Реформа госзакупок: МЭРТ лоббирует свой проект ProZorro, а «теневой офис» назначает победителей

0
60

Тема коррупции звучала вчера на двух пресс-конференциях с разных сторон. Заместитель министра экономического развития и торговли Максим Нефедов заявил, что из-за коррупции и халатности Украина теряет в госзакупках 50 млрд грн. Поэтому госзакупки надо переводить на электронную систему (разработанную им и его единомышленниками, — ред).

А директор машиностроительного завода «Укрзализбуд» Виктор Руденко на своей пресс-конференции заявил, что в Киеве существует «теневой офис», где и принимают решение о том, кому и на каких условиях отдать победу в тендере.

«Государственные закупки в Украине в ценах 2014 года — это 250 млрд грн, из которых, по нашим оценкам, не менее 50 млрд — это потери. Половина из этих потерь примерно — это коррупция, половина — это неэффективное использование», — сказал Нефедов.

«Чиновники ГП «Укрзализнычпостач» занимаются подтасовкой документов, в результате чего закупки для железной дороги проводят по завышенным ценам», — пожаловался Руденко.

Почему же план реформирования государственных закупок, который осуществляет команда молодых дарований, уверяющих, что их идея поможет вернуть в бюджет значительную сумму средств, уменьшит зависимость от международной помощи, пока не препятствует коррупции? Более того — коррупция на госзакупках и борьба с ней существуют параллельно. Видимо, потому, что борьба тоже превратилась в бизнес — по продвижению одной электронной программы от конкретных разработчиков. С одной стороны — хорошо, что придумали. С другой — нет ли в этом их скрытого коммерческого интереса? Попытаемся разобраться.

30-летний Максим Нефедов был назначен заместителем министра в МЭРТ в мае этого года. Ранее на его должность планировалась кандидатура Саши Боровика, из-за чего возник скандал и Боровик выступил с разоблачениями власти. Так же уволилась по собственному желанию эстонская советница министра Яника Мерило.

Известно, что Нефедов до назначения в правительство работал управляющим партнером в ICON Private Equity и через общественные движения участвовал в разработке системы электронных закупок ProZorro.

Сейчас эта система уже работает в тестовом режиме, на нее заведены 300 госзаказчиков и 1,2 млрд. грн. заказов. Как сообщил на интернет-конференции в «Лиге» сам Нефедов, «протягом 2016-го року електронні закупівлі плануємо повністю розширити на всіх державних замовників. Для цього у вересні будемо подавати до ВР законопроект про електронні державні закупівлі і сподіваємося на його підтримку. Паралельно до кінця 2015-го року ProZorro вийде із пілотного у промисловий режим експлуатації, що дозволить обслуговувати не сотні, а тисячі державних замовників і працювати не тільки в ДОпороговому (до 100 тисяч грн. для товарів і 1 млн гривень для послуг), але й НАДпороговому режимах».

Нефедов не единственный представитель от ProZorro (если так можно сказать) в МЭРТ. Департамент госзакупок возглавил один из создателей этой системы электронных торгов Александр Стародубцев. Особенность программы в том, что выбор победителя тендера осуществляет компьютер. Государственный заказчик не видит списка участников. Побеждает тот, у кого низкая цена.

Но дешевая рыбка — плохая юшка. Подобный подход — палка о двух концах. «Так мы закупим одни китайские бронежилеты да индийские лекарства, они и окажутся самыми дешевыми»», — сетуют пользователи соцсетей.

Не считают ProZorro панацеей от всех бед и европейцы. Они настаивают на комплексной реформе, которая регламентирует все аспекты электронных закупок. По их мнению, электронный документооборот необходим, но сам электронный аукцион является лишь одним из вариантов госзакупок в ЕС. Чаще всего его используют при закупке стандартизированных товаров.

«Цена не должна быть единым критерием. Для экономической выгоды используются и другие критерии», – говорит начальник отдела международных измерений госзакупок директората Еврокомиссии по вопросам внутреннего рынка, промышленности, предпринимательства и СМБ Жан-Ив Мюйй.

«Электронный аукцион как метод борьбы с коррупцией неоднозначен. Есть опасение, что риск коррупции не снимается полностью, а передается на другой уровень – в виде возможности невыполнения соглашения после его заключения», – рассказал Матия Матокович, отвечающий в DG GROW Еврокомиссии за экономический анализ и электронные закупки.

Консультант ЕБРР Адам Янжук, который проводил аудит системы ProZorro, говорит, что «проект не отвечает стандартам ЕС и его наилучшим практикам». «Но архитектура технологии является правильной, и пробелы в ней можно заполнить технически и организационно», – считает он.

Тем временем министр Айварас Абромавичус, хоть и соглашается с европейскими коллегами на словах, но плавно продвигает все тот же проект. Видимо, ввиду отсутствия других идей. С начала 2016 года на электронные закупки переведут всех крупнейших покупателей и центральные органы власти.

«Даже 10% экономии на закупках за счет большей конкуренции и снижения коррупции — это примерно 13 млрд грн экономии», — подсчитал Нефедов.

«Любопытно, какие авторские отчисления получат создатели программы от ее эксплуатации?», — интересуются соцсети.

Тем временем директор «Укрзализбуда» Виктор Руденко рассказал о своем разговоре с замминистра инфраструктуры Емельяном. «Он мне ответил, что они самое честное правительство и не берут взяток. Я им охотно верю. Тут дело не во взятках — дело куда более серьезное. Сто одиннадцатая Уголовного Кодекса — измена Родине. Это нанесение экономического ущерба. Они не берут взятки — они разрушают нашу Родину. Они разрушают нашу веру»,— возмущался Руденко.

Елена Короленко, ГЕНПЛАН

2015-07-31 09:25 1467

Ваш комментарий

Please enter your name here
Please enter your comment!