Статус безработного теряет смысл: сейчас нет вакансий, скоро не будет пособий

0
97

Безработных в Украине становится все меньше. Интересна статистика: в январе их было 2%, в марте – 1,9, в апреле – 1,8, в июне – 1,7. В августе их осталось всего 1,6% от трудоспособного населения. Динамика такая ровная, что в адрес Госстата хочется съязвить: судя по цифрам, безработные тихо вымирают. Парадокс, но количество работающих граждан сокращается куда быстрее: по словам министра соцполитики, только за год в стране без постоянного дохода осталось почти два миллиона человек. Сейчас они перебиваются кто чем: возят продукты с дачи на рынок, стоят на сезонных точках продаж, собирают урожай за границей. С приходом зимы если не все, то часть из них пойдет оббивать пороги центров занятости. Но госбюджет на такую допнагузку совсем не рассчитан, поэтому Минсоцполитики уже бросило все силы на то, чтобы людей туда не пустить.

Пособие в деталях

Все, кто сталкивался с господдержкой безработным, знают: этот статус в нашей стране нужно заработать. Извините за тавтологию, но это именно так. Во-первых, надо прийти в Госслужбу занятости не позднее, чем через полгода после увольнения. Так что никаких подработок и планов оставить пособие по безработице на черный день. Рискуете сэкономить бюджетные средства и жить на минималку (544 грн). Во-вторых, придется регулярно стоять в бесконечных очередях (откуда они только берутся, если на многомиллионное государство зарегистрировано меньше 500 тысяч тех, кто официально числится нетрудоустроенным). В-третьих, надо как минимум раз в месяц бывать у инспектора, который непременно назначит семинар или тренинг. Как правило, бесполезный (например, об организации зеленого туризма или о положении молодежи на рынке труда), но обязательный.

Ко всем этим «нужно» и «необходимо» добавляется много «нельзя». Нельзя не являться на семинар или прием к инспектору без уважительной причины. Это болезнь безработного или его ребенка до 14 лет, либо смерть близких родственников. Варианты типа «рожала кошка» или «ездил к бабушке» не принимаются. Нельзя отказываться от вакансий подходящей (по мнению работников ГСЗ) работы больше двух раз. Если вакансий долгое время нет – нельзя отказываться от общественных работ типа побелки бордюр или уборки территории. Нельзя подрабатывать в статусе безработного. Нельзя отклонить вариант переобучения, если вы утратили квалификацию (для этого бывает достаточно простоять «на бирже» полгода). Нарушение хоть одного из этих «нельзя» карается самым болезненным для безработного способом, копейкой. Точнее, ее лишением на 15, 30, 45 или 90 дней без последующей компенсации.

Кстати, насчет копеек. Сколько бы вы ни проработали и какой бы «белой» не была ваша зарплата, сегодня можно рассчитывать максимум на 70% от ее официального размера. Причем только в случае, если страховой стаж безработного составляет не меньше десяти лет и сумма пособия не превышает четыре прожиточных минимума (4872 грн). Кстати, любое пособие за время «простоя» на учете в ГСЗ постепенно снижается – на протяжении года со 100 до 70%. Если это максимальная сумма, то потери не слишком бьют по карману. Если это 1201 грн (средний размер пособия в июле), то стоять на бирже труда «до победного конца» имеет смыл разве что для оплаты коммунальных услуг. Спустя полгода безрезультатного «стояния» на бирже труда ГСЗ начинает настоящий прессинг, направленный на выдавливание безработного из системы господдержки.

Рука дающего

Причина простая – в бюджете нет денег на выплату пособий. Хотя объективно безработные сегодня обходятся Украине не то, чтобы очень дорого. Например, в прошлом месяце госпомощь от ГСЗ получали 341,2 тысячи человек. С учетом среднего размера пособия, на поддержание штанов безработных по всей стране государство в июле потратило чуть больше 400 млн. грн. Для сравнения, в такую сумму, по расчетам экспертов, обойдется грядущая предвыборная кампания только в Киеве. Правда, в недалекой перспективе количество безработных будет расти: Федерация работодателей Украины прогнозирует, что до конца года страна потеряет не меньше миллиона рабочих мест. Куда пойдут эти люди зимой, когда нет ни огородов, ни сезонных работ, зато есть платежки за коммуналку в размере половины прожиточного минимума? Они пойдут к государству.

В правительстве прекрасно понимают эту ситуацию и ее возможные последствия. Волна безработных – не официальных, а реальных – может «вымыть» из бюджета, по разным оценкам от 2 до 5 млрд. грн. Таких денег в казне нет, а если и есть, то их лучше направить на другие цели. Например, на ребрендинг той же Госслужбы занятости. И плевать на то, что в сокращении рабочих мест виновато по большей части само правительство. Сегодня в стране повсеместно применяется принцип «спасения утопающих», и безработные в этом случае – не исключение. Пока они в большинстве своем могут рассчитывать пусть на копеечную, но все же помощь от государства. Да, в центрах занятости сейчас практически нет нормальных вакансий, зато есть пособия. А вот с января следующего года обновленная ГСЗ станет местом, где людям сложно будет получить не только работу, но и деньги.

Тихая сапа

Работа в этом направлении уже ведется. В начале июля без лишней огласки вступил в силу новый Порядок предоставления помощи по безработице. Документ во многом копирует свою предыдущую версию (2000 года), но есть и нюансы: теперь люди, уволенные по соглашению сторон, получают пособие не с первого дня присвоения статуса безработного, как это было раньше, а спустя три месяца. И пособие им платят 270 дней, а не 360. Экономия? Значительная. Особенно, если учесть, что по соглашению сторон уходит с работы львиная доля украинцев. Дальше – больше. Новый проект Минсоцполитики о создании Национального агентства занятости содержит целый ряд корректировок по начислению и выплате пособий по безработице. Вступление их в силу приведет к тому, что многим людям станет просто бессмысленно получать «безработный» статус.

В частности, уже с 1 января 2016 года (именно на эту дату запланирован запуск реформы ГСЗ) максимальное пособие по безработице будут получать только те, у кого страховой стаж превышает 20 лет. По сравнению с нынешними правилами (10 лет стажа) это не просто ухудшение. Это настоящий отсев безработных, причем через самое мелкое сито. Также изменятся нормы расчета пособия в зависимости от зарплаты. На это смогут надеяться те, кто перед регистрацией в ГСЗ проработал в течение года не менее восьми месяцев. Кто трудился меньше – получит минималку. Кстати, по действующим правилам минимальное пособие получают те, кто работал меньше полугода. То есть, авторы нового проекта «накинули» к нынешним нормам еще два месяца –значит, еще тысячам безработных не доплатят по нескольку сотен гривен.

Некрупным планом

Эти нюансы никто не скрывает. О них просто не говорят, ведь на переднем плане сияет идиллия тотального трудоустройства. «Не человек будет искать работу, а работа человека», – как мантру, твердят реформаторы. «Это будет компания, которая займется трудоустройством каждого человека, подберет лучшую работу», – вещает премьер Яценюк. «Молодых мы будем устраивать на стажировки, а людей старше 45-ти лет обучим новой профессии», – обещает социальный министр Розенко. «Служба занятости перестанет быть «выплатной кассой», а станет местом, где занимаются трудоустройством», – вторит своему начальству глава нынешней ГСЗ Ярослав Кашуба. Воображение так и рисует образ уборщицы Клавы, которая прошла переобучение и через три месяца возглавила крупнейший клиниговый сервис в стране.

На самом деле за красивыми словами есть реальность. Клава никогда не возглавит клининговую компанию и даже не станет высокооплачиваемым штукатуром. Ведь на рабочие вакансии берут квалифицированных специалистов, тогда как переобучение от ГСЗ дает людям максимум третий разряд. Молодежь после вузов не возьмут на стажировку в перспективные компании, потому что туда пробивные студенты устраиваются еще во время обучения. И очень сомнительно, что работа в Украине будет «искать человека». Хотя бы потому, что этой самой работы в нашей стране сегодня практически нет. Работодатели и профсоюзы в один голос твердят: государство не занимается сохранением рынка труда, не говоря уже о его развитии. Нет условий для малого и среднего бизнеса, слишком мало стимулов для легального трудоустройства, ФЛП-шников давит налоговая, а предприятия душит коррупция. В лучшем случае люди уходят в тень, в худшем – уходят из страны.

Если власть действительно хочет решить проблему трудоустройства, начинать нужно с другого конца. Хотя, наверно, правительство преследует другие цели. Экономисты уже разглядели в проекте Минсоцполитики путь для захвата контроля над деньгами Фонда соцстрахования. Юристы отмечают маневры для урезания помощи безработным. Рядовые сотрудники ГСЗ нового удара – только в марте с них сняли все льготы и привилегии государственной службы, оставив одно название, как теперь обещают с нового года «зачистить» всю службу целиком. Так в чем необходимость такого ребрендинга? Причем именно сейчас, когда в стране полно других проблем и забот? На этот вопрос кто-то точно знает ответ, но по факту он останется риторическим.

Ярослава Борисенко, ГЕНПЛАН

2015-08-31 01:20 3412

Ваш комментарий

Please enter your name here
Please enter your comment!