Почему для голландцев российская агрессия не факт, а Путин не боится повторения судьбы Милошевича?

0
76

Рано или поздно суд в Гааге над Путиным и его приспешниками произойдет – в этом уверены трое простых граждан Украины, которые сделали для международного признания РФ страной-агрессором больше, чем высокопоставленные Климкин, Стець и Матиос за два года. Львовянин Юрий Яценко и беженцы из оккупированной Донетчины Александр Хомченко, Ирина Довгань рассказали правду о войне Путина в Донбассе. И это были не те набившие оскомину фразы, которые обычно звучат из уст выступающих от лица официальной Украины. У сонной аудитории обострился слух и расширились глаза, когда жертвы пыток поведали, что же с ними произошло в застенках ФСБ РФ и «МГБ ДНР».

  1. За неимением своих достижений, украинские дармоеды пиарятся на польском докладе

В СМИ Украины эти слушания в Европарламенте подаются, как первый шаг, сделанный нашей страной для привлечения России к ответственности за оккупацию Крыма и Донбасса. Хотя автором доклада «Российские военные преступления в Восточной Украине в 2014 году» является г-жа Малгожата Госевская, а выступление украинцев в Европарламенте –иницитива, проявленная нашими польскими братьями.

Если верить Анатолию Матиосу, прокуратура полным ходом собирает материалы «о тех, кто прибыл без разрешения украинского государства на территорию Украины с оружием и совершил преступления против украинских граждан», но где хоть один результат? И почему работу по сбору показаний для Европарламента провели не «орлы Матиоса», а польские полицейские?

Поляки подробнейшим образом опросили более 60 украинцев, потерпевших от российской агрессии. Что немало, т.к., по данным польского издания «Wojciech Pieczak», далеко не все пережившие пытки, могут свидетельствовать в силу тяжелого психического и физического состояния. «Например, группа «киборгов», которые после долгого пребывания в плену были освобождены. Их обливали кипятком, прижигали утюгом. Они остались практически без медицинской помощи и говорят, что армия и чиновники ими не интересуются», — пояснил один из принимавших участие в подготовке слушаний – польский офицер Адам Новак.

Что же это за показания, которые впечатлили аудиторию в Брюсселе? И почему, несмотря на произведенный эффект, доклад не повлиял на результаты референдума в Нидерландах «по украинскому вопросу», который прошел буквально на следующий день?

  1. Ловите Матиоса у Шустера. Европарламент в слезах. «Россия-24» атакует Европу.

Юрий Яценко – львовский студент, который за европейский выбор стоял на Майдане. Он был похищен российским ФСБ 6 мая 2014 года, когда поехал в Россию по своим делам. Осужден по сфабрикованному обвинению в хранении 41 грамма пороха, год провел в путинской тюрьме. Когда его отпустили, рассказом Юрия в Украине заинтересовались только журналисты. Спустя 11 месяцев, Яценко пригласил на эфир Шустер, и там он смог напрямую обратиться к Матиосу. Лишь после этого главный военный прокурор Украины дал указание своим подчиненным допросить парня.

На фото: Юрий Яценко возвращается из плена домой. Встреча с отцом

«В Брюсселе я рассказал, как РФ делает из украинцев диверсантов, как там изготавливают образ врага из граждан Украины, чтобы оправдать свою гибридную войну. Прямо в отеле задержали меня, как только я въехал в Курскую область. Вывели в отделение полиции, и там представитель ФСБ показал мое фото с Евромайдана. Потребовал, чтобы я по росТВ заявил, что меня Украина послала, чтобы я вел диверсионную деятельность, а я, якобы, обращаюсь в ФСБ с просьбой о помощи, так как не хочу исполнять эти приказы. Сперва предлагали деньги. Когда я отказался — дали понять, что все равно заставят. Били, не давали есть и спать, закатывали рукав, подводили шприц и говорили, что это вещество будет так воздействовать, что подпишу любые документы и 15 лет проведу в тюрьме. Представители ФСБ Курской области убеждали, что американцы захватили власть в Украине, и финансируют нашу оппозицию, желая украинскому народу зла, и я, как украинский патриот, обязан помочь им. После одного из таких разговоров, услышав мой отказ, меня велели увести со словами: «Поработайте с ним». Поняв, что снова будут пытки, я попросился в туалет, и там разбил себе голову, потому что они били, стараясь не оставлять следы. Они сказали: «Ты забыл, где ты находишься — тут тебе ничего не поможет». И снова – мешок на голову, наручники на руки, и повезли в лес (понял это по шуму листвы и комариному писку). Выкинули из микроавтобуса, почувствовал удар в пах, а потом били по голове предметом, похожим на мешок с песком. Душили. Терял сознание несколько раз, подвешивали за наручники, продолжая бить мешком с песком по животу и голове. Имитировали мой расстрел. Стреляли возле моей головы. На следующий день перерезал себе вены – не мог это терпеть. Мое дело подтверждает, что Россия безосновательно хватает украинцев, чтобы формировать нужный им фон в СМИ, и доказать, что украинцы опасны, из патриотов Украины создают образы нацистов и карателей. Я не раз подчеркивал, что в российском плену был не я один, там 23 захваченных русскими украинских пленника».

Яценко считает, что части европейских государств не выгодно признавать войну в Украине результатом российского вторжения.

«По опыту общения с представителями Конгресса США и депутатами Европарламента я могу сказать, что большинство хорошо проинформированы о происходящем. Но ряду стран – таким, как Италия, Франция — хочется поддерживать дружбу с РФ ради экономической выгоды. Хотя и для них, очевидно, что без поддержки террористов РФ Украина давно бы навела порядок на той территории»

Ирина Довгань — жительница Ясиноватой, которая была захвачена бандой «Восток» за то, что помогала вещами и продуктами украинской армии. Этот отряд боевиков был организован весной 2014 г. бывшим офицером СБУ из Донецка, но на 90% состоял из граждан РФ — кадыровцев и осетин. 25 августа 2014 г. «востоковцы» приковали Ирину Довгань к «столбу позора», подвергли публичным унижениям и пыткам. Она выжила благодаря тому, что случайно попала в фотообъектив журналиста «Нью-Йорк Таймс» во время истязаний.

«Один из следователей, которые меня допрашивали в плену у батальона «Восток», был русский. Когда меня мучили кавказцы, я спросила его: «Как вы могли славянскую женщину, бабушку, отдать на растерзание мусульманам – вы же христианин?». На что он мне ответил: «Это были осетины — они не мусульмане». Русский был профессионал. Когда меня начали бить, я спросила: «Если вы любите вашего Путина, почему я его должна любить?», и он мне холодно ответил: «А кто вам это сказал? Я его очень не люблю» (то есть — ничего личного, просто бизнес). Он был офицером ФСБ, как контролирующая инстанция для боевиков из Донецка.

После наших докладов в Европарламенте повисла тишина, был шок. Хотя нас предупреждали, что будут провокационные вопросы, вопросов не было. Ко мне подходили люди, и плакали. Говорили: «Надо было давно привезти живых свидетелей, иначе понимание ситуации не происходит. Ни о каком снятии санкций не может идти речь».

Ирину Довгань удивляет, что польские журналисты и депутаты не забывают о ней, и о других потерпевших, тогда как силовым органам в Украине нет дела до подобных преступлений.

«Польских полицейских интересовало все, что со мной делали, буквально посекундно. Они задавали такие наводящие вопросы, благодаря которым я вспоминала то, о чем до этого не говорила. Переписали все номера телефонов, с которых мне еще долго звонили и угрожали. Проделали колоссальную работу, все данные были систематизированы и оформлены. Поляки говорят: «Нам не надоест о вас напоминать. Необходимо, чтобы в Европе не забывали о том, что происходит в Украине. Надо продолжать приводить доказательства российской агрессии», — говорит Ирина.

Александр Хомченко — донецкий пастор, который продолжал молиться за Украину в центре Донецка даже после того, как туда вошла «Русская православная армия» с Гиркиным во главе. Он был свидетелем того, как местных «ополченцев» в Донецке замещает регулярная российская армия. 8 августа 2014 года попал в плен. Александра Хомченко трижды выводили на расстрел, он стоял на краю ямы, наполненной трупами. Допрашивали его граждане РФ.

«Мне отвели 10 минут для доклада в Брюсселе, но я говорил 40. Госпожа Анна из Польши сказала: «Я много лет проработала в Европарламенте, и никогда такого доклада не слышала». Целью этих слушаний было: доказать, что «ДНР»–«ЛНР» террористические организации, а Россия — их спонсор. Но у меня в докладе прозвучало, что у Украины 2 врага: Россия и коррупция.

Летом 2014 года боевики из «Оплота» 4 раза нападали на нашу молитвенную палатку на площади Конституции и били служителей. Палатки выкидывали в реку, забирали аппаратуру. У нас на баннере было «Молимося за Україну», пришлось поменять на «Мы молимся за мир на этой земле», но когда пришла армия Гиркина – это были совсем другие люди, компромисс с ними был невозможен. Помню, как это было: мы стоим-молимся, а мимо по проспекту Ильича едут русские танки, БТРы, русские пушки, машины с русскими солдатами, они были с российскими шевронами, с русскими флагами. Это уже была регулярная российская армия. И я уверен, что она присутствует в Украине и сейчас, так как продолжаю ездить по блокпостам с капелланским служением.

Меня арестовали представители ГРУ РФ, они у нас в бывшем областном управлении Донецкой милиции разместились. Допрашивал начальник разведки. «Я приехал из Белгорода, воевать с фашизмом» — так он сказал мне. На след день начальник контрразведки признал, что приехал из Татарстана, но, по его словам, никакого Татарстана нет, и нет Украины, «а есть великая Русь» (так он заявил). Эти вели себя вежливо, они руководили. А потом меня повезли в НКВД Макеевки, и там, в подвале бывшего военкомата, начались пытки. За первые сутки пребывания там я слышал и видел, как убивают украинцев. Кого-то расстреливали из автомата, на ком-то испытывали гранатомет. Одного поставили на колени и застрелили в затылок из пистолета».

На фото: Довгань и Хомченко на слушаниях в Брюсселе

По мнению Хомченко, многие политики в ЕС не довольны тем, что Европа и сама страдает от санкций против РФ и переживают по поводу — кому достанется ядерный потенциал в случае развала путинской империи. А на обывательском уровне мнение о нашей трагедии формируют путинские пропагандисты с телеканала «Россия 24».

«В брюссельской гостинице лежу, листаю программы, и вдруг — Россия 24! Все, что подает росТВ, там воспринимается за чистую монету. Я был поражен, увидев, что и в Европарламенте так же транслируется этот российский ТВ-канал на английском языке. Правдивой информации о нас, европейцы не имеют. Для них происходящее в Украине — междоусобица. Даже депутаты Европарламента, на мой взгляд, поддерживают это мнение. А Россия миллиарды вкладывает в информвойну. Общаясь в кулуарах, я понял, что французы, например, боготворят Путина, не верят, что РФ может вторгнуться, не верят, что в РФ плюют на права людей. Я общался с ними через переводчика, а некоторые знали русский язык, и буквально слышал от них, что Путин — молодец».

Александр Хомченко убежден, что и результат референдума в Нидерландах – следствие российской пропаганды.

«Там во время референдума крутили ролики по ТВ о том, как происходят драки у нас в ВР. Куда, мол, тянуть эту Украину в Европу, если Украина — не Европа, а дикая Азия», — говорит пастор.

  1. Станет ли поражение в Нидерландах последним китайским предупреждением официальной Украине?

Пока поругиваемый нами за нерешительность Запад успешно воюет с Путиным, нанося удары с помощью офшоргейта и санкций, Украина продолжает проигрывать на международном уровне. Большинство принявших участие в голосовании 6 апреля в Нидерландах высказались против ратификации соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС. И у тех, кто призывал ЕС восстанавливать отношения с Москвой и отменять санкции, появились новые аргументы. Есть подозрение, что подобные опросы в других странах ЕС дадут Путину еще больше поводов для радости.

А вот что должно стать для нас настоящим отрезвляющим душем, так это мотивация голландцев. В каждом пятом случае голосовавшие против Украины называли катастрофу авиалайнера MH17 причиной своего выбора – то есть: винили в трагедии Украину, которая не закрыла небо для полетов, а не РФ. Доказательств того, что за этим преступлением стоит именно Россия, казалось бы, достаточно. Стоит напомнить, что, сбив малазийский авиалайнер, у Гиркина сразу заявили об «успехе» (полагая, что сбили украинский военный транспортник). Когда же поняли, что борт гражданский, переложили вину за убийство 298 человек на Украину. Однако, как выяснилось — большинство голландцев об этом ничего не слыхали. 19% опрошенных участников референдума обвинили в трагедии Украину, и только 4% — РФ. Вот он — реальный показатель работы МИДа, который не сформировал во внешнем поле проукраинского отношения даже в этом очевидном вопросе. И показатель эффективности Министерства информации, которое учреждалось с целью противодействия российской пропаганде и не смогло разрушить ни один из путинских мифов.

Украинская дипломатия оказалась не способна предъявить Европе достаточно аргументов для того, чтобы Россия выглядела стороной конфликта. Да и вряд ли это возможно, если Климкин выступает против разрыва дипломатических отношений со страной-агрессором и даже не видит смысла вводить визовый режим. Точно так же и г-н Стець – показал эффективность лишь по части защиты Порошенко от критиков (с помощью армии интернет-троллей).

Нашим чинушам не до работы над докладами для ЕС – они увлечены бессмысленными презентациями, банкетами и светскими раутами, тратят силы и средства на рекламу Украины в Нидерландах, после которой жители Нидерландов голосуют против Украины…

Кстати, а точно ли Россия – неуправляемый дикарь, как ее любят высмеивать карманные блогеры Минстеця? Или русские умело пользуется условиями, созданными ей представителями самой Украины? Из разговора с ДНРовцем: «Россия большая и куча башен. У сурковского окружения бизнес в Украине и море проектов, на которые выделяют миллиарды. Они хотят сохранить Украину, как внешний субъект, полноценный. Другие действительно видят вражеское государство у границ и намерены его менять. Третьи зарабатывают на войне».

В итоге продолжающихся провалов МИДа и украинского «Министерства правды» даже дружественная по отношению к Украине позиция отдельных политиков и лидеров стран в Европе начинает склоняться не в нашу пользу. Что уж говорить об общественном мнении…

А выводы после результатов референдума в Нидерландах стоит сделать не только отечественной дипломатии и горе-пропагандистам, но и уже упомянутой военной прокуратуре.

«А кому это надо? Это никому не интересно» — так теперь отвечают пострадавшие от военных преступлений в ответ на просьбу вспомнить о пережитом ими год или два назад. Вырвавшись по сути с того света, Яценко, Довгань и Хомченко, а так же сотни других пострадавших, думали, что это архи-важно: тщательно зафиксировать малейшие детали их пребывания в аду, и хотя бы формально начать расследование. Тем более, что в военной прокуратуре создан целый пласт сотрудников, начиная с многократно упомянутого нами на «ОРД» любителя недвижимости Кулика, отвечающих за сбор информации о фактах российской агрессии. Но время шло, а ни СБУ, ни единая военная прокуратура сил АТО ничего так и не сделали для будущего международного суда над Путиным.

Запад, в отличие от нас, поступает мудро: не имея возможности предоставить Украине военную помощь (так как, нет гарантии, что оружие тут же не перейдет к противоположной стороне), душит нашего врага экономически. Но авансы не могут раздаваться бесконечно, а кредит доверия имеет свойство заканчиваться. Но в Украине этого, похоже, пока не понимают. В новом правительстве продолжит отвечать за внешнюю политику все тот же провальный Павел Климкин. «Пролонгирован» на своем месте бесполезный и бездарный Юрий Стець, ради трудоустройства которого его кум придумал целое министерство. Да и Анатолий Матиос – «не пасет задних»: чувствует себя достаточно уверенно, чтобы мечтать о кресле Генпрокурора и приумножать немалое состояние.

Татьяна Заровная, «ОРД»

2016-04-18 11:28 1306

Ваш комментарий

Please enter your name here
Please enter your comment!