку він представляє, скнів на голодному пайку без перенаправлених до рук міністра Клименка грошових потоків. І ось тепер, 1 квітня 2013 року, указом президента Януковича він призначений першим заступником міністра МінЗДох (надзвичайно вдала народна абревіатура цього фіскально-здирницького монстра при Кабміні). Це та сама “лопата”, якою комуністи будуть наповнювати партійну касу й з біл-бордів по всій країні та відеороликів у всіх електронних та друкованих ЗМІ повертати країну народу. Натомість, у Верховній Раді своїми голосуваннями вони й надалі зміцнюють диктатуру Януковича та посилюють корупцію в країні. Вже наступного дня після знакового призначення комуніста Дериволкова, Пйотр Сіманєнка з соратниками припинили свій демарш з неголосуванням у ВР, забувши пояснити своїм виборцям, чому вони так легко відмовились від власних ультиматумів регіоналам. Хай пенсійна реформа, яку вони намагалися позірно скасувати, внісши лише кілька змін до Закону замість відміни його вцілому, провалилася не набравши достатньо голосів. Проте, з медичними експериментами над українцями вийшла притичина. Ухопивши азаровську лопату – посаду першого зама глави МінЗДоху, комуняки так гайнули вперед, що забули навіть поставити скасування цієї горе-реформи у порядок денний». Год назад Степан Дериволков был арестован СБУ за «крышевание» крупной контрабанды в Украине. Его задержали за то, что прикрывал крупные партии контрабанды на Западной Украине. Но вскоре, понятно, отпустили. Поделился. Сбежавшая невеста и усравшийся Дериволков Исчезнувший после отставки первый вице-спикер Верховной Рады Игорь Калетник решил отдать «февральскую кассу» Гостаможенной службы новой власти, сформированной после бегства экс-президента Виктора Януковича. Об этом якобы заявил первый заместитель главы Миндоходов и сборов Степан Дериволков, пишет журналист Валерий Калныш. «Раз у нас открытая демократия,… прошу нового руководителя ГПУ Олега Махницкого обратить внимание на вот какую историю. Знакомый с таможни сообщил следующее: зам Калетника Дериволков вчера собирал таможенников и сказал, что Калетник «решил вопрос с новой властью». И сказал сдать кассу за февраль новой власти», — написал Калныш на своей странице в Facebook. «Вы же собирались бороться с коррупцией? Таможня более чем для этого подходит», — обратился журналист к представителям новой власти. В частности к новому генпрокурору Махницкому. При этом он не уточнил, о какой сумме идет речь. В пресс-службе Миндоходов информацию не комментируют. Зачищает за собой сайты Ни одна из ссылок на сайте ОРД Речинского который реально пренадлежит Турчинову про Дериволкова уже не работает, а это означает одно, пацаны договорились. Еще в начале прошлого года форумы пестрили подобными комментариями: ТАКОЙ НАГЛОЙ И ГИГАНСКОЙ КОРРУПЦИИ КАК СЕГОДНЯ НА ТАМОЖНЕ НЕ БЫЛО НИКОГДА! По моим данным после многих общений с таможенными брокерами заместитель ДМСУ г-н Дериволков Степан Дмитриевич получает в месяц со своих подчиненных и через своих адъютантов не менее 90млн$ кэша в месяц. Далее львиная доля этих денег переводится на оффшоры Виктора Януковича младшего сына нашего президента, который помог за это “ежемесячное вознаграждение” остаться в трудное время Калетнику при должности. Деньги эти берутся с потребителя которые в последние два года стали сильно переплачивать за товары после резко увеличившегося коррупционного налога. При чем этот так называемый налог растет просто на глазах, ежеквартально в 2 раза. Эта статья на сайте ОРД-02: День таможенника. Игорю Калетнику посвящается. является чистой правдой кроме одной мелочи, ставки взяток указанные в этой статье увеличились в 3 раза. Если раньше мы перестали возить обувь самостоятельно и вынуждены отдавать на растаможку свои грузы “модным” Одесским брокерам, при этом знали что некоторые грузы избегают “модных”, то теперь ни один контейнер не может их обойти, так как любые товары народного потребления проходят согласование у “модных” и ни старый ни новый (Вдовиченко) начальник Южной таможни не вправе без устного согласия “модных” (кумовей и друзей Дериволкова) оформить груз. Таким образом любой предприниматель, любая крупная компания (знаю очень крупные компании с оборотом более 1млрд$ в год) обязаны договорится с “модными” о кэшевом тарифе сверху контейнера. И при этом компании растамаживают своими штатными брокерами на свои компании. “Модные” являются лишь кассирами которые согласовывают со своим старшим кассиром Дериволковым кэшевый тариф и затем как почтальоны доставляют деньги в Киев, оставляя свои комиссионные. Добрые “модные брокеры” идут навстречу и если у тебя произ-во и абсолютно белый груз в виде материалов, оборудования или комплектующих то “модные” ссылаясь на Азарова, который дал команду поддерживать отечественного производителя берут сверху всего 1-2тыс$ с контейнера, если же готовые товары от 3 до 10тыс$ сверху. Всю эту информацию можно легко получить у любого Одесского брокера или просто введите в Яндексе слова “Вор Дериволков” или “Степа Дериволков” и на многочисленных форумах все складывается лучшим образом. Простой бедный предприниматель, который нес стране золотые яйца, и которого зарезала коррупционная система!!! Теперь — пустота. Кристально чистый имидж? Да так, как обосрался Дериволков — надобно уметь. Но он надеется, что никто не узнает. Зря. Вот посмотрите — http://ord-ua.com/2014/02/23/glavnyij-vzyatochnik-stranyi-derivolkov-stepan-dmit rievich/?page=4 или http://ord-ua.com/2014/02/26/glavnyij-vor-stranyi-na-tamozhne-derivolkov/?lpage= 1. Все удалили «честные» СМИ! Дериволков — крыша титушек Вот еще чудом уцелевшая заметка о Степане Дериволкове. Калетник — спонсор черной политики. Могильщик. Все бабло налом, которое получает “Беркут” прямо в автобусах и весь наличман, который идет титушкам — это все оплачивает Калетник. Его люди раз в неделю возят бабло в Харьков, Луганск и Одессу. Хотя с Одессой еще тот цирк. Его заместитель Стёпа Дериволков родом их Измаила и именно он контролирует поставку и оплату одесским титушкам, а поскольку в Одессе с титушками слабовато, то Степе приходится крутиться. Это Кремлю только можно втирать, что Одесса спит и видит себя в составе России (в гробу она ту Россию видела), поэтому Стёпе приходится возить сюда титушек из Приднестровья. Платит Степа приднестровским боевикам по 100 баксов в день. Координирует же всю эту гопоту в Киеве Стёпын зам и он же начальник киевской областной таможни, которая контролирует аэропорт “Борисполь” Гила . Это он ответственный за трассу на Харьков. В общем, братва под Калетником убойная. Недавно они зарезали и выбросили из окна 12 этажа одного начальника отдела, который работал у Гилы и вскрыл (попалил) схему поставок товаров и оружия через терминал аэропорта.
    27.02.2014 21:25 123 Личность Степана Дериволкова, первого заместителя министра налогов и сборов крайне одиозна и известна. К сожалению, не в широких кругах. Такому кортежу из трех и более автомобилей, как у Дериволкова, может много кто позавидовать. По слухам, на всякий случай имеет болгарский паспорт. А случай сейчас может представиться, если начнется люстрация. Но пока Дериволков мертвой хваткой вцепился в должность. Степан Дмитриевич Дериволков — очень порядочный человек, сутками работает над пополнением бюджета. Личного. Дериволков поднялся при помощи Игоря Калетника (на выборах в Измаил за комунистов автобусы с людьми пригонял, болградские таможенники помогали), не обошлось и без «великого борца против контрабанды», народного депутата Рыбакова (вспомните “Контрабанде-СТОП”, тогда Дериволков группы свои из Болграда посылал на западные таможни и Одессу). Вся его история, от инспектора до министра-взяточника — это контрабанда, коррупция, злоупотребление и воровство, грабеж государства. В Измаиле скажут, что он имел, будучи простым начальником поста “Болград” (это вам не “Чоп”). Если его и его ставленников оставят, то грош цена Майдану. Далее компромат и детальное раследование делишек Дериволкова в материале журналистов сайта ОРД 02 и Акценты ДЕТАЛЬНО РАСЛЕДОВАНИЕ МОЖНО ПРОЧИТАТЬ ТУТ Биография Дериволков родился в 1968 г. в Одесской области. Окончил Одесский техникум измерений, Одесский национальный политехнический университет и Киевский национальный университет им. Тараса Шевченко. Кандидат юридических наук. В 1989 г. начал работать на Измаильской таможне, впоследствии возглавил Придунайскую таможню. С 2006 г. по 2009 г. исполнял обязанности начальника Днестрянской таможни в Винницкой области. С 2009 г. занимал должность главы Государственной таможенной службы. Указом Президента Украины № 171/20131 от 1 апреля 2013 г. Степан Дериволков был уволен с должности заместителя председателя Государственной таможенной службы Украины. Указом № 174/2013 от 1 апреля 2013 г. Дериволков назначен первым заместителем министра доходов и сборов Украины. Народный депутат Игорь Мирошниченко так отозвался об этом назначении: «В умовах безнадійної фінансово-економічної кризи та невпинного “пакращення” мільярдних статків одного-єдиного успішного українського Стоматолога, партія влади цілком резонно вирішила скористатися з формули Ніколая Янавіча Азарова і дала союзникам замість грошей лопату. Лопата, якою найцинічніша група депутатів у нинішньому парламенті буде “добувати собі їжу”, – це посада. Колишній заступник Ігоря Калєтніка по митниці Степан Дериволков після реорганізації податкової та митної служб у Міністерство доходів та зборів цілих чотири місяці зразом з КПУ, яку він представляє, скнів на голодному пайку без перенаправлених до рук міністра Клименка грошових потоків. І ось тепер, 1 квітня 2013 року, указом президента Януковича він призначений першим заступником міністра МінЗДох (надзвичайно вдала народна абревіатура цього фіскально-здирницького монстра при Кабміні). Це та сама “лопата”, якою комуністи будуть наповнювати партійну касу й з біл-бордів по всій країні та відеороликів у всіх електронних та друкованих ЗМІ повертати країну народу. Натомість, у Верховній Раді своїми голосуваннями вони й надалі зміцнюють диктатуру Януковича та посилюють корупцію в країні. Вже наступного дня після знакового призначення комуніста Дериволкова, Пйотр Сіманєнка з соратниками припинили свій демарш з неголосуванням у ВР, забувши пояснити своїм виборцям, чому вони так легко відмовились від власних ультиматумів регіоналам. Хай пенсійна реформа, яку вони намагалися позірно скасувати, внісши лише кілька змін до Закону замість відміни його вцілому, провалилася не набравши достатньо голосів. Проте, з медичними експериментами над українцями вийшла притичина. Ухопивши азаровську лопату – посаду першого зама глави МінЗДоху, комуняки так гайнули вперед, що забули навіть поставити скасування цієї горе-реформи у порядок денний». Год назад Степан Дериволков был арестован СБУ за «крышевание» крупной контрабанды в Украине. Его задержали за то, что прикрывал крупные партии контрабанды на Западной Украине. Но вскоре, понятно, отпустили. Поделился. Сбежавшая невеста и усравшийся Дериволков Исчезнувший после отставки первый вице-спикер Верховной Рады Игорь Калетник решил отдать «февральскую кассу» Гостаможенной службы новой власти, сформированной после бегства экс-президента Виктора Януковича. Об этом якобы заявил первый заместитель главы Миндоходов и сборов Степан Дериволков, пишет журналист Валерий Калныш. «Раз у нас открытая демократия,… прошу нового руководителя ГПУ Олега Махницкого обратить внимание на вот какую историю. Знакомый с таможни сообщил следующее: зам Калетника Дериволков вчера собирал таможенников и сказал, что Калетник «решил вопрос с новой властью». И сказал сдать кассу за февраль новой власти», — написал Калныш на своей странице в Facebook. «Вы же собирались бороться с коррупцией? Таможня более чем для этого подходит», — обратился журналист к представителям новой власти. В частности к новому генпрокурору Махницкому. При этом он не уточнил, о какой сумме идет речь. В пресс-службе Миндоходов информацию не комментируют. Зачищает за собой сайты Ни одна из ссылок на сайте ОРД Речинского который реально пренадлежит Турчинову про Дериволкова уже не работает, а это означает одно, пацаны договорились. Еще в начале прошлого года форумы пестрили подобными комментариями: ТАКОЙ НАГЛОЙ И ГИГАНСКОЙ КОРРУПЦИИ КАК СЕГОДНЯ НА ТАМОЖНЕ НЕ БЫЛО НИКОГДА! По моим данным после многих общений с таможенными брокерами заместитель ДМСУ г-н Дериволков Степан Дмитриевич получает в месяц со своих подчиненных и через своих адъютантов не менее 90млн$ кэша в месяц. Далее львиная доля этих денег переводится на оффшоры Виктора Януковича младшего сына нашего президента, который помог за это “ежемесячное вознаграждение” остаться в трудное время Калетнику при должности. Деньги эти берутся с потребителя которые в последние два года стали сильно переплачивать за товары после резко увеличившегося коррупционного налога. При чем этот так называемый налог растет просто на глазах, ежеквартально в 2 раза. Эта статья на сайте ОРД-02: День таможенника. Игорю Калетнику посвящается. является чистой правдой кроме одной мелочи, ставки взяток указанные в этой статье увеличились в 3 раза. Если раньше мы перестали возить обувь самостоятельно и вынуждены отдавать на растаможку свои грузы “модным” Одесским брокерам, при этом знали что некоторые грузы избегают “модных”, то теперь ни один контейнер не может их обойти, так как любые товары народного потребления проходят согласование у “модных” и ни старый ни новый (Вдовиченко) начальник Южной таможни не вправе без устного согласия “модных” (кумовей и друзей Дериволкова) оформить груз. Таким образом любой предприниматель, любая крупная компания (знаю очень крупные компании с оборотом более 1млрд$ в год) обязаны договорится с “модными” о кэшевом тарифе сверху контейнера. И при этом компании растамаживают своими штатными брокерами на свои компании. “Модные” являются лишь кассирами которые согласовывают со своим старшим кассиром Дериволковым кэшевый тариф и затем как почтальоны доставляют деньги в Киев, оставляя свои комиссионные. Добрые “модные брокеры” идут навстречу и если у тебя произ-во и абсолютно белый груз в виде материалов, оборудования или комплектующих то “модные” ссылаясь на Азарова, который дал команду поддерживать отечественного производителя берут сверху всего 1-2тыс$ с контейнера, если же готовые товары от 3 до 10тыс$ сверху. Всю эту информацию можно легко получить у любого Одесского брокера или просто введите в Яндексе слова “Вор Дериволков” или “Степа Дериволков” и на многочисленных форумах все складывается лучшим образом. Простой бедный предприниматель, который нес стране золотые яйца, и которого зарезала коррупционная система!!! Теперь — пустота. Кристально чистый имидж? Да так, как обосрался Дериволков — надобно уметь. Но он надеется, что никто не узнает. Зря. Вот посмотрите — http://ord-ua.com/2014/02/23/glavnyij-vzyatochnik-stranyi-derivolkov-stepan-dmit rievich/?page=4 или http://ord-ua.com/2014/02/26/glavnyij-vor-stranyi-na-tamozhne-derivolkov/?lpage= 1. Все удалили «честные» СМИ! Дериволков — крыша титушек Вот еще чудом уцелевшая заметка о Степане Дериволкове. Калетник — спонсор черной политики. Могильщик. Все бабло налом, которое получает “Беркут” прямо в автобусах и весь наличман, который идет титушкам — это все оплачивает Калетник. Его люди раз в неделю возят бабло в Харьков, Луганск и Одессу. Хотя с Одессой еще тот цирк. Его заместитель Стёпа Дериволков родом их Измаила и именно он контролирует поставку и оплату одесским титушкам, а поскольку в Одессе с титушками слабовато, то Степе приходится крутиться. Это Кремлю только можно втирать, что Одесса спит и видит себя в составе России (в гробу она ту Россию видела), поэтому Стёпе приходится возить сюда титушек из Приднестровья. Платит Степа приднестровским боевикам по 100 баксов в день. Координирует же всю эту гопоту в Киеве Стёпын зам и он же начальник киевской областной таможни, которая контролирует аэропорт “Борисполь” Гила . Это он ответственный за трассу на Харьков. В общем, братва под Калетником убойная. Недавно они зарезали и выбросили из окна 12 этажа одного начальника отдела, который работал у Гилы и вскрыл (попалил) схему поставок товаров и оружия через терминал аэропорта.
    27.02.2014 21:27 123 Личность Степана Дериволкова, первого заместителя министра налогов и сборов крайне одиозна и известна. К сожалению, не в широких кругах. Такому кортежу из трех и более автомобилей, как у Дериволкова, может много кто позавидовать. По слухам, на всякий случай имеет болгарский паспорт. А случай сейчас может представиться, если начнется люстрация. Но пока Дериволков мертвой хваткой вцепился в должность. Степан Дмитриевич Дериволков — очень порядочный человек, сутками работает над пополнением бюджета. Личного. Дериволков поднялся при помощи Игоря Калетника (на выборах в Измаил за комунистов автобусы с людьми пригонял, болградские таможенники помогали), не обошлось и без «великого борца против контрабанды», народного депутата Рыбакова (вспомните “Контрабанде-СТОП”, тогда Дериволков группы свои из Болграда посылал на западные таможни и Одессу). Вся его история, от инспектора до министра-взяточника — это контрабанда, коррупция, злоупотребление и воровство, грабеж государства. В Измаиле скажут, что он имел, будучи простым начальником поста “Болград” (это вам не “Чоп”). Если его и его ставленников оставят, то грош цена Майдану. Далее компромат и детальное раследование делишек Дериволкова в материале журналистов сайта ОРД 02 и Акценты ДЕТАЛЬНО РАСЛЕДОВАНИЕ МОЖНО ПРОЧИТАТЬ ТУТ Биография Дериволков родился в 1968 г. в Одесской области. Окончил Одесский техникум измерений, Одесский национальный политехнический университет и Киевский национальный университет им. Тараса Шевченко. Кандидат юридических наук. В 1989 г. начал работать на Измаильской таможне, впоследствии возглавил Придунайскую таможню. С 2006 г. по 2009 г. исполнял обязанности начальника Днестрянской таможни в Винницкой области. С 2009 г. занимал должность главы Государственной таможенной службы. Указом Президента Украины № 171/20131 от 1 апреля 2013 г. Степан Дериволков был уволен с должности заместителя председателя Государственной таможенной службы Украины. Указом № 174/2013 от 1 апреля 2013 г. Дериволков назначен первым заместителем министра доходов и сборов Украины. Народный депутат Игорь Мирошниченко так отозвался об этом назначении: «В умовах безнадійної фінансово-економічної кризи та невпинного “пакращення” мільярдних статків одного-єдиного успішного українського Стоматолога, партія влади цілком резонно вирішила скористатися з формули Ніколая Янавіча Азарова і дала союзникам замість грошей лопату. Лопата, якою найцинічніша група депутатів у нинішньому парламенті буде “добувати собі їжу”, – це посада. Колишній заступник Ігоря Калєтніка по митниці Степан Дериволков після реорганізації податкової та митної служб у Міністерство доходів та зборів цілих чотири місяці зразом з КПУ, яку він представляє, скнів на голодному пайку без перенаправлених до рук міністра Клименка грошових потоків. І ось тепер, 1 квітня 2013 року, указом президента Януковича він призначений першим заступником міністра МінЗДох (надзвичайно вдала народна абревіатура цього фіскально-здирницького монстра при Кабміні). Це та сама “лопата”, якою комуністи будуть наповнювати партійну касу й з біл-бордів по всій країні та відеороликів у всіх електронних та друкованих ЗМІ повертати країну народу. Натомість, у Верховній Раді своїми голосуваннями вони й надалі зміцнюють диктатуру Януковича та посилюють корупцію в країні. Вже наступного дня після знакового призначення комуніста Дериволкова, Пйотр Сіманєнка з соратниками припинили свій демарш з неголосуванням у ВР, забувши пояснити своїм виборцям, чому вони так легко відмовились від власних ультиматумів регіоналам. Хай пенсійна реформа, яку вони намагалися позірно скасувати, внісши лише кілька змін до Закону замість відміни його вцілому, провалилася не набравши достатньо голосів. Проте, з медичними експериментами над українцями вийшла притичина. Ухопивши азаровську лопату – посаду першого зама глави МінЗДоху, комуняки так гайнули вперед, що забули навіть поставити скасування цієї горе-реформи у порядок денний». Год назад Степан Дериволков был арестован СБУ за «крышевание» крупной контрабанды в Украине. Его задержали за то, что прикрывал крупные партии контрабанды на Западной Украине. Но вскоре, понятно, отпустили. Поделился. Сбежавшая невеста и усравшийся Дериволков Исчезнувший после отставки первый вице-спикер Верховной Рады Игорь Калетник решил отдать «февральскую кассу» Гостаможенной службы новой власти, сформированной после бегства экс-президента Виктора Януковича. Об этом якобы заявил первый заместитель главы Миндоходов и сборов Степан Дериволков, пишет журналист Валерий Калныш. «Раз у нас открытая демократия,… прошу нового руководителя ГПУ Олега Махницкого обратить внимание на вот какую историю. Знакомый с таможни сообщил следующее: зам Калетника Дериволков вчера собирал таможенников и сказал, что Калетник «решил вопрос с новой властью». И сказал сдать кассу за февраль новой власти», — написал Калныш на своей странице в Facebook. «Вы же собирались бороться с коррупцией? Таможня более чем для этого подходит», — обратился журналист к представителям новой власти. В частности к новому генпрокурору Махницкому. При этом он не уточнил, о какой сумме идет речь. В пресс-службе Миндоходов информацию не комментируют. Зачищает за собой сайты Ни одна из ссылок на сайте ОРД Речинского который реально пренадлежит Турчинову про Дериволкова уже не работает, а это означает одно, пацаны договорились. Еще в начале прошлого года форумы пестрили подобными комментариями: ТАКОЙ НАГЛОЙ И ГИГАНСКОЙ КОРРУПЦИИ КАК СЕГОДНЯ НА ТАМОЖНЕ НЕ БЫЛО НИКОГДА! По моим данным после многих общений с таможенными брокерами заместитель ДМСУ г-н Дериволков Степан Дмитриевич получает в месяц со своих подчиненных и через своих адъютантов не менее 90млн$ кэша в месяц. Далее львиная доля этих денег переводится на оффшоры Виктора Януковича младшего сына нашего президента, который помог за это “ежемесячное вознаграждение” остаться в трудное время Калетнику при должности. Деньги эти берутся с потребителя которые в последние два года стали сильно переплачивать за товары после резко увеличившегося коррупционного налога. При чем этот так называемый налог растет просто на глазах, ежеквартально в 2 раза. Эта статья на сайте ОРД-02: День таможенника. Игорю Калетнику посвящается. является чистой правдой кроме одной мелочи, ставки взяток указанные в этой статье увеличились в 3 раза. Если раньше мы перестали возить обувь самостоятельно и вынуждены отдавать на растаможку свои грузы “модным” Одесским брокерам, при этом знали что некоторые грузы избегают “модных”, то теперь ни один контейнер не может их обойти, так как любые товары народного потребления проходят согласование у “модных” и ни старый ни новый (Вдовиченко) начальник Южной таможни не вправе без устного согласия “модных” (кумовей и друзей Дериволкова) оформить груз. Таким образом любой предприниматель, любая крупная компания (знаю очень крупные компании с оборотом более 1млрд$ в год) обязаны договорится с “модными” о кэшевом тарифе сверху контейнера. И при этом компании растамаживают своими штатными брокерами на свои компании. “Модные” являются лишь кассирами которые согласовывают со своим старшим кассиром Дериволковым кэшевый тариф и затем как почтальоны доставляют деньги в Киев, оставляя свои комиссионные. Добрые “модные брокеры” идут навстречу и если у тебя произ-во и абсолютно белый груз в виде материалов, оборудования или комплектующих то “модные” ссылаясь на Азарова, который дал команду поддерживать отечественного производителя берут сверху всего 1-2тыс$ с контейнера, если же готовые товары от 3 до 10тыс$ сверху. Всю эту информацию можно легко получить у любого Одесского брокера или просто введите в Яндексе слова “Вор Дериволков” или “Степа Дериволков” и на многочисленных форумах все складывается лучшим образом. Простой бедный предприниматель, который нес стране золотые яйца, и которого зарезала коррупционная система!!! Теперь — пустота. Кристально чистый имидж? Да так, как обосрался Дериволков — надобно уметь. Но он надеется, что никто не узнает. Зря. Вот посмотрите — http://ord-ua.com/2014/02/23/glavnyij-vzyatochnik-stranyi-derivolkov-stepan-dmit rievich/?page=4 или http://ord-ua.com/2014/02/26/glavnyij-vor-stranyi-na-tamozhne-derivolkov/?lpage= 1. Все удалили «честные» СМИ! Дериволков — крыша титушек Вот еще чудом уцелевшая заметка о Степане Дериволкове. Калетник — спонсор черной политики. Могильщик. Все бабло налом, которое получает “Беркут” прямо в автобусах и весь наличман, который идет титушкам — это все оплачивает Калетник. Его люди раз в неделю возят бабло в Харьков, Луганск и Одессу. Хотя с Одессой еще тот цирк. Его заместитель Стёпа Дериволков родом их Измаила и именно он контролирует поставку и оплату одесским титушкам, а поскольку в Одессе с титушками слабовато, то Степе приходится крутиться. Это Кремлю только можно втирать, что Одесса спит и видит себя в составе России (в гробу она ту Россию видела), поэтому Стёпе приходится возить сюда титушек из Приднестровья. Платит Степа приднестровским боевикам по 100 баксов в день. Координирует же всю эту гопоту в Киеве Стёпын зам и он же начальник киевской областной таможни, которая контролирует аэропорт “Борисполь” Гила . Это он ответственный за трассу на Харьков. В общем, братва под Калетником убойная. Недавно они зарезали и выбросили из окна 12 этажа одного начальника отдела, который работал у Гилы и вскрыл (попалил) схему поставок товаров и оружия через терминал аэропорта.
    27.02.2014 21:32 12 Личность Степана Дериволкова, первого заместителя министра налогов и сборов крайне одиозна и известна. К сожалению, не в широких кругах. Такому кортежу из трех и более автомобилей, как у Дериволкова, может много кто позавидовать. По слухам, на всякий случай имеет болгарский паспорт. А случай сейчас может представиться, если начнется люстрация. Но пока Дериволков мертвой хваткой вцепился в должность. Степан Дмитриевич Дериволков — очень порядочный человек, сутками работает над пополнением бюджета. Личного. Дериволков поднялся при помощи Игоря Калетника (на выборах в Измаил за комунистов автобусы с людьми пригонял, болградские таможенники помогали), не обошлось и без «великого борца против контрабанды», народного депутата Рыбакова (вспомните “Контрабанде-СТОП”, тогда Дериволков группы свои из Болграда посылал на западные таможни и Одессу). Вся его история, от инспектора до министра-взяточника — это контрабанда, коррупция, злоупотребление и воровство, грабеж государства. В Измаиле скажут, что он имел, будучи простым начальником поста “Болград” (это вам не “Чоп”). Если его и его ставленников оставят, то грош цена Майдану. Далее компромат и детальное раследование делишек Дериволкова в материале журналистов сайта ОРД 02 и Акценты ДЕТАЛЬНО РАСЛЕДОВАНИЕ МОЖНО ПРОЧИТАТЬ ТУТ Биография Дериволков родился в 1968 г. в Одесской области. Окончил Одесский техникум измерений, Одесский национальный политехнический университет и Киевский национальный университет им. Тараса Шевченко. Кандидат юридических наук. В 1989 г. начал работать на Измаильской таможне, впоследствии возглавил Придунайскую таможню. С 2006 г. по 2009 г. исполнял обязанности начальника Днестрянской таможни в Винницкой области. С 2009 г. занимал должность главы Государственной таможенной службы. Указом Президента Украины № 171/20131 от 1 апреля 2013 г. Степан Дериволков был уволен с должности заместителя председателя Государственной таможенной службы Украины. Указом № 174/2013 от 1 апреля 2013 г. Дериволков назначен первым заместителем министра доходов и сборов Украины. Народный депутат Игорь Мирошниченко так отозвался об этом назначении: «В умовах безнадійної фінансово-економічної кризи та невпинного “пакращення” мільярдних статків одного-єдиного успішного українського Стоматолога, партія влади цілком резонно вирішила скористатися з формули Ніколая Янавіча Азарова і дала союзникам замість грошей лопату. Лопата, якою найцинічніша група депутатів у нинішньому парламенті буде “добувати собі їжу”, – це посада. Колишній заступник Ігоря Калєтніка по митниці Степан Дериволков після реорганізації податкової та митної служб у Міністерство доходів та зборів цілих чотири місяці зразом з КПУ, яку він представляє, скнів на голодному пайку без перенаправлених до рук міністра Клименка грошових потоків. І ось тепер, 1 квітня 2013 року, указом президента Януковича він призначений першим заступником міністра МінЗДох (надзвичайно вдала народна абревіатура цього фіскально-здирницького монстра при Кабміні). Це та сама “лопата”, якою комуністи будуть наповнювати партійну касу й з біл-бордів по всій країні та відеороликів у всіх електронних та друкованих ЗМІ повертати країну народу. Натомість, у Верховній Раді своїми голосуваннями вони й надалі зміцнюють диктатуру Януковича та посилюють корупцію в країні. Вже наступного дня після знакового призначення комуніста Дериволкова, Пйотр Сіманєнка з соратниками припинили свій демарш з неголосуванням у ВР, забувши пояснити своїм виборцям, чому вони так легко відмовились від власних ультиматумів регіоналам. Хай пенсійна реформа, яку вони намагалися позірно скасувати, внісши лише кілька змін до Закону замість відміни його вцілому, провалилася не набравши достатньо голосів. Проте, з медичними експериментами над українцями вийшла притичина. Ухопивши азаровську лопату – посаду першого зама глави МінЗДоху, комуняки так гайнули вперед, що забули навіть поставити скасування цієї горе-реформи у порядок денний». Год назад Степан Дериволков был арестован СБУ за «крышевание» крупной контрабанды в Украине. Его задержали за то, что прикрывал крупные партии контрабанды на Западной Украине. Но вскоре, понятно, отпустили. Поделился. Сбежавшая невеста и усравшийся Дериволков Исчезнувший после отставки первый вице-спикер Верховной Рады Игорь Калетник решил отдать «февральскую кассу» Гостаможенной службы новой власти, сформированной после бегства экс-президента Виктора Януковича. Об этом якобы заявил первый заместитель главы Миндоходов и сборов Степан Дериволков, пишет журналист Валерий Калныш. «Раз у нас открытая демократия,… прошу нового руководителя ГПУ Олега Махницкого обратить внимание на вот какую историю. Знакомый с таможни сообщил следующее: зам Калетника Дериволков вчера собирал таможенников и сказал, что Калетник «решил вопрос с новой властью». И сказал сдать кассу за февраль новой власти», — написал Калныш на своей странице в Facebook. «Вы же собирались бороться с коррупцией? Таможня более чем для этого подходит», — обратился журналист к представителям новой власти. В частности к новому генпрокурору Махницкому. При этом он не уточнил, о какой сумме идет речь. В пресс-службе Миндоходов информацию не комментируют. Зачищает за собой сайты Ни одна из ссылок на сайте ОРД Речинского который реально пренадлежит Турчинову про Дериволкова уже не работает, а это означает одно, пацаны договорились. Еще в начале прошлого года форумы пестрили подобными комментариями: ТАКОЙ НАГЛОЙ И ГИГАНСКОЙ КОРРУПЦИИ КАК СЕГОДНЯ НА ТАМОЖНЕ НЕ БЫЛО НИКОГДА! По моим данным после многих общений с таможенными брокерами заместитель ДМСУ г-н Дериволков Степан Дмитриевич получает в месяц со своих подчиненных и через своих адъютантов не менее 90млн$ кэша в месяц. Далее львиная доля этих денег переводится на оффшоры Виктора Януковича младшего сына нашего президента, который помог за это “ежемесячное вознаграждение” остаться в трудное время Калетнику при должности. Деньги эти берутся с потребителя которые в последние два года стали сильно переплачивать за товары после резко увеличившегося коррупционного налога. При чем этот так называемый налог растет просто на глазах, ежеквартально в 2 раза. Эта статья на сайте ОРД-02: День таможенника. Игорю Калетнику посвящается. является чистой правдой кроме одной мелочи, ставки взяток указанные в этой статье увеличились в 3 раза. Если раньше мы перестали возить обувь самостоятельно и вынуждены отдавать на растаможку свои грузы “модным” Одесским брокерам, при этом знали что некоторые грузы избегают “модных”, то теперь ни один контейнер не может их обойти, так как любые товары народного потребления проходят согласование у “модных” и ни старый ни новый (Вдовиченко) начальник Южной таможни не вправе без устного согласия “модных” (кумовей и друзей Дериволкова) оформить груз. Таким образом любой предприниматель, любая крупная компания (знаю очень крупные компании с оборотом более 1млрд$ в год) обязаны договорится с “модными” о кэшевом тарифе сверху контейнера. И при этом компании растамаживают своими штатными брокерами на свои компании. “Модные” являются лишь кассирами которые согласовывают со своим старшим кассиром Дериволковым кэшевый тариф и затем как почтальоны доставляют деньги в Киев, оставляя свои комиссионные. Добрые “модные брокеры” идут навстречу и если у тебя произ-во и абсолютно белый груз в виде материалов, оборудования или комплектующих то “модные” ссылаясь на Азарова, который дал команду поддерживать отечественного производителя берут сверху всего 1-2тыс$ с контейнера, если же готовые товары от 3 до 10тыс$ сверху. Всю эту информацию можно легко получить у любого Одесского брокера или просто введите в Яндексе слова “Вор Дериволков” или “Степа Дериволков” и на многочисленных форумах все складывается лучшим образом. Простой бедный предприниматель, который нес стране золотые яйца, и которого зарезала коррупционная система!!! Теперь — пустота. Кристально чистый имидж? Да так, как обосрался Дериволков — надобно уметь. Но он надеется, что никто не узнает. Зря. Вот посмотрите — http://ord-ua.com/2014/02/23/glavnyij-vzyatochnik-stranyi-derivolkov-stepan-dmit rievich/?page=4 или http://ord-ua.com/2014/02/26/glavnyij-vor-stranyi-na-tamozhne-derivolkov/?lpage= 1. Все удалили «честные» СМИ! Дериволков — крыша титушек Вот еще чудом уцелевшая заметка о Степане Дериволкове. Калетник — спонсор черной политики. Могильщик. Все бабло налом, которое получает “Беркут” прямо в автобусах и весь наличман, который идет титушкам — это все оплачивает Калетник. Его люди раз в неделю возят бабло в Харьков, Луганск и Одессу. Хотя с Одессой еще тот цирк. Его заместитель Стёпа Дериволков родом их Измаила и именно он контролирует поставку и оплату одесским титушкам, а поскольку в Одессе с титушками слабовато, то Степе приходится крутиться. Это Кремлю только можно втирать, что Одесса спит и видит себя в составе России (в гробу она ту Россию видела), поэтому Стёпе приходится возить сюда титушек из Приднестровья. Платит Степа приднестровским боевикам по 100 баксов в день. Координирует же всю эту гопоту в Киеве Стёпын зам и он же начальник киевской областной таможни, которая контролирует аэропорт “Борисполь” Гила . Это он ответственный за трассу на Харьков. В общем, братва под Калетником убойная. Недавно они зарезали и выбросили из окна 12 этажа одного начальника отдела, который работал у Гилы и вскрыл (попалил) схему поставок товаров и оружия через терминал.
    27.02.2014 21:43 Анна Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой страница номер 1 Лучшее предложение! Стальной Nokia 6700 — 290 грн. Осталось 7 штук supergadget.com.ua Скидка 50% Ботильоны и туфли Обувь, которая сводит с ума. Хватит переплачивать! lamoda.ua Скидка 70% Легальный способ Начните платить за свет в 3 раза меньше skidka24.com.ua 255 грн. Страница номер Том 1 Часть первая Глава 1 — Еh bien, mon prince. Genes et Lucques ne sont plus que des apanages, des поместья, de la famille Buonaparte. Non, je vous previens, que si vous ne me dites pas, que nous avons la guerre, si vous vous permettez encore de pallier toutes les infamies, toutes les atrocites de cet Antichrist (ma parole, jy crois) — je ne vous connais plus, vous netes plus mon ami, vous netes plus мой верный раб, comme vous dites. [Ну, что, князь, Генуа и Лукка стали не больше, как поместьями фамилии Бонапарте. Нет, я вас предупреждаю, если вы мне не скажете, что у нас война, если вы еще позволите себе защищать все гадости, все ужасы этого Антихриста (право, я верю, что он Антихрист) — я вас больше не знаю, вы уж не друг мой, вы уж не мой верный раб, как вы говорите. ] Ну, здравствуйте, здравствуйте. Je vois que je vous fais peur, [Я вижу, что я вас пугаю, ] садитесь и рассказывайте. Так говорила в июле 1805 года известная Анна Павловна Шерер, фрейлина и приближенная императрицы Марии Феодоровны, встречая важного и чиновного князя Василия, первого приехавшего на ее вечер. Анна Павловна кашляла несколько дней, у нее был грипп, как она говорила (грипп был тогда новое слово, употреблявшееся только редкими). В записочках, разосланных утром с красным лакеем, было написано без различия во всех: «Si vous navez rien de mieux a faire, M. le comte (или mon prince), et si la perspective de passer la soiree chez une pauvre malade ne vous effraye pas trop, je serai charmee de vous voir chez moi entre 7 et 10 heures. Annette Scherer». [Если y вас, граф (или князь), нет в виду ничего лучшего и если перспектива вечера у бедной больной не слишком вас пугает, то я буду очень рада видеть вас нынче у себя между семью и десятью часами. Анна Шерер. ] — Dieu, quelle virulente sortie [О! какое жестокое нападение!] — отвечал, нисколько не смутясь такою встречей, вошедший князь, в придворном, шитом мундире, в чулках, башмаках, при звездах, с светлым выражением плоского лица. Он говорил на том изысканном французском языке, на котором не только говорили, но и думали наши деды, и с теми тихими, покровительственными интонациями, которые свойственны состаревшемуся в свете и при дворе значительному человеку. Он подошел к Анне Павловне, поцеловал ее руку, подставив ей свою надушенную и сияющую лысину, и покойно уселся на диване. — Avant tout dites moi, comment vous allez, chere amie? [Прежде всего скажите, как ваше здоровье?] Успокойте друга, — сказал он, не изменяя голоса и тоном, в котором из-за приличия и участия просвечивало равнодушие и даже насмешка. — Как можно быть здоровой… когда нравственно страдаешь? Разве можно оставаться спокойною в наше время, когда есть у человека чувство? — сказала Анна Павловна. — Вы весь вечер у меня, надеюсь? — А праздник английского посланника? Нынче середа. Мне надо показаться там, — сказал князь. — Дочь заедет за мной и повезет меня. — Я думала, что нынешний праздник отменен. Je vous avoue que toutes ces fetes et tous ces feux dartifice commencent a devenir insipides. [Признаюсь, все эти праздники и фейерверки становятся несносны. ] — Ежели бы знали, что вы этого хотите, праздник бы отменили, — сказал князь, по привычке, как заведенные часы, говоря вещи, которым он и не хотел, чтобы верили. — Ne me tourmentez pas. Eh bien, qua-t-on decide par rapport a la depeche de Novosiizoff? Vous savez tout. [Не мучьте меня. Ну, что же решили по случаю депеши Новосильцова? Вы все знаете. ] — Как вам сказать? — сказал князь холодным, скучающим тоном. — Qua-t-on decide? On a decide que Buonaparte a brule ses vaisseaux, et je crois que nous sommes en train de bruler les notres. [Что решили? Решили, что Бонапарте сжег свои корабли; и мы тоже, кажется, готовы сжечь наши. ] — Князь Василий говорил всегда лениво, как актер говорит роль старой пиесы. Анна Павловна Шерер, напротив, несмотря на свои сорок лет, была преисполнена оживления и порывов. Быть энтузиасткой сделалось ее общественным положением, и иногда, когда ей даже того не хотелось, она, чтобы не обмануть ожиданий людей, знавших ее, делалась энтузиасткой. Сдержанная улыбка, игравшая постоянно на лице Анны Павловны, хотя и не шла к ее отжившим чертам, выражала, как у избалованных детей, постоянное сознание своего милого недостатка, от которого она не хочет, не может и не находит нужным исправляться. В середине разговора про политические действия Анна Павловна разгорячилась. — Ах, не говорите мне про Австрию! Я ничего не понимаю, может быть, но Австрия никогда не хотела и не хочет войны. Она предает нас. Россия одна должна быть спасительницей Европы. Наш благодетель знает свое высокое призвание и будет верен ему. Вот одно, во что я верю. Нашему доброму и чудному государю предстоит величайшая роль в мире, и он так добродетелен и хорош, что Бог не оставит его, и он исполнит свое призвание задавить гидру революции, которая теперь еще ужаснее в лице этого убийцы и злодея. Мы одни должны искупить кровь праведника… На кого нам надеяться, я вас спрашиваю?… Англия с своим коммерческим духом не поймет и не может понять всю высоту души императора Александра. Она отказалась очистить Мальту. Она хочет видеть, ищет заднюю мысль наших действий. Что они сказали Новосильцову?… Ничего. Они не поняли, они не могут понять самоотвержения нашего императора, который ничего не хочет для себя и всё хочет для блага мира. И что они обещали? Ничего. И что обещали, и того не будет! Пруссия уж объявила, что Бонапарте непобедим и что вся Европа ничего не может против него… И я не верю ни в одном слове ни Гарденбергу, ни Гаугвицу. Cette fameuse neutralite prussienne, ce nest quun piege. [Этот пресловутый нейтралитет Пруссии — только западня. ] Я верю в одного Бога и в высокую судьбу нашего милого императора. Он спасет Европу!.. — Она вдруг остановилась с улыбкою насмешки над своею горячностью. — Я думаю, — сказал князь улыбаясь, — что ежели бы вас послали вместо нашего милого Винценгероде, вы бы взяли приступом согласие прусского короля. Вы так красноречивы. Вы дадите мне чаю? Назад12345678910…240Вперед Страница номер Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой страница номер 2 Шерхан 1101 — 200грн Парализатор высочайшего класса с мощным фонарем tochtonado.com.ua Скидка 50% Полная распродажа Мужская верхняя одежда. От ветровок до пуховиков lamoda.ua Скидка 70% Спортивно и стильно Эксклюзивная распродажа NIKE на modnaKasta! modnakasta.ua Скидка 60% Страница номер — Сейчас. A propos, — прибавила она, опять успокоиваясь, — нынче у меня два очень интересные человека, le vicomte de MorteMariet, il est allie aux Montmorency par les Rohans, [Кстати, — виконт Мортемар, ] он в родстве с Монморанси чрез Роганов, ] одна из лучших фамилий Франции. Это один из хороших эмигрантов, из настоящих. И потом labbe Morio: [аббат Морио: ] вы знаете этот глубокий ум? Он был принят государем. Вы знаете? — А! Я очень рад буду, — сказал князь. — Скажите, — прибавил он, как будто только что вспомнив что-то и особенно-небрежно, тогда как то, о чем он спрашивал, было главною целью его посещения, — правда, что limperatrice-mere [императрица-мать] желает назначения барона Функе первым секретарем в Вену? Cest un pauvre sire, ce baron, a ce quil parait. [Этот барон, кажется, ничтожная личность. ] — Князь Василий желал определить сына на это место, которое через императрицу Марию Феодоровну старались доставить барону. Анна Павловна почти закрыла глаза в знак того, что ни она, ни кто другой не могут судить про то, что угодно или нравится императрице. — Monsieur le baron de Funke a ete recommande a limperatrice-mere par sa soeur, [Барон Функе рекомендован императрице-матери ее сестрою, ] — только сказала она грустным, сухим тоном. В то время, как Анна Павловна назвала императрицу, лицо ее вдруг представило глубокое и искреннее выражение преданности и уважения, соединенное с грустью, что с ней бывало каждый раз, когда она в разговоре упоминала о своей высокой покровительнице. Она сказала, что ее величество изволила оказать барону Функе beaucoup destime, [много уважения, ] и опять взгляд ее подернулся грустью. Князь равнодушно замолк. Анна Павловна, с свойственною ей придворною и женскою ловкостью и быстротою такта, захотела и щелконуть князя за то, что он дерзнул так отозваться о лице, рекомендованном императрице, и в то же время утешить его. — Mais a propos de votre famille,[Кстати о вашей семье, ] — сказала она, — знаете ли, что ваша дочь с тех пор, как выезжает, fait les delices de tout le monde. On la trouve belle, comme le jour. [составляет восторг всего общества. Ее находят прекрасною, как день. ] Князь наклонился в знак уважения и признательности. — Я часто думаю, — продолжала Анна Павловна после минутного молчания, подвигаясь к князю и ласково улыбаясь ему, как будто выказывая этим, что политические и светские разговоры кончены и теперь начинается задушевный, — я часто думаю, как иногда несправедливо распределяется счастие жизни. За что вам судьба дала таких двух славных детей (исключая Анатоля, вашего меньшого, я его не люблю, — вставила она безапелляционно, приподняв брови) — таких прелестных детей? А вы, право, менее всех цените их и потому их не стоите. И она улыбнулась своею восторженною улыбкой. — Que voulez-vous? Lafater aurait dit que je nai pas la bosse de la paterienite, [Чего вы хотите? Лафатер сказал бы, что у меня нет шишки родительской любви, ] — сказал князь. — Перестаньте шутить. Я хотела серьезно поговорить с вами. Знаете, я недовольна вашим меньшим сыном. Между нами будь сказано (лицо ее приняло грустное выражение), о нем говорили у ее величества и жалеют вас… Князь не отвечал, но она молча, значительно глядя на него, ждала ответа. Князь Василий поморщился. — Что вы хотите, чтоб я делал! — сказал он наконец. — Вы знаете, я сделал для их воспитания все, что может отец, и оба вышли des imbeciles. [дураки. ] Ипполит, по крайней мере, покойный дурак, а Анатоль — беспокойный. Вот одно различие, — сказал он, улыбаясь более неестественно и одушевленно, чем обыкновенно, и при этом особенно резко выказывая в сложившихся около его рта морщинах что-то неожиданно-грубое и неприятное. — И зачем родятся дети у таких людей, как вы? Ежели бы вы не были отец, я бы ни в чем не могла упрекнуть вас, — сказала Анна Павловна, задумчиво поднимая глаза. — Je suis votre [Я ваш] верный раб, et a vous seule je puis lavouer. Мои дети — ce sont les entraves de mon existence. [вам одним могу признаться. Мои дети — обуза моего существования. ] — Он помолчал, выражая жестом свою покорность жестокой судьбе. Анна Павловна задумалась. — Вы никогда не думали о том, чтобы женить вашего блудного сына Анатоля? Говорят, — сказала она, — что старые девицы ont la manie des Marieiages. [имеют манию женить. ] Я еще не чувствую за собою этой слабости, но у меня есть одна petite personne [маленькая особа], которая очень несчастлива с отцом, une parente a nous, une princesse [наша родственница, княжна] Болконская. — Князь Василий не отвечал, хотя с свойственною светским людям быстротой соображения и памяти показал движением головы, что он принял к соображению эти сведения. — Нет, вы знаете ли, что этот Анатоль мне стоит 40.000 в год, — сказал он, видимо, не в силах удерживать печальный ход своих мыслей. Он помолчал. — Что будет через пять лет, если это пойдет так? Voila lavantage detre pere. [Вот выгода быть отцом. ] Она богата, ваша княжна? — Отец очень богат и скуп. Он живет в деревне. Знаете, этот известный князь Болконский, отставленный еще при покойном императоре и прозванный прусским королем. Он очень умный человек, но со странностями и тяжелый. La pauvre petite est malheureuse, comme les pierres. [Бедняжка несчастлива, как камни. ] У нее брат, вот что недавно женился на Lise Мейнен, адъютант Кутузова. Он будет нынче у меня. — Ecoutez, chere Annette, [Послушайте, милая Аннет, ] — сказал князь, взяв вдруг свою собеседницу за руку и пригибая ее почему-то книзу. — Arrangez-moi cette affaire et je suis votre [Устройте мне это дело, и я навсегда ваш] вернейший раб a tout jamais pan, comme mon староста mecrit des [как пишет мне мой староста] донесенья: покой-ер-п!. Она хорошей фамилии и богата. Всё, что мне нужно. И он с теми свободными и фамильярными, грациозными движениями, которые его отличали, взял за руку фрейлину, поцеловал ее и, поцеловав, помахал фрейлинскою рукой, развалившись на креслах и глядя в сторону. Назад12345678910…240Вперед Страница номер Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой страница номер 2 Шерхан 1101 — 200грн Парализатор высочайшего класса с мощным фонарем tochtonado.com.ua Скидка 50% Полная распродажа Мужская верхняя одежда. От ветровок до пуховиков lamoda.ua Скидка 70% Спортивно и стильно Эксклюзивная распродажа NIKE на modnaKasta! modnakasta.ua Скидка 60% Страница номер — Сейчас. A propos, — прибавила она, опять успокоиваясь, — нынче у меня два очень интересные человека, le vicomte de MorteMariet, il est allie aux Montmorency par les Rohans, [Кстати, — виконт Мортемар, ] он в родстве с Монморанси чрез Роганов, ] одна из лучших фамилий Франции. Это один из хороших эмигрантов, из настоящих. И потом labbe Morio: [аббат Морио: ] вы знаете этот глубокий ум? Он был принят государем. Вы знаете? — А! Я очень рад буду, — сказал князь. — Скажите, — прибавил он, как будто только что вспомнив что-то и особенно-небрежно, тогда как то, о чем он спрашивал, было главною целью его посещения, — правда, что limperatrice-mere [императрица-мать] желает назначения барона Функе первым секретарем в Вену? Cest un pauvre sire, ce baron, a ce quil parait. [Этот барон, кажется, ничтожная личность. ] — Князь Василий желал определить сына на это место, которое через императрицу Марию Феодоровну старались доставить барону. Анна Павловна почти закрыла глаза в знак того, что ни она, ни кто другой не могут судить про то, что угодно или нравится императрице. — Monsieur le baron de Funke a ete recommande a limperatrice-mere par sa soeur, [Барон Функе рекомендован императрице-матери ее сестрою, ] — только сказала она грустным, сухим тоном. В то время, как Анна Павловна назвала императрицу, лицо ее вдруг представило глубокое и искреннее выражение преданности и уважения, соединенное с грустью, что с ней бывало каждый раз, когда она в разговоре упоминала о своей высокой покровительнице. Она сказала, что ее величество изволила оказать барону Функе beaucoup destime, [много уважения, ] и опять взгляд ее подернулся грустью. Князь равнодушно замолк. Анна Павловна, с свойственною ей придворною и женскою ловкостью и быстротою такта, захотела и щелконуть князя за то, что он дерзнул так отозваться о лице, рекомендованном императрице, и в то же время утешить его. — Mais a propos de votre famille,[Кстати о вашей семье, ] — сказала она, — знаете ли, что ваша дочь с тех пор, как выезжает, fait les delices de tout le monde. On la trouve belle, comme le jour. [составляет восторг всего общества. Ее находят прекрасною, как день. ] Князь наклонился в знак уважения и признательности. — Я часто думаю, — продолжала Анна Павловна после минутного молчания, подвигаясь к князю и ласково улыбаясь ему, как будто выказывая этим, что политические и светские разговоры кончены и теперь начинается задушевный, — я часто думаю, как иногда несправедливо распределяется счастие жизни. За что вам судьба дала таких двух славных детей (исключая Анатоля, вашего меньшого, я его не люблю, — вставила она безапелляционно, приподняв брови) — таких прелестных детей? А вы, право, менее всех цените их и потому их не стоите. И она улыбнулась своею восторженною улыбкой. — Que voulez-vous? Lafater aurait dit que je nai pas la bosse de la paterienite, [Чего вы хотите? Лафатер сказал бы, что у меня нет шишки родительской любви, ] — сказал князь. — Перестаньте шутить. Я хотела серьезно поговорить с вами. Знаете, я недовольна вашим меньшим сыном. Между нами будь сказано (лицо ее приняло грустное выражение), о нем говорили у ее величества и жалеют вас… Князь не отвечал, но она молча, значительно глядя на него, ждала ответа. Князь Василий поморщился. — Что вы хотите, чтоб я делал! — сказал он наконец. — Вы знаете, я сделал для их воспитания все, что может отец, и оба вышли des imbeciles. [дураки. ] Ипполит, по крайней мере, покойный дурак, а Анатоль — беспокойный. Вот одно различие, — сказал он, улыбаясь более неестественно и одушевленно, чем обыкновенно, и при этом особенно резко выказывая в сложившихся около его рта морщинах что-то неожиданно-грубое и неприятное. — И зачем родятся дети у таких людей, как вы? Ежели бы вы не были отец, я бы ни в чем не могла упрекнуть вас, — сказала Анна Павловна, задумчиво поднимая глаза. — Je suis votre [Я ваш] верный раб, et a vous seule je puis lavouer. Мои дети — ce sont les entraves de mon existence. [вам одним могу признаться. Мои дети — обуза моего существования. ] — Он помолчал, выражая жестом свою покорность жестокой судьбе. Анна Павловна задумалась. — Вы никогда не думали о том, чтобы женить вашего блудного сына Анатоля? Говорят, — сказала она, — что старые девицы ont la manie des Marieiages. [имеют манию женить. ] Я еще не чувствую за собою этой слабости, но у меня есть одна petite personne [маленькая особа], которая очень несчастлива с отцом, une parente a nous, une princesse [наша родственница, княжна] Болконская. — Князь Василий не отвечал, хотя с свойственною светским людям быстротой соображения и памяти показал движением головы, что он принял к соображению эти сведения. — Нет, вы знаете ли, что этот Анатоль мне стоит 40.000 в год, — сказал он, видимо, не в силах удерживать печальный ход своих мыслей. Он помолчал. — Что будет через пять лет, если это пойдет так? Voila lavantage detre pere. [Вот выгода быть отцом. ] Она богата, ваша княжна? — Отец очень богат и скуп. Он живет в деревне. Знаете, этот известный князь Болконский, отставленный еще при покойном императоре и прозванный прусским королем. Он очень умный человек, но со странностями и тяжелый. La pauvre petite est malheureuse, comme les pierres. [Бедняжка несчастлива, как камни. ] У нее брат, вот что недавно женился на Lise Мейнен, адъютант Кутузова. Он будет нынче у меня. — Ecoutez, chere Annette, [Послушайте, милая Аннет, ] — сказал князь, взяв вдруг свою собеседницу за руку и пригибая ее почему-то книзу. — Arrangez-moi cette affaire et je suis votre [Устройте мне это дело, и я навсегда ваш] вернейший раб a tout jamais pan, comme mon староста mecrit des [как пишет мне мой староста] донесенья: покой-ер-п!. Она хорошей фамилии и богата. Всё, что мне нужно. И он с теми свободными и фамильярными, грациозными движениями, которые его отличали, взял за руку фрейлину, поцеловал ее и, поцеловав, помахал фрейлинскою рукой, развалившись на креслах и глядя в Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой страница номер 2 Шерхан 1101 — 200грн Парализатор высочайшего класса с мощным фонарем tochtonado.com.ua Скидка 50% Полная распродажа Мужская верхняя одежда. От ветровок до пуховиков lamoda.ua Скидка 70% Спортивно и стильно Эксклюзивная распродажа NIKE на modnaKasta! modnakasta.ua Скидка 60% Страница номер — Сейчас. A propos, — прибавила она, опять успокоиваясь, — нынче у меня два очень интересные человека, le vicomte de MorteMariet, il est allie aux Montmorency par les Rohans, [Кстати, — виконт Мортемар, ] он в родстве с Монморанси чрез Роганов, ] одна из лучших фамилий Франции. Это один из хороших эмигрантов, из настоящих. И потом labbe Morio: [аббат Морио: ] вы знаете этот глубокий ум? Он был принят государем. Вы знаете? — А! Я очень рад буду, — сказал князь. — Скажите, — прибавил он, как будто только что вспомнив что-то и особенно-небрежно, тогда как то, о чем он спрашивал, было главною целью его посещения, — правда, что limperatrice-mere [императрица-мать] желает назначения барона Функе первым секретарем в Вену? Cest un pauvre sire, ce baron, a ce quil parait. [Этот барон, кажется, ничтожная личность. ] — Князь Василий желал определить сына на это место, которое через императрицу Марию Феодоровну старались доставить барону. Анна Павловна почти закрыла глаза в знак того, что ни она, ни кто другой не могут судить про то, что угодно или нравится императрице. — Monsieur le baron de Funke a ete recommande a limperatrice-mere par sa soeur, [Барон Функе рекомендован императрице-матери ее сестрою, ] — только сказала она грустным, сухим тоном. В то время, как Анна Павловна назвала императрицу, лицо ее вдруг представило глубокое и искреннее выражение преданности и уважения, соединенное с грустью, что с ней бывало каждый раз, когда она в разговоре упоминала о своей высокой покровительнице. Она сказала, что ее величество изволила оказать барону Функе beaucoup destime, [много уважения, ] и опять взгляд ее подернулся грустью. Князь равнодушно замолк. Анна Павловна, с свойственною ей придворною и женскою ловкостью и быстротою такта, захотела и щелконуть князя за то, что он дерзнул так отозваться о лице, рекомендованном императрице, и в то же время утешить его. — Mais a propos de votre famille,[Кстати о вашей семье, ] — сказала она, — знаете ли, что ваша дочь с тех пор, как выезжает, fait les delices de tout le monde. On la trouve belle, comme le jour. [составляет восторг всего общества. Ее находят прекрасною, как день. ] Князь наклонился в знак уважения и признательности. — Я часто думаю, — продолжала Анна Павловна после минутного молчания, подвигаясь к князю и ласково улыбаясь ему, как будто выказывая этим, что политические и светские разговоры кончены и теперь начинается задушевный, — я часто думаю, как иногда несправедливо распределяется счастие жизни. За что вам судьба дала таких двух славных детей (исключая Анатоля, вашего меньшого, я его не люблю, — вставила она безапелляционно, приподняв брови) — таких прелестных детей? А вы, право, менее всех цените их и потому их не стоите. И она улыбнулась своею восторженною улыбкой. — Que voulez-vous? Lafater aurait dit que je nai pas la bosse de la paterienite, [Чего вы хотите? Лафатер сказал бы, что у меня нет шишки родительской любви, ] — сказал князь. — Перестаньте шутить. Я хотела серьезно поговорить с вами. Знаете, я недовольна вашим меньшим сыном. Между нами будь сказано (лицо ее приняло грустное выражение), о нем говорили у ее величества и жалеют вас… Князь не отвечал, но она молча, значительно глядя на него, ждала ответа. Князь Василий поморщился. — Что вы хотите, чтоб я делал! — сказал он наконец. — Вы знаете, я сделал для их воспитания все, что может отец, и оба вышли des imbeciles. [дураки. ] Ипполит, по крайней мере, покойный дурак, а Анатоль — беспокойный. Вот одно различие, — сказал он, улыбаясь более неестественно и одушевленно, чем обыкновенно, и при этом особенно резко выказывая в сложившихся около его рта морщинах что-то неожиданно-грубое и неприятное. — И зачем родятся дети у таких людей, как вы? Ежели бы вы не были отец, я бы ни в чем не могла упрекнуть вас, — сказала Анна Павловна, задумчиво поднимая глаза. — Je suis votre [Я ваш] верный раб, et a vous seule je puis lavouer. Мои дети — ce sont les entraves de mon existence. [вам одним могу признаться. Мои дети — обуза моего существования. ] — Он помолчал, выражая жестом свою покорность жестокой судьбе. Анна Павловна задумалась. — Вы никогда не думали о том, чтобы женить вашего блудного сына Анатоля? Говорят, — сказала она, — что старые девицы ont la manie des Marieiages. [имеют манию женить. ] Я еще не чувствую за собою этой слабости, но у меня есть одна petite personne [маленькая особа], которая очень несчастлива с отцом, une parente a nous, une princesse [наша родственница, княжна] Болконская. — Князь Василий не отвечал, хотя с свойственною светским людям быстротой соображения и памяти показал движением головы, что он принял к соображению эти сведения. — Нет, вы знаете ли, что этот Анатоль мне стоит 40.000 в год, — сказал он, видимо, не в силах удерживать печальный ход своих мыслей. Он помолчал. — Что будет через пять лет, если это пойдет так? Voila lavantage detre pere. [Вот выгода быть отцом. ] Она богата, ваша княжна? — Отец очень богат и скуп. Он живет в деревне. Знаете, этот известный князь Болконский, отставленный еще при покойном императоре и прозванный прусским королем. Он очень умный человек, но со странностями и тяжелый. La pauvre petite est malheureuse, comme les pierres. [Бедняжка несчастлива, как камни. ] У нее брат, вот что недавно женился на Lise Мейнен, адъютант Кутузова. Он будет нынче у меня. — Ecoutez, chere Annette, [Послушайте, милая Аннет, ] — сказал князь, взяв вдруг свою собеседницу за руку и пригибая ее почему-то книзу. — Arrangez-moi cette affaire et je suis votre [Устройте мне это дело, и я навсегда ваш] вернейший раб a tout jamais pan, comme mon староста mecrit des [как пишет мне мой староста] донесенья: покой-ер-п!. Она хорошей фамилии и богата. Всё, что мне нужно. И он с теми свободными и фамильярными, грациозными движениями, которые его отличали, взял за руку фрейлину, поцеловал ее и, поцеловав, помахал фрейлинскою рукой, развалившись на креслах и глядя в сторону. Назад12345678910…240Вперед Страница номер Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению — Attendez [Подождите], — сказала Анна Павловна, соображая. — Я нынче же поговорю Lise (la femme du jeune Болконский). [с Лизой (женой молодого Болконского). ] И, может быть, это уладится. Ce sera dans votre famille, que je ferai mon apprentissage de vieille fille. [Я в вашем семействе начну обучаться ремеслу старой девки. ] Глава 2 Гостиная Анны Павловны начала понемногу наполняться. Приехала высшая знать Петербурга, люди самые разнородные по возрастам и характерам, но одинаковые по обществу, в каком все жили; приехала дочь князя Василия, красавица Элен, заехавшая за отцом, чтобы с ним вместе ехать на праздник посланника. Она была в шифре и бальном платье. Приехала и известная, как la femme la plus seduisante de Petersbourg [самая обворожительная женщина в Петербурге, ], молодая, маленькая княгиня Болконская, прошлую зиму вышедшая замуж и теперь не выезжавшая в большой свет по причине своей беременности, но ездившая еще на небольшие вечера. Приехал князь Ипполит, сын князя Василия, с Мортемаром, которого он представил; приехал и аббат Морио и многие другие. — Вы не видали еще? или: — вы не знакомы с ma tante [с моей тетушкой]? — говорила Анна Павловна приезжавшим гостям и весьма серьезно подводила их к маленькой старушке в высоких бантах, выплывшей из другой комнаты, как скоро стали приезжать гости, называла их по имени, медленно переводя глаза с гостя на ma tante [тетушку], и потом отходила. Все гости совершали обряд приветствования никому неизвестной, никому неинтересной и ненужной тетушки. Анна Павловна с грустным, торжественным участием следила за их приветствиями, молчаливо одобряя их. Ma tante каждому говорила в одних и тех же выражениях о его здоровье, о своем здоровье и о здоровье ее величества, которое нынче было, слава Богу, лучше. Все подходившие, из приличия не выказывая поспешности, с чувством облегчения исполненной тяжелой обязанности отходили от старушки, чтобы уж весь вечер ни разу не подойти к ней. Молодая княгиня Болконская приехала с работой в шитом золотом бархатном мешке. Ее хорошенькая, с чуть черневшимися усиками верхняя губка была коротка по зубам, но тем милее она открывалась и тем еще милее вытягивалась иногда и опускалась на нижнюю. Как это всегда бывает у вполне-привлекательных женщин, недостаток ее — короткость губы и полуоткрытый рот — казались ее особенною, собственно ее красотой. Всем было весело смотреть на эту, полную здоровья и живости, хорошенькую будущую мать, так легко переносившую свое положение. Старикам и скучающим, мрачным молодым людям, смотревшим на нее, казалось, что они сами делаются похожи на нее, побыв и поговорив несколько времени с ней. Кто говорил с ней и видел при каждом слове ее светлую улыбочку и блестящие белые зубы, которые виднелись беспрестанно, тот думал, что он особенно нынче любезен. И это думал каждый. Маленькая княгиня, переваливаясь, маленькими быстрыми шажками обошла стол с рабочею сумочкою на руке и, весело оправляя платье, села на диван, около серебряного самовара, как будто всё, что она ни делала, было part de plaisir [развлечением] для нее и для всех ее окружавших. — Jai apporte mon ouvrage [Я захватила работу], — сказала она, развертывая свой ридикюль и обращаясь ко всем вместе. — Смотрите, Annette, ne me jouez pas un mauvais tour, — обратилась она к хозяйке. — Vous mavez ecrit, que cetait une toute petite soiree; voyez, comme je suis attifee. [Не сыграйте со мной дурной шутки; вы мне писали, что у вас совсем маленький вечер. Видите, как я одета дурно. ] И она развела руками, чтобы показать свое, в кружевах, серенькое изящное платье, немного ниже грудей опоясанное широкою лентой. — Soyez tranquille, Lise, vous serez toujours la plus jolie [Будьте спокойны, вы всё будете лучше всех], — отвечала Анна Павловна. — Vous savez, mon mari mabandonne, — продолжала она тем же тоном, обращаясь к генералу, — il va se faire tuer. Dites moi, pourquoi cette vilaine guerre, [Вы знаете, мой муж покидает меня. Идет на смерть. Скажите, зачем эта гадкая война, ] — сказала она князю Василию и, не дожидаясь ответа, обратилась к дочери князя Василия, к красивой Элен. — Quelle delicieuse personne, que cette petite princesse! [Что за прелестная особа эта маленькая княгиня!] — сказал князь Василий тихо Анне Павловне. Вскоре после маленькой княгини вошел массивный, толстый молодой человек с стриженою головой, в очках, светлых панталонах по тогдашней моде, с высоким жабо и в коричневом фраке. Этот толстый молодой человек был незаконный сын знаменитого Екатерининского вельможи, графа Безухого, умиравшего теперь в Москве. Он нигде не служил еще, только что приехал из-за границы, где он воспитывался, и был в первый раз в обществе. Анна Павловна приветствовала его поклоном, относящимся к людям самой низшей иерархии в ее салоне. Но, несмотря на это низшее по своему сорту приветствие, при виде вошедшего Пьера в лице Анны Павловны изобразилось беспокойство и страх, подобный тому, который выражается при виде чего-нибудь слишком огромного и несвойственного месту. Хотя, действительно, Пьер был несколько больше других мужчин в комнате, но этот страх мог относиться только к тому умному и вместе робкому, наблюдательному и естественному взгляду, отличавшему его от всех в этой гостиной. — Cest bien aimable a vous, monsieur Pierre, detre venu voir une pauvre malade, [Очень любезно с вашей стороны, Пьер, что вы пришли навестить бедную больную, ] — сказала ему Анна Павловна, испуганно переглядываясь с тетушкой, к которой она подводила его. Пьер пробурлил что-то непонятное и продолжал отыскивать что-то глазами. Он радостно, весело улыбнулся, кланяясь маленькой княгине, как близкой знакомой, и подошел к тетушке. Страх Анны Павловны был не напрасен, потому что Пьер, не дослушав речи тетушки о здоровье ее величества, отошел от нее. Анна Павловна испуганно остановила его словами: — Вы не знаете аббата Морио? он очень интересный человек… — сказала она. — Да, я слышал про его план вечного мира, и это очень интересно, но едва ли возможно… — Вы думаете?… — сказала Анна Павловна, чтобы сказать что-нибудь и вновь обратиться к своим занятиям хозяйки дома, но Пьер сделал обратную неучтивость. Прежде он, не дослушав слов собеседницы, ушел; теперь он остановил своим разговором собеседницу, которой нужно было от него уйти. Он, нагнув голову и расставив большие ноги, стал доказывать Анне Павловне, почему он полагал, что план аббата был химера.Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой страница номер 5 Galaxy S3 — 440 грн В связи с закрытием склада распродажа. Осталось 12 штук! mobi-store.com.ua Скидка 50% Saving Box Хотите платить меньше по квитанциям? Без него не обойтись! skidka24.com.ua 225 грн. Не проходите мимо Модная женская обувь по супер-ценам! lamoda.ua от 100 грн. Страница номер Le charmant Hippolyte [Очаровательный Ипполит] поражал своим необыкновенным сходством с сестрою-красавицей и еще более тем, что, несмотря на сходство, он был поразительно дурен собой. Черты его лица были те же, как и у сестры, но у той все освещалось жизнерадостною, самодовольною, молодою, неизменною улыбкой жизни и необычайною, античною красотой тела; у брата, напротив, то же лицо было отуманено идиотизмом и неизменно выражало самоуверенную брюзгливость, а тело было худощаво и слабо. Глаза, нос, рот — все сжималось как будто в одну неопределенную и скучную гримасу, а руки и ноги всегда принимали неестественное положение. — Ce nest pas une histoire de revenants? [Это не история о привидениях?] — сказал он, усевшись подле княгини и торопливо пристроив к глазам свой лорнет, как будто без этого инструмента он не мог начать говорить. — Mais non, mon cher, [Вовсе нет, ] — пожимая плечами, сказал удивленный рассказчик. — Cest que je deteste les histoires de revenants, [Дело в том, что я терпеть не могу историй о привидениях, ] — сказал он таким тоном, что видно было, — он сказал эти слова, а потом уже понял, что они значили. Из-за самоуверенности, с которой он говорил, никто не мог понять, очень ли умно или очень глупо то, что он сказал. Он был в темнозеленом фраке, в панталонах цвета cuisse de nymphe effrayee, [бедра испуганной нимфы, ] как он сам говорил, в чулках и башмаках. Vicomte [Виконт] рассказал очень мило о том ходившем тогда анекдоте, что герцог Энгиенский тайно ездил в Париж для свидания с m-lle George, [мадмуазель Жорж, ] и что там он встретился с Бонапарте, пользовавшимся тоже милостями знаменитой актрисы, и что там, встретившись с герцогом, Наполеон случайно упал в тот обморок, которому он был подвержен, и находился во власти герцога, которой герцог не воспользовался, но что Бонапарте впоследствии за это-то великодушие и отмстил смертью герцогу. Рассказ был очень мил и интересен, особенно в том месте, где соперники вдруг узнают друг друга, и дамы, казалось, были в волнении. — Charmant, [Очаровательно, ] — сказала Анна Павловна, оглядываясь вопросительно на маленькую княгиню. — Charmant, — прошептала маленькая княгиня, втыкая иголку в работу, как будто в знак того, что интерес и прелесть рассказа мешают ей продолжать работу. Виконт оценил эту молчаливую похвалу и, благодарно улыбнувшись, стал продолжать; но в это время Анна Павловна, все поглядывавшая на страшного для нее молодого человека, заметила, что он что-то слишком горячо и громко говорит с аббатом, и поспешила на помощь к опасному месту. Действительно, Пьеру удалось завязать с аббатом разговор о политическом равновесии, и аббат, видимо заинтересованный простодушной горячностью молодого человека, развивал перед ним свою любимую идею. Оба слишком оживленно и естественно слушали и говорили, и это-то не понравилось Анне Павловне. — Средство — Европейское равновесие и droit des gens [международное право], — говорил аббат. — Стоит одному могущественному государству, как Россия, прославленному за варварство, стать бескорыстно во главе союза, имеющего целью равновесие Европы, — и она спасет мир! — Как же вы найдете такое равновесие? — начал было Пьер; но в это время подошла Анна Павловна и, строго взглянув на Пьера, спросила итальянца о том, как он переносит здешний климат. Лицо итальянца вдруг изменилось и приняло оскорбительно притворно-сладкое выражение, которое, видимо, было привычно ему в разговоре с женщинами. — Я так очарован прелестями ума и образования общества, в особенности женского, в которое я имел счастье быть принят, что не успел еще подумать о климате, — сказал он. Не выпуская уже аббата и Пьера, Анна Павловна для удобства наблюдения присоединила их к общему кружку. Глава 4 В это время в гостиную вошло новое лицо. Новое лицо это был молодой князь Андрей Болконский, муж маленькой княгини. Князь Болконский был небольшого роста, весьма красивый молодой человек с определенными и сухими чертами. Всё в его фигуре, начиная от усталого, скучающего взгляда до тихого мерного шага, представляло самую резкую противоположность с его маленькою, оживленною женой. Ему, видимо, все бывшие в гостиной не только были знакомы, но уж надоели ему так, что и смотреть на них и слушать их ему было очень скучно. Из всех же прискучивших ему лиц, лицо его хорошенькой жены, казалось, больше всех ему надоело. С гримасой, портившею его красивое лицо, он отвернулся от нее. Он поцеловал руку Анны Павловны и, щурясь, оглядел всё общество. — Vous vous enrolez pour la guerre, mon prince? [Вы собираетесь на войну, князь?] — сказала Анна Павловна. — Le general Koutouzoff, — сказал Болконский, ударяя на последнем слоге zoff, как француз, — a bien voulu de moi pour aide-de-camp… [Генералу Кутузову угодно меня к себе в адъютанты. ] — Et Lise, votre femme? [А Лиза, ваша жена?] — Она поедет в деревню. — Как вам не грех лишать нас вашей прелестной жены? — Andre, [Андрей, ] — сказала его жена, обращаясь к мужу тем же кокетливым тоном, каким она обращалась к посторонним, — какую историю нам рассказал виконт о m-lle Жорж и Бонапарте! Князь Андрей зажмурился и отвернулся. Пьер, со времени входа князя Андрея в гостиную не спускавший с него радостных, дружелюбных глаз, подошел к нему и взял его за руку. Князь Андрей, не оглядываясь, морщил лицо в гримасу, выражавшую досаду на того, кто трогает его за руку, но, увидав улыбающееся лицо Пьера, улыбнулся неожиданно-доброй и приятной улыбкой. — Вот как!.. И ты в большом свете! — сказал он Пьеру. — Я знал, что вы будете, — отвечал Пьер. — Я приеду к вам ужинать, — прибавил он тихо, чтобы не мешать виконту, который продолжал свой рассказ. — Можно? — Нет, нельзя, — сказал князь Андрей смеясь, пожатием руки давая знать Пьеру, что этого не нужно спрашивать. Он что-то хотел сказать еще, но в это время поднялся князь Василий с дочерью, и два молодых человека встали, чтобы дать им дорогу. Назад12345678910…240Вперед Страница номер Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой страница номер 5 Galaxy S3 — 440 грн В связи с закрытием склада распродажа. Осталось 12 штук! mobi-store.com.ua Скидка 50% Saving Box Хотите платить меньше по квитанциям? Без него не обойтись! skidka24.com.ua 225 грн. Не проходите мимо Модная женская обувь по супер-ценам! lamoda.ua от 100 грн. Страница номер Le charmant Hippolyte [Очаровательный Ипполит] поражал своим необыкновенным сходством с сестрою-красавицей и еще более тем, что, несмотря на сходство, он был поразительно дурен собой. Черты его лица были те же, как и у сестры, но у той все освещалось жизнерадостною, самодовольною, молодою, неизменною улыбкой жизни и необычайною, античною красотой тела; у брата, напротив, то же лицо было отуманено идиотизмом и неизменно выражало самоуверенную брюзгливость, а тело было худощаво и слабо. Глаза, нос, рот — все сжималось как будто в одну неопределенную и скучную гримасу, а руки и ноги всегда принимали неестественное положение. — Ce nest pas une histoire de revenants? [Это не история о привидениях?] — сказал он, усевшись подле княгини и торопливо пристроив к глазам свой лорнет, как будто без этого инструмента он не мог начать говорить. — Mais non, mon cher, [Вовсе нет, ] — пожимая плечами, сказал удивленный рассказчик. — Cest que je deteste les histoires de revenants, [Дело в том, что я терпеть не могу историй о привидениях, ] — сказал он таким тоном, что видно было, — он сказал эти слова, а потом уже понял, что они значили. Из-за самоуверенности, с которой он говорил, никто не мог понять, очень ли умно или очень глупо то, что он сказал. Он был в темнозеленом фраке, в панталонах цвета cuisse de nymphe effrayee, [бедра испуганной нимфы, ] как он сам говорил, в чулках и башмаках. Vicomte [Виконт] рассказал очень мило о том ходившем тогда анекдоте, что герцог Энгиенский тайно ездил в Париж для свидания с m-lle George, [мадмуазель Жорж, ] и что там он встретился с Бонапарте, пользовавшимся тоже милостями знаменитой актрисы, и что там, встретившись с герцогом, Наполеон случайно упал в тот обморок, которому он был подвержен, и находился во власти герцога, которой герцог не воспользовался, но что Бонапарте впоследствии за это-то великодушие и отмстил смертью герцогу. Рассказ был очень мил и интересен, особенно в том месте, где соперники вдруг узнают друг друга, и дамы, казалось, были в волнении. — Charmant, [Очаровательно, ] — сказала Анна Павловна, оглядываясь вопросительно на маленькую княгиню. — Charmant, — прошептала маленькая княгиня, втыкая иголку в работу, как будто в знак того, что интерес и прелесть рассказа мешают ей продолжать работу. Виконт оценил эту молчаливую похвалу и, благодарно улыбнувшись, стал продолжать; но в это время Анна Павловна, все поглядывавшая на страшного для нее молодого человека, заметила, что он что-то слишком горячо и громко говорит с аббатом, и поспешила на помощь к опасному месту. Действительно, Пьеру удалось завязать с аббатом разговор о политическом равновесии, и аббат, видимо заинтересованный простодушной горячностью молодого человека, развивал перед ним свою любимую идею. Оба слишком оживленно и естественно слушали и говорили, и это-то не понравилось Анне Павловне. — Средство — Европейское равновесие и droit des gens [международное право], — говорил аббат. — Стоит одному могущественному государству, как Россия, прославленному за варварство, стать бескорыстно во главе союза, имеющего целью равновесие Европы, — и она спасет мир! — Как же вы найдете такое равновесие? — начал было Пьер; но в это время подошла Анна Павловна и, строго взглянув на Пьера, спросила итальянца о том, как он переносит здешний климат. Лицо итальянца вдруг изменилось и приняло оскорбительно притворно-сладкое выражение, которое, видимо, было привычно ему в разговоре с женщинами. — Я так очарован прелестями ума и образования общества, в особенности женского, в которое я имел счастье быть принят, что не успел еще подумать о климате, — сказал он. Не выпуская уже аббата и Пьера, Анна Павловна для удобства наблюдения присоединила их к общему кружку. Глава 4 В это время в гостиную вошло новое лицо. Новое лицо это был молодой князь Андрей Болконский, муж маленькой княгини. Князь Болконский был небольшого роста, весьма красивый молодой человек с определенными и сухими чертами. Всё в его фигуре, начиная от усталого, скучающего взгляда до тихого мерного шага, представляло самую резкую противоположность с его маленькою, оживленною женой. Ему, видимо, все бывшие в гостиной не только были знакомы, но уж надоели ему так, что и смотреть на них и слушать их ему было очень скучно. Из всех же прискучивших ему лиц, лицо его хорошенькой жены, казалось, больше всех ему надоело. С гримасой, портившею его красивое лицо, он отвернулся от нее. Он поцеловал руку Анны Павловны и, щурясь, оглядел всё общество. — Vous vous enrolez pour la guerre, mon prince? [Вы собираетесь на войну, князь?] — сказала Анна Павловна. — Le general Koutouzoff, — сказал Болконский, ударяя на последнем слоге zoff, как француз, — a bien voulu de moi pour aide-de-camp… [Генералу Кутузову угодно меня к себе в адъютанты. ] — Et Lise, votre femme? [А Лиза, ваша жена?] — Она поедет в деревню. — Как вам не грех лишать нас вашей прелестной жены? — Andre, [Андрей, ] — сказала его жена, обращаясь к мужу тем же кокетливым тоном, каким она обращалась к посторонним, — какую историю нам рассказал виконт о m-lle Жорж и Бонапарте! Князь Андрей зажмурился и отвернулся. Пьер, со времени входа князя Андрея в гостиную не спускавший с него радостных, дружелюбных глаз, подошел к нему и взял его за руку. Князь Андрей, не оглядываясь, морщил лицо в гримасу, выражавшую досаду на того, кто трогает его за руку, но, увидав улыбающееся лицо Пьера, улыбнулся неожиданно-доброй и приятной улыбкой. — Вот как!.. И ты в большом свете! — сказал он Пьеру. — Я знал, что вы будете, — отвечал Пьер. — Я приеду к вам ужинать, — прибавил он тихо, чтобы не мешать виконту, который продолжал свой рассказ. — Можно? — Нет, нельзя, — сказал князь Андрей смеясь, пожатием руки давая знать Пьеру, что этого не нужно спрашивать. Он что-то хотел сказать еще, но в это время поднялся князь Василий с дочерью, и два молодых человека встали, чтобы дать им дорогу. Назад12345678910…240Вперед Страница номер Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой страница номер 5 Galaxy S3 — 440 грн В связи с закрытием склада распродажа. Осталось 12 штук! mobi-store.com.ua Скидка 50% Saving Box Хотите платить меньше по квитанциям? Без него не обойтись! skidka24.com.ua 225 грн. Не проходите мимо Модная женская обувь по супер-ценам! lamoda.ua от 100 грн. Страница номер Le charmant Hippolyte [Очаровательный Ипполит] поражал своим необыкновенным сходством с сестрою-красавицей и еще более тем, что, несмотря на сходство, он был поразительно дурен собой. Черты его лица были те же, как и у сестры, но у той все освещалось жизнерадостною, самодовольною, молодою, неизменною улыбкой жизни и необычайною, античною красотой тела; у брата, напротив, то же лицо было отуманено идиотизмом и неизменно выражало самоуверенную брюзгливость, а тело было худощаво и слабо. Глаза, нос, рот — все сжималось как будто в одну неопределенную и скучную гримасу, а руки и ноги всегда принимали неестественное положение. — Ce nest pas une histoire de revenants? [Это не история о привидениях?] — сказал он, усевшись подле княгини и торопливо пристроив к глазам свой лорнет, как будто без этого инструмента он не мог начать говорить. — Mais non, mon cher, [Вовсе нет, ] — пожимая плечами, сказал удивленный рассказчик. — Cest que je deteste les histoires de revenants, [Дело в том, что я терпеть не могу историй о привидениях, ] — сказал он таким тоном, что видно было, — он сказал эти слова, а потом уже понял, что они значили. Из-за самоуверенности, с которой он говорил, никто не мог понять, очень ли умно или очень глупо то, что он сказал. Он был в темнозеленом фраке, в панталонах цвета cuisse de nymphe effrayee, [бедра испуганной нимфы, ] как он сам говорил, в чулках и башмаках. Vicomte [Виконт] рассказал очень мило о том ходившем тогда анекдоте, что герцог Энгиенский тайно ездил в Париж для свидания с m-lle George, [мадмуазель Жорж, ] и что там он встретился с Бонапарте, пользовавшимся тоже милостями знаменитой актрисы, и что там, встретившись с герцогом, Наполеон случайно упал в тот обморок, которому он был подвержен, и находился во власти герцога, которой герцог не воспользовался, но что Бонапарте впоследствии за это-то великодушие и отмстил смертью герцогу. Рассказ был очень мил и интересен, особенно в том месте, где соперники вдруг узнают друг друга, и дамы, казалось, были в волнении. — Charmant, [Очаровательно, ] — сказала Анна Павловна, оглядываясь вопросительно на маленькую княгиню. — Charmant, — прошептала маленькая княгиня, втыкая иголку в работу, как будто в знак того, что интерес и прелесть рассказа мешают ей продолжать работу. Виконт оценил эту молчаливую похвалу и, благодарно улыбнувшись, стал продолжать; но в это время Анна Павловна, все поглядывавшая на страшного для нее молодого человека, заметила, что он что-то слишком горячо и громко говорит с аббатом, и поспешила на помощь к опасному месту. Действительно, Пьеру удалось завязать с аббатом разговор о политическом равновесии, и аббат, видимо заинтересованный простодушной горячностью молодого человека, развивал перед ним свою любимую идею. Оба слишком оживленно и естественно слушали и говорили, и это-то не понравилось Анне Павловне. — Средство — Европейское равновесие и droit des gens [международное право], — говорил аббат. — Стоит одному могущественному государству, как Россия, прославленному за варварство, стать бескорыстно во главе союза, имеющего целью равновесие Европы, — и она спасет мир! — Как же вы найдете такое равновесие? — начал было Пьер; но в это время подошла Анна Павловна и, строго взглянув на Пьера, спросила итальянца о том, как он переносит здешний климат. Лицо итальянца вдруг изменилось и приняло оскорбительно притворно-сладкое выражение, которое, видимо, было привычно ему в разговоре с женщинами. — Я так очарован прелестями ума и образования общества, в особенности женского, в которое я имел счастье быть принят, что не успел еще подумать о климате, — сказал он. Не выпуская уже аббата и Пьера, Анна Павловна для удобства наблюдения присоединила их к общему кружку. Глава 4 В это время в гостиную вошло новое лицо. Новое лицо это был молодой князь Андрей Болконский, муж маленькой княгини. Князь Болконский был небольшого роста, весьма красивый молодой человек с определенными и сухими чертами. Всё в его фигуре, начиная от усталого, скучающего взгляда до тихого мерного шага, представляло самую резкую противоположность с его маленькою, оживленною женой. Ему, видимо, все бывшие в гостиной не только были знакомы, но уж надоели ему так, что и смотреть на них и слушать их ему было очень скучно. Из всех же прискучивших ему лиц, лицо его хорошенькой жены, казалось, больше всех ему надоело. С гримасой, портившею его красивое лицо, он отвернулся от нее. Он поцеловал руку Анны Павловны и, щурясь, оглядел всё общество. — Vous vous enrolez pour la guerre, mon prince? [Вы собираетесь на войну, князь?] — сказала Анна Павловна. — Le general Koutouzoff, — сказал Болконский, ударяя на последнем слоге zoff, как француз, — a bien voulu de moi pour aide-de-camp… [Генералу Кутузову угодно меня к себе в адъютанты. ] — Et Lise, votre femme? [А Лиза, ваша жена?] — Она поедет в деревню. — Как вам не грех лишать нас вашей прелестной жены? — Andre, [Андрей, ] — сказала его жена, обращаясь к мужу тем же кокетливым тоном, каким она обращалась к посторонним, — какую историю нам рассказал виконт о m-lle Жорж и Бонапарте! Князь Андрей зажмурился и отвернулся. Пьер, со времени входа князя Андрея в гостиную не спускавший с него радостных, дружелюбных глаз, подошел к нему и взял его за руку. Князь Андрей, не оглядываясь, морщил лицо в гримасу, выражавшую досаду на того, кто трогает его за руку, но, увидав улыбающееся лицо Пьера, улыбнулся неожиданно-доброй и приятной улыбкой. — Вот как!.. И ты в большом свете! — сказал он Пьеру. — Я знал, что вы будете, — отвечал Пьер. — Я приеду к вам ужинать, — прибавил он тихо, чтобы не мешать виконту, который продолжал свой рассказ. — Можно? — Нет, нельзя, — сказал князь Андрей смеясь, пожатием руки давая знать Пьеру, что этого не нужно спрашивать. Он что-то хотел сказать еще, но в это время поднялся князь Василий с дочерью, и два молодых человека встали, чтобы дать им дорогу. Назад12345678910…240Вперед Страница номер Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой страница номер 6 Скидка 60% Спортивная обувь и одежда Nike modnakasta.ua от 169 грн. Модные фасоны Платье Вашей мечты уже заждалось Вас! lamoda.ua от 190 грн. Компактный шокер “Защитник” который всегда под рукой! skidka24.com.ua 200 грн. Страница номер — Вы меня извините, мой милый виконт, — сказал князь Василий французу, ласково притягивая его за рукав вниз к стулу, чтоб он не вставал. — Этот несчастный праздник у посланника лишает меня удовольствия и прерывает вас. Очень мне грустно покидать ваш восхитительный вечер, — сказал он Анне Павловне. Дочь его, княжна Элен, слегка придерживая складки платья, пошла между стульев, и улыбка сияла еще светлее на ее прекрасном лице. Пьер смотрел почти испуганными, восторженными глазами на эту красавицу, когда она проходила мимо него. — Очень хороша, — сказал князь Андрей. — Очень, — сказал Пьер. Проходя мимо, князь Василий схватил Пьера за руку и обратился к Анне Павловне. — Образуйте мне этого медведя, — сказал он. — Вот он месяц живет у меня, и в первый раз я его вижу в свете. Ничто так не нужно молодому человеку, как общество умных женщин. Глава 5 Анна Павловна улыбнулась и обещалась заняться Пьером, который, она знала, приходился родня по отцу князю Василью. Пожилая дама, сидевшая прежде с ma tante, торопливо встала и догнала князя Василья в передней. С лица ее исчезла вся прежняя притворность интереса. Доброе, исплаканное лицо ее выражало только беспокойство и страх. — Что же вы мне скажете, князь, о моем Борисе? — сказала она, догоняя его в передней. (Она выговаривала имя Борис с особенным ударением на о). — Я не могу оставаться дольше в Петербурге. Скажите, какие известия я могу привезти моему бедному мальчику? Несмотря на то, что князь Василий неохотно и почти неучтиво слушал пожилую даму и даже выказывал нетерпение, она ласково и трогательно улыбалась ему и, чтоб он не ушел, взяла его за руку. — Что вам стоит сказать слово государю, и он прямо будет переведен в гвардию, — просила она. — Поверьте, что я сделаю всё, что могу, княгиня, — отвечал князь Василий, — но мне трудно просить государя; я бы советовал вам обратиться к Румянцеву, через князя Голицына: это было бы умнее. Пожилая дама носила имя княгини Друбецкой, одной из лучших фамилий России, но она была бедна, давно вышла из света и утратила прежние связи. Она приехала теперь, чтобы выхлопотать определение в гвардию своему единственному сыну. Только затем, чтоб увидеть князя Василия, она назвалась и приехала на вечер к Анне Павловне, только затем она слушала историю виконта. Она испугалась слов князя Василия; когда-то красивое лицо ее выразило озлобление, но это продолжалось только минуту. Она опять улыбнулась и крепче схватила за руку князя Василия. — Послушайте, князь, — сказала она, — я никогда не просила вас, никогда не буду просить, никогда не напоминала вам о дружбе моего отца к вам. Но теперь, я Богом заклинаю вас, сделайте это для моего сына, и я буду считать вас благодетелем, — торопливо прибавила она. — Нет, вы не сердитесь, а вы обещайте мне. Я просила Голицына, он отказал. Soyez le bon enfant que vous аvez ete, [Будьте добрым малым, как вы были, ] — говорила она, стараясь улыбаться, тогда как в ее глазах были слезы. — Папа, мы опоздаем, — сказала, повернув свою красивую голову на античных плечах, княжна Элен, ожидавшая у двери. Но влияние в свете есть капитал, который надо беречь, чтоб он не исчез. Князь Василий знал это, и, раз сообразив, что ежели бы он стал просить за всех, кто его просит, то вскоре ему нельзя было бы просить за себя, он редко употреблял свое влияние. В деле княгини Друбецкой он почувствовал, однако, после ее нового призыва, что-то вроде укора совести. Она напомнила ему правду: первыми шагами своими в службе он был обязан ее отцу. Кроме того, он видел по ее приемам, что она — одна из тех женщин, особенно матерей, которые, однажды взяв себе что-нибудь в голову, не отстанут до тех пор, пока не исполнят их желания, а в противном случае готовы на ежедневные, ежеминутные приставания и даже на сцены. Это последнее соображение поколебало его. — Chere Анна Михайловна, — сказал он с своею всегдашнею фамильярностью и скукой в голосе, — для меня почти невозможно сделать то, что вы хотите; но чтобы доказать вам, как я люблю вас и чту память покойного отца вашего, я сделаю невозможное: сын ваш будет переведен в гвардию, вот вам моя рука. Довольны вы? — Милый мой, вы благодетель! Я иного и не ждала от вас; я знала, как вы добры. Он хотел уйти. — Постойте, два слова. Une fois passe aux gardes… [Раз он перейдет в гвардию…] — Она замялась: — Вы хороши с Михаилом Иларионовичем Кутузовым, рекомендуйте ему Бориса в адъютанты. Тогда бы я была покойна, и тогда бы уж… Князь Василий улыбнулся. — Этого не обещаю. Вы не знаете, как осаждают Кутузова с тех пор, как он назначен главнокомандующим. Он мне сам говорил, что все московские барыни сговорились отдать ему всех своих детей в адъютанты. — Нет, обещайте, я не пущу вас, милый, благодетель мой… — Папа! — опять тем же тоном повторила красавица, — мы опоздаем. — Ну, au revoir, [до свиданья, ] прощайте. Видите? — Так завтра вы доложите государю? — Непременно, а Кутузову не обещаю. — Нет, обещайте, обещайте, Basile, [Василий, ] — сказала вслед ему Анна Михайловна, с улыбкой молодой кокетки, которая когда-то, должно быть, была ей свойственна, а теперь так не шла к ее истощенному лицу. Она, видимо, забыла свои годы и пускала в ход, по привычке, все старинные женские средства. Но как только он вышел, лицо ее опять приняло то же холодное, притворное выражение, которое было на нем прежде. Она вернулась к кружку, в котором виконт продолжал рассказывать, и опять сделала вид, что слушает, дожидаясь времени уехать, так как дело ее было сделано. — Но как вы находите всю эту последнюю комедию du sacre de Milan? [миланского помазания?] — сказала Анна Павловна. Et la nouvelle comedie des peuples de Genes et de Lucques, qui viennent presenter leurs voeux a M. Buonaparte assis sur un trone, et exaucant les voeux des nations! Adorable! Non, mais c`est a en devenir folle! On dirait, que le monde entier a perdu la tete. [И вот новая комедия: народы Генуи и Лукки изъявляют свои желания господину Бонапарте. И господин Бонапарте сидит на троне и исполняет желания народов. 0! это восхитительно! Нет, от этого можно с ума сойти. Подумаешь, что весь свет потерял голову. ] Князь Андрей усмехнулся, прямо глядя в лицо Анны Павловны. Назад1…3456789…240Вперед Страница номер Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению

    27.02.2014 21:53 Василям
    в и оружия через терминал. 27.02.2014 21:43 Анна Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой страница номер 1 Лучшее предложение! Стальной Nokia 6700 — 290 грн. Осталось 7 штук supergadget.com.ua Скидка 50% Ботильоны и туфли Обувь, которая сводит с ума. Хватит переплачивать! lamoda.ua Скидка 70% Легальный способ Начните платить за свет в 3 раза меньше skidka24.com.ua 255 грн. Страница номер Том 1 Часть первая Глава 1 — Еh bien, mon prince. Genes et Lucques ne sont plus que des apanages, des поместья, de la famille Buonaparte. Non, je vous previens, que si vous ne me dites pas, que nous avons la guerre, si vous vous permettez encore de pallier toutes les infamies, toutes les atrocites de cet Antichrist (ma parole, jy crois) — je ne vous connais plus, vous netes plus mon ami, vous netes plus мой верный раб, comme vous dites. [Ну, что, князь, Генуа и Лукка стали не больше, как поместьями фамилии Бонапарте. Нет, я вас предупреждаю, если вы мне не скажете, что у нас война, если вы еще позволите себе защищать все гадости, все ужасы этого Антихриста (право, я верю, что он Антихрист) — я вас больше не знаю, вы уж не друг мой, вы уж не мой верный раб, как вы говорите. ] Ну, здравствуйте, здравствуйте. Je vois que je vous fais peur, [Я вижу, что я вас пугаю, ] садитесь и рассказывайте. Так говорила в июле 1805 года известная Анна Павловна Шерер, фрейлина и приближенная императрицы Марии Феодоровны, встречая важного и чиновного князя Василия, первого приехавшего на ее вечер. Анна Павловна кашляла несколько дней, у нее был грипп, как она говорила (грипп был тогда новое слово, употреблявшееся только редкими). В записочках, разосланных утром с красным лакеем, было написано без различия во всех: «Si vous navez rien de mieux a faire, M. le comte (или mon prince), et si la perspective de passer la soiree chez une pauvre malade ne vous effraye pas trop, je serai charmee de vous voir chez moi entre 7 et 10 heures. Annette Scherer». [Если y вас, граф (или князь), нет в виду ничего лучшего и если перспектива вечера у бедной больной не слишком вас пугает, то я буду очень рада видеть вас нынче у себя между семью и десятью часами. Анна Шерер. ] — Dieu, quelle virulente sortie [О! какое жестокое нападение!] — отвечал, нисколько не смутясь такою встречей, вошедший князь, в придворном, шитом мундире, в чулках, башмаках, при звездах, с светлым выражением плоского лица. Он говорил на том изысканном французском языке, на котором не только говорили, но и думали наши деды, и с теми тихими, покровительственными интонациями, которые свойственны состаревшемуся в свете и при дворе значительному человеку. Он подошел к Анне Павловне, поцеловал ее руку, подставив ей свою надушенную и сияющую лысину, и покойно уселся на диване. — Avant tout dites moi, comment vous allez, chere amie? [Прежде всего скажите, как ваше здоровье?] Успокойте друга, — сказал он, не изменяя голоса и тоном, в котором из-за приличия и участия просвечивало равнодушие и даже насмешка. — Как можно быть здоровой… когда нравственно страдаешь? Разве можно оставаться спокойною в наше время, когда есть у человека чувство? — сказала Анна Павловна. — Вы весь вечер у меня, надеюсь? — А праздник английского посланника? Нынче середа. Мне надо показаться там, — сказал князь. — Дочь заедет за мной и повезет меня. — Я думала, что нынешний праздник отменен. Je vous avoue que toutes ces fetes et tous ces feux dartifice commencent a devenir insipides. [Признаюсь, все эти праздники и фейерверки становятся несносны. ] — Ежели бы знали, что вы этого хотите, праздник бы отменили, — сказал князь, по привычке, как заведенные часы, говоря вещи, которым он и не хотел, чтобы верили. — Ne me tourmentez pas. Eh bien, qua-t-on decide par rapport a la depeche de Novosiizoff? Vous savez tout. [Не мучьте меня. Ну, что же решили по случаю депеши Новосильцова? Вы все знаете. ] — Как вам сказать? — сказал князь холодным, скучающим тоном. — Qua-t-on decide? On a decide que Buonaparte a brule ses vaisseaux, et je crois que nous sommes en train de bruler les notres. [Что решили? Решили, что Бонапарте сжег свои корабли; и мы тоже, кажется, готовы сжечь наши. ] — Князь Василий говорил всегда лениво, как актер говорит роль старой пиесы. Анна Павловна Шерер, напротив, несмотря на свои сорок лет, была преисполнена оживления и порывов. Быть энтузиасткой сделалось ее общественным положением, и иногда, когда ей даже того не хотелось, она, чтобы не обмануть ожиданий людей, знавших ее, делалась энтузиасткой. Сдержанная улыбка, игравшая постоянно на лице Анны Павловны, хотя и не шла к ее отжившим чертам, выражала, как у избалованных детей, постоянное сознание своего милого недостатка, от которого она не хочет, не может и не находит нужным исправляться. В середине разговора про политические действия Анна Павловна разгорячилась. — Ах, не говорите мне про Австрию! Я ничего не понимаю, может быть, но Австрия никогда не хотела и не хочет войны. Она предает нас. Россия одна должна быть спасительницей Европы. Наш благодетель знает свое высокое призвание и будет верен ему. Вот одно, во что я верю. Нашему доброму и чудному государю предстоит величайшая роль в мире, и он так добродетелен и хорош, что Бог не оставит его, и он исполнит свое призвание задавить гидру революции, которая теперь еще ужаснее в лице этого убийцы и злодея. Мы одни должны искупить кровь праведника… На кого нам надеяться, я вас спрашиваю?… Англия с своим коммерческим духом не поймет и не может понять всю высоту души императора Александра. Она отказалась очистить Мальту. Она хочет видеть, ищет заднюю мысль наших действий. Что они сказали Новосильцову?… Ничего. Они не поняли, они не могут понять самоотвержения нашего императора, который ничего не хочет для себя и всё хочет для блага мира. И что они обещали? Ничего. И что обещали, и того не будет! Пруссия уж объявила, что Бонапарте непобедим и что вся Европа ничего не может против него… И я не верю ни в одном слове ни Гарденбергу, ни Гаугвицу. Cette fameuse neutralite prussienne, ce nest quun piege. [Этот пресловутый нейтралитет Пруссии — только западня. ] Я верю в одного Бога и в высокую судьбу нашего милого императора. Он спасет Европу!.. — Она вдруг остановилась с улыбкою насмешки над своею горячностью. — Я думаю, — сказал князь улыбаясь, — что ежели бы вас послали вместо нашего милого Винценгероде, вы бы взяли приступом согласие прусского короля. Вы так красноречивы. Вы дадите мне чаю? Назад12345678910…240Вперед Страница номер Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой страница номер 2 Шерхан 1101 — 200грн Парализатор высочайшего класса с мощным фонарем tochtonado.com.ua Скидка 50% Полная распродажа Мужская верхняя одежда. От ветровок до пуховиков lamoda.ua Скидка 70% Спортивно и стильно Эксклюзивная распродажа NIKE на modnaKasta! modnakasta.ua Скидка 60% Страница номер — Сейчас. A propos, — прибавила она, опять успокоиваясь, — нынче у меня два очень интересные человека, le vicomte de MorteMariet, il est allie aux Montmorency par les Rohans, [Кстати, — виконт Мортемар, ] он в родстве с Монморанси чрез Роганов, ] одна из лучших фамилий Франции. Это один из хороших эмигрантов, из настоящих. И потом labbe Morio: [аббат Морио: ] вы знаете этот глубокий ум? Он был принят государем. Вы знаете? — А! Я очень рад буду, — сказал князь. — Скажите, — прибавил он, как будто только что вспомнив что-то и особенно-небрежно, тогда как то, о чем он спрашивал, было главною целью его посещения, — правда, что limperatrice-mere [императрица-мать] желает назначения барона Функе первым секретарем в Вену? Cest un pauvre sire, ce baron, a ce quil parait. [Этот барон, кажется, ничтожная личность. ] — Князь Василий желал определить сына на это место, которое через императрицу Марию Феодоровну старались доставить барону. Анна Павловна почти закрыла глаза в знак того, что ни она, ни кто другой не могут судить про то, что угодно или нравится императрице. — Monsieur le baron de Funke a ete recommande a limperatrice-mere par sa soeur, [Барон Функе рекомендован императрице-матери ее сестрою, ] — только сказала она грустным, сухим тоном. В то время, как Анна Павловна назвала императрицу, лицо ее вдруг представило глубокое и искреннее выражение преданности и уважения, соединенное с грустью, что с ней бывало каждый раз, когда она в разговоре упоминала о своей высокой покровительнице. Она сказала, что ее величество изволила оказать барону Функе beaucoup destime, [много уважения, ] и опять взгляд ее подернулся грустью. Князь равнодушно замолк. Анна Павловна, с свойственною ей придворною и женскою ловкостью и быстротою такта, захотела и щелконуть князя за то, что он дерзнул так отозваться о лице, рекомендованном императрице, и в то же время утешить его. — Mais a propos de votre famille,[Кстати о вашей семье, ] — сказала она, — знаете ли, что ваша дочь с тех пор, как выезжает, fait les delices de tout le monde. On la trouve belle, comme le jour. [составляет восторг всего общества. Ее находят прекрасною, как день. ] Князь наклонился в знак уважения и признательности. — Я часто думаю, — продолжала Анна Павловна после минутного молчания, подвигаясь к князю и ласково улыбаясь ему, как будто выказывая этим, что политические и светские разговоры кончены и теперь начинается задушевный, — я часто думаю, как иногда несправедливо распределяется счастие жизни. За что вам судьба дала таких двух славных детей (исключая Анатоля, вашего меньшого, я его не люблю, — вставила она безапелляционно, приподняв брови) — таких прелестных детей? А вы, право, менее всех цените их и потому их не стоите. И она улыбнулась своею восторженною улыбкой. — Que voulez-vous? Lafater aurait dit que je nai pas la bosse de la paterienite, [Чего вы хотите? Лафатер сказал бы, что у меня нет шишки родительской любви, ] — сказал князь. — Перестаньте шутить. Я хотела серьезно поговорить с вами. Знаете, я недовольна вашим меньшим сыном. Между нами будь сказано (лицо ее приняло грустное выражение), о нем говорили у ее величества и жалеют вас… Князь не отвечал, но она молча, значительно глядя на него, ждала ответа. Князь Василий поморщился. — Что вы хотите, чтоб я делал! — сказал он наконец. — Вы знаете, я сделал для их воспитания все, что может отец, и оба вышли des imbeciles. [дураки. ] Ипполит, по крайней мере, покойный дурак, а Анатоль — беспокойный. Вот одно различие, — сказал он, улыбаясь более неестественно и одушевленно, чем обыкновенно, и при этом особенно резко выказывая в сложившихся около его рта морщинах что-то неожиданно-грубое и неприятное. — И зачем родятся дети у таких людей, как вы? Ежели бы вы не были отец, я бы ни в чем не могла упрекнуть вас, — сказала Анна Павловна, задумчиво поднимая глаза. — Je suis votre [Я ваш] верный раб, et a vous seule je puis lavouer. Мои дети — ce sont les entraves de mon existence. [вам одним могу признаться. Мои дети — обуза моего существования. ] — Он помолчал, выражая жестом свою покорность жестокой судьбе. Анна Павловна задумалась. — Вы никогда не думали о том, чтобы женить вашего блудного сына Анатоля? Говорят, — сказала она, — что старые девицы ont la manie des Marieiages. [имеют манию женить. ] Я еще не чувствую за собою этой слабости, но у меня есть одна petite personne [маленькая особа], которая очень несчастлива с отцом, une parente a nous, une princesse [наша родственница, княжна] Болконская. — Князь Василий не отвечал, хотя с свойственною светским людям быстротой соображения и памяти показал движением головы, что он принял к соображению эти сведения. — Нет, вы знаете ли, что этот Анатоль мне стоит 40.000 в год, — сказал он, видимо, не в силах удерживать печальный ход своих мыслей. Он помолчал. — Что будет через пять лет, если это пойдет так? Voila lavantage detre pere. [Вот выгода быть отцом. ] Она богата, ваша княжна? — Отец очень богат и скуп. Он живет в деревне. Знаете, этот известный князь Болконский, отставленный еще при покойном императоре и прозванный прусским королем. Он очень умный человек, но со странностями и тяжелый. La pauvre petite est malheureuse, comme les pierres. [Бедняжка несчастлива, как камни. ] У нее брат, вот что недавно женился на Lise Мейнен, адъютант Кутузова. Он будет нынче у меня. — Ecoutez, chere Annette, [Послушайте, милая Аннет, ] — сказал князь, взяв вдруг свою собеседницу за руку и пригибая ее почему-то книзу. — Arrangez-moi cette affaire et je suis votre [Устройте мне это дело, и я навсегда ваш] вернейший раб a tout jamais pan, comme mon староста mecrit des [как пишет мне мой староста] донесенья: покой-ер-п!. Она хорошей фамилии и богата. Всё, что мне нужно. И он с теми свободными и фамильярными, грациозными движениями, которые его отличали, взял за руку фрейлину, поцеловал ее и, поцеловав, помахал фрейлинскою рукой, развалившись на креслах и глядя в сторону. Назад12345678910…240Вперед Страница номер Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой страница номер 2 Шерхан 1101 — 200грн Парализатор высочайшего класса с мощным фонарем tochtonado.com.ua Скидка 50% Полная распродажа Мужская верхняя одежда. От ветровок до пуховиков lamoda.ua Скидка 70% Спортивно и стильно Эксклюзивная распродажа NIKE на modnaKasta! modnakasta.ua Скидка 60% Страница номер — Сейчас. A propos, — прибавила она, опять успокоиваясь, — нынче у меня два очень интересные человека, le vicomte de MorteMariet, il est allie aux Montmorency par les Rohans, [Кстати, — виконт Мортемар, ] он в родстве с Монморанси чрез Роганов, ] одна из лучших фамилий Франции. Это один из хороших эмигрантов, из настоящих. И потом labbe Morio: [аббат Морио: ] вы знаете этот глубокий ум? Он был принят государем. Вы знаете? — А! Я очень рад буду, — сказал князь. — Скажите, — прибавил он, как будто только что вспомнив что-то и особенно-небрежно, тогда как то, о чем он спрашивал, было главною целью его посещения, — правда, что limperatrice-mere [императрица-мать] желает назначения барона Функе первым секретарем в Вену? Cest un pauvre sire, ce baron, a ce quil parait. [Этот барон, кажется, ничтожная личность. ] — Князь Василий желал определить сына на это место, которое через императрицу Марию Феодоровну старались доставить барону. Анна Павловна почти закрыла глаза в знак того, что ни она, ни кто другой не могут судить про то, что угодно или нравится императрице. — Monsieur le baron de Funke a ete recommande a limperatrice-mere par sa soeur, [Барон Функе рекомендован императрице-матери ее сестрою, ] — только сказала она грустным, сухим тоном. В то время, как Анна Павловна назвала императрицу, лицо ее вдруг представило глубокое и искреннее выражение преданности и уважения, соединенное с грустью, что с ней бывало каждый раз, когда она в разговоре упоминала о своей высокой покровительнице. Она сказала, что ее величество изволила оказать барону Функе beaucoup destime, [много уважения, ] и опять взгляд ее подернулся грустью. Князь равнодушно замолк. Анна Павловна, с свойственною ей придворною и женскою ловкостью и быстротою такта, захотела и щелконуть князя за то, что он дерзнул так отозваться о лице, рекомендованном императрице, и в то же время утешить его. — Mais a propos de votre famille,[Кстати о вашей семье, ] — сказала она, — знаете ли, что ваша дочь с тех пор, как выезжает, fait les delices de tout le monde. On la trouve belle, comme le jour. [составляет восторг всего общества. Ее находят прекрасною, как день. ] Князь наклонился в знак уважения и признательности. — Я часто думаю, — продолжала Анна Павловна после минутного молчания, подвигаясь к князю и ласково улыбаясь ему, как будто выказывая этим, что политические и светские разговоры кончены и теперь начинается задушевный, — я часто думаю, как иногда несправедливо распределяется счастие жизни. За что вам судьба дала таких двух славных детей (исключая Анатоля, вашего меньшого, я его не люблю, — вставила она безапелляционно, приподняв брови) — таких прелестных детей? А вы, право, менее всех цените их и потому их не стоите. И она улыбнулась своею восторженною улыбкой. — Que voulez-vous? Lafater aurait dit que je nai pas la bosse de la paterienite, [Чего вы хотите? Лафатер сказал бы, что у меня нет шишки родительской любви, ] — сказал князь. — Перестаньте шутить. Я хотела серьезно поговорить с вами. Знаете, я недовольна вашим меньшим сыном. Между нами будь сказано (лицо ее приняло грустное выражение), о нем говорили у ее величества и жалеют вас… Князь не отвечал, но она молча, значительно глядя на него, ждала ответа. Князь Василий поморщился. — Что вы хотите, чтоб я делал! — сказал он наконец. — Вы знаете, я сделал для их воспитания все, что может отец, и оба вышли des imbeciles. [дураки. ] Ипполит, по крайней мере, покойный дурак, а Анатоль — беспокойный. Вот одно различие, — сказал он, улыбаясь более неестественно и одушевленно, чем обыкновенно, и при этом особенно резко выказывая в сложившихся около его рта морщинах что-то неожиданно-грубое и неприятное. — И зачем родятся дети у таких людей, как вы? Ежели бы вы не были отец, я бы ни в чем не могла упрекнуть вас, — сказала Анна Павловна, задумчиво поднимая глаза. — Je suis votre [Я ваш] верный раб, et a vous seule je puis lavouer. Мои дети — ce sont les entraves de mon existence. [вам одним могу признаться. Мои дети — обуза моего существования. ] — Он помолчал, выражая жестом свою покорность жестокой судьбе. Анна Павловна задумалась. — Вы никогда не думали о том, чтобы женить вашего блудного сына Анатоля? Говорят, — сказала она, — что старые девицы ont la manie des Marieiages. [имеют манию женить. ] Я еще не чувствую за собою этой слабости, но у меня есть одна petite personne [маленькая особа], которая очень несчастлива с отцом, une parente a nous, une princesse [наша родственница, княжна] Болконская. — Князь Василий не отвечал, хотя с свойственною светским людям быстротой соображения и памяти показал движением головы, что он принял к соображению эти сведения. — Нет, вы знаете ли, что этот Анатоль мне стоит 40.000 в год, — сказал он, видимо, не в силах удерживать печальный ход своих мыслей. Он помолчал. — Что будет через пять лет, если это пойдет так? Voila lavantage detre pere. [Вот выгода быть отцом. ] Она богата, ваша княжна? — Отец очень богат и скуп. Он живет в деревне. Знаете, этот известный князь Болконский, отставленный еще при покойном императоре и прозванный прусским королем. Он очень умный человек, но со странностями и тяжелый. La pauvre petite est malheureuse, comme les pierres. [Бедняжка несчастлива, как камни. ] У нее брат, вот что недавно женился на Lise Мейнен, адъютант Кутузова. Он будет нынче у меня. — Ecoutez, chere Annette, [Послушайте, милая Аннет, ] — сказал князь, взяв вдруг свою собеседницу за руку и пригибая ее почему-то книзу. — Arrangez-moi cette affaire et je suis votre [Устройте мне это дело, и я навсегда ваш] вернейший раб a tout jamais pan, comme mon староста mecrit des [как пишет мне мой староста] донесенья: покой-ер-п!. Она хорошей фамилии и богата. Всё, что мне нужно. И он с теми свободными и фамильярными, грациозными движениями, которые его отличали, взял за руку фрейлину, поцеловал ее и, поцеловав, помахал фрейлинскою рукой, развалившись на креслах и глядя в Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой страница номер 2 Шерхан 1101 — 200грн Парализатор высочайшего класса с мощным фонарем tochtonado.com.ua Скидка 50% Полная распродажа Мужская верхняя одежда. От ветровок до пуховиков lamoda.ua Скидка 70% Спортивно и стильно Эксклюзивная распродажа NIKE на modnaKasta! modnakasta.ua Скидка 60% Страница номер — Сейчас. A propos, — прибавила она, опять успокоиваясь, — нынче у меня два очень интересные человека, le vicomte de MorteMariet, il est allie aux Montmorency par les Rohans, [Кстати, — виконт Мортемар, ] он в родстве с Монморанси чрез Роганов, ] одна из лучших фамилий Франции. Это один из хороших эмигрантов, из настоящих. И потом labbe Morio: [аббат Морио: ] вы знаете этот глубокий ум? Он был принят государем. Вы знаете? — А! Я очень рад буду, — сказал князь. — Скажите, — прибавил он, как будто только что вспомнив что-то и особенно-небрежно, тогда как то, о чем он спрашивал, было главною целью его посещения, — правда, что limperatrice-mere [императрица-мать] желает назначения барона Функе первым секретарем в Вену? Cest un pauvre sire, ce baron, a ce quil parait. [Этот барон, кажется, ничтожная личность. ] — Князь Василий желал определить сына на это место, которое через императрицу Марию Феодоровну старались доставить барону. Анна Павловна почти закрыла глаза в знак того, что ни она, ни кто другой не могут судить про то, что угодно или нравится императрице. — Monsieur le baron de Funke a ete recommande a limperatrice-mere par sa soeur, [Барон Функе рекомендован императрице-матери ее сестрою, ] — только сказала она грустным, сухим тоном. В то время, как Анна Павловна назвала императрицу, лицо ее вдруг представило глубокое и искреннее выражение преданности и уважения, соединенное с грустью, что с ней бывало каждый раз, когда она в разговоре упоминала о своей высокой покровительнице. Она сказала, что ее величество изволила оказать барону Функе beaucoup destime, [много уважения, ] и опять взгляд ее подернулся грустью. Князь равнодушно замолк. Анна Павловна, с свойственною ей придворною и женскою ловкостью и быстротою такта, захотела и щелконуть князя за то, что он дерзнул так отозваться о лице, рекомендованном императрице, и в то же время утешить его. — Mais a propos de votre famille,[Кстати о вашей семье, ] — сказала она, — знаете ли, что ваша дочь с тех пор, как выезжает, fait les delices de tout le monde. On la trouve belle, comme le jour. [составляет восторг всего общества. Ее находят прекрасною, как день. ] Князь наклонился в знак уважения и признательности. — Я часто думаю, — продолжала Анна Павловна после минутного молчания, подвигаясь к князю и ласково улыбаясь ему, как будто выказывая этим, что политические и светские разговоры кончены и теперь начинается задушевный, — я часто думаю, как иногда несправедливо распределяется счастие жизни. За что вам судьба дала таких двух славных детей (исключая Анатоля, вашего меньшого, я его не люблю, — вставила она безапелляционно, приподняв брови) — таких прелестных детей? А вы, право, менее всех цените их и потому их не стоите. И она улыбнулась своею восторженною улыбкой. — Que voulez-vous? Lafater aurait dit que je nai pas la bosse de la paterienite, [Чего вы хотите? Лафатер сказал бы, что у меня нет шишки родительской любви, ] — сказал князь. — Перестаньте шутить. Я хотела серьезно поговорить с вами. Знаете, я недовольна вашим меньшим сыном. Между нами будь сказано (лицо ее приняло грустное выражение), о нем говорили у ее величества и жалеют вас… Князь не отвечал, но она молча, значительно глядя на него, ждала ответа. Князь Василий поморщился. — Что вы хотите, чтоб я делал! — сказал он наконец. — Вы знаете, я сделал для их воспитания все, что может отец, и оба вышли des imbeciles. [дураки. ] Ипполит, по крайней мере, покойный дурак, а Анатоль — беспокойный. Вот одно различие, — сказал он, улыбаясь более неестественно и одушевленно, чем обыкновенно, и при этом особенно резко выказывая в сложившихся около его рта морщинах что-то неожиданно-грубое и неприятное. — И зачем родятся дети у таких людей, как вы? Ежели бы вы не были отец, я бы ни в чем не могла упрекнуть вас, — сказала Анна Павловна, задумчиво поднимая глаза. — Je suis votre [Я ваш] верный раб, et a vous seule je puis lavouer. Мои дети — ce sont les entraves de mon existence. [вам одним могу признаться. Мои дети — обуза моего существования. ] — Он помолчал, выражая жестом свою покорность жестокой судьбе. Анна Павловна задумалась. — Вы никогда не думали о том, чтобы женить вашего блудного сына Анатоля? Говорят, — сказала она, — что старые девицы ont la manie des Marieiages. [имеют манию женить. ] Я еще не чувствую за собою этой слабости, но у меня есть одна petite personne [маленькая особа], которая очень несчастлива с отцом, une parente a nous, une princesse [наша родственница, княжна] Болконская. — Князь Василий не отвечал, хотя с свойственною светским людям быстротой соображения и памяти показал движением головы, что он принял к соображению эти сведения. — Нет, вы знаете ли, что этот Анатоль мне стоит 40.000 в год, — сказал он, видимо, не в силах удерживать печальный ход своих мыслей. Он помолчал. — Что будет через пять лет, если это пойдет так? Voila lavantage detre pere. [Вот выгода быть отцом. ] Она богата, ваша княжна? — Отец очень богат и скуп. Он живет в деревне. Знаете, этот известный князь Болконский, отставленный еще при покойном императоре и прозванный прусским королем. Он очень умный человек, но со странностями и тяжелый. La pauvre petite est malheureuse, comme les pierres. [Бедняжка несчастлива, как камни. ] У нее брат, вот что недавно женился на Lise Мейнен, адъютант Кутузова. Он будет нынче у меня. — Ecoutez, chere Annette, [Послушайте, милая Аннет, ] — сказал князь, взяв вдруг свою собеседницу за руку и пригибая ее почему-то книзу. — Arrangez-moi cette affaire et je suis votre [Устройте мне это дело, и я навсегда ваш] вернейший раб a tout jamais pan, comme mon староста mecrit des [как пишет мне мой староста] донесенья: покой-ер-п!. Она хорошей фамилии и богата. Всё, что мне нужно. И он с теми свободными и фамильярными, грациозными движениями, которые его отличали, взял за руку фрейлину, поцеловал ее и, поцеловав, помахал фрейлинскою рукой, развалившись на креслах и глядя в сторону. Назад12345678910…240Вперед Страница номер Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению — Attendez [Подождите], — сказала Анна Павловна, соображая. — Я нынче же поговорю Lise (la femme du jeune Болконский). [с Лизой (женой молодого Болконского). ] И, может быть, это уладится. Ce sera dans votre famille, que je ferai mon apprentissage de vieille fille. [Я в вашем семействе начну обучаться ремеслу старой девки. ] Глава 2 Гостиная Анны Павловны начала понемногу наполняться. Приехала высшая знать Петербурга, люди самые разнородные по возрастам и характерам, но одинаковые по обществу, в каком все жили; приехала дочь князя Василия, красавица Элен, заехавшая за отцом, чтобы с ним вместе ехать на праздник посланника. Она была в шифре и бальном платье. Приехала и известная, как la femme la plus seduisante de Petersbourg [самая обворожительная женщина в Петербурге, ], молодая, маленькая княгиня Болконская, прошлую зиму вышедшая замуж и теперь не выезжавшая в большой свет по причине своей беременности, но ездившая еще на небольшие вечера. Приехал князь Ипполит, сын князя Василия, с Мортемаром, которого он представил; приехал и аббат Морио и многие другие. — Вы не видали еще? или: — вы не знакомы с ma tante [с моей тетушкой]? — говорила Анна Павловна приезжавшим гостям и весьма серьезно подводила их к маленькой старушке в высоких бантах, выплывшей из другой комнаты, как скоро стали приезжать гости, называла их по имени, медленно переводя глаза с гостя на ma tante [тетушку], и потом отходила. Все гости совершали обряд приветствования никому неизвестной, никому неинтересной и ненужной тетушки. Анна Павловна с грустным, торжественным участием следила за их приветствиями, молчаливо одобряя их. Ma tante каждому говорила в одних и тех же выражениях о его здоровье, о своем здоровье и о здоровье ее величества, которое нынче было, слава Богу, лучше. Все подходившие, из приличия не выказывая поспешности, с чувством облегчения исполненной тяжелой обязанности отходили от старушки, чтобы уж весь вечер ни разу не подойти к ней. Молодая княгиня Болконская приехала с работой в шитом золотом бархатном мешке. Ее хорошенькая, с чуть черневшимися усиками верхняя губка была коротка по зубам, но тем милее она открывалась и тем еще милее вытягивалась иногда и опускалась на нижнюю. Как это всегда бывает у вполне-привлекательных женщин, недостаток ее — короткость губы и полуоткрытый рот — казались ее особенною, собственно ее красотой. Всем было весело смотреть на эту, полную здоровья и живости, хорошенькую будущую мать, так легко переносившую свое положение. Старикам и скучающим, мрачным молодым людям, смотревшим на нее, казалось, что они сами делаются похожи на нее, побыв и поговорив несколько времени с ней. Кто говорил с ней и видел при каждом слове ее светлую улыбочку и блестящие белые зубы, которые виднелись беспрестанно, тот думал, что он особенно нынче любезен. И это думал каждый. Маленькая княгиня, переваливаясь, маленькими быстрыми шажками обошла стол с рабочею сумочкою на руке и, весело оправляя платье, села на диван, около серебряного самовара, как будто всё, что она ни делала, было part de plaisir [развлечением] для нее и для всех ее окружавших. — Jai apporte mon ouvrage [Я захватила работу], — сказала она, развертывая свой ридикюль и обращаясь ко всем вместе. — Смотрите, Annette, ne me jouez pas un mauvais tour, — обратилась она к хозяйке. — Vous mavez ecrit, que cetait une toute petite soiree; voyez, comme je suis attifee. [Не сыграйте со мной дурной шутки; вы мне писали, что у вас совсем маленький вечер. Видите, как я одета дурно. ] И она развела руками, чтобы показать свое, в кружевах, серенькое изящное платье, немного ниже грудей опоясанное широкою лентой. — Soyez tranquille, Lise, vous serez toujours la plus jolie [Будьте спокойны, вы всё будете лучше всех], — отвечала Анна Павловна. — Vous savez, mon mari mabandonne, — продолжала она тем же тоном, обращаясь к генералу, — il va se faire tuer. Dites moi, pourquoi cette vilaine guerre, [Вы знаете, мой муж покидает меня. Идет на смерть. Скажите, зачем эта гадкая война, ] — сказала она князю Василию и, не дожидаясь ответа, обратилась к дочери князя Василия, к красивой Элен. — Quelle delicieuse personne, que cette petite princesse! [Что за прелестная особа эта маленькая княгиня!] — сказал князь Василий тихо Анне Павловне. Вскоре после маленькой княгини вошел массивный, толстый молодой человек с стриженою головой, в очках, светлых панталонах по тогдашней моде, с высоким жабо и в коричневом фраке. Этот толстый молодой человек был незаконный сын знаменитого Екатерининского вельможи, графа Безухого, умиравшего теперь в Москве. Он нигде не служил еще, только что приехал из-за границы, где он воспитывался, и был в первый раз в обществе. Анна Павловна приветствовала его поклоном, относящимся к людям самой низшей иерархии в ее салоне. Но, несмотря на это низшее по своему сорту приветствие, при виде вошедшего Пьера в лице Анны Павловны изобразилось беспокойство и страх, подобный тому, который выражается при виде чего-нибудь слишком огромного и несвойственного месту. Хотя, действительно, Пьер был несколько больше других мужчин в комнате, но этот страх мог относиться только к тому умному и вместе робкому, наблюдательному и естественному взгляду, отличавшему его от всех в этой гостиной. — Cest bien aimable a vous, monsieur Pierre, detre venu voir une pauvre malade, [Очень любезно с вашей стороны, Пьер, что вы пришли навестить бедную больную, ] — сказала ему Анна Павловна, испуганно переглядываясь с тетушкой, к которой она подводила его. Пьер пробурлил что-то непонятное и продолжал отыскивать что-то глазами. Он радостно, весело улыбнулся, кланяясь маленькой княгине, как близкой знакомой, и подошел к тетушке. Страх Анны Павловны был не напрасен, потому что Пьер, не дослушав речи тетушки о здоровье ее величества, отошел от нее. Анна Павловна испуганно остановила его словами: — Вы не знаете аббата Морио? он очень интересный человек… — сказала она. — Да, я слышал про его план вечного мира, и это очень интересно, но едва ли возможно… — Вы думаете?… — сказала Анна Павловна, чтобы сказать что-нибудь и вновь обратиться к своим занятиям хозяйки дома, но Пьер сделал обратную неучтивость. Прежде он, не дослушав слов собеседницы, ушел; теперь он остановил своим разговором собеседницу, которой нужно было от него уйти. Он, нагнув голову и расставив большие ноги, стал доказывать Анне Павловне, почему он полагал, что план аббата был химера.Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой страница номер 5 Galaxy S3 — 440 грн В связи с закрытием склада распродажа. Осталось 12 штук! mobi-store.com.ua Скидка 50% Saving Box Хотите платить меньше по квитанциям? Без него не обойтись! skidka24.com.ua 225 грн. Не проходите мимо Модная женская обувь по супер-ценам! lamoda.ua от 100 грн. Страница номер Le charmant Hippolyte [Очаровательный Ипполит] поражал своим необыкновенным сходством с сестрою-красавицей и еще более тем, что, несмотря на сходство, он был поразительно дурен собой. Черты его лица были те же, как и у сестры, но у той все освещалось жизнерадостною, самодовольною, молодою, неизменною улыбкой жизни и необычайною, античною красотой тела; у брата, напротив, то же лицо было отуманено идиотизмом и неизменно выражало самоуверенную брюзгливость, а тело было худощаво и слабо. Глаза, нос, рот — все сжималось как будто в одну неопределенную и скучную гримасу, а руки и ноги всегда принимали неестественное положение. — Ce nest pas une histoire de revenants? [Это не история о привидениях?] — сказал он, усевшись подле княгини и торопливо пристроив к глазам свой лорнет, как будто без этого инструмента он не мог начать говорить. — Mais non, mon cher, [Вовсе нет, ] — пожимая плечами, сказал удивленный рассказчик. — Cest que je deteste les histoires de revenants, [Дело в том, что я терпеть не могу историй о привидениях, ] — сказал он таким тоном, что видно было, — он сказал эти слова, а потом уже понял, что они значили. Из-за самоуверенности, с которой он говорил, никто не мог понять, очень ли умно или очень глупо то, что он сказал. Он был в темнозеленом фраке, в панталонах цвета cuisse de nymphe effrayee, [бедра испуганной нимфы, ] как он сам говорил, в чулках и башмаках. Vicomte [Виконт] рассказал очень мило о том ходившем тогда анекдоте, что герцог Энгиенский тайно ездил в Париж для свидания с m-lle George, [мадмуазель Жорж, ] и что там он встретился с Бонапарте, пользовавшимся тоже милостями знаменитой актрисы, и что там, встретившись с герцогом, Наполеон случайно упал в тот обморок, которому он был подвержен, и находился во власти герцога, которой герцог не воспользовался, но что Бонапарте впоследствии за это-то великодушие и отмстил смертью герцогу. Рассказ был очень мил и интересен, особенно в том месте, где соперники вдруг узнают друг друга, и дамы, казалось, были в волнении. — Charmant, [Очаровательно, ] — сказала Анна Павловна, оглядываясь вопросительно на маленькую княгиню. — Charmant, — прошептала маленькая княгиня, втыкая иголку в работу, как будто в знак того, что интерес и прелесть рассказа мешают ей продолжать работу. Виконт оценил эту молчаливую похвалу и, благодарно улыбнувшись, стал продолжать; но в это время Анна Павловна, все поглядывавшая на страшного для нее молодого человека, заметила, что он что-то слишком горячо и громко говорит с аббатом, и поспешила на помощь к опасному месту. Действительно, Пьеру удалось завязать с аббатом разговор о политическом равновесии, и аббат, видимо заинтересованный простодушной горячностью молодого человека, развивал перед ним свою любимую идею. Оба слишком оживленно и естественно слушали и говорили, и это-то не понравилось Анне Павловне. — Средство — Европейское равновесие и droit des gens [международное право], — говорил аббат. — Стоит одному могущественному государству, как Россия, прославленному за варварство, стать бескорыстно во главе союза, имеющего целью равновесие Европы, — и она спасет мир! — Как же вы найдете такое равновесие? — начал было Пьер; но в это время подошла Анна Павловна и, строго взглянув на Пьера, спросила итальянца о том, как он переносит здешний климат. Лицо итальянца вдруг изменилось и приняло оскорбительно притворно-сладкое выражение, которое, видимо, было привычно ему в разговоре с женщинами. — Я так очарован прелестями ума и образования общества, в особенности женского, в которое я имел счастье быть принят, что не успел еще подумать о климате, — сказал он. Не выпуская уже аббата и Пьера, Анна Павловна для удобства наблюдения присоединила их к общему кружку. Глава 4 В это время в гостиную вошло новое лицо. Новое лицо это был молодой князь Андрей Болконский, муж маленькой княгини. Князь Болконский был небольшого роста, весьма красивый молодой человек с определенными и сухими чертами. Всё в его фигуре, начиная от усталого, скучающего взгляда до тихого мерного шага, представляло самую резкую противоположность с его маленькою, оживленною женой. Ему, видимо, все бывшие в гостиной не только были знакомы, но уж надоели ему так, что и смотреть на них и слушать их ему было очень скучно. Из всех же прискучивших ему лиц, лицо его хорошенькой жены, казалось, больше всех ему надоело. С гримасой, портившею его красивое лицо, он отвернулся от нее. Он поцеловал руку Анны Павловны и, щурясь, оглядел всё общество. — Vous vous enrolez pour la guerre, mon prince? [Вы собираетесь на войну, князь?] — сказала Анна Павловна. — Le general Koutouzoff, — сказал Болконский, ударяя на последнем слоге zoff, как француз, — a bien voulu de moi pour aide-de-camp… [Генералу Кутузову угодно меня к себе в адъютанты. ] — Et Lise, votre femme? [А Лиза, ваша жена?] — Она поедет в деревню. — Как вам не грех лишать нас вашей прелестной жены? — Andre, [Андрей, ] — сказала его жена, обращаясь к мужу тем же кокетливым тоном, каким она обращалась к посторонним, — какую историю нам рассказал виконт о m-lle Жорж и Бонапарте! Князь Андрей зажмурился и отвернулся. Пьер, со времени входа князя Андрея в гостиную не спускавший с него радостных, дружелюбных глаз, подошел к нему и взял его за руку. Князь Андрей, не оглядываясь, морщил лицо в гримасу, выражавшую досаду на того, кто трогает его за руку, но, увидав улыбающееся лицо Пьера, улыбнулся неожиданно-доброй и приятной улыбкой. — Вот как!.. И ты в большом свете! — сказал он Пьеру. — Я знал, что вы будете, — отвечал Пьер. — Я приеду к вам ужинать, — прибавил он тихо, чтобы не мешать виконту, который продолжал свой рассказ. — Можно? — Нет, нельзя, — сказал князь Андрей смеясь, пожатием руки давая знать Пьеру, что этого не нужно спрашивать. Он что-то хотел сказать еще, но в это время поднялся князь Василий с дочерью, и два молодых человека встали, чтобы дать им дорогу. Назад12345678910…240Вперед Страница номер Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой страница номер 5 Galaxy S3 — 440 грн В связи с закрытием склада распродажа. Осталось 12 штук! mobi-store.com.ua Скидка 50% Saving Box Хотите платить меньше по квитанциям? Без него не обойтись! skidka24.com.ua 225 грн. Не проходите мимо Модная женская обувь по супер-ценам! lamoda.ua от 100 грн. Страница номер Le charmant Hippolyte [Очаровательный Ипполит] поражал своим необыкновенным сходством с сестрою-красавицей и еще более тем, что, несмотря на сходство, он был поразительно дурен собой. Черты его лица были те же, как и у сестры, но у той все освещалось жизнерадостною, самодовольною, молодою, неизменною улыбкой жизни и необычайною, античною красотой тела; у брата, напротив, то же лицо было отуманено идиотизмом и неизменно выражало самоуверенную брюзгливость, а тело было худощаво и слабо. Глаза, нос, рот — все сжималось как будто в одну неопределенную и скучную гримасу, а руки и ноги всегда принимали неестественное положение. — Ce nest pas une histoire de revenants? [Это не история о привидениях?] — сказал он, усевшись подле княгини и торопливо пристроив к глазам свой лорнет, как будто без этого инструмента он не мог начать говорить. — Mais non, mon cher, [Вовсе нет, ] — пожимая плечами, сказал удивленный рассказчик. — Cest que je deteste les histoires de revenants, [Дело в том, что я терпеть не могу историй о привидениях, ] — сказал он таким тоном, что видно было, — он сказал эти слова, а потом уже понял, что они значили. Из-за самоуверенности, с которой он говорил, никто не мог понять, очень ли умно или очень глупо то, что он сказал. Он был в темнозеленом фраке, в панталонах цвета cuisse de nymphe effrayee, [бедра испуганной нимфы, ] как он сам говорил, в чулках и башмаках. Vicomte [Виконт] рассказал очень мило о том ходившем тогда анекдоте, что герцог Энгиенский тайно ездил в Париж для свидания с m-lle George, [мадмуазель Жорж, ] и что там он встретился с Бонапарте, пользовавшимся тоже милостями знаменитой актрисы, и что там, встретившись с герцогом, Наполеон случайно упал в тот обморок, которому он был подвержен, и находился во власти герцога, которой герцог не воспользовался, но что Бонапарте впоследствии за это-то великодушие и отмстил смертью герцогу. Рассказ был очень мил и интересен, особенно в том месте, где соперники вдруг узнают друг друга, и дамы, казалось, были в волнении. — Charmant, [Очаровательно, ] — сказала Анна Павловна, оглядываясь вопросительно на маленькую княгиню. — Charmant, — прошептала маленькая княгиня, втыкая иголку в работу, как будто в знак того, что интерес и прелесть рассказа мешают ей продолжать работу. Виконт оценил эту молчаливую похвалу и, благодарно улыбнувшись, стал продолжать; но в это время Анна Павловна, все поглядывавшая на страшного для нее молодого человека, заметила, что он что-то слишком горячо и громко говорит с аббатом, и поспешила на помощь к опасному месту. Действительно, Пьеру удалось завязать с аббатом разговор о политическом равновесии, и аббат, видимо заинтересованный простодушной горячностью молодого человека, развивал перед ним свою любимую идею. Оба слишком оживленно и естественно слушали и говорили, и это-то не понравилось Анне Павловне. — Средство — Европейское равновесие и droit des gens [международное право], — говорил аббат. — Стоит одному могущественному государству, как Россия, прославленному за варварство, стать бескорыстно во главе союза, имеющего целью равновесие Европы, — и она спасет мир! — Как же вы найдете такое равновесие? — начал было Пьер; но в это время подошла Анна Павловна и, строго взглянув на Пьера, спросила итальянца о том, как он переносит здешний климат. Лицо итальянца вдруг изменилось и приняло оскорбительно притворно-сладкое выражение, которое, видимо, было привычно ему в разговоре с женщинами. — Я так очарован прелестями ума и образования общества, в особенности женского, в которое я имел счастье быть принят, что не успел еще подумать о климате, — сказал он. Не выпуская уже аббата и Пьера, Анна Павловна для удобства наблюдения присоединила их к общему кружку. Глава 4 В это время в гостиную вошло новое лицо. Новое лицо это был молодой князь Андрей Болконский, муж маленькой княгини. Князь Болконский был небольшого роста, весьма красивый молодой человек с определенными и сухими чертами. Всё в его фигуре, начиная от усталого, скучающего взгляда до тихого мерного шага, представляло самую резкую противоположность с его маленькою, оживленною женой. Ему, видимо, все бывшие в гостиной не только были знакомы, но уж надоели ему так, что и смотреть на них и слушать их ему было очень скучно. Из всех же прискучивших ему лиц, лицо его хорошенькой жены, казалось, больше всех ему надоело. С гримасой, портившею его красивое лицо, он отвернулся от нее. Он поцеловал руку Анны Павловны и, щурясь, оглядел всё общество. — Vous vous enrolez pour la guerre, mon prince? [Вы собираетесь на войну, князь?] — сказала Анна Павловна. — Le general Koutouzoff, — сказал Болконский, ударяя на последнем слоге zoff, как француз, — a bien voulu de moi pour aide-de-camp… [Генералу Кутузову угодно меня к себе в адъютанты. ] — Et Lise, votre femme? [А Лиза, ваша жена?] — Она поедет в деревню. — Как вам не грех лишать нас вашей прелестной жены? — Andre, [Андрей, ] — сказала его жена, обращаясь к мужу тем же кокетливым тоном, каким она обращалась к посторонним, — какую историю нам рассказал виконт о m-lle Жорж и Бонапарте! Князь Андрей зажмурился и отвернулся. Пьер, со времени входа князя Андрея в гостиную не спускавший с него радостных, дружелюбных глаз, подошел к нему и взял его за руку. Князь Андрей, не оглядываясь, морщил лицо в гримасу, выражавшую досаду на того, кто трогает его за руку, но, увидав улыбающееся лицо Пьера, улыбнулся неожиданно-доброй и приятной улыбкой. — Вот как!.. И ты в большом свете! — сказал он Пьеру. — Я знал, что вы будете, — отвечал Пьер. — Я приеду к вам ужинать, — прибавил он тихо, чтобы не мешать виконту, который продолжал свой рассказ. — Можно? — Нет, нельзя, — сказал князь Андрей смеясь, пожатием руки давая знать Пьеру, что этого не нужно спрашивать. Он что-то хотел сказать еще, но в это время поднялся князь Василий с дочерью, и два молодых человека встали, чтобы дать им дорогу. Назад12345678910…240Вперед Страница номер Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой страница номер 5 Galaxy S3 — 440 грн В связи с закрытием склада распродажа. Осталось 12 штук! mobi-store.com.ua Скидка 50% Saving Box Хотите платить меньше по квитанциям? Без него не обойтись! skidka24.com.ua 225 грн. Не проходите мимо Модная женская обувь по супер-ценам! lamoda.ua от 100 грн. Страница номер Le charmant Hippolyte [Очаровательный Ипполит] поражал своим необыкновенным сходством с сестрою-красавицей и еще более тем, что, несмотря на сходство, он был поразительно дурен собой. Черты его лица были те же, как и у сестры, но у той все освещалось жизнерадостною, самодовольною, молодою, неизменною улыбкой жизни и необычайною, античною красотой тела; у брата, напротив, то же лицо было отуманено идиотизмом и неизменно выражало самоуверенную брюзгливость, а тело было худощаво и слабо. Глаза, нос, рот — все сжималось как будто в одну неопределенную и скучную гримасу, а руки и ноги всегда принимали неестественное положение. — Ce nest pas une histoire de revenants? [Это не история о привидениях?] — сказал он, усевшись подле княгини и торопливо пристроив к глазам свой лорнет, как будто без этого инструмента он не мог начать говорить. — Mais non, mon cher, [Вовсе нет, ] — пожимая плечами, сказал удивленный рассказчик. — Cest que je deteste les histoires de revenants, [Дело в том, что я терпеть не могу историй о привидениях, ] — сказал он таким тоном, что видно было, — он сказал эти слова, а потом уже понял, что они значили. Из-за самоуверенности, с которой он говорил, никто не мог понять, очень ли умно или очень глупо то, что он сказал. Он был в темнозеленом фраке, в панталонах цвета cuisse de nymphe effrayee, [бедра испуганной нимфы, ] как он сам говорил, в чулках и башмаках. Vicomte [Виконт] рассказал очень мило о том ходившем тогда анекдоте, что герцог Энгиенский тайно ездил в Париж для свидания с m-lle George, [мадмуазель Жорж, ] и что там он встретился с Бонапарте, пользовавшимся тоже


    28.02.2014 9:33

    Wear

    злодея. Мы одни должны искупить кровь праведника… На кого нам надеяться, я вас спрашиваю?… Англия с своим коммерческим духом не поймет и не может понять всю высоту души императора Александра. Она отказалась очистить Мальту. Она хочет видеть, ищет заднюю мысль наших действий. Что они сказали Новосильцову?… Ничего. Они не поняли, они не могут понять самоотвержения нашего императора, который ничего не хочет для себя и всё хочет для блага мира. И что они обещали? Ничего. И что обещали, и того не будет! Пруссия уж объявила, что Бонапарте непобедим и что вся Европа ничего не может против него… И я не верю ни в одном слове ни Гарденбергу, ни Гаугвицу. Cette fameuse neutralite prussienne, ce nest quun piege. [Этот пресловутый нейтралитет Пруссии — только западня. ] Я верю в одного Бога и в высокую судьбу нашего милого императора. Он спасет Европу!.. — Она вдруг остановилась с улыбкою насмешки над своею горячностью. — Я думаю, — сказал князь улыбаясь, — что ежели бы вас послали вместо нашего милого Винценгероде, вы бы взяли приступом согласие прусского короля. Вы так красноречивы. Вы дадите мне чаю? Назад12345678910…240Вперед Страница номер Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой страница номер 2 Шерхан 1101 — 200грн Парализатор высочайшего класса с мощным фонарем tochtonado.com.ua Скидка 50% Полная распродажа Мужская верхняя одежда. От ветровок до пуховиков lamoda.ua Скидка 70% Спортивно и стильно Эксклюзивная распродажа NIKE на modnaKasta! modnakasta.ua Скидка 60% Страница номер — Сейчас. A propos, — прибавила она, опять успокоиваясь, — нынче у меня два очень интересные человека, le vicomte de MorteMariet, il est allie aux Montmorency par les Rohans, [Кстати, — виконт Мортемар, ] он в родстве с Монморанси чрез Роганов, ] одна из лучших фамилий Франции. Это один из хороших эмигрантов, из настоящих. И потом labbe Morio: [аббат Морио: ] вы знаете этот глубокий ум? Он был принят государем. Вы знаете? — А! Я очень рад буду, — сказал князь. — Скажите, — прибавил он, как будто только что вспомнив что-то и особенно-небрежно, тогда как то, о чем он спрашивал, было главною целью его посещения, — правда, что limperatrice-mere [императрица-мать] желает назначения барона Функе первым секретарем в Вену? Cest un pauvre sire, ce baron, a ce quil parait. [Этот барон, кажется, ничтожная личность. ] — Князь Василий желал определить сына на это место, которое через императрицу Марию Феодоровну старались доставить барону. Анна Павловна почти закрыла глаза в знак того, что ни она, ни кто другой не могут судить про то, что угодно или нравится императрице. — Monsieur le baron de Funke a ete recommande a limperatrice-mere par sa soeur, [Барон Функе рекомендован императрице-матери ее сестрою, ] — только сказала она грустным, сухим тоном. В то время, как Анна Павловна назвала императрицу, лицо ее вдруг представило глубокое и искреннее выражение преданности и уважения, соединенное с грустью, что с ней бывало каждый раз, когда она в разговоре упоминала о своей высокой покровительнице. Она сказала, что ее величество изволила оказать барону Функе beaucoup destime, [много уважения, ] и опять взгляд ее подернулся грустью. Князь равнодушно замолк. Анна Павловна, с свойственною ей придворною и женскою ловкостью и быстротою такта, захотела и щелконуть князя за то, что он дерзнул так отозваться о лице, рекомендованном императрице, и в то же время утешить его. — Mais a propos de votre famille,[Кстати о вашей семье, ] — сказала она, — знаете ли, что ваша дочь с тех пор, как выезжает, fait les delices de tout le monde. On la trouve belle, comme le jour. [составляет восторг всего общества. Ее находят прекрасною, как день. ] Князь наклонился в знак уважения и признательности. — Я часто думаю, — продолжала Анна Павловна после минутного молчания, подвигаясь к князю и ласково улыбаясь ему, как будто выказывая этим, что политические и светские разговоры кончены и теперь начинается задушевный, — я часто думаю, как иногда несправедливо распределяется счастие жизни. За что вам судьба дала таких двух славных детей (исключая Анатоля, вашего меньшого, я его не люблю, — вставила она безапелляционно, приподняв брови) — таких прелестных детей? А вы, право, менее всех цените их и потому их не стоите. И она улыбнулась своею восторженною улыбкой. — Que voulez-vous? Lafater aurait dit que je nai pas la bosse de la paterienite, [Чего вы хотите? Лафатер сказал бы, что у меня нет шишки родительской любви, ] — сказал князь. — Перестаньте шутить. Я хотела серьезно поговорить с вами. Знаете, я недовольна вашим меньшим сыном. Между нами будь сказано (лицо ее приняло грустное выражение), о нем говорили у ее величества и жалеют вас… Князь не отвечал, но она молча, значительно глядя на него, ждала ответа. Князь Василий поморщился. — Что вы хотите, чтоб я делал! — сказал он наконец. — Вы знаете, я сделал для их воспитания все, что может отец, и оба вышли des imbeciles. [дураки. ] Ипполит, по крайней мере, покойный дурак, а Анатоль — беспокойный. Вот одно различие, — сказал он, улыбаясь более неестественно и одушевленно, чем обыкновенно, и при этом особенно резко выказывая в сложившихся около его рта морщинах что-то неожиданно-грубое и неприятное. — И зачем родятся дети у таких людей, как вы? Ежели бы вы не были отец, я бы ни в чем не могла упрекнуть вас, — сказала Анна Павловна, задумчиво поднимая глаза. — Je suis votre [Я ваш] верный раб, et a vous seule je puis lavouer. Мои дети — ce sont les entraves de mon existence. [вам одним могу признаться. Мои дети — обуза моего существования. ] — Он помолчал, выражая жестом свою покорность жестокой судьбе. Анна Павловна задумалась. — Вы никогда не думали о том, чтобы женить вашего блудного сына Анатоля? Говорят, — сказала она, — что старые девицы ont la manie des Marieiages. [имеют манию женить. ] Я еще не чувствую за собою этой слабости, но у меня есть одна petite personne [маленькая особа], которая очень несчастлива с отцом, une parente a nous, une princesse [наша родственница, княжна] Болконская. — Князь Василий не отвечал, хотя с свойственною светским людям быстротой соображения и памяти показал движением головы, что он принял к соображению эти сведения. — Нет, вы знаете ли, что этот Анатоль мне стоит 40.000 в год, — сказал он, видимо, не в силах удерживать печальный ход своих мыслей. Он помолчал. — Что будет через пять лет, если это пойдет так? Voila lavantage detre pere. [Вот выгода быть отцом. ] Она богата, ваша княжна? — Отец очень богат и скуп. Он живет в деревне. Знаете, этот известный князь Болконский, отставленный еще при покойном императоре и прозванный прусским королем. Он очень умный человек, но со странностями и тяжелый. La pauvre petite est malheureuse, comme les pierres. [Бедняжка несчастлива, как камни. ] У нее брат, вот что недавно женился на Lise Мейнен, адъютант Кутузова. Он будет нынче у меня. — Ecoutez, chere Annette, [Послушайте, милая Аннет, ] — сказал князь, взяв вдруг свою собеседницу за руку и пригибая ее почему-то книзу. — Arrangez-moi cette affaire et je suis votre [Устройте мне это дело, и я навсегда ваш] вернейший раб a tout jamais pan, comme mon староста mecrit des [как пишет мне мой староста] донесенья: покой-ер-п!. Она хорошей фамилии и богата. Всё, что мне нужно. И он с теми свободными и фамильярными, грациозными движениями, которые его отличали, взял за руку фрейлину, поцеловал ее и, поцеловав, помахал фрейлинскою рукой, развалившись на креслах и глядя в сторону. Назад12345678910…240Вперед Страница номер Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой страница номер 2 Шерхан 1101 — 200грн Парализатор высочайшего класса с мощным фонарем tochtonado.com.ua Скидка 50% Полная распродажа Мужская верхняя одежда. От ветровок до пуховиков lamoda.ua Скидка 70% Спортивно и стильно Эксклюзивная распродажа NIKE на modnaKasta! modnakasta.ua Скидка 60% Страница номер — Сейчас. A propos, — прибавила она, опять успокоиваясь, — нынче у меня два очень интересные человека, le vicomte de MorteMariet, il est allie aux Montmorency par les Rohans, [Кстати, — виконт Мортемар, ] он в родстве с Монморанси чрез Роганов, ] одна из лучших фамилий Франции. Это один из хороших эмигрантов, из настоящих. И потом labbe Morio: [аббат Морио: ] вы знаете этот глубокий ум? Он был принят государем. Вы знаете? — А! Я очень рад буду, — сказал князь. — Скажите, — прибавил он, как будто только что вспомнив что-то и особенно-небрежно, тогда как то, о чем он спрашивал, было главною целью его посещения, — правда, что limperatrice-mere [императрица-мать] желает назначения барона Функе первым секретарем в Вену? Cest un pauvre sire, ce baron, a ce quil parait. [Этот барон, кажется, ничтожная личность. ] — Князь Василий желал определить сына на это место, которое через императрицу Марию Феодоровну старались доставить барону. Анна Павловна почти закрыла глаза в знак того, что ни она, ни кто другой не могут судить про то, что угодно или нравится императрице. — Monsieur le baron de Funke a ete recommande a limperatrice-mere par sa soeur, [Барон Функе рекомендован императрице-матери ее сестрою, ] — только сказала она грустным, сухим тоном. В то время, как Анна Павловна назвала императрицу, лицо ее вдруг представило глубокое и искреннее выражение преданности и уважения, соединенное с грустью, что с ней бывало каждый раз, когда она в разговоре упоминала о своей высокой покровительнице. Она сказала, что ее величество изволила оказать барону Функе beaucoup destime, [много уважения, ] и опять взгляд ее подернулся грустью. Князь равнодушно замолк. Анна Павловна, с свойственною ей придворною и женскою ловкостью и быстротою такта, захотела и щелконуть князя за то, что он дерзнул так отозваться о лице, рекомендованном императрице, и в то же время утешить его. — Mais a propos de votre famille,[Кстати о вашей семье, ] — сказала она, — знаете ли, что ваша дочь с тех пор, как выезжает, fait les delices de tout le monde. On la trouve belle, comme le jour. [составляет восторг всего общества. Ее находят прекрасною, как день. ] Князь наклонился в знак уважения и признательности. — Я часто думаю, — продолжала Анна Павловна после минутного молчания, подвигаясь к князю и ласково улыбаясь ему, как будто выказывая этим, что политические и светские разговоры кончены и теперь начинается задушевный, — я часто думаю, как иногда несправедливо распределяется счастие жизни. За что вам судьба дала таких двух славных детей (исключая Анатоля, вашего меньшого, я его не люблю, — вставила она безапелляционно, приподняв брови) — таких прелестных детей? А вы, право, менее всех цените их и потому их не стоите. И она улыбнулась своею восторженною улыбкой. — Que voulez-vous? Lafater aurait dit que je nai pas la bosse de la paterienite, [Чего вы хотите? Лафатер сказал бы, что у меня нет шишки родительской любви, ] — сказал князь. — Перестаньте шутить. Я хотела серьезно поговорить с вами. Знаете, я недовольна вашим меньшим сыном. Между нами будь сказано (лицо ее приняло грустное выражение), о нем говорили у ее величества и жалеют вас… Князь не отвечал, но она молча, значительно глядя на него, ждала ответа. Князь Василий поморщился. — Что вы хотите, чтоб я делал! — сказал он наконец. — Вы знаете, я сделал для их воспитания все, что может отец, и оба вышли des imbeciles. [дураки. ] Ипполит, по крайней мере, покойный дурак, а Анатоль — беспокойный. Вот одно различие, — сказал он, улыбаясь более неестественно и одушевленно, чем обыкновенно, и при этом особенно резко выказывая в сложившихся около его рта морщинах что-то неожиданно-грубое и неприятное. — И зачем родятся дети у таких людей, как вы? Ежели бы вы не были отец, я бы ни в чем не могла упрекнуть вас, — сказала Анна Павловна, задумчиво поднимая глаза. — Je suis votre [Я ваш] верный раб, et a vous seule je puis lavouer. Мои дети — ce sont les entraves de mon existence. [вам одним могу признаться. Мои дети — обуза моего существования. ] — Он помолчал, выражая жестом свою покорность жестокой судьбе. Анна Павловна задумалась. — Вы никогда не думали о том, чтобы женить вашего блудного сына Анатоля? Говорят, — сказала она, — что старые девицы ont la manie des Marieiages. [имеют манию женить. ] Я еще не чувствую за собою этой слабости, но у меня есть одна petite personne [маленькая особа], которая очень несчастлива с отцом, une parente a nous, une princesse [наша родственница, княжна] Болконская. — Князь Василий не отвечал, хотя с свойственною светским людям быстротой соображения и памяти показал движением головы, что он принял к соображению эти сведения. — Нет, вы знаете ли, что этот Анатоль мне стоит 40.000 в год, — сказал он, видимо, не в силах удерживать печальный ход своих мыслей. Он помолчал. — Что будет через пять лет, если это пойдет так? Voila lavantage detre pere. [Вот выгода быть отцом. ] Она богата, ваша княжна? — Отец очень богат и скуп. Он живет в деревне. Знаете, этот известный князь Болконский, отставленный еще при покойном императоре и прозванный прусским королем. Он очень умный человек, но со странностями и тяжелый. La pauvre petite est malheureuse, comme les pierres. [Бедняжка несчастлива, как камни. ] У нее брат, вот что недавно женился на Lise Мейнен, адъютант Кутузова. Он будет нынче у меня. — Ecoutez, chere Annette, [Послушайте, милая Аннет, ] — сказал князь, взяв вдруг свою собеседницу за руку и пригибая ее почему-то книзу. — Arrangez-moi cette affaire et je suis votre [Устройте мне это дело, и я навсегда ваш] вернейший раб a tout jamais pan, comme mon староста mecrit des [как пишет мне мой староста] донесенья: покой-ер-п!. Она хорошей фамилии и богата. Всё, что мне нужно. И он с теми свободными и фамильярными, грациозными движениями, которые его отличали, взял за руку фрейлину, поцеловал ее и, поцеловав, помахал фрейлинскою рукой, развалившись на креслах и глядя в Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой страница номер 2 Шерхан 1101 — 200грн Парализатор высочайшего класса с мощным фонарем tochtonado.com.ua Скидка 50% Полная распродажа Мужская верхняя одежда. От ветровок до пуховиков lamoda.ua Скидка 70% Спортивно и стильно Эксклюзивная распродажа NIKE на modnaKasta! modnakasta.ua Скидка 60% Страница номер — Сейчас. A propos, — прибавила она, опять успокоиваясь, — нынче у меня два очень интересные человека, le vicomte de MorteMariet, il est allie aux Montmorency par les Rohans, [Кстати, — виконт Мортемар, ] он в родстве с Монморанси чрез Роганов, ] одна из лучших фамилий Франции. Это один из хороших эмигрантов, из настоящих. И потом labbe Morio: [аббат Морио: ] вы знаете этот глубокий ум? Он был принят государем. Вы знаете? — А! Я очень рад буду, — сказал князь. — Скажите, — прибавил он, как будто только что вспомнив что-то и особенно-небрежно, тогда как то, о чем он спрашивал, было главною целью его посещения, — правда, что limperatrice-mere [императрица-мать] желает назначения барона Функе первым секретарем в Вену? Cest un pauvre sire, ce baron, a ce quil parait. [Этот барон, кажется, ничтожная личность. ] — Князь Василий желал определить сына на это место, которое через императрицу Марию Феодоровну старались доставить барону. Анна Павловна почти закрыла глаза в знак того, что ни она, ни кто другой не могут судить про то, что угодно или нравится императрице. — Monsieur le baron de Funke a ete recommande a limperatrice-mere par sa soeur, [Барон Функе рекомендован императрице-матери ее сестрою, ] — только сказала она грустным, сухим тоном. В то время, как Анна Павловна назвала императрицу, лицо ее вдруг представило глубокое и искреннее выражение преданности и уважения, соединенное с грустью, что с ней бывало каждый раз, когда она в разговоре упоминала о своей высокой покровительнице. Она сказала, что ее величество изволила оказать барону Функе beaucoup destime, [много уважения, ] и опять взгляд ее подернулся грустью. Князь равнодушно замолк. Анна Павловна, с свойственною ей придворною и женскою ловкостью и быстротою такта, захотела и щелконуть князя за то, что он дерзнул так отозваться о лице, рекомендованном императрице, и в то же время утешить его. — Mais a propos de votre famille,[Кстати о вашей семье, ] — сказала она, — знаете ли, что ваша дочь с тех пор, как выезжает, fait les delices de tout le monde. On la trouve belle, comme le jour. [составляет восторг всего общества. Ее находят прекрасною, как день. ] Князь наклонился в знак уважения и признательности. — Я часто думаю, — продолжала Анна Павловна после минутного молчания, подвигаясь к князю и ласково улыбаясь ему, как будто выказывая этим, что политические и светские разговоры кончены и теперь начинается задушевный, — я часто думаю, как иногда несправедливо распределяется счастие жизни. За что вам судьба дала таких двух славных детей (исключая Анатоля, вашего меньшого, я его не люблю, — вставила она безапелляционно, приподняв брови) — таких прелестных детей? А вы, право, менее всех цените их и потому их не стоите. И она улыбнулась своею восторженною улыбкой. — Que voulez-vous? Lafater aurait dit que je nai pas la bosse de la paterienite, [Чего вы хотите? Лафатер сказал бы, что у меня нет шишки родительской любви, ] — сказал князь. — Перестаньте шутить. Я хотела серьезно поговорить с вами. Знаете, я недовольна вашим меньшим сыном. Между нами будь сказано (лицо ее приняло грустное выражение), о нем говорили у ее величества и жалеют вас… Князь не отвечал, но она молча, значительно глядя на него, ждала ответа. Князь Василий поморщился. — Что вы хотите, чтоб я делал! — сказал он наконец. — Вы знаете, я сделал для их воспитания все, что может отец, и оба вышли des imbeciles. [дураки. ] Ипполит, по крайней мере, покойный дурак, а Анатоль — беспокойный. Вот одно различие, — сказал он, улыбаясь более неестественно и одушевленно, чем обыкновенно, и при этом особенно резко выказывая в сложившихся около его рта морщинах что-то неожиданно-грубое и неприятное. — И зачем родятся дети у таких людей, как вы? Ежели бы вы не были отец, я бы ни в чем не могла упрекнуть вас, — сказала Анна Павловна, задумчиво поднимая глаза. — Je suis votre [Я ваш] верный раб, et a vous seule je puis lavouer. Мои дети — ce sont les entraves de mon existence. [вам одним могу признаться. Мои дети — обуза моего существования. ] — Он помолчал, выражая жестом свою покорность жестокой судьбе. Анна Павловна задумалась. — Вы никогда не думали о том, чтобы женить вашего блудного сына Анатоля? Говорят, — сказала она, — что старые девицы ont la manie des Marieiages. [имеют манию женить. ] Я еще не чувствую за собою этой слабости, но у меня есть одна petite personne [маленькая особа], которая очень несчастлива с отцом, une parente a nous, une princesse [наша родственница, княжна] Болконская. — Князь Василий не отвечал, хотя с свойственною светским людям быстротой соображения и памяти показал движением головы, что он принял к соображению эти сведения. — Нет, вы знаете ли, что этот Анатоль мне стоит 40.000 в год, — сказал он, видимо, не в силах удерживать печальный ход своих мыслей. Он помолчал. — Что будет через пять лет, если это пойдет так? Voila lavantage detre pere. [Вот выгода быть отцом. ] Она богата, ваша княжна? — Отец очень богат и скуп. Он живет в деревне. Знаете, этот известный князь Болконский, отставленный еще при покойном императоре и прозванный прусским королем. Он очень умный человек, но со странностями и тяжелый. La pauvre petite est malheureuse, comme les pierres. [Бедняжка несчастлива, как камни. ] У нее брат, вот что недавно женился на Lise Мейнен, адъютант Кутузова. Он будет нынче у меня. — Ecoutez, chere Annette, [Послушайте, милая Аннет, ] — сказал князь, взяв вдруг свою собеседницу за руку и пригибая ее почему-то книзу. — Arrangez-moi cette affaire et je suis votre [Устройте мне это дело, и я навсегда ваш] вернейший раб a tout jamais pan, comme mon староста mecrit des [как пишет мне мой староста] донесенья: покой-ер-п!. Она хорошей фамилии и богата. Всё, что мне нужно. И он с теми свободными и фамильярными, грациозными движениями, которые его отличали, взял за руку фрейлину, поцеловал ее и, поцеловав, помахал фрейлинскою рукой, развалившись на креслах и глядя в сторону. Назад12345678910…240Вперед Страница номер Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению — Attendez [Подождите], — сказала Анна Павловна, соображая. — Я нынче же поговорю Lise (la femme du jeune Болконский). [с Лизой (женой молодого Болконского). ] И, может быть, это уладится. Ce sera dans votre famille, que je ferai mon apprentissage de vieille fille. [Я в вашем семействе начну обучаться ремеслу старой девки. ] Глава 2 Гостиная Анны Павловны начала понемногу наполняться. Приехала высшая знать Петербурга, люди самые разнородные по возрастам и характерам, но одинаковые по обществу, в каком все жили; приехала дочь князя Василия, красавица Элен, заехавшая за отцом, чтобы с ним вместе ехать на праздник посланника. Она была в шифре и бальном платье. Приехала и известная, как la femme la plus seduisante de Petersbourg [самая обворожительная женщина в Петербурге, ], молодая, маленькая княгиня Болконская, прошлую зиму вышедшая замуж и теперь не выезжавшая в большой свет по причине своей беременности, но ездившая еще на небольшие вечера. Приехал князь Ипполит, сын князя Василия, с Мортемаром, которого он представил; приехал и аббат Морио и многие другие. — Вы не видали еще? или: — вы не знакомы с ma tante [с моей тетушкой]? — говорила Анна Павловна приезжавшим гостям и весьма серьезно подводила их к маленькой старушке в высоких бантах, выплывшей из другой комнаты, как скоро стали приезжать гости, называла их по имени, медленно переводя глаза с гостя на ma tante [тетушку], и потом отходила. Все гости совершали обряд приветствования никому неизвестной, никому неинтересной и ненужной тетушки. Анна Павловна с грустным, торжественным участием следила за их приветствиями, молчаливо одобряя их. Ma tante каждому говорила в одних и тех же выражениях о его здоровье, о своем здоровье и о здоровье ее величества, которое нынче было, слава Богу, лучше. Все подходившие, из приличия не выказывая поспешности, с чувством облегчения исполненной тяжелой обязанности отходили от старушки, чтобы уж весь вечер ни разу не подойти к ней. Молодая княгиня Болконская приехала с работой в шитом золотом бархатном мешке. Ее хорошенькая, с чуть черневшимися усиками верхняя губка была коротка по зубам, но тем милее она открывалась и тем еще милее вытягивалась иногда и опускалась на нижнюю. Как это всегда бывает у вполне-привлекательных женщин, недостаток ее — короткость губы и полуоткрытый рот — казались ее особенною, собственно ее красотой. Всем было весело смотреть на эту, полную здоровья и живости, хорошенькую будущую мать, так легко переносившую свое положение. Старикам и скучающим, мрачным молодым людям, смотревшим на нее, казалось, что они сами делаются похожи на нее, побыв и поговорив несколько времени с ней. Кто говорил с ней и видел при каждом слове ее светлую улыбочку и блестящие белые зубы, которые виднелись беспрестанно, тот думал, что он особенно нынче любезен. И это думал каждый. Маленькая княгиня, переваливаясь, маленькими быстрыми шажками обошла стол с рабочею сумочкою на руке и, весело оправляя платье, села на диван, около серебряного самовара, как будто всё, что она ни делала, было part de plaisir [развлечением] для нее и для всех ее окружавших. — Jai apporte mon ouvrage [Я захватила работу], — сказала она, развертывая свой ридикюль и обращаясь ко всем вместе. — Смотрите, Annette, ne me jouez pas un mauvais tour, — обратилась она к хозяйке. — Vous mavez ecrit, que cetait une toute petite soiree; voyez, comme je suis attifee. [Не сыграйте со мной дурной шутки; вы мне писали, что у вас совсем маленький вечер. Видите, как я одета дурно. ] И она развела руками, чтобы показать свое, в кружевах, серенькое изящное платье, немного ниже грудей опоясанное широкою лентой. — Soyez tranquille, Lise, vous serez toujours la plus jolie [Будьте спокойны, вы всё будете лучше всех], — отвечала Анна Павловна. — Vous savez, mon mari mabandonne, — продолжала она тем же тоном, обращаясь к генералу, — il va se faire tuer. Dites moi, pourquoi cette vilaine guerre, [Вы знаете, мой муж покидает меня. Идет на смерть. Скажите, зачем эта гадкая война, ] — сказала она князю Василию и, не дожидаясь ответа, обратилась к дочери князя Василия, к красивой Элен. — Quelle delicieuse personne, que cette petite princesse! [Что за прелестная особа эта маленькая княгиня!] — сказал князь Василий тихо Анне Павловне. Вскоре после маленькой княгини вошел массивный, толстый молодой человек с стриженою головой, в очках, светлых панталонах по тогдашней моде, с высоким жабо и в коричневом фраке. Этот толстый молодой человек был незаконный сын знаменитого Екатерининского вельможи, графа Безухого, умиравшего теперь в Москве. Он нигде не служил еще, только что приехал из-за границы, где он воспитывался, и был в первый раз в обществе. Анна Павловна приветствовала его поклоном, относящимся к людям самой низшей иерархии в ее салоне. Но, несмотря на это низшее по своему сорту приветствие, при виде вошедшего Пьера в лице Анны Павловны изобразилось беспокойство и страх, подобный тому, который выражается при виде чего-нибудь слишком огромного и несвойственного месту. Хотя, действительно, Пьер был несколько больше других мужчин в комнате, но этот страх мог относиться только к тому умному и вместе робкому, наблюдательному и естественному взгляду, отличавшему его от всех в этой гостиной. — Cest bien aimable a vous, monsieur Pierre, detre venu voir une pauvre malade, [Очень любезно с вашей стороны, Пьер, что вы пришли навестить бедную больную, ] — сказала ему Анна Павловна, испуганно переглядываясь с тетушкой, к которой она подводила его. Пьер пробурлил что-то непонятное и продолжал отыскивать что-то глазами. Он радостно, весело улыбнулся, кланяясь маленькой княгине, как близкой знакомой, и подошел к тетушке. Страх Анны Павловны был не напрасен, потому что Пьер, не дослушав речи тетушки о здоровье ее величества, отошел от нее. Анна Павловна испуганно остановила его словами: — Вы не знаете аббата Морио? он очень интересный человек… — сказала она. — Да, я слышал про его план вечного мира, и это очень интересно, но едва ли возможно… — Вы думаете?… — сказала Анна Павловна, чтобы сказать что-нибудь и вновь обратиться к своим занятиям хозяйки дома, но Пьер сделал обратную неучтивость. Прежде он, не дослушав слов собеседницы, ушел; теперь он остановил своим разговором собеседницу, которой нужно было от него уйти. Он, нагнув голову и расставив большие ноги, стал доказывать Анне Павловне, почему он полагал, что план аббата был химера.Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой страница номер 5 Galaxy S3 — 440 грн В связи с закрытием склада распродажа. Осталось 12 штук! mobi-store.com.ua Скидка 50% Saving Box Хотите платить меньше по квитанциям? Без него не обойтись! skidka24.com.ua 225 грн. Не проходите мимо Модная женская обувь по супер-ценам! lamoda.ua от 100 грн. Страница номер Le charmant Hippolyte [Очаровательный Ипполит] поражал своим необыкновенным сходством с сестрою-красавицей и еще более тем, что, несмотря на сходство, он был поразительно дурен собой. Черты его лица были те же, как и у сестры, но у той все освещалось жизнерадостною, самодовольною, молодою, неизменною улыбкой жизни и необычайною, античною красотой тела; у брата, напротив, то же лицо было отуманено идиотизмом и неизменно выражало самоуверенную брюзгливость, а тело было худощаво и слабо. Глаза, нос, рот — все сжималось как будто в одну неопределенную и скучную гримасу, а руки и ноги всегда принимали неестественное положение. — Ce nest pas une histoire de revenants? [Это не история о привидениях?] — сказал он, усевшись подле княгини и торопливо пристроив к глазам свой лорнет, как будто без этого инструмента он не мог начать говорить. — Mais non, mon cher, [Вовсе нет, ] — пожимая плечами, сказал удивленный рассказчик. — Cest que je deteste les histoires de revenants, [Дело в том, что я терпеть не могу историй о привидениях, ] — сказал он таким тоном, что видно было, — он сказал эти слова, а потом уже понял, что они значили. Из-за самоуверенности, с которой он говорил, никто не мог понять, очень ли умно или очень глупо то, что он сказал. Он был в темнозеленом фраке, в панталонах цвета cuisse de nymphe effrayee, [бедра испуганной нимфы, ] как он сам говорил, в чулках и башмаках. Vicomte [Виконт] рассказал очень мило о том ходившем тогда анекдоте, что герцог Энгиенский тайно ездил в Париж для свидания с m-lle George, [мадмуазель Жорж, ] и что там он встретился с Бонапарте, пользовавшимся тоже милостями знаменитой актрисы, и что там, встретившись с герцогом, Наполеон случайно упал в тот обморок, которому он был подвержен, и находился во власти герцога, которой герцог не воспользовался, но что Бонапарте впоследствии за это-то великодушие и отмстил смертью герцогу. Рассказ был очень мил и интересен, особенно в том месте, где соперники вдруг узнают друг друга, и дамы, казалось, были в волнении. — Charmant, [Очаровательно, ] — сказала Анна Павловна, оглядываясь вопросительно на маленькую княгиню. — Charmant, — прошептала маленькая княгиня, втыкая иголку в работу, как будто в знак того, что интерес и прелесть рассказа мешают ей продолжать работу. Виконт оценил эту молчаливую похвалу и, благодарно улыбнувшись, стал продолжать; но в это время Анна Павловна, все поглядывавшая на страшного для нее молодого человека, заметила, что он что-то слишком горячо и громко говорит с аббатом, и поспешила на помощь к опасному месту. Действительно, Пьеру удалось завязать с аббатом разговор о политическом равновесии, и аббат, видимо заинтересованный простодушной горячностью молодого человека, развивал перед ним свою любимую идею. Оба слишком оживленно и естественно слушали и говорили, и это-то не понравилось Анне Павловне. — Средство — Европейское равновесие и droit des gens [международное право], — говорил аббат. — Стоит одному могущественному государству, как Россия, прославленному за варварство, стать бескорыстно во главе союза, имеющего целью равновесие Европы, — и она спасет мир! — Как же вы найдете такое равновесие? — начал было Пьер; но в это время подошла Анна Павловна и, строго взглянув на Пьера, спросила итальянца о том, как он переносит здешний климат. Лицо итальянца вдруг изменилось и приняло оскорбительно притворно-сладкое выражение, которое, видимо, было привычно ему в разговоре с женщинами. — Я так очарован прелестями ума и образования общества, в особенности женского, в которое я имел счастье быть принят, что не успел еще подумать о климате, — сказал он. Не выпуская уже аббата и Пьера, Анна Павловна для удобства наблюдения присоединила их к общему кружку. Глава 4 В это время в гостиную вошло новое лицо. Новое лицо это был молодой князь Андрей Болконский, муж маленькой княгини. Князь Болконский был небольшого роста, весьма красивый молодой человек с определенными и сухими чертами. Всё в его фигуре, начиная от усталого, скучающего взгляда до тихого мерного шага, представляло самую резкую противоположность с его маленькою, оживленною женой. Ему, видимо, все бывшие в гостиной не только были знакомы, но уж надоели ему так, что и смотреть на них и слушать их ему было очень скучно. Из всех же прискучивших ему лиц, лицо его хорошенькой жены, казалось, больше всех ему надоело. С гримасой, портившею его красивое лицо, он отвернулся от нее. Он поцеловал руку Анны Павловны и, щурясь, оглядел всё общество. — Vous vous enrolez pour la guerre, mon prince? [Вы собираетесь на войну, князь?] — сказала Анна Павловна. — Le general Koutouzoff, — сказал Болконский, ударяя на последнем слоге zoff, как француз, — a bien voulu de moi pour aide-de-camp… [Генералу Кутузову угодно меня к себе в адъютанты. ] — Et Lise, votre femme? [А Лиза, ваша жена?] — Она поедет в деревню. — Как вам не грех лишать нас вашей прелестной жены? — Andre, [Андрей, ] — сказала его жена, обращаясь к мужу тем же кокетливым тоном, каким она обращалась к посторонним, — какую историю нам рассказал виконт о m-lle Жорж и Бонапарте! Князь Андрей зажмурился и отвернулся. Пьер, со времени входа князя Андрея в гостиную не спускавший с него радостных, дружелюбных глаз, подошел к нему и взял его за руку. Князь Андрей, не оглядываясь, морщил лицо в гримасу, выражавшую досаду на того, кто трогает его за руку, но, увидав улыбающееся лицо Пьера, улыбнулся неожиданно-доброй и приятной улыбкой. — Вот как!.. И ты в большом свете! — сказал он Пьеру. — Я знал, что вы будете, — отвечал Пьер. — Я приеду к вам ужинать, — прибавил он тихо, чтобы не мешать виконту, который продолжал свой рассказ. — Можно? — Нет, нельзя, — сказал князь Андрей смеясь, пожатием руки давая знать Пьеру, что этого не нужно спрашивать. Он что-то хотел сказать еще, но в это время поднялся князь Василий с дочерью, и два молодых человека встали, чтобы дать им дорогу. Назад12345678910…240Вперед Страница номер Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой страница номер 5 Galaxy S3 — 440 грн В связи с закрытием склада распродажа. Осталось 12 штук! mobi-store.com.ua Скидка 50% Saving Box Хотите платить меньше по квитанциям? Без него не обойтись! skidka24.com.ua 225 грн. Не проходите мимо Модная женская обувь по супер-ценам! lamoda.ua от 100 грн. Страница номер Le charmant Hippolyte [Очаровательный Ипполит] поражал своим необыкновенным сходством с сестрою-красавицей и еще более тем, что, несмотря на сходство, он был поразительно дурен собой. Черты его лица были те же, как и у сестры, но у той все освещалось жизнерадостною, самодовольною, молодою, неизменною улыбкой жизни и необычайною, античною красотой тела; у брата, напротив, то же лицо было отуманено идиотизмом и неизменно выражало самоуверенную брюзгливость, а тело было худощаво и слабо. Глаза, нос, рот — все сжималось как будто в одну неопределенную и скучную гримасу, а руки и ноги всегда принимали неестественное положение. — Ce nest pas une histoire de revenants? [Это не история о привидениях?] — сказал он, усевшись подле княгини и торопливо пристроив к глазам свой лорнет, как будто без этого инструмента он не мог начать говорить. — Mais non, mon cher, [Вовсе нет, ] — пожимая плечами, сказал удивленный рассказчик. — Cest que je deteste les histoires de revenants, [Дело в том, что я терпеть не могу историй о привидениях, ] — сказал он таким тоном, что видно было, — он сказал эти слова, а потом уже понял, что они значили. Из-за самоуверенности, с которой он говорил, никто не мог понять, очень ли умно или очень глупо то, что он сказал. Он был в темнозеленом фраке, в панталонах цвета cuisse de nymphe effrayee, [бедра испуганной нимфы, ] как он сам говорил, в чулках и башмаках. Vicomte [Виконт] рассказал очень мило о том ходившем тогда анекдоте, что герцог Энгиенский тайно ездил в Париж для свидания с m-lle George, [мадмуазель Жорж, ] и что там он встретился с Бонапарте, пользовавшимся тоже милостями знаменитой актрисы, и что там, встретившись с герцогом, Наполеон случайно упал в тот обморок, которому он был подвержен, и находился во власти герцога, которой герцог не воспользовался, но что Бонапарте впоследствии за это-то великодушие и отмстил смертью герцогу. Рассказ был очень мил и интересен, особенно в том месте, где соперники вдруг узнают друг друга, и дамы, казалось, были в волнении. — Charmant, [Очаровательно, ] — сказала Анна Павловна, оглядываясь вопросительно на маленькую княгиню. — Charmant, — прошептала маленькая княгиня, втыкая иголку в работу, как будто в знак того, что интерес и прелесть рассказа мешают ей продолжать работу. Виконт оценил эту молчаливую похвалу и, благодарно улыбнувшись, стал продолжать; но в это время Анна Павловна, все поглядывавшая на страшного для нее молодого человека, заметила, что он что-то слишком горячо и громко говорит с аббатом, и поспешила на помощь к опасному месту. Действительно, Пьеру удалось завязать с аббатом разговор о политическом равновесии, и аббат, видимо заинтересованный простодушной горячностью молодого человека, развивал перед ним свою любимую идею. Оба слишком оживленно и естественно слушали и говорили, и это-то не понравилось Анне Павловне. — Средство — Европейское равновесие и droit des gens [международное право], — говорил аббат. — Стоит одному могущественному государству, как Россия, прославленному за варварство, стать бескорыстно во главе союза, имеющего целью равновесие Европы, — и она спасет мир! — Как же вы найдете такое равновесие? — начал было Пьер; но в это время подошла Анна Павловна и, строго взглянув на Пьера, спросила итальянца о том, как он переносит здешний климат. Лицо итальянца вдруг изменилось и приняло оскорбительно притворно-сладкое выражение, которое, видимо, было привычно ему в разговоре с женщинами. — Я так очарован прелестями ума и образования общества, в особенности женского, в которое я имел счастье быть принят, что не успел еще подумать о климате, — сказал он. Не выпуская уже аббата и Пьера, Анна Павловна для удобства наблюдения присоединила их к общему кружку. Глава 4 В это время в гостиную вошло новое лицо. Новое лицо это был молодой князь Андрей Болконский, муж маленькой княгини. Князь Болконский был небольшого роста, весьма красивый молодой человек с определенными и сухими чертами. Всё в его фигуре, начиная от усталого, скучающего взгляда до тихого мерного шага, представляло самую резкую противоположность с его маленькою, оживленною женой. Ему, видимо, все бывшие в гостиной не только были знакомы, но уж надоели ему так, что и смотреть на них и слушать их ему было очень скучно. Из всех же прискучивших ему лиц, лицо его хорошенькой жены, казалось, больше всех ему надоело. С гримасой, портившею его красивое лицо, он отвернулся от нее. Он поцеловал руку Анны Павловны и, щурясь, оглядел всё общество. — Vous vous enrolez pour la guerre, mon prince? [Вы собираетесь на войну, князь?] — сказала Анна Павловна. — Le general Koutouzoff, — сказал Болконский, ударяя на последнем слоге zoff, как француз, — a bien voulu de moi pour aide-de-camp… [Генералу Кутузову угодно меня к себе в адъютанты. ] — Et Lise, votre femme? [А Лиза, ваша жена?] — Она поедет в деревню. — Как вам не грех лишать нас вашей прелестной жены? — Andre, [Андрей, ] — сказала его жена, обращаясь к мужу тем же кокетливым тоном, каким она обращалась к посторонним, — какую историю нам рассказал виконт о m-lle Жорж и Бонапарте! Князь Андрей зажмурился и отвернулся. Пьер, со времени входа князя Андрея в гостиную не спускавший с него радостных, дружелюбных глаз, подошел к нему и взял его за руку. Князь Андрей, не оглядываясь, морщил лицо в гримасу, выражавшую досаду на того, кто трогает его за руку, но, увидав улыбающееся лицо Пьера, улыбнулся неожиданно-доброй и приятной улыбкой. — Вот как!.. И ты в большом свете! — сказал он Пьеру. — Я знал, что вы будете, — отвечал Пьер. — Я приеду к вам ужинать, — прибавил он тихо, чтобы не мешать виконту, который продолжал свой рассказ. — Можно? — Нет, нельзя, — сказал князь Андрей смеясь, пожатием руки давая знать Пьеру, что этого не нужно спрашивать. Он что-то хотел сказать еще, но в это время поднялся князь Василий с дочерью, и два молодых человека встали, чтобы дать им дорогу. Назад12345678910…240Вперед Страница номер Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой страница номер 5 Galaxy S3 — 440 грн В связи с закрытием склада распродажа. Осталось 12 штук! mobi-store.com.ua Скидка 50% Saving Box Хотите платить меньше по квитанциям? Без него не обойтись! skidka24.com.ua 225 грн. Не проходите мимо Модная женская обувь по супер-ценам! lamoda.ua от 100 грн. Страница номер Le charmant Hippolyte [Очаровательный Ипполит] поражал своим необыкновенным сходством с сестрою-красавицей и еще более тем, что, несмотря на сходство, он был поразительно дурен собой. Черты его лица были те же, как и у сестры, но у той все освещалось жизнерадостною, самодовольною, молодою, неизменною улыбкой жизни и необычайною, античною красотой тела; у брата, напротив, то же лицо было отуманено идиотизмом и неизменно выражало самоуверенную брюзгливость, а тело было худощаво и слабо. Глаза, нос, рот — все сжималось как будто в одну неопределенную и скучную гримасу, а руки и ноги всегда принимали неестественное положение. — Ce nest pas une histoire de revenants? [Это не история о привидениях?] — сказал он, усевшись подле княгини и торопливо пристроив к глазам свой лорнет, как будто без этого инструмента он не мог начать говорить. — Mais non, mon cher, [Вовсе нет, ] — пожимая плечами, сказал удивленный рассказчик. — Cest que je deteste les histoires de revenants, [Дело в том, что я терпеть не могу историй о привидениях, ] — сказал он таким тоном, что видно было, — он сказал эти слова, а потом уже понял, что они значили. Из-за самоуверенности, с которой он говорил, никто не мог понять, очень ли умно или очень глупо то, что он сказал. Он был в темнозеленом фраке, в панталонах цвета cuisse de nymphe effrayee, [бедра испуганной нимфы, ] как он сам говорил, в чулках и башмаках. Vicomte [Виконт] рассказал очень мило о том ходившем тогда анекдоте, что герцог Энгиенский тайно ездил в Париж для свидания с m-lle George, [мадмуазель Жорж, ] и что там он встретился с Бонапарте, пользовавшимся тоже милостями знаменитой актрисы, и что там, встретившись с герцогом, Наполеон случайно упал в тот обморок, которому он был подвержен, и находился во власти герцога, которой герцог не воспользовался, но что Бонапарте впоследствии за это-то великодушие и отмстил смертью герцогу. Рассказ был очень мил и интересен, особенно в том месте, где соперники вдруг узнают друг друга, и дамы, казалось, были в волнении. — Charmant, [Очаровательно, ] — сказала Анна Павловна, оглядываясь вопросительно на маленькую княгиню. — Charmant, — прошептала маленькая княгиня, втыкая иголку в работу, как будто в знак того, что интерес и прелесть рассказа мешают ей продолжать работу. Виконт оценил эту молчаливую похвалу и, благодарно улыбнувшись, стал продолжать; но в это время Анна Павловна, все поглядывавшая на страшного для нее молодого человека, заметила, что он что-то слишком горячо и громко говорит с аббатом, и поспешила на помощь к опасному месту. Действительно, Пьеру удалось завязать с аббатом разговор о политическом равновесии, и аббат, видимо заинтересованный простодушной горячностью молодого человека, развивал перед ним свою любимую идею. Оба слишком оживленно и естественно слушали и говорили, и это-то не понравилось Анне Павловне. — Средство — Европейское равновесие и droit des gens [международное право], — говорил аббат. — Стоит одному могущественному государству, как Россия, прославленному за варварство, стать бескорыстно во главе союза, имеющего целью равновесие Европы, — и она спасет мир! — Как же вы найдете такое равновесие? — начал было Пьер; но в это время подошла Анна Павловна и, строго взглянув на Пьера, спросила итальянца о том, как он переносит здешний климат. Лицо итальянца вдруг изменилось и приняло оскорбительно притворно-сладкое выражение, которое, видимо, было привычно ему в разговоре с женщинами. — Я так очарован прелестями ума и образования общества, в особенности женского, в которое я имел счастье быть принят, что не успел еще подумать о климате, — сказал он. Не выпуская уже аббата и Пьера, Анна Павловна для удобства наблюдения присоединила их к общему кружку. Глава 4 В это время в гостиную вошло новое лицо. Новое лицо это был молодой князь Андрей Болконский, муж маленькой княгини. Князь Болконский был небольшого роста, весьма красивый молодой человек с определенными и сухими чертами. Всё в его фигуре, начиная от усталого, скучающего взгляда до тихого мерного шага, представляло самую резкую противоположность с его маленькою, оживленною женой. Ему, видимо, все бывшие в гостиной не только были знакомы, но уж надоели ему так, что и смотреть на них и слушать их ему было очень скучно. Из всех же прискучивших ему лиц, лицо его хорошенькой жены, казалось, больше всех ему надоело. С гримасой, портившею его красивое лицо, он отвернулся от нее. Он поцеловал руку Анны Павловны и, щурясь, оглядел всё общество. — Vous vous enrolez pour la guerre, mon prince? [Вы собираетесь на войну, князь?] — сказала Анна Павловна. — Le general Koutouzoff, — сказал Болконский, ударяя на последнем слоге zoff, как француз, — a bien voulu de moi pour aide-de-camp… [Генералу Кутузову угодно меня к себе в адъютанты. ] — Et Lise, votre femme? [А Лиза, ваша жена?] — Она поедет в деревню. — Как вам не грех лишать нас вашей прелестной жены? — Andre, [Андрей, ] — сказала его жена, обращаясь к мужу тем же кокетливым тоном, каким она обращалась к посторонним, — какую историю нам рассказал виконт о m-lle Жорж и Бонапарте! Князь Андрей зажмурился и отвернулся. Пьер, со времени входа князя Андрея в гостиную не спускавший с него радостных, дружелюбных глаз, подошел к нему и взял его за руку. Князь Андрей, не оглядываясь, морщил лицо в гримасу, выражавшую досаду на того, кто трогает его за руку, но, увидав улыбающееся лицо Пьера, улыбнулся неожиданно-доброй и приятной улыбкой. — Вот как!.. И ты в большом свете! — сказал он Пьеру. — Я знал, что вы будете, — отвечал Пьер. — Я приеду к вам ужинать, — прибавил он тихо, чтобы не мешать виконту, который продолжал свой рассказ. — Можно? — Нет, нельзя, — сказал князь Андрей смеясь, пожатием руки давая знать Пьеру, что этого не нужно спрашивать. Он что-то хотел сказать еще, но в это время поднялся князь Василий с дочерью, и два молодых человека встали, чтобы дать им дорогу. Назад12345678910…240Вперед Страница номер Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой страница номер 6 Скидка 60% Спортивная обувь и одежда Nike modnakasta.ua от 169 грн. Модные фасоны Платье Вашей мечты уже заждалось Вас! lamoda.ua от 190 грн. Компактный шокер “Защитник” который всегда под рукой! skidka24.com.ua 200 грн. Страница номер — Вы меня извините, мой милый виконт, — сказал князь Василий французу, ласково притягивая его за рукав вниз к стулу, чтоб он не вставал. — Этот несчастный праздник у посланника лишает меня удовольствия и прерывает вас. Очень мне грустно покидать ваш восхитительный вечер, — сказал он Анне Павловне. Дочь его, княжна Элен, слегка придерживая складки платья, пошла между стульев, и улыбка сияла еще светлее на ее прекрасном лице. Пьер смотрел почти испуганными, восторженными глазами на эту красавицу, когда она проходила мимо него. — Очень хороша, — сказал князь Андрей. — Очень, — сказал Пьер. Проходя мимо, князь Василий схватил Пьера за руку и обратился к Анне Павловне. — Образуйте мне этого медведя, — сказал он. — Вот он месяц живет у меня, и в первый раз я его вижу в свете. Ничто так не нужно молодому человеку, как общество умных женщин. Глава 5 Анна Павловна улыбнулась и обещалась заняться Пьером, который, она знала, приходился родня по отцу князю Василью. Пожилая дама, сидевшая прежде с ma tante, торопливо встала и догнала князя Василья в передней. С лица ее исчезла вся прежняя притворность интереса. Доброе, исплаканное лицо ее выражало только беспокойство и страх. — Что же вы мне скажете, князь, о моем Борисе? — сказала она, догоняя его в передней. (Она выговаривала имя Борис с особенным ударением на о). — Я не могу оставаться дольше в Петербурге. Скажите, какие известия я могу привезти моему бедному мальчику? Несмотря на то, что князь Василий неохотно и почти неучтиво слушал пожилую даму и даже выказывал нетерпение, она ласково и трогательно улыбалась ему и, чтоб он не ушел, взяла его за руку. — Что вам стоит сказать слово государю, и он прямо будет переведен в гвардию, — просила она. — Поверьте, что я сделаю всё, что могу, княгиня, — отвечал князь Василий, — но мне трудно просить государя; я бы советовал вам обратиться к Румянцеву, через князя Голицына: это было бы умнее. Пожилая дама носила имя княгини Друбецкой, одной из лучших фамилий России, но она была бедна, давно вышла из света и утратила прежние связи. Она приехала теперь, чтобы выхлопотать определение в гвардию своему единственному сыну. Только затем, чтоб увидеть князя Василия, она назвалась и приехала на вечер к Анне Павловне, только затем она слушала историю виконта. Она испугалась слов князя Василия; когда-то красивое лицо ее выразило озлобление, но это продолжалось только минуту. Она опять улыбнулась и крепче схватила за руку князя Василия. — Послушайте, князь, — сказала она, — я никогда не просила вас, никогда не буду просить, никогда не напоминала вам о дружбе моего отца к вам. Но теперь, я Богом заклинаю вас, сделайте это для моего сына, и я буду считать вас благодетелем, — торопливо прибавила она. — Нет, вы не сердитесь, а вы обещайте мне. Я просила Голицына, он отказал. Soyez le bon enfant que vous аvez ete, [Будьте добрым малым, как вы были, ] — говорила она, стараясь улыбаться, тогда как в ее глазах были слезы. — Папа, мы опоздаем, — сказала, повернув свою красивую голову на античных плечах, княжна Элен, ожидавшая у двери. Но влияние в свете есть капитал, который надо беречь, чтоб он не исчез. Князь Василий знал это, и, раз сообразив, что ежели бы он стал просить за всех, кто его просит, то вскоре ему нельзя было бы просить за себя, он редко употреблял свое влияние. В деле княгини Друбецкой он почувствовал, однако, после ее нового призыва, что-то вроде укора совести. Она напомнила ему правду: первыми шагами своими в службе он был обязан ее отцу. Кроме того, он видел по ее приемам, что она — одна из тех женщин, особенно матерей, которые, однажды взяв себе что-нибудь в голову, не отстанут до тех пор, пока не исполнят их желания, а в противном случае готовы на ежедневные, ежеминутные приставания и даже на сцены. Это последнее соображение поколебало его. — Chere Анна Михайловна, — сказал он с своею всегдашнею фамильярностью и скукой в голосе, — для меня почти невозможно сделать то, что вы хотите; но чтобы доказать вам, как я люблю вас и чту память покойного отца вашего, я сделаю невозможное: сын ваш будет переведен в гвардию, вот вам моя рука. Довольны вы? — Милый мой, вы благодетель! Я иного и не ждала от вас; я знала, как вы добры. Он хотел уйти. — Постойте, два слова. Une fois passe aux gardes… [Раз он перейдет в гвардию…] — Она замялась: — Вы хороши с Михаилом Иларионовичем Кутузовым, рекомендуйте ему Бориса в адъютанты. Тогда бы я была покойна, и тогда бы уж… Князь Василий улыбнулся. — Этого не обещаю. Вы не знаете, как осаждают Кутузова с тех пор, как он назначен главнокомандующим. Он мне сам говорил, что все московские барыни сговорились отдать ему всех своих детей в адъютанты. — Нет, обещайте, я не пущу вас, милый, благодетель мой… — Папа! — опять тем же тоном повторила красавица, — мы опоздаем. — Ну, au revoir, [до свиданья, ] прощайте. Видите? — Так завтра вы доложите государю? — Непременно, а Кутузову не обещаю. — Нет, обещайте, обещайте, Basile, [Василий, ] — сказала вслед ему Анна Михайловна, с улыбкой молодой кокетки, которая когда-то, должно быть, была ей свойственна, а теперь так не шла к ее истощенному лицу. Она, видимо, забыла свои годы и пускала в ход, по привычке, все старинные женские средства. Но как только он вышел, лицо ее опять приняло то же холодное, притворное выражение, которое было на нем прежде. Она вернулась к кружку, в котором виконт продолжал рассказывать, и опять сделала вид, что слушает, дожидаясь времени уехать, так как дело ее было сделано. — Но как вы находите всю эту последнюю комедию du sacre de Milan? [миланского помазания?] — сказала Анна Павловна. Et la nouvelle comedie des peuples de Genes et de Lucques, qui viennent presenter leurs voeux a M. Buonaparte assis sur un trone, et exaucant les voeux des nations! Adorable! Non, mais c`est a en devenir folle! On dirait, que le monde entier a perdu la tete. [И вот новая комедия: народы Генуи и Лукки изъявляют свои желания господину Бонапарте. И господин Бонапарте сидит на троне и исполняет желания народов. 0! это восхитительно! Нет, от этого можно с ума сойти. Подумаешь, что весь свет потерял голову. ] Князь Андрей усмехнулся, прямо глядя в лицо Анны Павловны. Назад1…3456789…240Вперед Страница номер Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению


    28.02.2014 13:15

    возмездие

    якщо федики, микитюки і поліщуки думають, що минеться то ненадійтеся. прийдеться за все відповісти і відшкодувати і сісти — рубяти усі ви сприяли антинародному, антиукраїнському режиму яника. а гребли не тільки на гору а і собі суміжна сторона з відповіддю не затримається. дойшло? мильте добродії шнурка і не тільки.


    28.02.2014 14:03

    Кент

    Калєтнік зараз в Москві живе в апартаментах отелю “РЕДІССОН”. Хоча він ніде не висовує носа його дуже чекають друзі яким він багато дечого винен і грошей також. До скорої зустрічі КАТЛЄТА!


    28.02.2014 17:02

    Кож

    Личность Степана Дериволкова, первого заместителя министра налогов и сборов крайне одиозна и известна. К сожалению, не в широких кругах. Такому кортежу из трех и более автомобилей, как у Дериволкова, может много кто позавидовать. По слухам, на всякий случай имеет болгарский паспорт. А случай сейчас может представиться, если начнется люстрация. Но пока Дериволков мертвой хваткой вцепился в должность. Степан Дмитриевич Дериволков — очень порядочный человек, сутками работает над пополнением бюджета. Личного. Дериволков поднялся при помощи Игоря Калетника (на выборах в Измаил за комунистов автобусы с людьми пригонял, болградские таможенники помогали), не обошлось и без «великого борца против контрабанды», народного депутата Рыбакова (вспомните “Контрабанде-СТОП”, тогда Дериволков группы свои из Болграда посылал на западные таможни и Одессу). Вся его история, от инспектора до министра-взяточника — это контрабанда, коррупция, злоупотребление и воровство, грабеж государства. В Измаиле скажут, что он имел, будучи простым начальником поста “Болград” (это вам не “Чоп”). Если его и его ставленников оставят, то грош цена Майдану. Далее компромат и детальное раследование делишек Дериволкова в материале журналистов сайта ОРД 02 и Акценты ДЕТАЛЬНО РАСЛЕДОВАНИЕ МОЖНО ПРОЧИТАТЬ ТУТ Биография Дериволков родился в 1968 г. в Одесской области. Окончил Одесский техникум измерений, Одесский национальный политехнический университет и Киевский национальный университет им. Тараса Шевченко. Кандидат юридических наук. В 1989 г. начал работать на Измаильской таможне, впоследствии возглавил Придунайскую таможню. С 2006 г. по 2009 г. исполнял обязанности начальника Днестрянской таможни в Винницкой области. С 2009 г. занимал должность главы Государственной таможенной службы. Указом Президента Украины № 171/20131 от 1 апреля 2013 г. Степан Дериволков был уволен с должности заместителя председателя Государственной таможенной службы Украины. Указом № 174/2013 от 1 апреля 2013 г. Дериволков назначен первым заместителем министра доходов и сборов Украины. Народный депутат Игорь Мирошниченко так отозвался об этом назначении: «В умовах безнадійної фінансово-економічної кризи та невпинного “пакращення” мільярдних статків одного-єдиного успішного українського Стоматолога, партія влади цілком резонно вирішила скористатися з формули Ніколая Янавіча Азарова і дала союзникам замість грошей лопату. Лопата, якою найцинічніша група депутатів у нинішньому парламенті буде “добувати собі їжу”, – це посада. Колишній заступник Ігоря Калєтніка по митниці Степан Дериволков після реорганізації податкової та митної служб у Міністерство доходів та зборів цілих чотири місяці зразом з КПУ, яку він представляє, скнів на голодному пайку без перенаправлених до рук міністра Клименка грошових потоків. І ось тепер, 1 квітня 2013 року, указом президента Януковича він призначений першим заступником міністра МінЗДох (надзвичайно вдала народна абревіатура цього фіскально-здирницького монстра при Кабміні). Це та сама “лопата”, якою комуністи будуть наповнювати партійну касу й з біл-бордів по всій країні та відеороликів у всіх електронних та друкованих ЗМІ повертати країну народу. Натомість, у Верховній Раді своїми голосуваннями вони й надалі зміцнюють диктатуру Януковича та посилюють корупцію в країні. Вже наступного дня після знакового призначення комуніста Дериволкова, Пйотр Сіманєнка з соратниками припинили свій демарш з неголосуванням у ВР, забувши пояснити своїм виборцям, чому вони так легко відмовились від власних ультиматумів регіоналам. Хай пенсійна реформа, яку вони намагалися позірно скасувати, внісши лише кілька змін до Закону замість відміни його вцілому, провалилася не набравши достатньо голосів. Проте, з медичними експериментами над українцями вийшла притичина. Ухопивши азаровську лопату – посаду першого зама глави МінЗДоху, комуняки так гайнули вперед, що забули навіть поставити скасування цієї горе-реформи у порядок денний». Год назад Степан Дериволков был арестован СБУ за «крышевание» крупной контрабанды в Украине. Его задержали за то, что прикрывал крупные партии контрабанды на Западной Украине. Но вскоре, понятно, отпустили. Поделился. Сбежавшая невеста и усравшийся Дериволков Исчезнувший после отставки первый вице-спикер Верховной Рады Игорь Калетник решил отдать «февральскую кассу» Гостаможенной службы новой власти, сформированной после бегства экс-президента Виктора Януковича. Об этом якобы заявил первый заместитель главы Миндоходов и сборов Степан Дериволков, пишет журналист Валерий Калныш. «Раз у нас открытая демократия,… прошу нового руководителя ГПУ Олега Махницкого обратить внимание на вот какую историю. Знакомый с таможни сообщил следующее: зам Калетника Дериволков вчера собирал таможенников и сказал, что Калетник «решил вопрос с новой властью». И сказал сдать кассу за февраль новой власти», — написал Калныш на своей странице в Facebook. «Вы же собирались бороться с коррупцией? Таможня более чем для этого подходит», — обратился журналист к представителям новой власти. В частности к новому генпрокурору Махницкому. При этом он не уточнил, о какой сумме идет речь. В пресс-службе Миндоходов информацию не комментируют. Зачищает за собой сайты Ни одна из ссылок на сайте ОРД Речинского который реально пренадлежит Турчинову про Дериволкова уже не работает, а это означает одно, пацаны договорились. Еще в начале прошлого года форумы пестрили подобными комментариями: ТАКОЙ НАГЛОЙ И ГИГАНСКОЙ КОРРУПЦИИ КАК СЕГОДНЯ НА ТАМОЖНЕ НЕ БЫЛО НИКОГДА! По моим данным после многих общений с таможенными брокерами заместитель ДМСУ г-н Дериволков Степан Дмитриевич получает в месяц со своих подчиненных и через своих адъютантов не менее 90млн$ кэша в месяц. Далее львиная доля этих денег переводится на оффшоры Виктора Януковича младшего сына нашего президента, который помог за это “ежемесячное вознаграждение” остаться в трудное время Калетнику при должности. Деньги эти берутся с потребителя которые в последние два года стали сильно переплачивать за товары после резко увеличившегося коррупционного налога. При чем этот так называемый налог растет просто на глазах, ежеквартально в 2 раза. Эта статья на сайте ОРД-02: День таможенника. Игорю Калетнику посвящается. является чистой правдой кроме одной мелочи, ставки взяток указанные в этой статье увеличились в 3 раза. Если раньше мы перестали возить обувь самостоятельно и вынуждены отдавать на растаможку свои грузы “модным” Одесским брокерам, при этом знали что некоторые грузы избегают “модных”, то теперь ни один контейнер не может их обойти, так как любые товары народного потребления проходят согласование у “модных” и ни старый ни новый (Вдовиченко) начальник Южной таможни не вправе без устного согласия “модных” (кумовей и друзей Дериволкова) оформить груз. Таким образом любой предприниматель, любая крупная компания (знаю очень крупные компании с оборотом более 1млрд$ в год) обязаны договорится с “модными” о кэшевом тарифе сверху контейнера. И при этом компании растамаживают своими штатными брокерами на свои компании. “Модные” являются лишь кассирами которые согласовывают со своим старшим кассиром Дериволковым кэшевый тариф и затем как почтальоны доставляют деньги в Киев, оставляя свои комиссионные. Добрые “модные брокеры” идут навстречу и если у тебя произ-во и абсолютно белый груз в виде материалов, оборудования или комплектующих то “модные” ссылаясь на Азарова, который дал команду поддерживать отечественного производителя берут сверху всего 1-2тыс$ с контейнера, если же готовые товары от 3 до 10тыс$ сверху. Всю эту информацию можно легко получить у любого Одесского брокера или просто введите в Яндексе слова “Вор Дериволков” или “Степа Дериволков” и на многочисленных форумах все складывается лучшим образом. Простой бедный предприниматель, который нес стране золотые яйца, и которого зарезала коррупционная система!!! Теперь — пустота. Кристально чистый имидж? Да так, как обосрался Дериволков — надобно уметь. Но он надеется, что никто не узнает. Зря. Вот посмотрите — http://ord-ua.com/2014/02/23/glavnyij-vzyatochnik-stranyi-derivolkov-stepan-dmit rievich/?page=4 или http://ord-ua.com/2014/02/26/glavnyij-vor-stranyi-na-tamozhne-derivolkov/?lpage= 1. Все удалили «честные» СМИ! Дериволков — крыша титушек Вот еще чудом уцелевшая заметка о Степане Дериволкове. Калетник — спонсор черной политики. Могильщик. Все бабло налом, которое получает “Беркут” прямо в автобусах и весь наличман, который идет титушкам — это все оплачивает Калетник. Его люди раз в неделю возят бабло в Харьков, Луганск и Одессу. Хотя с Одессой еще тот цирк. Его заместитель Стёпа Дериволков родом их Измаила и именно он контролирует поставку и оплату одесским титушкам, а поскольку в Одессе с титушками слабовато, то Степе приходится крутиться. Это Кремлю только можно втирать, что Одесса спит и видит себя в составе России (в гробу она ту Россию видела), поэтому Стёпе приходится возить сюда титушек из Приднестровья. Платит Степа приднестровским боевикам по 100 баксов в день. Координирует же всю эту гопоту в Киеве Стёпын зам и он же начальник киевской областной таможни, которая контролирует аэропорт “Борисполь” Гила . Это он ответственный за трассу на Харьков. В общем, братва под Калетником убойная. Недавно они зарезали и выбросили из окна 12 этажа одного начальника отдела, который работал у Гилы и вскрыл (попалил) схему поставок товаров и оружия через терминал аэропорта.
    27.02.2014 21:25 123 Личность Степана Дериволкова, первого заместителя министра налогов и сборов крайне одиозна и известна. К сожалению, не в широких кругах. Такому кортежу из трех и более автомобилей, как у Дериволкова, может много кто позавидовать. По слухам, на всякий случай имеет болгарский паспорт. А случай сейчас может представиться, если начнется люстрация. Но пока Дериволков мертвой хваткой вцепился в должность. Степан Дмитриевич Дериволков — очень порядочный человек, сутками работает над пополнением бюджета. Личного. Дериволков поднялся при помощи Игоря Калетника (на выборах в Измаил за комунистов автобусы с людьми пригонял, болградские таможенники помогали), не обошлось и без «великого борца против контрабанды», народного депутата Рыбакова (вспомните “Контрабанде-СТОП”, тогда Дериволков группы свои из Болграда посылал на западные таможни и Одессу). Вся его история, от инспектора до министра-взяточника — это контрабанда, коррупция, злоупотребление и воровство, грабеж государства. В Измаиле скажут, что он имел, будучи простым начальником поста “Болград” (это вам не “Чоп”). Если его и его ставленников оставят, то грош цена Майдану. Далее компромат и детальное раследование делишек Дериволкова в материале журналистов сайта ОРД 02 и Акценты ДЕТАЛЬНО РАСЛЕДОВАНИЕ МОЖНО ПРОЧИТАТЬ ТУТ Биография Дериволков родился в 1968 г. в Одесской области. Окончил Одесский техникум измерений, Одесский национальный политехнический университет и Киевский национальный университет им. Тараса Шевченко. Кандидат юридических наук. В 1989 г. начал работать на Измаильской таможне, впоследствии возглавил Придунайскую таможню. С 2006 г. по 2009 г. исполнял обязанности начальника Днестрянской таможни в Винницкой области. С 2009 г. занимал должность главы Государственной таможенной службы. Указом Президента Украины № 171/20131 от 1 апреля 2013 г. Степан Дериволков был уволен с должности заместителя председателя Государственной таможенной службы Украины. Указом № 174/2013 от 1 апреля 2013 г. Дериволков назначен первым заместителем министра доходов и сборов Украины. Народный депутат Игорь Мирошниченко так отозвался об этом назначении: «В умовах безнадійної фінансово-економічної кризи та невпинного “пакращення” мільярдних статків одного-єдиного успішного українського Стоматолога, партія влади цілком резонно вирішила скористатися з формули Ніколая Янавіча Азарова і дала союзникам замість грошей лопату. Лопата, якою найцинічніша група депутатів у нинішньому парламенті буде “добувати собі їжу”, – це посада. Колишній заступник Ігоря Калєтніка по митниці Степан Дериволков після реорганізації податкової та митної служб у Міністерство доходів та зборів цілих чотири місяці зразом з КПУ, яку він представляє, скнів на голодному пайку без перенаправлених до рук міністра Клименка грошових потоків. І ось тепер, 1 квітня 2013 року, указом президента Януковича він призначений першим заступником міністра МінЗДох (надзвичайно вдала народна абревіатура цього фіскально-здирницького монстра при Кабміні). Це та сама “лопата”, якою комуністи будуть наповнювати партійну касу й з біл-бордів по всій країні та відеороликів у всіх електронних та друкованих ЗМІ повертати країну народу. Натомість, у Верховній Раді своїми голосуваннями вони й надалі зміцнюють диктатуру Януковича та посилюють корупцію в країні. Вже наступного дня після знакового призначення комуніста Дериволкова, Пйотр Сіманєнка з соратниками припинили свій демарш з неголосуванням у ВР, забувши пояснити своїм виборцям, чому вони так легко відмовились від власних ультиматумів регіоналам. Хай пенсійна реформа, яку вони намагалися позірно скасувати, внісши лише кілька змін до Закону замість відміни його вцілому, провалилася не набравши достатньо голосів. Проте, з медичними експериментами над українцями вийшла притичина. Ухопивши азаровську лопату – посаду першого зама глави МінЗДоху, комуняки так гайнули вперед, що забули навіть поставити скасування цієї горе-реформи у порядок денний». Год назад Степан Дериволков был арестован СБУ за «крышевание» крупной контрабанды в Украине. Его задержали за то, что прикрывал крупные партии контрабанды на Западной Украине. Но вскоре, понятно, отпустили. Поделился. Сбежавшая невеста и усравшийся Дериволков Исчезнувший после отставки первый вице-спикер Верховной Рады Игорь Калетник решил отдать «февральскую кассу» Гостаможенной службы новой власти, сформированной после бегства экс-президента Виктора Януковича. Об этом якобы заявил первый заместитель главы Миндоходов и сборов Степан Дериволков, пишет журналист Валерий Калныш. «Раз у нас открытая демократия,… прошу нового руководителя ГПУ Олега Махницкого обратить внимание на вот какую историю. Знакомый с таможни сообщил следующее: зам Калетника Дериволков вчера собирал таможенников и сказал, что Калетник «решил вопрос с новой властью». И сказал сдать кассу за февраль новой власти», — написал Калныш на своей странице в Facebook. «Вы же собирались бороться с коррупцией? Таможня более чем для этого подходит», — обратился журналист к представителям новой власти. В частности к новому генпрокурору Махницкому. При этом он не уточнил, о какой сумме идет речь. В пресс-службе Миндоходов информацию не комментируют. Зачищает за собой сайты Ни одна из ссылок на сайте ОРД Речинского который реально пренадлежит Турчинову про Дериволкова уже не работает, а это означает одно, пацаны договорились. Еще в начале прошлого года форумы пестрили подобными комментариями: ТАКОЙ НАГЛОЙ И ГИГАНСКОЙ КОРРУПЦИИ КАК СЕГОДНЯ НА ТАМОЖНЕ НЕ БЫЛО НИКОГДА! По моим данным после многих общений с таможенными брокерами заместитель ДМСУ г-н Дериволков Степан Дмитриевич получает в месяц со своих подчиненных и через своих адъютантов не менее 90млн$ кэша в месяц. Далее львиная доля этих денег переводится на оффшоры Виктора Януковича младшего сына нашего президента, который помог за это “ежемесячное вознаграждение” остаться в трудное время Калетнику при должности. Деньги эти берутся с потребителя которые в последние два года стали сильно переплачивать за товары после резко увеличившегося коррупционного налога. При чем этот так называемый налог растет просто на глазах, ежеквартально в 2 раза. Эта статья на сайте ОРД-02: День таможенника. Игорю Калетнику посвящается. является чистой правдой кроме одной мелочи, ставки взяток указанные в этой статье увеличились в 3 раза. Если раньше мы перестали возить обувь самостоятельно и вынуждены отдавать на растаможку свои грузы “модным” Одесским брокерам, при этом знали что некоторые грузы избегают “модных”, то теперь ни один контейнер не может их обойти, так как любые товары народного потребления проходят согласование у “модных” и ни старый ни новый (Вдовиченко) начальник Южной таможни не вправе без устного согласия “модных” (кумовей и друзей Дериволкова) оформить груз. Таким образом любой предприниматель, любая крупная компания (знаю очень крупные компании с оборотом более 1млрд$ в год) обязаны договорится с “модными” о кэшевом тарифе сверху контейнера. И при этом компании растамаживают своими штатными брокерами на свои компании. “Модные” являются лишь кассирами которые согласовывают со своим старшим кассиром Дериволковым кэшевый тариф и затем как почтальоны доставляют деньги в Киев, оставляя свои комиссионные. Добрые “модные брокеры” идут навстречу и если у тебя произ-во и абсолютно белый груз в виде материалов, оборудования или комплектующих то “модные” ссылаясь на Азарова, который дал команду поддерживать отечественного производителя берут сверху всего 1-2тыс$ с контейнера, если же готовые товары от 3 до 10тыс$ сверху. Всю эту информацию можно легко получить у любого Одесского брокера или просто введите в Яндексе слова “Вор Дериволков” или “Степа Дериволков” и на многочисленных форумах все складывается лучшим образом. Простой бедный предприниматель, который нес стране золотые яйца, и которого зарезала коррупционная система!!! Теперь — пустота. Кристально чистый имидж? Да так, как обосрался Дериволков — надобно уметь. Но он надеется, что никто не узнает. Зря. Вот посмотрите — http://ord-ua.com/2014/02/23/glavnyij-vzyatochnik-stranyi-derivolkov-stepan-dmit rievich/?page=4 или http://ord-ua.com/2014/02/26/glavnyij-vor-stranyi-na-tamozhne-derivolkov/?lpage= 1. Все удалили «честные» СМИ! Дериволков — крыша титушек Вот еще чудом уцелевшая заметка о Степане Дериволкове. Калетник — спонсор черной политики. Могильщик. Все бабло налом, которое получает “Беркут” прямо в автобусах и весь наличман, который идет титушкам — это все оплачивает Калетник. Его люди раз в неделю возят бабло в Харьков, Луганск и Одессу. Хотя с Одессой еще тот цирк. Его заместитель Стёпа Дериволков родом их Измаила и именно он контролирует поставку и оплату одесским титушкам, а поскольку в Одессе с титушками слабовато, то Степе приходится крутиться. Это Кремлю только можно втирать, что Одесса спит и видит себя в составе России (в гробу она ту Россию видела), поэтому Стёпе приходится возить сюда титушек из Приднестровья. Платит Степа приднестровским боевикам по 100 баксов в день. Координирует же всю эту гопоту в Киеве Стёпын зам и он же начальник киевской областной таможни, которая контролирует аэропорт “Борисполь” Гила . Это он ответственный за трассу на Харьков. В общем, братва под Калетником убойная. Недавно они зарезали и выбросили из окна 12 этажа одного начальника отдела, который работал у Гилы и вскрыл (попалил) схему поставок товаров и оружия через терминал аэропорта.
    27.02.2014 21:27 123 Личность Степана Дериволкова, первого заместителя министра налогов и сборов крайне одиозна и известна. К сожалению, не в широких кругах. Такому кортежу из трех и более автомобилей, как у Дериволкова, может много кто позавидовать. По слухам, на всякий случай имеет болгарский паспорт. А случай сейчас может представиться, если начнется люстрация. Но пока Дериволков мертвой хваткой вцепился в должность. Степан Дмитриевич Дериволков — очень порядочный человек, сутками работает над пополнением бюджета. Личного. Дериволков поднялся при помощи Игоря Калетника (на выборах в Измаил за комунистов автобусы с людьми пригонял, болградские таможенники помогали), не обошлось и без «великого борца против контрабанды», народного депутата Рыбакова (вспомните “Контрабанде-СТОП”, тогда Дериволков группы свои из Болграда посылал на западные таможни и Одессу). Вся его история, от инспектора до министра-взяточника — это контрабанда, коррупция, злоупотребление и воровство, грабеж государства. В Измаиле скажут, что он имел, будучи простым начальником поста “Болград” (это вам не “Чоп”). Если его и его ставленников оставят, то грош цена Майдану. Далее компромат и детальное раследование делишек Дериволкова в материале журналистов сайта ОРД 02 и Акценты ДЕТАЛЬНО РАСЛЕДОВАНИЕ МОЖНО ПРОЧИТАТЬ ТУТ Биография Дериволков родился в 1968 г. в Одесской области. Окончил Одесский техникум измерений, Одесский национальный политехнический университет и Киевский национальный университет им. Тараса Шевченко. Кандидат юридических наук. В 1989 г. начал работать на Измаильской таможне, впоследствии возглавил Придунайскую таможню. С 2006 г. по 2009 г. исполнял обязанности начальника Днестрянской таможни в Винницкой области. С 2009 г. занимал должность главы Государственной таможенной службы. Указом Президента Украины № 171/20131 от 1 апреля 2013 г. Степан Дериволков был уволен с должности заместителя председателя Государственной таможенной службы Украины. Указом № 174/2013 от 1 апреля 2013 г. Дериволков назначен первым заместителем министра доходов и сборов Украины. Народный депутат Игорь Мирошниченко так отозвался об этом назначении: «В умовах безнадійної фінансово-економічної кризи та невпинного “пакращення” мільярдних статків одного-єдиного успішного українського Стоматолога, партія влади цілком резонно вирішила скористатися з формули Ніколая Янавіча Азарова і дала союзникам замість грошей лопату. Лопата, якою найцинічніша група депутатів у нинішньому парламенті буде “добувати собі їжу”, – це посада. Колишній заступник Ігоря Калєтніка по митниці Степан Дериволков після реорганізації податкової та митної служб у Міністерство доходів та зборів цілих чотири місяці зразом з КПУ, яку він представляє, скнів на голодному пайку без перенаправлених до рук міністра Клименка грошових потоків. І ось тепер, 1 квітня 2013 року, указом президента Януковича він призначений першим заступником міністра МінЗДох (надзвичайно вдала народна абревіатура цього фіскально-здирницького монстра при Кабміні). Це та сама “лопата”, якою комуністи будуть наповнювати партійну касу й з біл-бордів по всій країні та відеороликів у всіх електронних та друкованих ЗМІ повертати країну народу. Натомість, у Верховній Раді своїми голосуваннями вони й надалі зміцнюють диктатуру Януковича та посилюють корупцію в країні. Вже наступного дня після знакового призначення комуніста Дериволкова, Пйотр Сіманєнка з соратниками припинили свій демарш з неголосуванням у ВР, забувши пояснити своїм виборцям, чому вони так легко відмовились від власних ультиматумів регіоналам. Хай пенсійна реформа, яку вони намагалися позірно скасувати, внісши лише кілька змін до Закону замість відміни його вцілому, провалилася не набравши достатньо голосів. Проте, з медичними експериментами над українцями вийшла притичина. Ухопивши азаровську лопату – посаду першого зама глави МінЗДоху, комуняки так гайнули вперед, що забули навіть поставити скасування цієї горе-реформи у порядок денний». Год назад Степан Дериволков был арестован СБУ за «крышевание» крупной контрабанды в Украине. Его задержали за то, что прикрывал крупные партии контрабанды на Западной Украине. Но вскоре, понятно, отпустили. Поделился. Сбежавшая невеста и усравшийся Дериволков Исчезнувший после отставки первый вице-спикер Верховной Рады Игорь Калетник решил отдать «февральскую кассу» Гостаможенной службы новой власти, сформированной после бегства экс-президента Виктора Януковича. Об этом якобы заявил первый заместитель главы Миндоходов и сборов Степан Дериволков, пишет журналист Валерий Калныш. «Раз у нас открытая демократия,… прошу нового руководителя ГПУ Олега Махницкого обратить внимание на вот какую историю. Знакомый с таможни сообщил следующее: зам Калетника Дериволков вчера собирал таможенников и сказал, что Калетник «решил вопрос с новой властью». И сказал сдать кассу за февраль новой власти», — написал Калныш на своей странице в Facebook. «Вы же собирались бороться с коррупцией? Таможня более чем для этого подходит», — обратился журналист к представителям новой власти. В частности к новому генпрокурору Махницкому. При этом он не уточнил, о какой сумме идет речь. В пресс-службе Миндоходов информацию не комментируют. Зачищает за собой сайты Ни одна из ссылок на сайте ОРД Речинского который реально пренадлежит Турчинову про Дериволкова уже не работает, а это означает одно, пацаны договорились. Еще в начале прошлого года форумы пестрили подобными комментариями: ТАКОЙ НАГЛОЙ И ГИГАНСКОЙ КОРРУПЦИИ КАК СЕГОДНЯ НА ТАМОЖНЕ НЕ БЫЛО НИКОГДА! По моим данным после многих общений с таможенными брокерами заместитель ДМСУ г-н Дериволков Степан Дмитриевич получает в месяц со своих подчиненных и через своих адъютантов не менее 90млн$ кэша в месяц. Далее львиная доля этих денег переводится на оффшоры Виктора Януковича младшего сына нашего президента, который помог за это “ежемесячное вознаграждение” остаться в трудное время Калетнику при должности. Деньги эти берутся с потребителя которые в последние два года стали сильно переплачивать за товары после резко увеличившегося коррупционного налога. При чем этот так называемый налог растет просто на глазах, ежеквартально в 2 раза. Эта статья на сайте ОРД-02: День таможенника. Игорю Калетнику посвящается. является чистой правдой кроме одной мелочи, ставки взяток указанные в этой статье увеличились в 3 раза. Если раньше мы перестали возить обувь самостоятельно и вынуждены отдавать на растаможку свои грузы “модным” Одесским брокерам, при этом знали что некоторые грузы избегают “модных”, то теперь ни один контейнер не может их обойти, так как любые товары народного потребления проходят согласование у “модных” и ни старый ни новый (Вдовиченко) начальник Южной таможни не вправе без устного согласия “модных” (кумовей и друзей Дериволкова) оформить груз. Таким образом любой предприниматель, любая крупная компания (знаю очень крупные компании с оборотом более 1млрд$ в год) обязаны договорится с “модными” о кэшевом тарифе сверху контейнера. И при этом компании растамаживают своими штатными брокерами на свои компании. “Модные” являются лишь кассирами которые согласовывают со своим старшим кассиром Дериволковым кэшевый тариф и затем как почтальоны доставляют деньги в Киев, оставляя свои комиссионные. Добрые “модные брокеры” идут навстречу и если у тебя произ-во и абсолютно белый груз в виде материалов, оборудования или комплектующих то “модные” ссылаясь на Азарова, который дал команду поддерживать отечественного производителя берут сверху всего 1-2тыс$ с контейнера, если же готовые товары от 3 до 10тыс$ сверху. Всю эту информацию можно легко получить у любого Одесского брокера или просто введите в Яндексе слова “Вор Дериволков” или “Степа Дериволков” и на многочисленных форумах все складывается лучшим образом. Простой бедный предприниматель, который нес стране золотые яйца, и которого зарезала коррупционная система!!! Теперь — пустота. Кристально чистый имидж? Да так, как обосрался Дериволков — надобно уметь. Но он надеется, что никто не узнает. Зря. Вот посмотрите — http://ord-ua.com/2014/02/23/glavnyij-vzyatochnik-stranyi-derivolkov-stepan-dmit rievich/?page=4 или http://ord-ua.com/2014/02/26/glavnyij-vor-stranyi-na-tamozhne-derivolkov/?lpage= 1. Все удалили «честные» СМИ! Дериволков — крыша титушек Вот еще чудом уцелевшая заметка о Степане Дериволкове. Калетник — спонсор черной политики. Могильщик. Все бабло налом, которое получает “Беркут” прямо в автобусах и весь наличман, который идет титушкам — это все оплачивает Калетник. Его люди раз в неделю возят бабло в Харьков, Луганск и Одессу. Хотя с Одессой еще тот цирк. Его заместитель Стёпа Дериволков родом их Измаила и именно он контролирует поставку и оплату одесским титушкам, а поскольку в Одессе с титушками слабовато, то Степе приходится крутиться. Это Кремлю только можно втирать, что Одесса спит и видит себя в составе России (в гробу она ту Россию видела), поэтому Стёпе приходится возить сюда титушек из Приднестровья. Платит Степа приднестровским боевикам по 100 баксов в день. Координирует же всю эту гопоту в Киеве Стёпын зам и он же начальник киевской областной таможни, которая контролирует аэропорт “Борисполь” Гила . Это он ответственный за трассу на Харьков. В общем, братва под Калетником убойная. Недавно они зарезали и выбросили из окна 12 этажа одного начальника отдела, который работал у Гилы и вскрыл (попалил) схему поставок товаров и оружия через терминал аэропорта.
    27.02.2014 21:32 12 Личность Степана Дериволкова, первого заместителя министра налогов и сборов крайне одиозна и известна. К сожалению, не в широких кругах. Такому кортежу из трех и более автомобилей, как у Дериволкова, может много кто позавидовать. По слухам, на всякий случай имеет болгарский паспорт. А случай сейчас может представиться, если начнется люстрация. Но пока Дериволков мертвой хваткой вцепился в должность. Степан Дмитриевич Дериволков — очень порядочный человек, сутками работает над пополнением бюджета. Личного. Дериволков поднялся при помощи Игоря Калетника (на выборах в Измаил за комунистов автобусы с людьми пригонял, болградские таможенники помогали), не обошлось и без «великого борца против контрабанды», народного депутата Рыбакова (вспомните “Контрабанде-СТОП”, тогда Дериволков группы свои из Болграда посылал на западные таможни и Одессу). Вся его история, от инспектора до министра-взяточника — это контрабанда, коррупция, злоупотребление и воровство, грабеж государства. В Измаиле скажут, что он имел, будучи простым начальником поста “Болград” (это вам не “Чоп”). Если его и его ставленников оставят, то грош цена Майдану. Далее компромат и детальное раследование делишек Дериволкова в материале журналистов сайта ОРД 02 и Акценты ДЕТАЛЬНО РАСЛЕДОВАНИЕ МОЖНО ПРОЧИТАТЬ ТУТ Биография Дериволков родился в 1968 г. в Одесской области. Окончил Одесский техникум измерений, Одесский национальный политехнический университет и Киевский национальный университет им. Тараса Шевченко. Кандидат юридических наук. В 1989 г. начал работать на Измаильской таможне, впоследствии возглавил Придунайскую таможню. С 2006 г. по 2009 г. исполнял обязанности начальника Днестрянской таможни в Винницкой области. С 2009 г. занимал должность главы Государственной таможенной службы. Указом Президента Украины № 171/20131 от 1 апреля 2013 г. Степан Дериволков был уволен с должности заместителя председателя Государственной таможенной службы Украины. Указом № 174/2013 от 1 апреля 2013 г. Дериволков назначен первым заместителем министра доходов и сборов Украины. Народный депутат Игорь Мирошниченко так отозвался об этом назначении: «В умовах безнадійної фінансово-економічної кризи та невпинного “пакращення” мільярдних статків одного-єдиного успішного українського Стоматолога, партія влади цілком резонно вирішила скористатися з формули Ніколая Янавіча Азарова і дала союзникам замість грошей лопату. Лопата, якою найцинічніша група депутатів у нинішньому парламенті буде “добувати собі їжу”, – це посада. Колишній заступник Ігоря Калєтніка по митниці Степан Дериволков після реорганізації податкової та митної служб у Міністерство доходів та зборів цілих чотири місяці зразом з КПУ, яку він представляє, скнів на голодному пайку без перенаправлених до рук міністра Клименка грошових потоків. І ось тепер, 1 квітня 2013 року, указом президента Януковича він призначений першим заступником міністра МінЗДох (надзвичайно вдала народна абревіатура цього фіскально-здирницького монстра при Кабміні). Це та сама “лопата”, якою комуністи будуть наповнювати партійну касу й з біл-бордів по всій країні та відеороликів у всіх електронних та друкованих ЗМІ повертати країну народу. Натомість, у Верховній Раді своїми голосуваннями вони й надалі зміцнюють диктатуру Януковича та посилюють корупцію в країні. Вже наступного дня після знакового призначення комуніста Дериволкова, Пйотр Сіманєнка з соратниками припинили свій демарш з неголосуванням у ВР, забувши пояснити своїм виборцям, чому вони так легко відмовились від власних ультиматумів регіоналам. Хай пенсійна реформа, яку вони намагалися позірно скасувати, внісши лише кілька змін до Закону замість відміни його вцілому, провалилася не набравши достатньо голосів. Проте, з медичними експериментами над українцями вийшла притичина. Ухопивши азаровську лопату – посаду першого зама глави МінЗДоху, комуняки так гайнули вперед, що забули навіть поставити скасування цієї горе-реформи у порядок денний». Год назад Степан Дериволков был арестован СБУ за «крышевание» крупной контрабанды в Украине. Его задержали за то, что прикрывал крупные партии контрабанды на Западной Украине. Но вскоре, понятно, отпустили. Поделился. Сбежавшая невеста и усравшийся Дериволков Исчезнувший после отставки первый вице-спикер Верховной Рады Игорь Калетник решил отдать «февральскую кассу» Гостаможенной службы новой власти, сформированной после бегства экс-президента Виктора Януковича. Об этом якобы заявил первый заместитель главы Миндоходов и сборов Степан Дериволков, пишет журналист Валерий Калныш. «Раз у нас открытая демократия,… прошу нового руководителя ГПУ Олега Махницкого обратить внимание на вот какую историю. Знакомый с таможни сообщил следующее: зам Калетника Дериволков вчера собирал таможенников и сказал, что Калетник «решил вопрос с новой властью». И сказал сдать кассу за февраль новой власти», — написал Калныш на своей странице в Facebook. «Вы же собирались бороться с коррупцией? Таможня более чем для этого подходит», — обратился журналист к представителям новой власти. В частности к новому генпрокурору Махницкому. При этом он не уточнил, о какой сумме идет речь. В пресс-службе Миндоходов информацию не комментируют. Зачищает за собой сайты Ни одна из ссылок на сайте ОРД Речинского который реально пренадлежит Турчинову про Дериволкова уже не работает, а это означает одно, пацаны договорились. Еще в начале прошлого года форумы пестрили подобными комментариями: ТАКОЙ НАГЛОЙ И ГИГАНСКОЙ КОРРУПЦИИ КАК СЕГОДНЯ НА ТАМОЖНЕ НЕ БЫЛО НИКОГДА! По моим данным после многих общений с таможенными брокерами заместитель ДМСУ г-н Дериволков Степан Дмитриевич получает в месяц со своих подчиненных и через своих адъютантов не менее 90млн$ кэша в месяц. Далее львиная доля этих денег переводится на оффшоры Виктора Януковича младшего сына нашего президента, который помог за это “ежемесячное вознаграждение” остаться в трудное время Калетнику при должности. Деньги эти берутся с потребителя которые в последние два года стали сильно переплачивать за товары после резко увеличившегося коррупционного налога. При чем этот так называемый налог растет просто на глазах, ежеквартально в 2 раза. Эта статья на сайте ОРД-02: День таможенника. Игорю Калетнику посвящается. является чистой правдой кроме одной мелочи, ставки взяток указанные в этой статье увеличились в 3 раза. Если раньше мы перестали возить обувь самостоятельно и вынуждены отдавать на растаможку свои грузы “модным” Одесским брокерам, при этом знали что некоторые грузы избегают “модных”, то теперь ни один контейнер не может их обойти, так как любые товары народного потребления проходят согласование у “модных” и ни старый ни новый (Вдовиченко) начальник Южной таможни не вправе без устного согласия “модных” (кумовей и друзей Дериволкова) оформить груз. Таким образом любой предприниматель, любая крупная компания (знаю очень крупные компании с оборотом более 1млрд$ в год) обязаны договорится с “модными” о кэшевом тарифе сверху контейнера. И при этом компании растамаживают своими штатными брокерами на свои компании. “Модные” являются лишь кассирами которые согласовывают со своим старшим кассиром Дериволковым кэшевый тариф и затем как почтальоны доставляют деньги в Киев, оставляя свои комиссионные. Добрые “модные брокеры” идут навстречу и если у тебя произ-во и абсолютно белый груз в виде материалов, оборудования или комплектующих то “модные” ссылаясь на Азарова, который дал команду поддерживать отечественного производителя берут сверху всего 1-2тыс$ с контейнера, если же готовые товары от 3 до 10тыс$ сверху. Всю эту информацию можно легко получить у любого Одесского брокера или просто введите в Яндексе слова “Вор Дериволков” или “Степа Дериволков” и на многочисленных форумах все складывается лучшим образом. Простой бедный предприниматель, который нес стране золотые яйца, и которого зарезала коррупционная система!!! Теперь — пустота. Кристально чистый имидж? Да так, как обосрался Дериволков — надобно уметь. Но он надеется, что никто не узнает. Зря. Вот посмотрите — http://ord-ua.com/2014/02/23/glavnyij-vzyatochnik-stranyi-derivolkov-stepan-dmit rievich/?page=4 или http://ord-ua.com/2014/02/26/glavnyij-vor-stranyi-na-tamozhne-derivolkov/?lpage= 1. Все удалили «честные» СМИ! Дериволков — крыша титушек Вот еще чудом уцелевшая заметка о Степане Дериволкове. Калетник — спонсор черной политики. Могильщик. Все бабло налом, которое получает “Беркут” прямо в автобусах и весь наличман, который идет титушкам — это все оплачивает Калетник. Его люди раз в неделю возят бабло в Харьков, Луганск и Одессу. Хотя с Одессой еще тот цирк. Его заместитель Стёпа Дериволков родом их Измаила и именно он контролирует поставку и оплату одесским титушкам, а поскольку в Одессе с титушками слабовато, то Степе приходится крутиться. Это Кремлю только можно втирать, что Одесса спит и видит себя в составе России (в гробу она ту Россию видела), поэтому Стёпе приходится возить сюда титушек из Приднестровья. Платит Степа приднестровским боевикам по 100 баксов в день. Координирует же всю эту гопоту в Киеве Стёпын зам и он же начальник киевской областной таможни, которая контролирует аэропорт “Борисполь” Гила . Это он ответственный за трассу на Харьков. В общем, братва под Калетником убойная. Недавно они зарезали и выбросили из окна 12 этажа одного начальника отдела, который работал у Гилы и вскрыл (попалил) схему поставок товаров и оружия через терминал.
    27.02.2014 21:43 Анна Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой страница номер 1 Лучшее предложение! Стальной Nokia 6700 — 290 грн. Осталось 7 штук supergadget.com.ua Скидка 50% Ботильоны и туфли Обувь, которая сводит с ума. Хватит переплачивать! lamoda.ua Скидка 70% Легальный способ Начните платить за свет в 3 раза меньше skidka24.com.ua 255 грн. Страница номер Том 1 Часть первая Глава 1 — Еh bien, mon prince. Genes et Lucques ne sont plus que des apanages, des поместья, de la famille Buonaparte. Non, je vous previens, que si vous ne me dites pas, que nous avons la guerre, si vous vous permettez encore de pallier toutes les infamies, toutes les atrocites de cet Antichrist (ma parole, jy crois) — je ne vous connais plus, vous netes plus mon ami, vous netes plus мой верный раб, comme vous dites. [Ну, что, князь, Генуа и Лукка стали не больше, как поместьями фамилии Бонапарте. Нет, я вас предупреждаю, если вы мне не скажете, что у нас война, если вы еще позволите себе защищать все гадости, все ужасы этого Антихриста (право, я верю, что он Антихрист) — я вас больше не знаю, вы уж не друг мой, вы уж не мой верный раб, как вы говорите. ] Ну, здравствуйте, здравствуйте. Je vois que je vous fais peur, [Я вижу, что я вас пугаю, ] садитесь и рассказывайте. Так говорила в июле 1805 года известная Анна Павловна Шерер, фрейлина и приближенная императрицы Марии Феодоровны, встречая важного и чиновного князя Василия, первого приехавшего на ее вечер. Анна Павловна кашляла несколько дней, у нее был грипп, как она говорила (грипп был тогда новое слово, употреблявшееся только редкими). В записочках, разосланных утром с красным лакеем, было написано без различия во всех: «Si vous navez rien de mieux a faire, M. le comte (или mon prince), et si la perspective de passer la soiree chez une pauvre malade ne vous effraye pas trop, je serai charmee de vous voir chez moi entre 7 et 10 heures. Annette Scherer». [Если y вас, граф (или князь), нет в виду ничего лучшего и если перспектива вечера у бедной больной не слишком вас пугает, то я буду очень рада видеть вас нынче у себя между семью и десятью часами. Анна Шерер. ] — Dieu, quelle virulente sortie [О! какое жестокое нападение!] — отвечал, нисколько не смутясь такою встречей, вошедший князь, в придворном, шитом мундире, в чулках, башмаках, при звездах, с светлым выражением плоского лица. Он говорил на том изысканном французском языке, на котором не только говорили, но и думали наши деды, и с теми тихими, покровительственными интонациями, которые свойственны состаревшемуся в свете и при дворе значительному человеку. Он подошел к Анне Павловне, поцеловал ее руку, подставив ей свою надушенную и сияющую лысину, и покойно уселся на диване. — Avant tout dites moi, comment vous allez, chere amie? [Прежде всего скажите, как ваше здоровье?] Успокойте друга, — сказал он, не изменяя голоса и тоном, в котором из-за приличия и участия просвечивало равнодушие и даже насмешка. — Как можно быть здоровой… когда нравственно страдаешь? Разве можно оставаться спокойною в наше время, когда есть у человека чувство? — сказала Анна Павловна. — Вы весь вечер у меня, надеюсь? — А праздник английского посланника? Нынче середа. Мне надо показаться там, — сказал князь. — Дочь заедет за мной и повезет меня. — Я думала, что нынешний праздник отменен. Je vous avoue que toutes ces fetes et tous ces feux dartifice commencent a devenir insipides. [Признаюсь, все эти праздники и фейерверки становятся несносны. ] — Ежели бы знали, что вы этого хотите, праздник бы отменили, — сказал князь, по привычке, как заведенные часы, говоря вещи, которым он и не хотел, чтобы верили. — Ne me tourmentez pas. Eh bien, qua-t-on decide par rapport a la depeche de Novosiizoff? Vous savez tout. [Не мучьте меня. Ну, что же решили по случаю депеши Новосильцова? Вы все знаете. ] — Как вам сказать? — сказал князь холодным, скучающим тоном. — Qua-t-on decide? On a decide que Buonaparte a brule ses vaisseaux, et je crois que nous sommes en train de bruler les notres. [Что решили? Решили, что Бонапарте сжег свои корабли; и мы тоже, кажется, готовы сжечь наши. ] — Князь Василий говорил всегда лениво, как актер говорит роль старой пиесы. Анна Павловна Шерер, напротив, несмотря на свои сорок лет, была преисполнена оживления и порывов. Быть энтузиасткой сделалось ее общественным положением, и иногда, когда ей даже того не хотелось, она, чтобы не обмануть ожиданий людей, знавших ее, делалась энтузиасткой. Сдержанная улыбка, игравшая постоянно на лице Анны Павловны, хотя и не шла к ее отжившим чертам, выражала, как у избалованных детей, постоянное сознание своего милого недостатка, от которого она не хочет, не может и не находит нужным исправляться. В середине разговора про политические действия Анна Павловна разгорячилась. — Ах, не говорите мне про Австрию! Я ничего не понимаю, может быть, но Австрия никогда не хотела и не хочет войны. Она предает нас. Россия одна должна быть спасительницей Европы. Наш благодетель знает свое высокое призвание и будет верен ему. Вот одно, во что я верю. Нашему доброму и чудному государю предстоит величайшая роль в мире, и он так добродетелен и хорош, что Бог не оставит его, и он исполнит свое призвание задавить гидру революции, которая теперь еще ужаснее в лице этого убийцы и злодея. Мы одни должны искупить кровь праведника… На кого нам надеяться, я вас спрашиваю?… Англия с своим коммерческим духом не поймет и не может понять всю высоту души императора Александра. Она отказалась очистить Мальту. Она хочет видеть, ищет заднюю мысль наших действий. Что они сказали Новосильцову?… Ничего. Они не поняли, они не могут понять самоотвержения нашего императора, который ничего не хочет для себя и всё хочет для блага мира. И что они обещали? Ничего. И что обещали, и того не будет! Пруссия уж объявила, что Бонапарте непобедим и что вся Европа ничего не может против него… И я не верю ни в одном слове ни Гарденбергу, ни Гаугвицу. Cette fameuse neutralite prussienne, ce nest quun piege. [Этот пресловутый нейтралитет Пруссии — только западня. ] Я верю в одного Бога и в высокую судьбу нашего милого императора. Он спасет Европу!.. — Она вдруг остановилась с улыбкою насмешки над своею горячностью. — Я думаю, — сказал князь улыбаясь, — что ежели бы вас послали вместо нашего милого Винценгероде, вы бы взяли приступом согласие прусского короля. Вы так красноречивы. Вы дадите мне чаю? Назад12345678910…240Вперед Страница номер Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой страница номер 2 Шерхан 1101 — 200грн Парализатор высочайшего класса с мощным фонарем tochtonado.com.ua Скидка 50% Полная распродажа Мужская верхняя одежда. От ветровок до пуховиков lamoda.ua Скидка 70% Спортивно и стильно Эксклюзивная распродажа NIKE на modnaKasta! modnakasta.ua Скидка 60% Страница номер — Сейчас. A propos, — прибавила она, опять успокоиваясь, — нынче у меня два очень интересные человека, le vicomte de MorteMariet, il est allie aux Montmorency par les Rohans, [Кстати, — виконт Мортемар, ] он в родстве с Монморанси чрез Роганов, ] одна из лучших фамилий Франции. Это один из хороших эмигрантов, из настоящих. И потом labbe Morio: [аббат Морио: ] вы знаете этот глубокий ум? Он был принят государем. Вы знаете? — А! Я очень рад буду, — сказал князь. — Скажите, — прибавил он, как будто только что вспомнив что-то и особенно-небрежно, тогда как то, о чем он спрашивал, было главною целью его посещения, — правда, что limperatrice-mere [императрица-мать] желает назначения барона Функе первым секретарем в Вену? Cest un pauvre sire, ce baron, a ce quil parait. [Этот барон, кажется, ничтожная личность. ] — Князь Василий желал определить сына на это место, которое через императрицу Марию Феодоровну старались доставить барону. Анна Павловна почти закрыла глаза в знак того, что ни она, ни кто другой не могут судить про то, что угодно или нравится императрице. — Monsieur le baron de Funke a ete recommande a limperatrice-mere par sa soeur, [Барон Функе рекомендован императрице-матери ее сестрою, ] — только сказала она грустным, сухим тоном. В то время, как Анна Павловна назвала императрицу, лицо ее вдруг представило глубокое и искреннее выражение преданности и уважения, соединенное с грустью, что с ней бывало каждый раз, когда она в разговоре упоминала о своей высокой покровительнице. Она сказала, что ее величество изволила оказать барону Функе beaucoup destime, [много уважения, ] и опять взгляд ее подернулся грустью. Князь равнодушно замолк. Анна Павловна, с свойственною ей придворною и женскою ловкостью и быстротою такта, захотела и щелконуть князя за то, что он дерзнул так отозваться о лице, рекомендованном императрице, и в то же время утешить его. — Mais a propos de votre famille,[Кстати о вашей семье, ] — сказала она, — знаете ли, что ваша дочь с тех пор, как выезжает, fait les delices de tout le monde. On la trouve belle, comme le jour. [составляет восторг всего общества. Ее находят прекрасною, как день. ] Князь наклонился в знак уважения и признательности. — Я часто думаю, — продолжала Анна Павловна после минутного молчания, подвигаясь к князю и ласково улыбаясь ему, как будто выказывая этим, что политические и светские разговоры кончены и теперь начинается задушевный, — я часто думаю, как иногда несправедливо распределяется счастие жизни. За что вам судьба дала таких двух славных детей (исключая Анатоля, вашего меньшого, я его не люблю, — вставила она безапелляционно, приподняв брови) — таких прелестных детей? А вы, право, менее всех цените их и потому их не стоите. И она улыбнулась своею восторженною улыбкой. — Que voulez-vous? Lafater aurait dit que je nai pas la bosse de la paterienite, [Чего вы хотите? Лафатер сказал бы, что у меня нет шишки родительской любви, ] — сказал князь. — Перестаньте шутить. Я хотела серьезно поговорить с вами. Знаете, я недовольна вашим меньшим сыном. Между нами будь сказано (лицо ее приняло грустное выражение), о нем говорили у ее величества и жалеют вас… Князь не отвечал, но она молча, значительно глядя на него, ждала ответа. Князь Василий поморщился. — Что вы хотите, чтоб я делал! — сказал он наконец. — Вы знаете, я сделал для их воспитания все, что может отец, и оба вышли des imbeciles. [дураки. ] Ипполит, по крайней мере, покойный дурак, а Анатоль — беспокойный. Вот одно различие, — сказал он, улыбаясь более неестественно и одушевленно, чем обыкновенно, и при этом особенно резко выказывая в сложившихся около его рта морщинах что-то неожиданно-грубое и неприятное. — И зачем родятся дети у таких людей, как вы? Ежели бы вы не были отец, я бы ни в чем не могла упрекнуть вас, — сказала Анна Павловна, задумчиво поднимая глаза. — Je suis votre [Я ваш] верный раб, et a vous seule je puis lavouer. Мои дети — ce sont les entraves de mon existence. [вам одним могу признаться. Мои дети — обуза моего существования. ] — Он помолчал, выражая жестом свою покорность жестокой судьбе. Анна Павловна задумалась. — Вы никогда не думали о том, чтобы женить вашего блудного сына Анатоля? Говорят, — сказала она, — что старые девицы ont la manie des Marieiages. [имеют манию женить. ] Я еще не чувствую за собою этой слабости, но у меня есть одна petite personne [маленькая особа], которая очень несчастлива с отцом, une parente a nous, une princesse [наша родственница, княжна] Болконская. — Князь Василий не отвечал, хотя с свойственною светским людям быстротой соображения и памяти показал движением головы, что он принял к соображению эти сведения. — Нет, вы знаете ли, что этот Анатоль мне стоит 40.000 в год, — сказал он, видимо, не в силах удерживать печальный ход своих мыслей. Он помолчал. — Что будет через пять лет, если это пойдет так? Voila lavantage detre pere. [Вот выгода быть отцом. ] Она богата, ваша княжна? — Отец очень богат и скуп. Он живет в деревне. Знаете, этот известный князь Болконский, отставленный еще при покойном императоре и прозванный прусским королем. Он очень умный человек, но со странностями и тяжелый. La pauvre petite est malheureuse, comme les pierres. [Бедняжка несчастлива, как камни. ] У нее брат, вот что недавно женился на Lise Мейнен, адъютант Кутузова. Он будет нынче у меня. — Ecoutez, chere Annette, [Послушайте, милая Аннет, ] — сказал князь, взяв вдруг свою собеседницу за руку и пригибая ее почему-то книзу. — Arrangez-moi cette affaire et je suis votre [Устройте мне это дело, и я навсегда ваш] вернейший раб a tout jamais pan, comme mon староста mecrit des [как пишет мне мой староста] донесенья: покой-ер-п!. Она хорошей фамилии и богата. Всё, что мне нужно. И он с теми свободными и фамильярными, грациозными движениями, которые его отличали, взял за руку фрейлину, поцеловал ее и, поцеловав, помахал фрейлинскою рукой, развалившись на креслах и глядя в сторону. Назад12345678910…240Вперед Страница номер Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой страница номер 2 Шерхан 1101 — 200грн Парализатор высочайшего класса с мощным фонарем tochtonado.com.ua Скидка 50% Полная распродажа Мужская верхняя одежда. От ветровок до пуховиков lamoda.ua Скидка 70% Спортивно и стильно Эксклюзивная распродажа NIKE на modnaKasta! modnakasta.ua Скидка 60% Страница номер — Сейчас. A propos, — прибавила она, опять успокоиваясь, — нынче у меня два очень интересные человека, le vicomte de MorteMariet, il est allie aux Montmorency par les Rohans, [Кстати, — виконт Мортемар, ] он в родстве с Монморанси чрез Роганов, ] одна из лучших фамилий Франции. Это один из хороших эмигрантов, из настоящих. И потом labbe Morio: [аббат Морио: ] вы знаете этот глубокий ум? Он был принят государем. Вы знаете? — А! Я очень рад буду, — сказал князь. — Скажите, — прибавил он, как будто только что вспомнив что-то и особенно-небрежно, тогда как то, о чем он спрашивал, было главною целью его посещения, — правда, что limperatrice-mere [императрица-мать] желает назначения барона Функе первым секретарем в Вену? Cest un pauvre sire, ce baron, a ce quil parait. [Этот барон, кажется, ничтожная личность. ] — Князь Василий желал определить сына на это место, которое через императрицу Марию Феодоровну старались доставить барону. Анна Павловна почти закрыла глаза в знак того, что ни она, ни кто другой не могут судить про то, что угодно или нравится императрице. — Monsieur le baron de Funke a ete recommande a limperatrice-mere par sa soeur, [Барон Функе рекомендован императрице-матери ее сестрою, ] — только сказала она грустным, сухим тоном. В то время, как Анна Павловна назвала императрицу, лицо ее вдруг представило глубокое и искреннее выражение преданности и уважения, соединенное с грустью, что с ней бывало каждый раз, когда она в разговоре упоминала о своей высокой покровительнице. Она сказала, что ее величество изволила оказать барону Функе beaucoup destime, [много уважения, ] и опять взгляд ее подернулся грустью. Князь равнодушно замолк. Анна Павловна, с свойственною ей придворною и женскою ловкостью и быстротою такта, захотела и щелконуть князя за то, что он дерзнул так отозваться о лице, рекомендованном императрице, и в то же время утешить его. — Mais a propos de votre famille,[Кстати о вашей семье, ] — сказала она, — знаете ли, что ваша дочь с тех пор, как выезжает, fait les delices de tout le monde. On la trouve belle, comme le jour. [составляет восторг всего общества. Ее находят прекрасною, как день. ] Князь наклонился в знак уважения и признательности. — Я часто думаю, — продолжала Анна Павловна после минутного молчания, подвигаясь к князю и ласково улыбаясь ему, как будто выказывая этим, что политические и светские разговоры кончены и теперь начинается задушевный, — я часто думаю, как иногда несправедливо распределяется счастие жизни. За что вам судьба дала таких двух славных детей (исключая Анатоля, вашего меньшого, я его не люблю, — вставила она безапелляционно, приподняв брови) — таких прелестных детей? А вы, право, менее всех цените их и потому их не стоите. И она улыбнулась своею восторженною улыбкой. — Que voulez-vous? Lafater aurait dit que je nai pas la bosse de la paterienite, [Чего вы хотите? Лафатер сказал бы, что у меня нет шишки родительской любви, ] — сказал князь. — Перестаньте шутить. Я хотела серьезно поговорить с вами. Знаете, я недовольна вашим меньшим сыном. Между нами будь сказано (лицо ее приняло грустное выражение), о нем говорили у ее величества и жалеют вас… Князь не отвечал, но она молча, значительно глядя на него, ждала ответа. Князь Василий поморщился. — Что вы хотите, чтоб я делал! — сказал он наконец. — Вы знаете, я сделал для их воспитания все, что может отец, и оба вышли des imbeciles. [дураки. ] Ипполит, по крайней мере, покойный дурак, а Анатоль — беспокойный. Вот одно различие, — сказал он, улыбаясь более неестественно и одушевленно, чем обыкновенно, и при этом особенно резко выказывая в сложившихся около его рта морщинах что-то неожиданно-грубое и неприятное. — И зачем родятся дети у таких людей, как вы? Ежели бы вы не были отец, я бы ни в чем не могла упрекнуть вас, — сказала Анна Павловна, задумчиво поднимая глаза. — Je suis votre [Я ваш] верный раб, et a vous seule je puis lavouer. Мои дети — ce sont les entraves de mon existence. [вам одним могу признаться. Мои дети — обуза моего существования. ] — Он помолчал, выражая жестом свою покорность жестокой судьбе. Анна Павловна задумалась. — Вы никогда не думали о том, чтобы женить вашего блудного сына Анатоля? Говорят, — сказала она, — что старые девицы ont la manie des Marieiages. [имеют манию женить. ] Я еще не чувствую за собою этой слабости, но у меня есть одна petite personne [маленькая особа], которая очень несчастлива с отцом, une parente a nous, une princesse [наша родственница, княжна] Болконская. — Князь Василий не отвечал, хотя с свойственною светским людям быстротой соображения и памяти показал движением головы, что он принял к соображению эти сведения. — Нет, вы знаете ли, что этот Анатоль мне стоит 40.000 в год, — сказал он, видимо, не в силах удерживать печальный ход своих мыслей. Он помолчал. — Что будет через пять лет, если это пойдет так? Voila lavantage detre pere. [Вот выгода быть отцом. ] Она богата, ваша княжна? — Отец очень богат и скуп. Он живет в деревне. Знаете, этот известный князь Болконский, отставленный еще при покойном императоре и прозванный прусским королем. Он очень умный человек, но со странностями и тяжелый. La pauvre petite est malheureuse, comme les pierres. [Бедняжка несчастлива, как камни. ] У нее брат, вот что недавно женился на Lise Мейнен, адъютант Кутузова. Он будет нынче у меня. — Ecoutez, chere Annette, [Послушайте, милая Аннет, ] — сказал князь, взяв вдруг свою собеседницу за руку и пригибая ее почему-то книзу. — Arrangez-moi cette affaire et je suis votre [Устройте мне это дело, и я навсегда ваш] вернейший раб a tout jamais pan, comme mon староста mecrit des [как пишет мне мой староста] донесенья: покой-ер-п!. Она хорошей фамилии и богата. Всё, что мне нужно. И он с теми свободными и фамильярными, грациозными движениями, которые его отличали, взял за руку фрейлину, поцеловал ее и, поцеловав, помахал фрейлинскою рукой, развалившись на креслах и глядя в Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой страница номер 2 Шерхан 1101 — 200грн Парализатор высочайшего класса с мощным фонарем tochtonado.com.ua Скидка 50% Полная распродажа Мужская верхняя одежда. От ветровок до пуховиков lamoda.ua Скидка 70% Спортивно и стильно Эксклюзивная распродажа NIKE на modnaKasta! modnakasta.ua Скидка 60% Страница номер — Сейчас. A propos, — прибавила она, опять успокоиваясь, — нынче у меня два очень интересные человека, le vicomte de MorteMariet, il est allie aux Montmorency par les Rohans, [Кстати, — виконт Мортемар, ] он в родстве с Монморанси чрез Роганов, ] одна из лучших фамилий Франции. Это один из хороших эмигрантов, из настоящих. И потом labbe Morio: [аббат Морио: ] вы знаете этот глубокий ум? Он был принят государем. Вы знаете? — А! Я очень рад буду, — сказал князь. — Скажите, — прибавил он, как будто только что вспомнив что-то и особенно-небрежно, тогда как то, о чем он спрашивал, было главною целью его посещения, — правда, что limperatrice-mere [императрица-мать] желает назначения барона Функе первым секретарем в Вену? Cest un pauvre sire, ce baron, a ce quil parait. [Этот барон, кажется, ничтожная личность. ] — Князь Василий желал определить сына на это место, которое через императрицу Марию Феодоровну старались доставить барону. Анна Павловна почти закрыла глаза в знак того, что ни она, ни кто другой не могут судить про то, что угодно или нравится императрице. — Monsieur le baron de Funke a ete recommande a limperatrice-mere par sa soeur, [Барон Функе рекомендован императрице-матери ее сестрою, ] — только сказала она грустным, сухим тоном. В то время, как Анна Павловна назвала императрицу, лицо ее вдруг представило глубокое и искреннее выражение преданности и уважения, соединенное с грустью, что с ней бывало каждый раз, когда она в разговоре упоминала о своей высокой покровительнице. Она сказала, что ее величество изволила оказать барону Функе beaucoup destime, [много уважения, ] и опять взгляд ее подернулся грустью. Князь равнодушно замолк. Анна Павловна, с свойственною ей придворною и женскою ловкостью и быстротою такта, захотела и щелконуть князя за то, что он дерзнул так отозваться о лице, рекомендованном императрице, и в то же время утешить его. — Mais a propos de votre famille,[Кстати о вашей семье, ] — сказала она, — знаете ли, что ваша дочь с тех пор, как выезжает, fait les delices de tout le monde. On la trouve belle, comme le jour. [составляет восторг всего общества. Ее находят прекрасною, как день. ] Князь наклонился в знак уважения и признательности. — Я часто думаю, — продолжала Анна Павловна после минутного молчания, подвигаясь к князю и ласково улыбаясь ему, как будто выказывая этим, что политические и светские разговоры кончены и теперь начинается задушевный, — я часто думаю, как иногда несправедливо распределяется счастие жизни. За что вам судьба дала таких двух славных детей (исключая Анатоля, вашего меньшого, я его не люблю, — вставила она безапелляционно, приподняв брови) — таких прелестных детей? А вы, право, менее всех цените их и потому их не стоите. И она улыбнулась своею восторженною улыбкой. — Que voulez-vous? Lafater aurait dit que je nai pas la bosse de la paterienite, [Чего вы хотите? Лафатер сказал бы, что у меня нет шишки родительской любви, ] — сказал князь. — Перестаньте шутить. Я хотела серьезно поговорить с вами. Знаете, я недовольна вашим меньшим сыном. Между нами будь сказано (лицо ее приняло грустное выражение), о нем говорили у ее величества и жалеют вас… Князь не отвечал, но она молча, значительно глядя на него, ждала ответа. Князь Василий поморщился. — Что вы хотите, чтоб я делал! — сказал он наконец. — Вы знаете, я сделал для их воспитания все, что может отец, и оба вышли des imbeciles. [дураки. ] Ипполит, по крайней мере, покойный дурак, а Анатоль — беспокойный. Вот одно различие, — сказал он, улыбаясь более неестественно и одушевленно, чем обыкновенно, и при этом особенно резко выказывая в сложившихся около его рта морщинах что-то неожиданно-грубое и неприятное. — И зачем родятся дети у таких людей, как вы? Ежели бы вы не были отец, я бы ни в чем не могла упрекнуть вас, — сказала Анна Павловна, задумчиво поднимая глаза. — Je suis votre [Я ваш] верный раб, et a vous seule je puis lavouer. Мои дети — ce sont les entraves de mon existence. [вам одним могу признаться. Мои дети — обуза моего существования. ] — Он помолчал, выражая жестом свою покорность жестокой судьбе. Анна Павловна задумалась. — Вы никогда не думали о том, чтобы женить вашего блудного сына Анатоля? Говорят, — сказала она, — что старые девицы ont la manie des Marieiages. [имеют манию женить. ] Я еще не чувствую за собою этой слабости, но у меня есть одна petite personne [маленькая особа], которая очень несчастлива с отцом, une parente a nous, une princesse [наша родственница, княжна] Болконская. — Князь Василий не отвечал, хотя с свойственною светским людям быстротой соображения и памяти показал движением головы, что он принял к соображению эти сведения. — Нет, вы знаете ли, что этот Анатоль мне стоит 40.000 в год, — сказал он, видимо, не в силах удерживать печальный ход своих мыслей. Он помолчал. — Что будет через пять лет, если это пойдет так? Voila lavantage detre pere. [Вот выгода быть отцом. ] Она богата, ваша княжна? — Отец очень богат и скуп. Он живет в деревне. Знаете, этот известный князь Болконский, отставленный еще при покойном императоре и прозванный прусским королем. Он очень умный человек, но со странностями и тяжелый. La pauvre petite est malheureuse, comme les pierres. [Бедняжка несчастлива, как камни. ] У нее брат, вот что недавно женился на Lise Мейнен, адъютант Кутузова. Он будет нынче у меня. — Ecoutez, chere Annette, [Послушайте, милая Аннет, ] — сказал князь, взяв вдруг свою собеседницу за руку и пригибая ее почему-то книзу. — Arrangez-moi cette affaire et je suis votre [Устройте мне это дело, и я навсегда ваш] вернейший раб a tout jamais pan, comme mon староста mecrit des [как пишет мне мой староста] донесенья: покой-ер-п!. Она хорошей фамилии и богата. Всё, что мне нужно. И он с теми свободными и фамильярными, грациозными движениями, которые его отличали, взял за руку фрейлину, поцеловал ее и, поцеловав, помахал фрейлинскою рукой, развалившись на креслах и глядя в сторону. Назад12345678910…240Вперед Страница номер Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению — Attendez [Подождите], — сказала Анна Павловна, соображая. — Я нынче же поговорю Lise (la femme du jeune Болконский). [с Лизой (женой молодого Болконского). ] И, может быть, это уладится. Ce sera dans votre famille, que je ferai mon apprentissage de vieille fille. [Я в вашем семействе начну обучаться ремеслу старой девки. ] Глава 2 Гостиная Анны Павловны начала понемногу наполняться. Приехала высшая знать Петербурга, люди самые разнородные по возрастам и характерам, но одинаковые по обществу, в каком все жили; приехала дочь князя Василия, красавица Элен, заехавшая за отцом, чтобы с ним вместе ехать на праздник посланника. Она была в шифре и бальном платье. Приехала и известная, как la femme la plus seduisante de Petersbourg [самая обворожительная женщина в Петербурге, ], молодая, маленькая княгиня Болконская, прошлую зиму вышедшая замуж и теперь не выезжавшая в большой свет по причине своей беременности, но ездившая еще на небольшие вечера. Приехал князь Ипполит, сын князя Василия, с Мортемаром, которого он представил; приехал и аббат Морио и многие другие. — Вы не видали еще? или: — вы не знакомы с ma tante [с моей тетушкой]? — говорила Анна Павловна приезжавшим гостям и весьма серьезно подводила их к маленькой старушке в высоких бантах, выплывшей из другой комнаты, как скоро стали приезжать гости, называла их по имени, медленно переводя глаза с гостя на ma tante [тетушку], и потом отходила. Все гости совершали обряд приветствования никому неизвестной, никому неинтересной и ненужной тетушки. Анна Павловна с грустным, торжественным участием следила за их приветствиями, молчаливо одобряя их. Ma tante каждому говорила в одних и тех же выражениях о его здоровье, о своем здоровье и о здоровье ее величества, которое нынче было, слава Богу, лучше. Все подходившие, из приличия не выказывая поспешности, с чувством облегчения исполненной тяжелой обязанности отходили от старушки, чтобы уж весь вечер ни разу не подойти к ней. Молодая княгиня Болконская приехала с работой в шитом золотом бархатном мешке. Ее хорошенькая, с чуть черневшимися усиками верхняя губка была коротка по зубам, но тем милее она открывалась и тем еще милее вытягивалась иногда и опускалась на нижнюю. Как это всегда бывает у вполне-привлекательных женщин, недостаток ее — короткость губы и полуоткрытый рот — казались ее особенною, собственно ее красотой. Всем было весело смотреть на эту, полную здоровья и живости, хорошенькую будущую мать, так легко переносившую свое положение. Старикам и скучающим, мрачным молодым людям, смотревшим на нее, казалось, что они сами делаются похожи на нее, побыв и поговорив несколько времени с ней. Кто говорил с ней и видел при каждом слове ее светлую улыбочку и блестящие белые зубы, которые виднелись беспрестанно, тот думал, что он особенно нынче любезен. И это думал каждый. Маленькая княгиня, переваливаясь, маленькими быстрыми шажками обошла стол с рабочею сумочкою на руке и, весело оправляя платье, села на диван, около серебряного самовара, как будто всё, что она ни делала, было part de plaisir [развлечением] для нее и для всех ее окружавших. — Jai apporte mon ouvrage [Я захватила работу], — сказала она, развертывая свой ридикюль и обращаясь ко всем вместе. — Смотрите, Annette, ne me jouez pas un mauvais tour, — обратилась она к хозяйке. — Vous mavez ecrit, que cetait une toute petite soiree; voyez, comme je suis attifee. [Не сыграйте со мной дурной шутки; вы мне писали, что у вас совсем маленький вечер. Видите, как я одета дурно. ] И она развела руками, чтобы показать свое, в кружевах, серенькое изящное платье, немного ниже грудей опоясанное широкою лентой. — Soyez tranquille, Lise, vous serez toujours la plus jolie [Будьте спокойны, вы всё будете лучше всех], — отвечала Анна Павловна. — Vous savez, mon mari mabandonne, — продолжала она тем же тоном, обращаясь к генералу, — il va se faire tuer. Dites moi, pourquoi cette vilaine guerre, [Вы знаете, мой муж покидает меня. Идет на смерть. Скажите, зачем эта гадкая война, ] — сказала она князю Василию и, не дожидаясь ответа, обратилась к дочери князя Василия, к красивой Элен. — Quelle delicieuse personne, que cette petite princesse! [Что за прелестная особа эта маленькая княгиня!] — сказал князь Василий тихо Анне Павловне. Вскоре после маленькой княгини вошел массивный, толстый молодой человек с стриженою головой, в очках, светлых панталонах по тогдашней моде, с высоким жабо и в коричневом фраке. Этот толстый молодой человек был незаконный сын знаменитого Екатерининского вельможи, графа Безухого, умиравшего теперь в Москве. Он нигде не служил еще, только что приехал из-за границы, где он воспитывался, и был в первый раз в обществе. Анна Павловна приветствовала его поклоном, относящимся к людям самой низшей иерархии в ее салоне. Но, несмотря на это низшее по своему сорту приветствие, при виде вошедшего Пьера в лице Анны Павловны изобразилось беспокойство и страх, подобный тому, который выражается при виде чего-нибудь слишком огромного и несвойственного месту. Хотя, действительно, Пьер был несколько больше других мужчин в комнате, но этот страх мог относиться только к тому умному и вместе робкому, наблюдательному и естественному взгляду, отличавшему его от всех в этой гостиной. — Cest bien aimable a vous, monsieur Pierre, detre venu voir une pauvre malade, [Очень любезно с вашей стороны, Пьер, что вы пришли навестить бедную больную, ] — сказала ему Анна Павловна, испуганно переглядываясь с тетушкой, к которой она подводила его. Пьер пробурлил что-то непонятное и продолжал отыскивать что-то глазами. Он радостно, весело улыбнулся, кланяясь маленькой княгине, как близкой знакомой, и подошел к тетушке. Страх Анны Павловны был не напрасен, потому что Пьер, не дослушав речи тетушки о здоровье ее величества, отошел от нее. Анна Павловна испуганно остановила его словами: — Вы не знаете аббата Морио? он очень интересный человек… — сказала она. — Да, я слышал про его план вечного мира, и это очень интересно, но едва ли возможно… — Вы думаете?… — сказала Анна Павловна, чтобы сказать что-нибудь и вновь обратиться к своим занятиям хозяйки дома, но Пьер сделал обратную неучтивость. Прежде он, не дослушав слов собеседницы, ушел; теперь он остановил своим разговором собеседницу, которой нужно было от него уйти. Он, нагнув голову и расставив большие ноги, стал доказывать Анне Павловне, почему он полагал, что план аббата был химера.Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой страница номер 5 Galaxy S3 — 440 грн В связи с закрытием склада распродажа. Осталось 12 штук! mobi-store.com.ua Скидка 50% Saving Box Хотите платить меньше по квитанциям? Без него не обойтись! skidka24.com.ua 225 грн. Не проходите мимо Модная женская обувь по супер-ценам! lamoda.ua от 100 грн. Страница номер Le charmant Hippolyte [Очаровательный Ипполит] поражал своим необыкновенным сходством с сестрою-красавицей и еще более тем, что, несмотря на сходство, он был поразительно дурен собой. Черты его лица были те же, как и у сестры, но у той все освещалось жизнерадостною, самодовольною, молодою, неизменною улыбкой жизни и необычайною, античною красотой тела; у брата, напротив, то же лицо было отуманено идиотизмом и неизменно выражало самоуверенную брюзгливость, а тело было худощаво и слабо. Глаза, нос, рот — все сжималось как будто в одну неопределенную и скучную гримасу, а руки и ноги всегда принимали неестественное положение. — Ce nest pas une histoire de revenants? [Это не история о привидениях?] — сказал он, усевшись подле княгини и торопливо пристроив к глазам свой лорнет, как будто без этого инструмента он не мог начать говорить. — Mais non, mon cher, [Вовсе нет, ] — пожимая плечами, сказал удивленный рассказчик. — Cest que je deteste les histoires de revenants, [Дело в том, что я терпеть не могу историй о привидениях, ] — сказал он таким тоном, что видно было, — он сказал эти слова, а потом уже понял, что они значили. Из-за самоуверенности, с которой он говорил, никто не мог понять, очень ли умно или очень глупо то, что он сказал. Он был в темнозеленом фраке, в панталонах цвета cuisse de nymphe effrayee, [бедра испуганной нимфы, ] как он сам говорил, в чулках и башмаках. Vicomte [Виконт] рассказал очень мило о том ходившем тогда анекдоте, что герцог Энгиенский тайно ездил в Париж для свидания с m-lle George, [мадмуазель Жорж, ] и что там он встретился с Бонапарте, пользовавшимся тоже милостями знаменитой актрисы, и что там, встретившись с герцогом, Наполеон случайно упал в тот обморок, которому он был подвержен, и находился во власти герцога, которой герцог не воспользовался, но что Бонапарте впоследствии за это-то великодушие и отмстил смертью герцогу. Рассказ был очень мил и интересен, особенно в том месте, где соперники вдруг узнают друг друга, и дамы, казалось, были в волнении. — Charmant, [Очаровательно, ] — сказала Анна Павловна, оглядываясь вопросительно на маленькую княгиню. — Charmant, — прошептала маленькая княгиня, втыкая иголку в работу, как будто в знак того, что интерес и прелесть рассказа мешают ей продолжать работу. Виконт оценил эту молчаливую похвалу и, благодарно улыбнувшись, стал продолжать; но в это время Анна Павловна, все поглядывавшая на страшного для нее молодого человека, заметила, что он что-то слишком горячо и громко говорит с аббатом, и поспешила на помощь к опасному месту. Действительно, Пьеру удалось завязать с аббатом разговор о политическом равновесии, и аббат, видимо заинтересованный простодушной горячностью молодого человека, развивал перед ним свою любимую идею. Оба слишком оживленно и естественно слушали и говорили, и это-то не понравилось Анне Павловне. — Средство — Европейское равновесие и droit des gens [международное право], — говорил аббат. — Стоит одному могущественному государству, как Россия, прославленному за варварство, стать бескорыстно во главе союза, имеющего целью равновесие Европы, — и она спасет мир! — Как же вы найдете такое равновесие? — начал было Пьер; но в это время подошла Анна Павловна и, строго взглянув на Пьера, спросила итальянца о том, как он переносит здешний климат. Лицо итальянца вдруг изменилось и приняло оскорбительно притворно-сладкое выражение, которое, видимо, было привычно ему в разговоре с женщинами. — Я так очарован прелестями ума и образования общества, в особенности женского, в которое я имел счастье быть принят, что не успел еще подумать о климате, — сказал он. Не выпуская уже аббата и Пьера, Анна Павловна для удобства наблюдения присоединила их к общему кружку. Глава 4 В это время в гостиную вошло новое лицо. Новое лицо это был молодой князь Андрей Болконский, муж маленькой княгини. Князь Болконский был небольшого роста, весьма красивый молодой человек с определенными и сухими чертами. Всё в его фигуре, начиная от усталого, скучающего взгляда до тихого мерного шага, представляло самую резкую противоположность с его маленькою, оживленною женой. Ему, видимо, все бывшие в гостиной не только были знакомы, но уж надоели ему так, что и смотреть на них и слушать их ему было очень скучно. Из всех же прискучивших ему лиц, лицо его хорошенькой жены, казалось, больше всех ему надоело. С гримасой, портившею его красивое лицо, он отвернулся от нее. Он поцеловал руку Анны Павловны и, щурясь, оглядел всё общество. — Vous vous enrolez pour la guerre, mon prince? [Вы собираетесь на войну, князь?] — сказала Анна Павловна. — Le general Koutouzoff, — сказал Болконский, ударяя на последнем слоге zoff, как француз, — a bien voulu de moi pour aide-de-camp… [Генералу Кутузову угодно меня к себе в адъютанты. ] — Et Lise, votre femme? [А Лиза, ваша жена?] — Она поедет в деревню. — Как вам не грех лишать нас вашей прелестной жены? — Andre, [Андрей, ] — сказала его жена, обращаясь к мужу тем же кокетливым тоном, каким она обращалась к посторонним, — какую историю нам рассказал виконт о m-lle Жорж и Бонапарте! Князь Андрей зажмурился и отвернулся. Пьер, со времени входа князя Андрея в гостиную не спускавший с него радостных, дружелюбных глаз, подошел к нему и взял его за руку. Князь Андрей, не оглядываясь, морщил лицо в гримасу, выражавшую досаду на того, кто трогает его за руку, но, увидав улыбающееся лицо Пьера, улыбнулся неожиданно-доброй и приятной улыбкой. — Вот как!.. И ты в большом свете! — сказал он Пьеру. — Я знал, что вы будете, — отвечал Пьер. — Я приеду к вам ужинать, — прибавил он тихо, чтобы не мешать виконту, который продолжал свой рассказ. — Можно? — Нет, нельзя, — сказал князь Андрей смеясь, пожатием руки давая знать Пьеру, что этого не нужно спрашивать. Он что-то хотел сказать еще, но в это время поднялся князь Василий с дочерью, и два молодых человека встали, чтобы дать им дорогу. Назад12345678910…240Вперед Страница номер Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой страница номер 5 Galaxy S3 — 440 грн В связи с закрытием склада распродажа. Осталось 12 штук! mobi-store.com.ua Скидка 50% Saving Box Хотите платить меньше по квитанциям? Без него не обойтись! skidka24.com.ua 225 грн. Не проходите мимо Модная женская обувь по супер-ценам! lamoda.ua от 100 грн. Страница номер Le charmant Hippolyte [Очаровательный Ипполит] поражал своим необыкновенным сходством с сестрою-красавицей и еще более тем, что, несмотря на сходство, он был поразительно дурен собой. Черты его лица были те же, как и у сестры, но у той все освещалось жизнерадостною, самодовольною, молодою, неизменною улыбкой жизни и необычайною, античною красотой тела; у брата, напротив, то же лицо было отуманено идиотизмом и неизменно выражало самоуверенную брюзгливость, а тело было худощаво и слабо. Глаза, нос, рот — все сжималось как будто в одну неопределенную и скучную гримасу, а руки и ноги всегда принимали неестественное положение. — Ce nest pas une histoire de revenants? [Это не история о привидениях?] — сказал он, усевшись подле княгини и торопливо пристроив к глазам свой лорнет, как будто без этого инструмента он не мог начать говорить. — Mais non, mon cher, [Вовсе нет, ] — пожимая плечами, сказал удивленный рассказчик. — Cest que je deteste les histoires de revenants, [Дело в том, что я терпеть не могу историй о привидениях, ] — сказал он таким тоном, что видно было, — он сказал эти слова, а потом уже понял, что они значили. Из-за самоуверенности, с которой он говорил, никто не мог понять, очень ли умно или очень глупо то, что он сказал. Он был в темнозеленом фраке, в панталонах цвета cuisse de nymphe effrayee, [бедра испуганной нимфы, ] как он сам говорил, в чулках и башмаках. Vicomte [Виконт] рассказал очень мило о том ходившем тогда анекдоте, что герцог Энгиенский тайно ездил в Париж для свидания с m-lle George, [мадмуазель Жорж, ] и что там он встретился с Бонапарте, пользовавшимся тоже милостями знаменитой актрисы, и что там, встретившись с герцогом, Наполеон случайно упал в тот обморок, которому он был подвержен, и находился во власти герцога, которой герцог не воспользовался, но что Бонапарте впоследствии за это-то великодушие и отмстил смертью герцогу. Рассказ был очень мил и интересен, особенно в том месте, где соперники вдруг узнают друг друга, и дамы, казалось, были в волнении. — Charmant, [Очаровательно, ] — сказала Анна Павловна, оглядываясь вопросительно на маленькую княгиню. — Charmant, — прошептала маленькая княгиня, втыкая иголку в работу, как будто в знак того, что интерес и прелесть рассказа мешают ей продолжать работу. Виконт оценил эту молчаливую похвалу и, благодарно улыбнувшись, стал продолжать; но в это время Анна Павловна, все поглядывавшая на страшного для нее молодого человека, заметила, что он что-то слишком горячо и громко говорит с аббатом, и поспешила на помощь к опасному месту. Действительно, Пьеру удалось завязать с аббатом разговор о политическом равновесии, и аббат, видимо заинтересованный простодушной горячностью молодого человека, развивал перед ним свою любимую идею. Оба слишком оживленно и естественно слушали и говорили, и это-то не понравилось Анне Павловне. — Средство — Европейское равновесие и droit des gens [международное право], — говорил аббат. — Стоит одному могущественному государству, как Россия, прославленному за варварство, стать бескорыстно во главе союза, имеющего целью равновесие Европы, — и она спасет мир! — Как же вы найдете такое равновесие? — начал было Пьер; но в это время подошла Анна Павловна и, строго взглянув на Пьера, спросила итальянца о том, как он переносит здешний климат. Лицо итальянца вдруг изменилось и приняло оскорбительно притворно-сладкое выражение, которое, видимо, было привычно ему в разговоре с женщинами. — Я так очарован прелестями ума и образования общества, в особенности женского, в которое я имел счастье быть принят, что не успел еще подумать о климате, — сказал он. Не выпуская уже аббата и Пьера, Анна Павловна для удобства наблюдения присоединила их к общему кружку. Глава 4 В это время в гостиную вошло новое лицо. Новое лицо это был молодой князь Андрей Болконский, муж маленькой княгини. Князь Болконский был небольшого роста, весьма красивый молодой человек с определенными и сухими чертами. Всё в его фигуре, начиная от усталого, скучающего взгляда до тихого мерного шага, представляло самую резкую противоположность с его маленькою, оживленною женой. Ему, видимо, все бывшие в гостиной не только были знакомы, но уж надоели ему так, что и смотреть на них и слушать их ему было очень скучно. Из всех же прискучивших ему лиц, лицо его хорошенькой жены, казалось, больше всех ему надоело. С гримасой, портившею его красивое лицо, он отвернулся от нее. Он поцеловал руку Анны Павловны и, щурясь, оглядел всё общество. — Vous vous enrolez pour la guerre, mon prince? [Вы собираетесь на войну, князь?] — сказала Анна Павловна. — Le general Koutouzoff, — сказал Болконский, ударяя на последнем слоге zoff, как француз, — a bien voulu de moi pour aide-de-camp… [Генералу Кутузову угодно меня к себе в адъютанты. ] — Et Lise, votre femme? [А Лиза, ваша жена?] — Она поедет в деревню. — Как вам не грех лишать нас вашей прелестной жены? — Andre, [Андрей, ] — сказала его жена, обращаясь к мужу тем же кокетливым тоном, каким она обращалась к посторонним, — какую историю нам рассказал виконт о m-lle Жорж и Бонапарте! Князь Андрей зажмурился и отвернулся. Пьер, со времени входа князя Андрея в гостиную не спускавший с него радостных, дружелюбных глаз, подошел к нему и взял его за руку. Князь Андрей, не оглядываясь, морщил лицо в гримасу, выражавшую досаду на того, кто трогает его за руку, но, увидав улыбающееся лицо Пьера, улыбнулся неожиданно-доброй и приятной улыбкой. — Вот как!.. И ты в большом свете! — сказал он Пьеру. — Я знал, что вы будете, — отвечал Пьер. — Я приеду к вам ужинать, — прибавил он тихо, чтобы не мешать виконту, который продолжал свой рассказ. — Можно? — Нет, нельзя, — сказал князь Андрей смеясь, пожатием руки давая знать Пьеру, что этого не нужно спрашивать. Он что-то хотел сказать еще, но в это время поднялся князь Василий с дочерью, и два молодых человека встали, чтобы дать им дорогу. Назад12345678910…240Вперед Страница номер Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой страница номер 5 Galaxy S3 — 440 грн В связи с закрытием склада распродажа. Осталось 12 штук! mobi-store.com.ua Скидка 50% Saving Box Хотите платить меньше по квитанциям? Без него не обойтись! skidka24.com.ua 225 грн. Не проходите мимо Модная женская обувь по супер-ценам! lamoda.ua от 100 грн. Страница номер Le charmant Hippolyte [Очаровательный Ипполит] поражал своим необыкновенным сходством с сестрою-красавицей и еще более тем, что, несмотря на сходство, он был поразительно дурен собой. Черты его лица были те же, как и у сестры, но у той все освещалось жизнерадостною, самодовольною, молодою, неизменною улыбкой жизни и необычайною, античною красотой тела; у брата, напротив, то же лицо было отуманено идиотизмом и неизменно выражало самоуверенную брюзгливость, а тело было худощаво и слабо. Глаза, нос, рот — все сжималось как будто в одну неопределенную и скучную гримасу, а руки и ноги всегда принимали неестественное положение. — Ce nest pas une histoire de revenants? [Это не история о привидениях?] — сказал он, усевшись подле княгини и торопливо пристроив к глазам свой лорнет, как будто без этого инструмента он не мог начать говорить. — Mais non, mon cher, [Вовсе нет, ] — пожимая плечами, сказал удивленный рассказчик. — Cest que je deteste les histoires de revenants, [Дело в том, что я терпеть не могу историй о привидениях, ] — сказал он таким тоном, что видно было, — он сказал эти слова, а потом уже понял, что они значили. Из-за самоуверенности, с которой он говорил, никто не мог понять, очень ли умно или очень глупо то, что он сказал. Он был в темнозеленом фраке, в панталонах цвета cuisse de nymphe effrayee, [бедра испуганной нимфы, ] как он сам говорил, в чулках и башмаках. Vicomte [Виконт] рассказал очень мило о том ходившем тогда анекдоте, что герцог Энгиенский тайно ездил в Париж для свидания с m-lle George, [мадмуазель Жорж, ] и что там он встретился с Бонапарте, пользовавшимся тоже милостями знаменитой актрисы, и что там, встретившись с герцогом, Наполеон случайно упал в тот обморок, которому он был подвержен, и находился во власти герцога, которой герцог не воспользовался, но что Бонапарте впоследствии за это-то великодушие и отмстил смертью герцогу. Рассказ был очень мил и интересен, особенно в том месте, где соперники вдруг узнают друг друга, и дамы, казалось, были в волнении. — Charmant, [Очаровательно, ] — сказала Анна Павловна, оглядываясь вопросительно на маленькую княгиню. — Charmant, — прошептала маленькая княгиня, втыкая иголку в работу, как будто в знак того, что интерес и прелесть рассказа мешают ей продолжать работу. Виконт оценил эту молчаливую похвалу и, благодарно улыбнувшись, стал продолжать; но в это время Анна Павловна, все поглядывавшая на страшного для нее молодого человека, заметила, что он что-то слишком горячо и громко говорит с аббатом, и поспешила на помощь к опасному месту. Действительно, Пьеру удалось завязать с аббатом разговор о политическом равновесии, и аббат, видимо заинтересованный простодушной горячностью молодого человека, развивал перед ним свою любимую идею. Оба слишком оживленно и естественно слушали и говорили, и это-то не понравилось Анне Павловне. — Средство — Европейское равновесие и droit des gens [международное право], — говорил аббат. — Стоит одному могущественному государству, как Россия, прославленному за варварство, стать бескорыстно во главе союза, имеющего целью равновесие Европы, — и она спасет мир! — Как же вы найдете такое равновесие? — начал было Пьер; но в это время подошла Анна Павловна и, строго взглянув на Пьера, спросила итальянца о том, как он переносит здешний климат. Лицо итальянца вдруг изменилось и приняло оскорбительно притворно-сладкое выражение, которое, видимо, было привычно ему в разговоре с женщинами. — Я так очарован прелестями ума и образования общества, в особенности женского, в которое я имел счастье быть принят, что не успел еще подумать о климате, — сказал он. Не выпуская уже аббата и Пьера, Анна Павловна для удобства наблюдения присоединила их к общему кружку. Глава 4 В это время в гостиную вошло новое лицо. Новое лицо это был молодой князь Андрей Болконский, муж маленькой княгини. Князь Болконский был небольшого роста, весьма красивый молодой человек с определенными и сухими чертами. Всё в его фигуре, начиная от усталого, скучающего взгляда до тихого мерного шага, представляло самую резкую противоположность с его маленькою, оживленною женой. Ему, видимо, все бывшие в гостиной не только были знакомы, но уж надоели ему так, что и смотреть на них и слушать их ему было очень скучно. Из всех же прискучивших ему лиц, лицо его хорошенькой жены, казалось, больше всех ему надоело. С гримасой, портившею его красивое лицо, он отвернулся от нее. Он поцеловал руку Анны Павловны и, щурясь, оглядел всё общество. — Vous vous enrolez pour la guerre, mon prince? [Вы собираетесь на войну, князь?] — сказала Анна Павловна. — Le general Koutouzoff, — сказал Болконский, ударяя на последнем слоге zoff, как француз, — a bien voulu de moi pour aide-de-camp… [Генералу Кутузову угодно меня к себе в адъютанты. ] — Et Lise, votre femme? [А Лиза, ваша жена?] — Она поедет в деревню. — Как вам не грех лишать нас вашей прелестной жены? — Andre, [Андрей, ] — сказала его жена, обращаясь к мужу тем же кокетливым тоном, каким она обращалась к посторонним, — какую историю нам рассказал виконт о m-lle Жорж и Бонапарте! Князь Андрей зажмурился и отвернулся. Пьер, со времени входа князя Андрея в гостиную не спускавший с него радостных, дружелюбных глаз, подошел к нему и взял его за руку. Князь Андрей, не оглядываясь, морщил лицо в гримасу, выражавшую досаду на того, кто трогает его за руку, но, увидав улыбающееся лицо Пьера, улыбнулся неожиданно-доброй и приятной улыбкой. — Вот как!.. И ты в большом свете! — сказал он Пьеру. — Я знал, что вы будете, — отвечал Пьер. — Я приеду к вам ужинать, — прибавил он тихо, чтобы не мешать виконту, который продолжал свой рассказ. — Можно? — Нет, нельзя, — сказал князь Андрей смеясь, пожатием руки давая знать Пьеру, что этого не нужно спрашивать. Он что-то хотел сказать еще, но в это время поднялся князь Василий с дочерью, и два молодых человека встали, чтобы дать им дорогу. Назад12345678910…240Вперед Страница номер Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению Онлайн книга — Война и мир. Том 1-2 | Автор книги — Лев Толстой страница номер 6 Скидка 60% Спортивная обувь и одежда Nike modnakasta.ua от 169 грн. Модные фасоны Платье Вашей мечты уже заждалось Вас! lamoda.ua от 190 грн. Компактный шокер “Защитник” который всегда под рукой! skidka24.com.ua 200 грн. Страница номер — Вы меня извините, мой милый виконт, — сказал князь Василий французу, ласково притягивая его за рукав вниз к стулу, чтоб он не вставал. — Этот несчастный праздник у посланника лишает меня удовольствия и прерывает вас. Очень мне грустно покидать ваш восхитительный вечер, — сказал он Анне Павловне. Дочь его, княжна Элен, слегка придерживая складки платья, пошла между стульев, и улыбка сияла еще светлее на ее прекрасном лице. Пьер смотрел почти испуганными, восторженными глазами на эту красавицу, когда она проходила мимо него. — Очень хороша, — сказал князь Андрей. — Очень, — сказал Пьер. Проходя мимо, князь Василий схватил Пьера за руку и обратился к Анне Павловне. — Образуйте мне этого медведя, — сказал он. — Вот он месяц живет у меня, и в первый раз я его вижу в свете. Ничто так не нужно молодому человеку, как общество умных женщин. Глава 5 Анна Павловна улыбнулась и обещалась заняться Пьером, который, она знала, приходился родня по отцу князю Василью. Пожилая дама, сидевшая прежде с ma tante, торопливо встала и догнала князя Василья в передней. С лица ее исчезла вся прежняя притворность интереса. Доброе, исплаканное лицо ее выражало только беспокойство и страх. — Что же вы мне скажете, князь, о моем Борисе? — сказала она, догоняя его в передней. (Она выговаривала имя Борис с особенным ударением на о). — Я не могу оставаться дольше в Петербурге. Скажите, какие известия я могу привезти моему бедному мальчику? Несмотря на то, что князь Василий неохотно и почти неучтиво слушал пожилую даму и даже выказывал нетерпение, она ласково и трогательно улыбалась ему и, чтоб он не ушел, взяла его за руку. — Что вам стоит сказать слово государю, и он прямо будет переведен в гвардию, — просила она. — Поверьте, что я сделаю всё, что могу, княгиня, — отвечал князь Василий, — но мне трудно просить государя; я бы советовал вам обратиться к Румянцеву, через князя Голицына: это было бы умнее. Пожилая дама носила имя княгини Друбецкой, одной из лучших фамилий России, но она была бедна, давно вышла из света и утратила прежние связи. Она приехала теперь, чтобы выхлопотать определение в гвардию своему единственному сыну. Только затем, чтоб увидеть князя Василия, она назвалась и приехала на вечер к Анне Павловне, только затем она слушала историю виконта. Она испугалась слов князя Василия; когда-то красивое лицо ее выразило озлобление, но это продолжалось только минуту. Она опять улыбнулась и крепче схватила за руку князя Василия. — Послушайте, князь, — сказала она, — я никогда не просила вас, никогда не буду просить, никогда не напоминала вам о дружбе моего отца к вам. Но теперь, я Богом заклинаю вас, сделайте это для моего сына, и я буду считать вас благодетелем, — торопливо прибавила она. — Нет, вы не сердитесь, а вы обещайте мне. Я просила Голицына, он отказал. Soyez le bon enfant que vous аvez ete, [Будьте добрым малым, как вы были, ] — говорила она, стараясь улыбаться, тогда как в ее глазах были слезы. — Папа, мы опоздаем, — сказала, повернув свою красивую голову на античных плечах, княжна Элен, ожидавшая у двери. Но влияние в свете есть капитал, который надо беречь, чтоб он не исчез. Князь Василий знал это, и, раз сообразив, что ежели бы он стал просить за всех, кто его просит, то вскоре ему нельзя было бы просить за себя, он редко употреблял свое влияние. В деле княгини Друбецкой он почувствовал, однако, после ее нового призыва, что-то вроде укора совести. Она напомнила ему правду: первыми шагами своими в службе он был обязан ее отцу. Кроме того, он видел по ее приемам, что она — одна из тех женщин, особенно матерей, которые, однажды взяв себе что-нибудь в голову, не отстанут до тех пор, пока не исполнят их желания, а в противном случае готовы на ежедневные, ежеминутные приставания и даже на сцены. Это последнее соображение поколебало его. — Chere Анна Михайловна, — сказал он с своею всегдашнею фамильярностью и скукой в голосе, — для меня почти невозможно сделать то, что вы хотите; но чтобы доказать вам, как я люблю вас и чту память покойного отца вашего, я сделаю невозможное: сын ваш будет переведен в гвардию, вот вам моя рука. Довольны вы? — Милый мой, вы благодетель! Я иного и не ждала от вас; я знала, как вы добры. Он хотел уйти. — Постойте, два слова. Une fois passe aux gardes… [Раз он перейдет в гвардию…] — Она замялась: — Вы хороши с Михаилом Иларионовичем Кутузовым, рекомендуйте ему Бориса в адъютанты. Тогда бы я была покойна, и тогда бы уж… Князь Василий улыбнулся. — Этого не обещаю. Вы не знаете, как осаждают Кутузова с тех пор, как он назначен главнокомандующим. Он мне сам говорил, что все московские барыни сговорились отдать ему всех своих детей в адъютанты. — Нет, обещайте, я не пущу вас, милый, благодетель мой… — Папа! — опять тем же тоном повторила красавица, — мы опоздаем. — Ну, au revoir, [до свиданья, ] прощайте. Видите? — Так завтра вы доложите государю? — Непременно, а Кутузову не обещаю. — Нет, обещайте, обещайте, Basile, [Василий, ] — сказала вслед ему Анна Михайловна, с улыбкой молодой кокетки, которая когда-то, должно быть, была ей свойственна, а теперь так не шла к ее истощенному лицу. Она, видимо, забыла свои годы и пускала в ход, по привычке, все старинные женские средства. Но как только он вышел, лицо ее опять приняло то же холодное, притворное выражение, которое было на нем прежде. Она вернулась к кружку, в котором виконт продолжал рассказывать, и опять сделала вид, что слушает, дожидаясь времени уехать, так как дело ее было сделано. — Но как вы находите всю эту последнюю комедию du sacre de Milan? [миланского помазания?] — сказала Анна Павловна. Et la nouvelle comedie des peuples de Genes et de Lucques, qui viennent presenter leurs voeux a M. Buonaparte assis sur un trone, et exaucant les voeux des nations! Adorable! Non, mais c`est a en devenir folle! On dirait, que le monde entier a perdu la tete. [И вот новая комедия: народы Генуи и Лукки изъявляют свои желания господину Бонапарте. И господин Бонапарте сидит на троне и исполняет желания народов. 0! это восхитительно! Нет, от этого можно с ума сойти. Подумаешь, что весь свет потерял голову. ] Князь Андрей усмехнулся, прямо глядя в лицо Анны Павловны. Назад1…3456789…240Вперед Страница номер Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению
    27.02.2014 21:48 Дибілам Ягодинська митниця ЯГОДИНЕЦЬ | 30.04.2012 21:47 | 673 комментария НОВИНИ НАШОЇ МИТНИЦІ Добавить закладку при помощи: Версия для печати Комментировать Комментарии — страница 34 27.02.2014 9:12 розум 5новини Вигнати всіх лиш інпекторів лишити шоб цю херню один на одного писалир 27.02.2014 9:26 rrr Микитюк буде сидіти. І не піздеть 27.02.2014 12:28 Кладова Л.М. Не переймайтесь панове за п.Микитюка-Львів його приютить. 27.02.2014 12:31 комуністи Личность Степана Дериволкова, первого заместителя министра налогов и сборов крайне одиозна и известна. К сожалению, не в широких кругах. Такому кортежу из трех и более автомобилей, как у Дериволкова, может много кто позавидовать. По слухам, на всякий случай имеет болгарский паспорт. А случай сейчас может представиться, если начнется люстрация. Но пока Дериволков мертвой хваткой вцепился в должность. Степан Дмитриевич Дериволков — очень порядочный человек, сутками работает над пополнением бюджета. Личного. Дериволков поднялся при помощи Игоря Калетника (на выборах в Измаил за комунистов автобусы с людьми пригонял, болградские таможенники помогали), не обошлось и без «великого борца против контрабанды», народного депутата Рыбакова (вспомните “Контрабанде-СТОП”, тогда Дериволков группы свои из Болграда посылал на западные таможни и Одессу). Вся его история, от инспектора до министра-взяточника — это контрабанда, коррупция, злоупотребление и воровство, грабеж государства. В Измаиле скажут, что он имел, будучи простым начальником поста “Болград” (это вам не “Чоп”). Если его и его ставленников оставят, то грош цена Майдану. Далее компромат и детальное раследование делишек Дериволкова в материале журналистов сайта ОРД 02 и Акценты ДЕТАЛЬНО РАСЛЕДОВАНИЕ МОЖНО ПРОЧИТАТЬ ТУТ Биография Дериволков родился в 1968 г. в Одесской области. Окончил Одесский техникум измерений, Одесский национальный политехнический университет и Киевский национальный университет им. Тараса Шевченко. Кандидат юридических наук. В 1989 г. начал работать на Измаильской таможне, впоследствии возглавил Придунайскую таможню. С 2006 г. по 2009 г. исполнял обязанности начальника Днестрянской таможни в Винницкой области. С 2009 г. занимал должность главы Государственной таможенной службы. Указом Президента Украины № 171/20131 от 1 апреля 2013 г. Степан Дериволков был уволен с должности заместителя председателя Государственной таможенной службы Украины. Указом № 174/2013 от 1 апреля 2013 г. Дериволков назначен первым заместителем министра доходов и сборов Украины. Народный депутат Игорь Мирошниченко так отозвался об этом назначении: «В умовах безнадійної фінансово-економічної кризи та невпинного “пакращення” мільярдних статків одного-єдиного успішного українського Стоматолога, партія влади цілком резонно вирішила скористатися з формули Ніколая Янавіча Азарова і дала союзникам замість грошей лопату. Лопата, якою найцинічніша група депутатів у нинішньому парламенті буде “добувати собі їжу”, – це посада. Колишній заступник Ігоря Калєтніка по митниці Степан Дериволков після реорганізації податкової та митної служб у Міністерство доходів та зборів цілих чотири місяці зразом з КПУ, яку він представляє, скнів на голодному пайку без перенаправлених до рук міністра Клименка грошових потоків. І ось тепер, 1 квітня 2013 року, указом президента Януковича він призначений першим заступником міністра МінЗДох (надзвичайно вдала народна абревіатура цього фіскально-здирницького монстра при Кабміні). Це та сама “лопата”, якою комуністи буду