Пять сценариев для украино-российских отношений

0
53

Владимир Горбулин – советник президента Украины, директор Национального института стратегических исследований, академик НАНУ, доктор технических наук, профессор. Его очень ценят, поскольку Владимир Горбулин превосходный эксперт в сфере международной и оборонной политики. Сегодня мы публикуем первую часть его программной статьи «Пять сценариев для украино-российских отношений», которая была полностью напечатана в издании «Зеркало недели. Украина» №22, 19 июня 2015. В следующих номерах «Трибуна» читайте продолжение статьи Владимира Горбулина.

Нынешняя ситуация выглядит патовой – ни мира, ни войны, и все стороны несут значительные потери: Украина – от продолжающегося на ее территории конфликта; Россия – от участия в этом конфликте, содержания аннексированного убыточного Крыма, а также от международных санкций; западные страны – от разрыва экономических связей с Россией. Каким может быть дальнейшее развитие событий? Попытаемся очертить возможные сценарии. На наш взгляд, базовых сценариев пять, причем три из них радикальные, два – промежуточные компромиссные.

Прошло уже больше года после аннексии Россией Крыма и начала вооруженной агрессии в юго-восточных районах Донбасса. Невзирая на попытки некоторых политиков преподнести события в Украине как исключительно внутренний конфликт или гражданскую войну, все труднее и труднее становится утаивать или не признавать очевидные факты участия в этом конфликте регулярных частей Вооруженных сил РФ или предоставления Россией поддержки террористическим организациям, действующим в Донбассе.

По сути, все это время народ Украины противостоит агрессии со стороны одного из наибольших государств мира, защищая свою территорию, свободу и независимость. Блицкриг Кремля провалился. Идея о том, что вся Украина к востоку от Днепра мечтает о возрождении союза с бывшей метрополией, что украинская независимость – это искусственное явление, а патриотизма украинцев не существует, оказалась мифом. Вместо победоносного объединения «русских земель» Кремль получил огромные экономические убытки, недоверие цивилизованного мира, катастрофическое падение международного авторитета страны и рост антироссийских настроений в мире.

Первый радикальный сценарий (сценарий «тотальной войны»). Он возможен при условии принятия российским руководством решения о начале открытой вооруженной агрессии с целью получения сухопутного коридора в Крым или беспрепятственного доступа к своему военному контингенту в Приднестровье. В этом случае Украина окажется лишена выбора возможностей урегулирования конфликта в Донбассе, а будет вынуждена защищать свою независимость, используя все имеющиеся в наличии ресурсы. Развитие событий по такому сценарию будет означать для Украины полную милитаризацию общества; экономическую, политическую, культурно-идеологическую и пропагандистскую мобилизацию; введение военного положения; максимальную опору на собственные силы, что обусловлено неизбежной международной изоляцией, как минимум, на первых этапах тотальной войны и соответствующим сокращением поступления внешних ресурсов; ориентацию на бескомпромиссное уничтожение врага; нанесение ударов по объектам критической инфраструктуры противника; активную партизанско-диверсионную деятельность; отказ или сведение до минимума дипломатического и внешнеэкономического взаимодействия с вражеским государством и его сателлитами; полное подчинение дипломатии Вооруженным силам и военной пропаганде.

Украина имеет шансы на победу в тотальной войне, поскольку противостоит ей государство с ограниченными технологическими и финансовыми ресурсами; низким «запасом прочности» политической системы; населением, которому присуща негативная демографическая динамика и неспособность противостоять агрессивным национальным меньшинствам; «недомодернизованной» армией. Сопротивление Украинского народа российской агрессии рано или поздно вернет ему расположение ведущих государств мира, а также углубит международную изоляцию РФ. Кроме того, свою деморализующую и демотивирующую роль сыграют боевые действия на территории самой России, которые неизбежно возникнут в условиях тотальной войны.

В случае поражения России в такой войне будет окончательно решен вопрос принадлежности Донбасса и Крыма, Украина навсегда избавится от существующей «пятой колонны» откровенных сторонников «русского мира», получит собственный «героический эпос» как почву для патриотического воспитания будущих поколений. Большинство вопросов украино-российских отношений будет решено окончательно, и исторические пути обоих народов разойдутся навсегда, а уровень антагонизма достигнет самых высоких показателей.

Даже в случае захвата российской армией части украинской территории война не закончится – продолжится партизанское движение и диверсионная деятельность против оккупантов. Согласно такому сценарию, неотвратимо вмешательство в конфликт Запада в той или иной форме, введение новых, жестоких санкций против РФ, полная политическая изоляция российского руководства, возможно, исключение России из Совета Безопасности ООН и других международных организаций. С другой стороны, ценой победы станут разрушенная инфраструктура и экономический потенциал Украины, многочисленные жертвы среди военных и гражданских.

Следует отметить, что для Украины тотальная война является исключительно оборонительной. Она не обязательно приводит к массовым жертвам; как раз наоборот, готовность к такой войне будет существенно сдерживать агрессора страхом перед значительными потерями и угрозой переноса боевых действий на его территорию. Девиз оборонительной войны формулируется так: «тотально мобилизоваться, чтобы выжить», цель – «полностью отбросить превосходящие силы агрессора на его собственную территорию путем нанесения ему максимальных демотивирующих потерь».

Этот сценарий – наиболее героический и жертвенный, хотя и наименее вероятный. Желание воевать в целом отсутствует как у украинского, так и у русского народа – никто не хочет терять преимущества мирной современной жизни ради прихотей горстки политических авантюристов.

В целом, сценарий тотальной войны ориентирован для Украины на победу и сохранение территориальной целостности. История знает немало примеров успешных вязких полупартизанских войн государств малых и средних против государств больших и гораздо более мощных. Однако этот сценарий может принести не только победу, но и значительные потери для страны.

Но в любом случае такой сценарий не является целью Украины. Государство будет вынуждено ему следовать только в случае полномасштабного открытого нападения со стороны России.

Второй радикальный сценарий (сценарий «отсечения» или «стены») предусматривает окончательный отказ Украины от оккупированных территорий и полный разрыв с ними. Дальнейшая историческая судьба этих территорий будет интересовать Украину только с точки зрения обеспечения ее собственной безопасности, а именно – мощности оборонительных сооружений и достаточной степени изоляции этих земель. Украинская государственность определенное время будет нуждаться в переформатировании и приспособлении к новой ситуации, однако отсутствие в составе Украины регионов, где господствуют ренегатские и потребительские настроения, большая компактность и лояльность украинского общества, благоприятные условия для реформирования страны и международная помощь смогут сделать этот адаптационный период более или менее безболезненным. В конце концов, существуют, понеся территориальные потери, Грузия и Молдова; Сербия продолжает свой исторический путь даже без части исторических земель.

Реализация этого сценария неизбежно нанесет урон престижу Украины на международной арене. Он также выгоден для части представителей местных полукриминальных олигархий, которые, в частности, питаются с трансграничной преступности и коррупции, а также для люмпенизированного постсоветского мещанства, которое зарабатывает на жизнь низко-квалифицированным трудом за рубежом (в том числе и в стране-агрессоре). В случае реализации этого сценария речь идет о жесткой и бескомпромиссной «ампутации» с разрывом любых отношений и возведением «защитной стены» вокруг новой «зоны общественно-политического отчуждения». Соответственно, и отношения с Россией должны быть сведены до минимума, что предполагает возможное продление «защитной стены» по всей российско-украинской границе.

Добиться соблюдения полной изоляции оккупированных территорий будет крайне сложно. Ведь при таких условиях террористы, чувствуя себя свободными от обязательств по Минским соглашениям, продолжат осуществлять обстрелы украинской территории, препятствуя инженерному обустройству новой границы. Кроме того, в существовании «дыр» в ней будут заинтересованы всякого рода криминальные элементы, которые наживаются за счет контрабанды, наркотрафика, торговли людьми, нелегальной миграции и т.п.

Возможность реализации сценария базируется на наличии значительного ментального разрыва между определенной частью жителей временно оккупированных районов Донбасса и большинством украинского общества. Из-за длительного пребывания под влиянием российской пропаганды у этих людей сложилось ошибочное представление о возможности восстановления Советского Союза с помощью России, они были приучены к ненависти ко всему украинскому, и самое ужасное, что в таком же духе воспитывалось молодое поколение. Игнорирование этой проблемы способствовало трагическим последствиям в виде аннексии Крыма и оккупации части Донбасса. Ныне же в украинском обществе все чаще возникает вопрос, стоит ли продолжать борьбу за разрушенные в ходе вооруженного конфликта и разграбленные российскими захватчиками территории, остатки населения на которых не изъявляют желания возвращаться под украинскую юрисдикцию? Особенно остро стоит такой вопрос из-за возникших в результате этого конфликта барьеров на евроинтеграционном пути Украины и задержек с проведением дальнейших демократических реформ. Сценарий полного отказа от сепаратистских регионов связан с потерей части территории государства, государственного престижа и предполагает длительный адаптационный период.

Владимир Горбулин, «Зеркало недели. Украина»

2015-07-02 10:49 936

Ваш комментарий

Please enter your name here
Please enter your comment!