Смена алфавита – катализатор или фиксатор реформ?

0
55

В этом году исполняется 210 лет со дня рождения Иосифа Лозинского. Греко-католический священник, этнограф и языковед – именно он стал зачинателем длящейся до сих пор вялотекущей дискуссии (временами переходящей в бурный «срач») о необходимости перевести украинский (русинский) язык с кириллицы на латинский алфавит. В 1834 году вышла его статья «O wprowadzeniu abecadla polskiego do pismiennictwa ruskiego», в 1836-м ему возразил Маркиян Шашкевич, выступив со статьей «Азбука і abecadlo». И так оно пошло-поехало вплоть до дня сегодняшнего.

В середине XIX века в подавстрийской Галичине случилась даже «Азбучная война». Австрийские власти инициировали было переход украинского (русинского) языка с кириллицы на латиницу, но в результате массовых протестов спустили эту идею на тормозах (кстати, вышеупомянутый Лозинский под влиянием критиков стал сторонником кирилличного письма).

Тогда по целому ряду причин эту идею русинская интеллигенция (в основном, представители греко-католического духовенства) встретила враждебно. Если говорить попросту, то все, кроме полонофилов, смотрели на Восток: москвофилы – на Санкт-Петербург, народники – на надднепрянских украинцев. А главное – и те, и другие небезосновательно видели главную проблему в поляках с их ассимиляторскими намерениями (как показал опыт 1920-1930 годов, опасения были небезосновательны). Поэтому не только москвофилы, но даже многие народники в то время склонялись к мысли, что «краще втопитися в російському морі, ніж у польській калабані».

Надо сказать, что в том же XIX веке российские власти также безуспешно пытались перевести на кириллицу поляков и литовцев.

Сейчас появились новые весомые аргументы в пользу латинки: во-первых, «Геть від Москви!», во-вторых, евроинтеграция – и не на словах, а на письме (не устно, а письменно).

Как валахи и молдаване стали румынами, а османы – турками

Настоящие большие реформы – предусматривающие не только смену вывесок, но также слом старой системы и создание новой – часто сопровождаются глобальными мировоззренческими сдвигами, один из которых – реформа правописания. Самые выдающиеся российские реформаторы – Петр I и большевики – ознаменовали свои реформы не только пытками и казнями, но и изменениями (в сторону упрощения) алфавита. Объединение Валахи и Молдавии в единую Румынию, среди прочего, ознаменовалось переходом с кириллицы на латиницу. Причем, некоторое время там использовался переходный алфавит из латинских и кирилличных букв.

В следующем году исполняется 90 лет, как Мустафа Кемаль Ататюрк увенчал свои реформы переводом турецкого языка с арабского алфавита на латинский. Кстати, в Стамбуле, на азиатском берегу, есть даже посвященный этому событию памятник. Этот шаг венчал трансформацию бывшей Османской империи в национальное турецкое государство. Турецкий алфавит был создан искусственно и рационально – на основе нескольких европейских.

Кстати, знакомые тюркологи уверяют, будто Ататюрк размышлял о том, переходить на латиницу или на кириллицу? Ведь в то время у Турции были дружественные отношения с СССР. Однако, в итоге, выбор пал на латиницу. В этом немаловажную роль сыграло то, что в то время в СССР многие тюркские народы перешли на «яналиф» – алфавит для тюркских языков, разработанный на основе латиницы. Правда, вскоре «по просьбам трудящихся» все тюркские языки народов СССР переведены на алфавиты на основе кириллицы, но турки такого маневра совершать не стали.

Переход на латиницу, несомненно, способствовал евроинтеграции турок. Что же касается негативных последствий, то, как говорят знакомые тюркологи, сейчас едва ли десять процентов населения может самостоятельно познакомиться с культурным наследием предков: арабскую вязь мало кто понимает.

От пролога к эпилогу

Как известно, война слишком серьезное занятие, чтобы доверять ее военным. То же самое в полной мере касается вопросов языка и письма. Причем, с филологами политики считаются еще меньше, чем с военными. В этом вопросе нет стандарта. Кто-то делает выбор в пользу латиницы с целью евроинтеграции, а вот вполне вестернизованные (в большинстве своем) евреи, наоборот, вернулись к архаичному «алефбету» и переучились писать справа налево.

Однако прослеживается одна важная закономерность: переход с одного алфавита на другой эффективен, когда является завершающей стадией, а не прологом преобразований. Тогда он как бы фиксирует новые реалии. А вот провал или имитация основополагающих реформ может дискредитировать и новое правописание.

Увы, приходится признать, что Украина не сумела воспользоваться «окном возможностей, открывшимся сразу после Майдана – быстро провести масштабные преобразования. Боле того, под лозунгом «жить по-новому» старая политическая модель, фактически, была законсервирована. В результате, существует большая вероятность того, что на грядущих выборах нам придется делать выбор между вчерашним и позавчерашним. В такой ситуации шансы алфавитной реформы – замены кириллицы на латиницу – близки к нулю. Реформа правописания должна стать эпилогом, а не прологом к новой Украине.

Будет намного продуктивнее, если реформа правописания станет эпилогом, а не прологом к давно назревшим преобразованиям.

Иван ЧУГА, для «ОРД»

«Генплан-Украина»

2017-02-12 21:54 725

Ваш комментарий

Please enter your name here
Please enter your comment!