Скандал на таможне: коррупционер Салагор против контрабандиста Скомаровского

0
94

Хотя таможня считается одним из самых коррумпированных ведомств, но как–то ей удавалось избегать громких скандалов. Один из немногих случаев не касался прямого профиля их деятельности – это обыск в 2000 году в аэропорту «Борисполь» депутатов Головатого, Жира и Шишкина, которые привезли в Украину кассету с показаниями Николая Мельниченко.

Сейчас таможню трясет по полной программе. Произошло это после заседания коллегии 19 июля, где принял участие Виктор Ющенко. По итогам было категорически «рекомендовано» всем 50 руководителям региональных таможен написать заявление о переводе на место первых заместителей. Также был уволен второе лицо в Государственной таможенной службе Николай Салагор.

Этого человека руководитель Гостаможслужбы Владимир Скомаровский фактически обвинил в создании коррупционной вертикали, в том, что тот принуждал руководителей таможни платить ему «дань» из теневых оборотов. Вместе с тем Салагор заявляет, что сам Скомаровский является контрабандистом с опытом – с тех времен, как он основал винницкую фирму «Владимир».

Скомаровский считается очень близким человеком к Петру Порошенко. Салагор, в свою очередь, был куратором программы «Контрабанда – стоп», которую ввело правительство Тимошенко и которой лично премьер очень гордится. Поэтому в конфликте при желании можно увидеть подтекст и большой войны между главой правительства и секретарем Совета безопасности.

На чьей стороне в этой ситуации истина, «Украинской правде», сознаемся искренне, окончательно разобраться не удалось. Мы подаем точку зрения обоих фигурантов скандала.

Экс–первый заместитель председателя Государственной таможенной службы Николай Салагор: Контрабандист возглавляет таможню

Салагор. Фото «Украинской правды»
– Вы были уволены после коллегии ведомства. Теперь же вы обвинили руководителя таможни Владимира Скомаровского в контрабанде. Хотя решение о вашей отставке было принято президентом…

– Президент же, наверное, не знал, кто такой Скомаровский. Он в своей биографии не писал, что сидел за контрабанду и в 1999 году был выпущен на свободу Василием Вовком – своим нынешним заместителем, которого он подтянул из СБУ в Государственную таможенную службу. Я думаю, выпускался он не бесплатно, потому что об этом очень много говорят в той самой Виннице.

(Зачитывает документ.) «Скомаровский был арестован 1 апреля 1999 года Управлением СБУ в Винницкой области за соучастие в контрабанде и подделку документов. Освобожден 26 мая 1999 под подсписку о невыезде.

Постановлением прокурора Винницкой области от 13 октября 1999 приговор по делу отменен согласно статье 6 пункт 4 Уголовно–процессуального кодекса Украины».

Скомаровский был выпущен по статье 6 пункт 4, то есть по амнистии. Это свидетельствует о том, что никакой суд в Украине его не оправдывал. Амнистия – это значит, что государство ему простило. И теперь контрабандист возглавляет таможенную систему! Понимаете, о чем идет речь?

Какое моральное состояние 18 тысяч человек, которые работают в таможенной системе? Когда люди знают, что раньше тот же самый господин Скомаровский занимался контрабандой автомобилей и продолжает заниматься в данное время.

Под его эгидой сейчас работают четыре фирмы. Прежде всего, в свое время он создал фирму «Владимир». Сейчас существуют еще такие фирмы, как «Екатерина» – ее обслуживает брокерская компания «Владимир», она ее патронирует. Дальше – это фирма «Аверс–Авто» и фирма «Автоцентр», в которых работают родственники Скомаровского: это жена, Алина Скомаровская, и брат Анатолий.

Схема очень простая. У нас есть документы, которые подтверждают, что заграничные фирмы, с которыми они заключали соглашения, или вообще не существуют, или они не заключали с ними соглашений.

– В чем суть схемы завоза автомобилей?

– В странах Бенилюкса, в Германии покупается автомобиль, а во избежание большого налогообложения, перевозчик обращается к этим четырем перечисленным фирмам. Дальше этот автомобиль идет якобы на фирму. Завозится на территорию Польши, там полностью меняются документы. И автомобиль уже идет под польскими, немецкими или голландскими, но уже подделанными документами.

Он заезжает на территорию Украины. На границе уже ждет брат Скомаровского. Как правило, он проводит те машины и завозит их на Винницкую таможню для оформления. Стоимость декларируется как 500, допустим, долларов.

– За одну машину?

– Да, за одну машину! Документы уже сделаны там, в Польше, на 500 долларов. Что делает таможня? Таможня поднимает минимальную таможенную стоимость автомобиля и с нее берутся налоги и платятся. Этот автомобиль дальше регистрируется на фирму Скомаровского по тем документам, по которым его ввезли, то есть на 500 долларов. А дальше подается иск в суд о возмещении излишне уплаченных налогов из государственного бюджета.

– И много так уже завезли?

– В месяц может выходить 475 автомобилей.

– И суд принимает сторону этих фирм Скомаровского?

– Конечно, ведь там же все договорено! (Показывает документы.) Уже будучи главой Государственной таможенной службы, Скомаровский в июне этого года отсудил у государства свыше 5 миллионов гривен.

Дальше что делается? Начальник городской налоговой пишет в областную: «Ребята, мы будем подавать жалобу на это решение суда или нет? Подключим прокуратуру? Мы будем отстаивать интересы государства?».

Дается ответ «о нецелесообразности» обжалования. Хотя они обязаны обжаловать, это же интересы государства! Это же у государства отчуждено более 5 миллионов в этом году.

– Если все это происходило на Винниччине – до этого года вы же были заместителем руководителя таможни и должны были знать об этих схемах. Почему же вы не мешали этому?

– Я все делал, чтобы остановить это. Более того, в 2003 году было заведено свыше 260 административных дел по фирме «Владимир», которые успешно потом были похоронены.

Это, в основном через Яворивскую таможню, пункт пропуска «Краковец», завозятся пассажирские микроавтобусы, за которые надо платить высокие сборы. Потом эксперты дают вывод, что это не пассажирский микроавтобус, а грузовой микроавтобус, и там платятся меньшие деньги.

А 5 мая Скомаровский подписал письмо, которое вообще дает возможность оформлять машины класса «люкс», джипы, как грузовые авто. И если на таких джипах на задней двери есть два окна, то за них платятся намного меньшие деньги.

– Что происходило на заседании коллегии Государственной таможенной службы в присутствии Ющенко, после которой вы были уволены?

– Сначала говорится все положительное: там позитив, там позитив, пошли улучшения, увеличены поступления в бюджет. Выступили несколько директоров департаментов Государственной таможенной службы, которые говорят о том, что действительно, улучшилась ситуация…

Потом разыгрывается фарс перед президентом. Выступает заместитель председателя Государственной таможенной службы Вовк. Говорится о том, что взяточничество не искоренили, носят куда–то в Киев какие–то чемоданы.

И начинает все это подводить к тому, что я рекомендовал на должности многих руководителей региональных таможен. То есть идет полная дискредитация меня и многих начальников таможни. Президент говорит: «Ну, я думаю, что первому заместителю надо подать отставку». Конечно, для меня каждое слово президента – закон.

Я буквально на следующий день написал заявление по собственному желанию. Это я исполнил волю президента. В то же время через несколько дней я написал заявление президенту лично от себя, где я отзываю свое предыдущее заявление и описываю ему ситуацию, которая сложилась в таможенной службе.

– Была какая–то реакция на это?

– Пока что нет. Я думаю, что она обязательно будет в течение месяца. Я также подам в суд на Скомаровского и Вовка за возмещение морального ущерба. Меня облили грязью…

Вы знаете, я никогда в своей жизни не держался за должности. Я работал 18 лет в таможенной системе, прошел путь от простого инспектора до первого заместителя. Я пережил 13 переездов, возглавлял таможни практически во всех регионах Украины.

Если президент скажет, что я нужен таможенной системе, если президент скажет работать простым инспектором, я буду работать простым инспектором. Если президент скажет, что я не нужен таможенной системе, то я не буду здесь работать.

Также сразу после коллегии все 50 руководителей таможен Украины написали заявления по собственному желанию о переводе их на должности первых заместителей. Но, насколько мне известно, больше двадцати начальников таможни уже отозвали свои заявления. Так как они писались под давлением.

Финансовых результатов по таможенной службе, которые бы давали основания для моего увольнения, не было. Я был назначен на должность первого заместителя 23 февраля. Если Государственная таможенная служба в январе направила в бюджет 800 млн., в феврале – 1 млрд. 400 млн., то уже с марта мы направили 2 млрд. 700 млн., в апреле – 2 млрд. 800 млн., в мае – 2 млрд. 800 млн., в июне – почти 3 млрд.

То есть новое правительство повысило планы и мы их перевыполнили. Если за весь прошлый год было направлено в бюджет более 18 миллиардов, то за эти полгода – около 14 миллиардов. Из них, в рамках «Контрабанда–стоп» мы вытянули – а я был членом этой правительственной государственной программы – около 5 миллиардов.

Показатели росли. На июнь попал пик, а за июль показатели уже не были выполнены, потому что я ушел 19 числа. За месяц не додали в государственный бюджет около 300 миллионов, при этом я утверждаю, что ни конъюнктура рынка, ни объемы экспорта–импорта не изменились. Я убежден, что эти 300 миллионов где–то «легли».

Сейчас вместо 150 миллионов ежедневных поступлений в бюджет идет 80–90 миллионов. А что дальше будет? Дальше правительство не сможет выполнять те социальные программы, которые намечены, и будет дискредитация правительства.

– Как вы думаете, почему вас уволили?

– Потому что не нужны профессиональные таможенники. Дальше будет проводиться целенаправленная кампания по дискредитации всех профессиональных таможенников.

Сейчас наконец впервые за все годы независимости Украины нам удалось на местах на все ключевые должности назначить профессиональных таможенников. И пошли результаты.

– Раньше не таможенники работали?

– Нет.

– А кто?

– А кто угодно. Только не таможенники. Например, я год назад был первым заместителем на Винницкой таможне, а начальником таможни был пенсионер–милиционер, который был направлен из администрации президента. Он вообще не понимал, куда он попал.

А вот я покажу вам один из примеров, у меня есть документ. Сейчас руководителями таможни назначаются люди, которые далеки вообще от таможенной системы.

Например, по Черновцам, потому что я оттуда родом: Вадул–Сырецкая таможня, на границе с Румынией – назначается человек, некий Язловицкий. У меня есть оперативная информация из правоохранительных органов, что против него возбуждается уголовное дело УБОПом МВД совместно с СБУ.

Скомаровский взял к себе людей, связанных с Билоконем, с Бакаем… Например, бывший заместитель Бакая в Государственном управлении делами Ярощук стал начальником управления капитального строительства и развития таможенной инфраструктуры. Он же подтянул массу людей из Госуправления делами.

Сергей Мудрый – исполняющий обязанности заместителя Скомаровского – милицейский врач, лучший друг Билоконя. Упоминавшийся уже Вовк – при прошлой власти был переведен в центральный аппарат СБУ Сацюком.

– Но как иначе, не уволив таможенников, можно очистить таможенную службу, если она коррумпирована снизу и доверху?

– У нас все системы коррумпированы, не только таможенная. Понятно, что корабль за один день невозможно развернуть. Он оброс всякими водорослями, ракушками, но нам удалось сделать, чтобы люди поверили, что в конце концов таможенная система начнет работать на государство. И пошли результаты. Это же результат, который измеряется не миллионами, а миллиардами, которые поступили в государственный бюджет!

Сейчас люди в очередной раз обмануты. Я когда–то пошутил, что работа таможенника носит сезонный характер. Каждый понимает: нет стабильности, это самая бесправная служба, которая носит погоны в этом государстве. В любой момент тебя выгонят, а ты придешь домой с пустыми карманами.

– От одного чиновника правительства приходилось слышать, что вы были тем, кто раскрыл схему завоза в Украину сахара под видом какао–микса, что привело к сахарному кризису?

– Вообще все контрабандные схемы построены на том, что под видом одного товара завозится другой. Потому что если бы завозили легально, надо было бы платить большие налоги.

На смесь какао–микс идут ниже налоги, чем на сахар. Было это где–то два месяца назад – шли целые эшелоны этого якобы какао–микса. С виду его от сахара почти не отличить. За один раз я задержал 66 вагонов. То есть под видом какао–микса завозился обычный сахар иностранного происхождения.

Я доложил Скомаровскому, что сложилась такая ситуация, будем проводить анализ, возбуждать дело за контрабанду… Он говорит: «Нет, не надо, пусть едет. Мы поднимем им (то есть тем, кто завозил сахар под видом какао–микса) минимальную таможенную стоимость». И из этой минимальной таможенной стоимости платится налог в государственный бюджет.

Но ведь этот сахар продается на территории Украины. Его чрезвычайно много, но продается он по очень высокой цене. Таким образом растет цена на сахарном рынке. Ну так оно и выросло. Отсюда и сахарный кризис.

– То есть вы думаете, что именно с какао–микса все началось…?

– Я убежден в том, что это один из факторов, которые послужили причиной сахарного кризиса.

***

Владимир Скомаровский: Я запретил всем своим фирмам заниматься внешне–экономической деятельностью

Скомаровский. Фото М. Лазаренко
– Главным обвинением Николая Салагора в ваш адрес является то, что против вас было возбуждено дело по контрабанде?

– Это было в 1999 году. Дело было возбуждено по желанию руководства Винницкой облгосадминистрации, при поддержке одного из моих конкурентов, который сейчас работает в Верховной Раде. Я его называть не хочу. Генпрокуратура закрыла это дело из–за отсутствия состава преступления.

– Салагор подчеркнул, что дело закрыли как раз по амнистии, то есть государство вам простило…

– Эта статья о контрабанде вообще никогда не подпадает под амнистию, и никогда не будет попадать. Так просто теоретически не бывает, о чем вы говорите? Салагор просто не знает. Мы поднимем все справки…

– А второй упрек в ваш адрес – то, что ваша фирма занимается ввозом автомобилей в Украину по схеме, которая позволяет не проводить их растаможку по полной стоимости.

– Салагор 18 лет работал в системе Государственной таможенной службы, на 10 таможнях. Он четко знает, что с 1 января 1996 года любой автомобиль, который въезжает, независимо от его стоимости, оценивается по каталогам соответственно году выпуска и получает еще несколько экспертных выводов – торговой палаты и еще что–то.

Поэтому эти упреки – просто вранье, и ничто другое. Только я стал главой Государственной таможенной службы, через семь дней я запретил всем фирмам – в том числе, у меня есть кирпичный завод, телерадиокомпания – любую внешне–экономическую деятельность. Поэтому уже больше никаких движений через границу по моим фирмам нет, и, пока я буду здесь, не будет.

– Он называет фирмы «Владимир», «Аверс», «Авто–центр» и «Екатерина»…

– О чем вы говорите?! «Владимир» – единственная фирма, которую я основал, все другое ко мне никакого отношения не имеет…

– Он говорит, что в других фирмах работают ваши родственники.

– Не работают родственники вообще нигде, только брат возглавляет фирму, он – директор «Владимира», и все. Салагор просто обманывает, я читал его утверждения и не видел там правды.

– Еще один упрек –после коллегии состоялось массовое написание заявлений руководителями региональных таможен перевести их на должности первых заместителей. И Салагор говорит, что это происходило под давлением с вашей стороны.

– Решение о том, что руководителями региональных таможен должны быть не таможенники – это была идея президента. Он это дал как приказ, как поручение. Я поддержал такое мнение.

И все 50 руководителей таможен, которые были на коллегии, зашли и в присутствии моих заместителей самостоятельно написали заявления. Они их писали – меня это удивило – с каким–то удовлетворением, что уже не надо нести эти взятки наверх, уже нет этой подати, которая была. Ни один не сказал, что не хочет писать заявление! То, что было давление – это просто, мягко говоря, вранье.

Потом Салагор собрал своих близких руководителей таможен, и три или четыре человека написали, что они отзывают свои заявления. Поэтому мы им даем ответ, что отозвать заявление можно только тогда, когда написал заявление об увольнении, а не о переводе на должность первого заместителя.

Перед началом заседания коллегии 19 июля. Фото М. Лазаренко

– Вопрос такой: Салагор говорит, что вы дали команду остановить расследование по завозу сахара под видом какао–микса, и это привело к сахарному кризису в Украине. По крайней мере, по его словам.

– Этот вопрос мне задавали, кстати, президент и премьер–министр… Значит, какао–микс и при Салагоре, и до Салагора завозился по цене 30 долларов за тонну. Вагоны въехали, я дал команду сделать экспертизу. Мы взяли на анализ этот сахар, и потом звонит мне премьер, говорит: «Владимир Владимирович, сахара нет, а там стоят вагоны…».

Я говорю: «Мы сделали анализ, и сейчас будем поднимать таможенную стоимость. Поскольку какао там 2% или 10%, а 86–92% там сахара. Он идет на переработку, а потом идет в продажу».

Приехал ко мне владелец завода, приехал губернатор Волынской области, говорят: «Там стоят вагоны», я говорю: «Никакой проблемы нет, вот у нас есть экспертиза. Мы видим, что это сахар. Мы ставим вам реальную таможенную стоимость – 350 долларов. Не 30, а 350!».

Я поставил – в 11 раз больше, им не было куда деваться, они оформили этот сахар. И народ теперь его ест.

– Собственно, Салагор говорит, что из–за установления минимальной таможенной стоимости на этот сахар, который ввезли под видом какао–микса, и увеличилась общая стоимость сахара. Что и привело к кризису.

– Да нет, общая стоимость этого сахара после переработки составляет 2,90… Салагор просто четыре университета закончил, а с математикой у него плохо, а у меня всегда было «5».

Возьмите таможенную стоимость 350 долларов. Пошлина ноль, а НДС – 20% от 350 долларов, то есть 70 долларов на тонне. Это копейки. Мы просчитали, что максимально цена этого сахара выходит 2,40–2,90 грн за килограмм. А сегодня сахар сколько стоит?

– Значительно выше этой суммы… Еще один упрек Салагора – что вы завели на руководящие должности людей, которые работали при предыдущей власти. Он приводит пример, что вашим заместителем стал Мудрый – «лучший друг» Билоконя, что начальником управления капитального строительства взяли бывшего заместителя Бакая Ярощука, что другим вашим заместителем взяли Вовка, который был заведен в центральный аппарат СБУ Сацюком…

– По Ярощуку: он прекрасный организатор, работал с покойным Дагаевым. За ним никаких следов нет. Он хорошо работает, изменил всю автомобильную систему, я им очень удовлетворен. Если я был в коммунистической партии, давайте меня расстреляем?

Вовк – один из лучших следователей. Возглавлял следственное управление в Службе безопасности, он три года как приехал в Киев из Винницы. У нас по расследованию контрабанды были большие проблемы. Мы вместо того, чтобы возбудить дело – а у нас для этого не было специалистов – и передать в Службу безопасности, мы просто его мусолили, передавали в СБУ, и там его никто не расследовал.

Мудрый является специалистом, он возглавлял санатории, а потом он был в МВД главным врачом. К Билоконю он вообще отношения не имеет. Он просто из Винницкой области, и Билоконь, к сожалению, из Винницкой области, и я. А я Билоконя никогда не видел живьем, только по телевизору.

Но когда пришел в МВД известный Фокин, он Мудрого просто уничтожил. Несмотря на то, что я просил министра Луценко: «Не трогайте Мудрого, он нормальный человек, все о нем знают, и вы знаете».

Но Фокин решил поставить своего человека. В результате, видите, не стало Фокина. Я очень рад, что Мудрый занимается на таможне организационными вопросами.

– Салагор говорит, что вы находились продолжительное время за границей, взяли с собой жену как частное лицо в состав делегации за государственные средства.

– Рассказываю… Нашу делегацию в таможенную службу США пригласил посол господин Хербст. Моя жена родилась в День независимости США – 4 июля, и потому они сами предложили, почему же отказываться? Ей открыли визу. Я заплатил за перелет жены, помню – 1840 долларов прямо в посольстве, и они за мои деньги купили ей все билеты.

Но во всех мероприятиях в США она участия не принимала. И нас финансировало не государство, а Госдепартамент США.

– Еще один вопрос: будто вы распорядились завозить джипы по заниженным таможенным сборам?

– О чем вы таком говорите? Это просто клевета! Я вообще к автомобилям уже давно не имею никакого отношения. И джип вообще нельзя ввезти как грузовой автомобиль, потому что он – джип. Есть фотографии, и на них четко видно, где джип, а где нет. Невозможно сегодня подтасовать джип под грузовой автомобиль, хоть стреляйся!

Тем более, что такие письма я не подписывал, это точно. А мои специалисты не могут дать никаких таких оценок. Возможно, сам Салагор что–то подписывал или принудил кого–то из руководителей департаментов – я поручу, чтобы проверили этот факт.

– И еще один упрек – это то, что среди вновь назначенных есть такой господин Язловицкий, который проходит по уголовному делу.

– Здесь же все понятно! Язловицкий пошел на родину Салагора – в Черновцы, где находится Вадул–Сырецкая таможня, через которую идут большие потоки. Вот почему работает большой базар в Хмельницком? Не потому, что возят шмотки из Польши, а потому что их возят из Турции, из Китая через Вадул–Сырецкую таможню. Мы это все видели, но там вотчина Салагора, и он это все «крышевал».

Язловицкий – работник налоговой милиции. Как только мы его назначили, возбудили уголовное дело, потому что его соседка на него что–то там сказала, что он какую–то там землю у нее забрал… Ну, частные его дела.

Салагор боится, что он потеряет на этой таможне свой бизнес. Поэтому мы сейчас, кроме Язловицкого, еще направим туда из центрального аппарата три–четыре человека на несколько месяцев, и будем патрулировать тот район. Просто волнуется человек.

Ну а причины увольнения Салагора вы знаете?

– Он говорит, что это были попытки расправиться с ним. Он еще утверждает, что руководил таможней длительное время, «Контрабанда–стоп» проходила под его патронатом, поскольку вы постоянно были в разъездах…– Я один раз був в Америці і в Брюсселі на зборах Всесвітньої митної організації…

– Я один раз был в Америке и в Брюсселе на собрании Всемирной таможенной организации…

То, что говорит Салагор – что его уволили по собственному желанию – это абсолютная бессмыслица. Во время коллегии выступил мой заместитель Вовк как офицер Службы безопасности. Я зачитал данные опроса людей на выходах из таможни, которые мне предоставила фирма «Социс». По Львовской, Рава–Руской и других таможнях был высокий уровень взяточничества.

После этих слов на заседании коллегии начальники таможен начали головы опускать… «В чем причина, почему такое взяточничество процветает до сих пор?» И тогда Вовк рассказал о схемах, которые используются.

Ему рассказали руководители таможен буквально за неделю, и я об этом уже знал: о том, что существует вертикаль, надо носить деньги, которые идут куда–то выше…

Салагор прикрывался некоторыми вождями, которых я не могу назвать, потому что я их очень уважаю. И этим он брал на испуг руководителей таможен. Руководители таможен говорят: «Мы уже не можем…».

Если бы он не был таким жадным и не поднимал так высоко планку, а просто – «кто сколько может принести» – возможно, эта коррупция существовала бы и до сих пор. Потом после Вовка президент поднимает Симонова, это руководитель Одесской таможни. Он подтверждает, что действительно есть такая вертикаль.

Потом я поднимаю руководителя собственной безопасности, тот абсолютно четко подтверждает обвинения, которые сказал господин Вовк – офицер СБУ, откомандированный мне в заместители. А Салагор, сидя в четырех метрах от президента, не поднимая головы, молчит.

Проходит совещание, все это обсуждается, Салагор не говорит, что это не правда, и президент принимает решение об увольнении. Я, как добрый человек, который относится к нему по–человечески, взял с него заявление – что он уходит по собственному желанию. «Он нормальный человек, пусть напишет заявление сам». Я сделал ему добро, отпустил его в отпуск – три или четыре года он не был в отпуске. Почему не был? Потому что, видно, надо было собирать деньги…

– Если есть такие подозрения против него, то надо не отпуск, а уголовное дело возбуждать?

– Сейчас есть много информации, и она идет, и мы расследуем эти дела. Информации полно, но возбудить дело по взяточничеству мы не можем, можем только передать информацию в прокуратуру, пусть она возбуждает.

Мы же таможенники, и у нас есть только одна возможность – возбудить дело по контрабанде и на 10-ый день отдать ее в Службу безопасности Украины.

Віктор Чивокуня, УП _ Понедельник, 15 августа 2005, 11:59

2015-10-21 01:48 1171

Ваш комментарий

Please enter your name here
Please enter your comment!