Владимир Орлов: «К сожалению, украинская таможня умирает: кадрово, институционально»

1
340

3 _DSC2743

С отстранением Романа Насирова от должности украинская таможня начала демонстрировать сверхпоступления, на чем неоднократно делал акцент премьер-министр Украины Владимир Гройсман. А не так давно в Минфине представили очередную концепцию реформирования таможни. Грядут ли в ведомстве реальные реформы и от каких фамилий они зависят, защищает ли таможня украинский рынок от ввоза контрафактных телефонов или же помогает торговым сетям бороться с конкурентами, а также, что делать с «пересичниками» — в интервью с экспертом по вопросам налоговой и таможенной политики, заместителем главы общественной организации «Сила Украины» Владимиром Орловым.


— После ареста и отстранения Романа Насирова наблюдается рост поступлений на таможне. С чем это связано?

Эти факты абсолютно никак не связаны между собой. Поступления в бюджет выросли по трём основным причинам: курс доллара, изменение структуры импорта, повышение акцизов на топливную группу. Если посмотреть на цифры, то мы увидим, что за январь – май 2017 года платежи возросли на 31% в гривне и составили 114,7 миллиардов гривен. Однако гривна девальвировала на 5% по сравнению с прошлым годом. Поэтому в долларах увеличение произошло на 26%.

Теперь посмотрим на динамику импорта. За 4 месяца этого года – плюс 24,3%, но тенденция понятна – растет объем импорта, растут и платежи. Поэтому тут нет никакой сенсации. А вот причины роста для импорта более интересны. Во-первых, с 1 января 2017 года импорт природного газа снова облагается налогом на добавленную стоимость. При этом Украина закачала газа, если не ошибаюсь, на 60% больше чем за аналогичный период прошлого года. Кроме того, в целом импорт минерального топлива увеличился на 70%, ядерного топлива – на 25%. И не забываем, что акцизы (которые как раз начисляются не на стоимость, а на объемы) на нефтепродукты зафиксированы в евро. И ставки, и курс евро с нового года тоже выросли. Вот и причина для роста – и дело не в фамилиях.

Примечательный момент, что «скачок» импорта, а с ним и платежей, пришелся как раз на март месяц, что в свою очередь показало бешеную тенденцию. Вспомнить хотя бы выполнение Одесской таможней месячного плана за 3 дня. По апрелю и маю мы видим возвращение статистики в привычный режим.

— Заместитель Генерального прокурора Анатолий Матиос не так давно заявлял, что благодаря информации Романа Насирова удалось «накрыть» конвертцентры, действовавшие при экс-министре доходов и сборов Александре Клименко. А также провести массовое, на голливудский манер, задержание бывших налоговиков. Стоит ли ждать таких задержаний бывшим таможенникам?

Даже если и так, во что я лично не верю, зачем главе ГФС было ждать 2 года, чтобы помочь организовать задержание функционеров налоговой среднего звена? Тем более, что они особо-то и не скрывались. Что касается аналогичных мероприятий по отношению к бывшим таможенникам, то я, наверное, не открою Америку, сказав, что существует подобный список «желающих» покататься на вертолете. Кстати, и сами фигуранты знают о нем.

Однако многие из этого списка и близко не стояли к коррупционным схемам, это я Вам говорю, как бывший прокурор. В общем пофамильный список отбирался по весьма странным критериям. Ну и честно говоря, участие в этой спецоперации Романа Насирова больше похоже на вытаскивание козыря из рукава, когда игра совсем не клеится.

— Как бы вы оценили нынешнего и. о. Руководителя ГФС Мирослава Продана? Справляется ли со своими обязанностями?

У нас как-то изначально эффективность и реформ, и руководителя были поставлены в зависимость от выполнения или перевыполнения бюджетного расписания. Если так судить, то все руководители за последние 25 лет были хорошие и реформировать ничего не нужно. Все и так отлично – бюджет наполняется. На самом деле, на таможне накопилось очень много проблем, за которые еще никто даже не брался. И, к сожалению, украинская таможня умирает: кадрово, институционально. Хотя при этом перевыполняет план Минфина, видно крепенький механизм был создан в 90-е годы, если после всех безумных экспериментов еще не сломался. Как оказалось, таможенным блоком может вообще никто не управлять, а бюджет все равно наполняется.

— Как скоро, по вашему мнению, будет назначен новый руководитель ГФС, кто может претендовать на эту должность?

Вообще-то еще и старый не уволен. Роман Насиров отстранен от должности на время расследования. Хотя его отставка – это вопрос наличия у Кабинета Министров политической воли. Назначение же нового руководителя – это, во-первых, процедура открытого конкурса, а во-вторых, политические договоренности. Мы же должны понимать, что просто толковый парень с улицы будь хоть семи пядей во лбу и с Кембриджским дипломом не выиграет конкурс на должность Главы Фискальной службы. Наверное, существующий расклад всех устраивает, а приставка «в.о.» у фактического руководителя ГФС (как собственно и у почти любого начальника таможни) является предохранителем, хотя тут больше подошло бы слово «ошейник» от резких телодвижений.

 То есть, вы считаете, что положительных изменений на таможне нет?

Таможней никто не занимается уже почти 5 лет! Начиная с 2012 года, когда было создано Министерство доходов и сборов, таможня была задвинута на задворки. Кадровый состав потерпел утраты сначала в 2013-м, когда людей просто оставляли вне штатного расписания Миндоха, потом в 2015-м, когда под предлогом люстрации были уволены специалисты, которые создавали таможенную систему. Остались, либо просто энтузиасты, которым действительно дорого развитие таможенного дела и таможни в Украине, поскольку системы развития и мотивации в фискальной службе никакой нет, либо негодяи, которые банально грабят страну.

— При Романе Насирове мы наблюдали практически открытый конфликт между министром финансов Адександром Данилюком и руководителем ГФС Романом Насировым. Пытается ли сегодня Минфин усилить влияние на таможню?

Очевидно, что да! По крайней мере, пытается ослабить влияние ГФС на таможню. Правда пойдет ли это перетягивание каната на пользу самой таможне пока тоже неизвестно. Хотя мне не совсем понятно, почему Министерство финансов активизировалось только сейчас. Только спустя год была наработана Концепция реформы таможни, только сейчас заговорили о неэффективности работы Фискальной службы. То есть, я хочу сказать, что потеряно очень много времени, за которое можно было бы сделать системные вещи.

Вместо этого разрабатывались КРI, которые, правда, никто не собирался выполнять, и бесконечно изучался опыт высокоразвитых стран.

— Требование МВФ по ликвидации самостоятельности таможни, соответствующие законопроекты правительства внесены в парламент, это законопроекты № 4510 и № 4515. Какими будут последствия из принятия? Стоит ли опасаться ликвидации таможен?

Нужно себе отдавать отчет в том, что пункты о ликвидации таможен были вписаны в Меморандум с Международным валютным фондом как раз украинской стороной. Наши умники сказали «чтобы лучше администрировать налоги, нам нужно объединить налоговые и таможни в областях». МВФ сказал о’кей, объединяйте! Потом наши сказали «не совсем так! Чтобы лучше администрировать налоги, нам нужно объединить все таможни в одну». МВФ удивился, но все равно сказал о’кей, объединяйте!

По сути, если мы хотим от таможни только наполнения бюджета, то можно вообще ничего не трогать, механизм взыскания налогов будет работать и так. Причем некоторые начальники таможен, даже самые коррумпированные, будут по привычке стремиться выполнить план по поступлениям, чтобы было меньше вопросов к «тёмной» стороне работы таможни. Ликвидация таможен на сегодняшний день означает только одно – невозможностью предсказать будущее развитие таможенной системы, а, следовательно, и экономической безопасности страны.

Необдуманные шаги, предпринятые с целью «оптимизации», могут привести к настоящему хаосу.

— Теперь поговорим о темах, которые вызвали и вызывают большой резонанс. В чем причина запрета отдельных импортных посылок в Украине? Сегодня оно коснулось только мобильных телефонов отдельных производителей, а может ли коснуться других товаров?

Во-первых, нужно сразу прояснить ситуацию. Таможня, среди прочих, выполняет и функции по защите прав интеллектуальной собственности, борьбе с контрафактными товарами – это одно из проявлений правоохранительной сущности таможни. Есть специальный механизм – приостановка таможенного оформления груза в случае подозрения на контрафактность. После этого таможня должна уведомить правообладателя о возможном нарушении его прав, и в зависимости от реакции правообладателя таможня должна принимать решение о дальнейшей судьбе товара.

Например, таможенные органы стран Европейского Союза в 2015 году совершили более 80 тыс. приостановок таможенного оформления по подозрению в нарушении прав интеллектуальной собственности. В результате 91% приостановок стало или уничтожение поддельных товаров (а это более 15 млн. единиц), или инициирование судебных процессов. То есть эффективность стремится к 100%. В Украине – наоборот! За год примерно 5 тысяч приостановок, и в лучшем случае 5-7 фактов уничтожения контрафактных товаров. И около 15 протоколов о нарушении таможенных правил. Эффективность стремится к нулю.

Зато борьба с «интеллектуалкой» в украинских реалиях стала способом «грязной» борьбы с конкурентами. Вот и «страшилка» о мобильных телефонах из этой серии. Хотя материал в СМИ и был подан некорректно, но в целом ситуация такая – контроль посылок с мобилками на предмет контрафактности, больше похож на попытку заставить граждан покупать телефоны сугубо в магазинах. То есть наш гражданин в глобализованном мире обязан заплатить за аренду помещения и зарплату продавца-консультанта.

То есть, определенные торговые сети руками таможни решили усилить контроль «параллельного импорта» — ввоз оригинальных товаров (которые не нарушают права интеллектуальной собственности) субъектами ВЭД или гражданами, которые не являются официальными поставщиками. Представьте себе этот поток экспресс-отправлений, и в этом потоке таможенники ищут сугубо 2 торговые марки. Уж точно не совпадение!

 — Когда-то вы поднимали тему защиты прав интеллектуальной собственности. Связан ли запрет с этим направлением работы таможни?

Получается такая ситуация, что во всем мире таможня борется с контрафактом, а в Украине ресурс таможни обрушивается на контроль «параллельного импорта». Я считаю так, что если субъект на законных основаниях ввозит или вывозит оригинальные товары, то никакие меры по защите прав интеллектуальной собственности таможней не должны применяться.

Больше того, Регламент ЕС № 608/2013 прямо указывает на необходимость таможни отказаться от контроля «параллельной торговли». Кстати, до конца этого года Минфин и ГФС должны имплементировать этот еврорегламент в национальное законодательство.

Чтобы вывести защиту интеллектуальной собственности на новый уровень и освободить ресурс таможни именно на борьбу с контрафактом, необходимо отказаться от контроля «параллельного импорта» на законодательном уровне, и сконцентрировать силы на выявлении исключительно контрафактных товаров.

— Изменилась ли зарплата таможенников в 2017 году, сколько сегодня зарабатывает инспектор и достаточно ли этого?

Согласно последним заявлениям, зарплата инспекторов таможни выросла до 11-12 тысяч гривен. То есть до 400 долларов США. Это конечно лучше, чем 100 долларов, которые таможенники получали до недавнего времени.  Однако, это снова манипуляции – увеличение зарплат привязано к перевыполнению плана. То, что план Минфина не является объективной величиной, мы увидели опять-таки на примере той же Одессы, когда при плане 1 миллиард гривен получили в 2 раза больше.

С эффективностью работы, правда, это никоим образом не связано, просто разово оформилось большое количество товаров топливной группы. Поэтому планирование доходов и привязка к нему зарплат таможенников – это не дальновидно, ставить людей в зависимость от столь непрогнозируемого источника – перевыполнение плана Минфина. Сама практика составление планов Минфином — это постоянные корректировки, как в сторону увеличения, так и уменьшения. Поэтому, считаю, что повышение зарплат нужно проводить более традиционным путем: целевым выделением фиксированных сумм, повышением окладов и так далее.

— Импортные авто на иностранных номерах уже превратились в общегосударственную проблему. Что нужно сделать, что изменить в процессе их растаможки, чтобы прекратить поток полулегальных авто в Украину? Нужно ли решать эту проблему на законодательном уровне?

Давайте сразу разделим авто на иностранных номерах на условные группы. Первая и самая малочисленная, это нерезиденты Украины, которым Закон позволяет ввозить автомобиль на временной основе – до 1 года. К этим ребятам вопросов нет – здесь все законно.

Вторая категория – так называемые «пересичники». Это резиденты Украины, которые оформили автомобили на себя и вынуждены каждые 5 дней кататься на границу, отмечая транзит, поскольку в другой таможенный режим заявить эти автомобили по Закону невозможно. Кстати сказать, как раз эта категория создает до 80% нагрузки на пункты пропуска через границу Украины с ЕС.

И третья группа – это резиденты Украины, которые эксплуатируют автомобили, ввезенные иностранными гражданами или нерезидентами и переданные нашим соотечественникам в пользование. И вот эта группа самая многочисленная.

Помимо того, что по сути этими автомобилями управляют люди, которые юридически никакого отношения к ним не имеют, транспортные средства находятся под таможенным контролем и получается, что иностранный гражданин, передав авто другому лицу, получается, распорядился без ведома таможни транспортным средством, которое не прошло таможенную очистку. Я уже не говорю о том, что в бюджет Украины не поступило ни копейки, ни при ввозе автомобиля, ни при регистрации, поскольку никакой регистрации не происходит.

Кроме того, думаю, все автолюбители заметили, какое дополнительное давление на интенсивность дорожного движения создают «литовцы» и «поляки». Кроме того, тяга к дешевым нерастаможенным автомобилям уже в Украине трансформируется в какие-то просто суицидальные наклонности. Я не говорю о том, что автомобилисты с украинской регистрацией абсолютно законопослушны – нет, проблема дорожного движения очень системная, и реформированная полиция пока не оказывает никакого влияния, к сожалению.

Но товарищи на «еврономерах» — это же просто камикадзе! Наверно дешевизна автомобиля снижает уровень сострадания к своему «железному коню». Но самое главное – все инициативы по урегулированию, в том числе и на законодательном уровне, столкнулись с одним простым вопросом со стороны автовладельцев на «еврономерах»: «Почему мы должны за что-то платить?».

Но я хочу заметить, что так думают очень многие в нашей стране. Начиная от «предпринимателей», которые торгуют в метро на раскладушках, заканчивая олигархами первой величины – «я создаю рабочие места, за что я еще должен платить?».

— Как вы относитесь к идее снижения налогов, в том числе по импорту, для всех автомобилей? Можно ли оценить потери Госбюджета если будут снижены налоги на растаможку всех автомобилей? Такой ли это удар по бюджету?

Момент, когда можно было пресечь, ну или хотя бы цивилизованно урегулировать этот вопрос, был безнадежно утрачен еще в 2012 году, когда был принят новый Таможенный кодекс. Потом с ликвидацией таможенной службы этим вопросом попросту некому было заниматься. Сейчас безнаказанность и неурегулированность привела к тому, что этот процесс протекает лавинообразно.

Лично я выход вижу в двух направлениях: первый – это снижение налогов для всех автомобилей, новых и б/у. Это, конечно, связано с необходимостью снижения налога на добавленную стоимость, поскольку пошлина на авто и так скоро будет 0%. Правда правила СОТ требуют, чтобы на импортные товары и аналогичные производимые внутри страны имели одинаковый уровень налогообложения. Поэтому тут надо спросить экономистов.

И второе направление – специальная амнистия для нерастаможенных авто с возможностью заявить в таможенный режим импорта с уплатой пусть небольшого, но налога. После этого, всем схемам и тем, кто не воспользуется амнистией, — красный свет и конфискация автомобиля. Другого пути я пока что не вижу. Может какие-то потери госбюджета и будут, но этот вопрос нужно решить раз и навсегда. Этим мы создадим цивилизованный рынок автомобилей, одинаковый для всех.

— Что нового принесёт в Украину безвиз и чего ожидать таможне? Готовиться к расцвету приграничной торговли?

В общем-то, визовый режим никоим образом не мешал приграничной торговле. Бригады, которые перемещают коммерческие грузы с использование льгот, установленных для граждан, имели либо шенгенские мультивизы, либо пользовались режимом малого приграничного движения. Поэтому, я считаю, что здесь ничего не поменяется. А вот торговля паспортами может начаться. Поскольку путешествовать по странам ЕС без необходимости оформлять визы – это довольно удобная вещь.

Виктор Семенов, «Экономические известия»

«Генплан Таможни»

Источник фото — «Деловая столица»

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Судя по тому, как развивается дело против Насирова, то возникает предположение, что кому-то просто было нужно его подвинуть. Статьи про отсутствие конкретных доказательств вины все чаще всплывают в сети. По ходу, НАБУ целенаправленно раскачивают лодку, в надежде, что что-то выплывет.

Ваш комментарий

Please enter your name here
Please enter your comment!