От понаехов к выселенцам

0
61

Наш специальный корреспондент Марина Мэгетько записала интервью с человеком, представившимся Харитоном Ульяновичем, коренным киевлянином, имя которого связывают с оголтелой пропагандой киевского шовинизма, идеями превосходства киевлян над жителями регионов Украины и другой активностью, по мнению редакции, могущей привести к расколу общества. Исходя из примата свободы слова, редакция публикует интервью с незначительными купюрами, в основном нецензурной брани.

— Скажите, пожалуйста, как называется ваша организация, сколько в ней человек и где можно ознакомиться с программой?

— Организация — это слишком узко для нас, мы скорее движение, общественное объединение, не связывающее себя рамками устава, программы и какого-то поимённого членства. Поддержать нас личным участием или какими-либо ресурсами может любой киевлянин, должностей у нас нет, в местные органы власти мы не баллотируемся, и принимать участие в дележе пирога не собираемся. Скорее мы готовы сделать всё, чтобы этот пирог стал им поперек горла. Что до программы, то она проста — Киев для киевлян!

— В Киеве много общественных объединений со сходными лозунгами, чем вы отличаетесь от них?

— Тем, что мы киевляне, а они — нет. Они приехали в Киев из других городов, и это в лучшем случае, а чаще — из посёлков, из других стран, из сёл, из деревень, хуторов, что там ещё бывает, на местности? Из отдельно стоящих зданий, наконец! Знаете, что такое отдельно стоящее здание? Это уборная!

— Спасибо, теперь более-менее понятно. Тогда скажите, кого вы считаете киевлянином?

— Киевлянин это тот, у кого в паспорте написано — «место рождения — город Киев». Активные члены нашего движения — из коренных киевлян, мы никого к себе не зовем и не требуем, чтобы обычный человек был коренным киевлянином, достаточно, чтобы он родился и вырос в Киеве. А коренной — это тот, кто может предъявить три могилы на киевских кладбищах в порядке убывания родства, то есть прадеда, деда и отца, если они умерли, а если нет — пусть живут до ста лет, а там как Бог даст. Вопросы мишлинге, или, говоря по-русски, метисов, когда, допустим, отец киевлянин, а мать, допустим, из глубокой провинции, Горловки или Деражни — эти вопросы мы снимаем, если плод такого смешения вырос в Киеве, а не в Горловке. Извечная дилемма — Кровь или Почва решена нами в пользу почвы, хотя есть разные течения в нашем движении, есть и такие, которые считают кровь более важной, но они не в большинстве, да и вообще, зоологический подход к Человеку, Киевлянину, на мой взгляд, антинаучный и негуманный — разве можно живого человека называть жертвой полового преступления? В конце концов, за грехи отцов наказывает только Бог, а мы люди, мы, образно говоря, бьём по паспорту.

— Чего конкретно вы добиваетесь?

— Мы хотим немногого — в первую очередь, законодательного запрета некиевлянам, внутренним мигрантам, понаехавшим, или, как сейчас модно говорить, с дальним прицелом — выселенцам, так вот, запрета выселенцам занимать любые выборные должности в Киеве. Сверху до низу, вплоть до районной власти! Киевляне должны понять очевидное — ни один выселенец не любит Киев, вначале они рассматривают его как злой, чужой город, где они работают и идут на любую подлость, чтобы, как они говорят — «зацепиться». Это и фиктивные браки, и служба в полицаях, и просто масса мошеннических уловок, и стяжательство высшей степени. Нет такого преступления, на которое не пойдёт выселенец, чтобы осесть в Киеве. Затем, «осмотревшись» в Киеве, выселенцы начинают его портить. Перечислять их преступления можно часами — это и варварская застройка, и разрушение памятников архитектуры, и предоставление нелегальной работы новым выселенцам, это уродование стен отвратительными «муралами», это и кумовство, хуторянство, дебилизация населения, это и торговля вредными а то и опасными веществами, всевозможное мошенничество, так мы с вами до вечера не управимся. Путем пропаганды мы хотим добиться, чтобы киевлянину и в голову не пришло проголосовать на любых выборах за выселенца. Киевлянин, голосуй за киевлянина!

— Но это требование противоречит Конституции Украины, или я ошибаюсь?

— Знаете, я не читал Конституцию. Возможно, она нуждается в корректировке, но это уже не в сфере наших интересов, пусть государственники этим занимаются. В целом, было допущено столько ошибок всеми властями, и ими же сделано столько преступлений, что ссылаться на Конституцию позорно. Понимаете, Конституция — это когда матери играют с детьми на детских площадках, когда ты видишь вокруг лица, знакомые с детства — вон пошел мой первый учитель, царство небесное, понятно, что это не он, но лицо наше, киевское. А Антиконституция — это когда вокруг тупые жлобские хари, идиотский смех, визгливые скандалистки, всюду грязь, всюду останки примитивной жизнедеятельности, хамство, хулиганство и полное неуважение друг к другу. Это то, во что превратили Киев выселенцы. Вот и спросите себя, что важнее — неработающая Конституция или само существование нашей городской общины и будущее наших детей?

— Кажется, я понимаю. Что еще вы можете предложить, кроме изменений в Конституции?

— Восстановление института прописки. Раз уж мы живем в государстве тотального контроля, где без всяких решений суда производится запись всех телефонных переговоров, а видеокамеры не установлены разве что в унитазах — то перестанем же плакать по волосам! Восстановить киевскую прописку, строго следить за тем, чтобы временная прописка была возможна только с соблюдением санитарно-эпидемиологических норм — на одного человека 13 квадратных метров! Таким образом, мы избавимся от лишних людей в Киеве, а заодно, и позаботимся о наполнении бюджета — строжайше наказывать за найм на работу непрописанных! Прописывать же только в случае брака, учебы, ну это временно, или найма на работу уникального специалиста. Например, выселенец шахтер, проходчик — почему он работает грузчиком или водителем? Его место под землей, прокладывать теплотрассы, тоннели, канализационные коллекторы. Пусть работает, все мы люди и понимаем, в каком сложном положении может оказаться человек, особенно, если он шахтёр. Итак, еще раз — восстановить институт столичной прописки, без прописки нет работы, без работы нет прописки, Белые зарплаты, социальные отчисления, столичные социальные стандарты.

— Что делать тем, кому некуда ехать, ведь в стране война?

— Да, в стране война, да, это несчастье для всех нас. Но позвольте вопрос — а разве до войны вынужденные переселенцы жили в столице? Возьмём Донецк — это что такое? Это областной центр. Есть город Житомир, тоже областной центр, там нет войны. Есть город Красноармейск, не припомню, Донецкой или Луганской области — и есть город Бердичев, Житомирской области. Почему бы красноармейцу не поехать на Бердичев? Почему беженец бежит в Киев?

— Видимо, здесь легче найти работу.

— Вот именно! Мы же хотим, чтобы в Киеве было сложнее найти работу для выселенца! Поймите, Киев способен сам обеспечить себя трудовыми ресурсами! Не каждый рождается семи пядей во лбу, есть и отстающие, есть олигофрены, даже среди коренных киевлян, вот их и ждут прекрасные рабочие специальности, их ждут маршрутки, дорожные работы, конвеерная сборка и смотровая яма, их ждут пекарни и мыловарни. Киевляне не нуждаются в рабах, как нуждаются, например, москвичи, Москва это тысячелетняя история рабства, мы же свободные люди!

Кроме того, если разобраться по-настоящему, то есть — пересмотреть все регистрации с 1986 года, когда, в силу разрушения СССР стали прописывать кого попало, а потом и вовсе отменили прописку, так вот, если разобраться по-настоящему, то выяснится, что 70% выселенцев обслуживают сами себя. Они стригутся друг у друга, друг друга обшивают, возят, кормят — киевлянам от этого нет никакой пользы, только вред. Итак — мы хотим добиться следующего — чтобы каждый киевлянин оказывал предпочтение только киевлянам, во всём — работу в Киеве в первую очередь киевлянам, сдавать квартиру в первую очередь киевлянам, выселенец же может рассчитывать только на вежливое указание, как добраться до вокзала. Мы хотим восстановить солидарность!

— Как известно, киевлян не любят нигде, не считаете ли Вы, что эта неприязнь только усилится в результате вашей деятельности?

— Понимаете, это только любовь бывает безответная, а ненависть — всегда взаимна. Они не любят нас, а мы не любим их. Понятно, если киевлянин попадает в какие то экстраординарные обстоятельства, ну например, в армию или, упаси от того Господь, в тюрьму — он не всегда может переломить ситуацию в свою пользу. В конце концов, киевлян всего-то около трех с половиной миллионов на всю страну, вполне возможно, что перевес сил сложится не в его пользу. Но! Киевлянин должен сохранять достоинство, сражаться за свою честь. Как написано в военном Уставе — уничтожать противника всеми возможными средствами, где попало, чем попало, когда попало. Это тоже в сфере наших интересов — воспитывать из уроженца Киева — Киевлянина!. Киев дал великое множество своих достойных сыновей и дочерей, это и оба Сикорских, отец и сын, это и создатель Белой армии Шульгин, это и исполнитель приговора кровавому царскому премьеру Столыпину — Богров, да множество их. Если от примеров столетней давности перенестись в недавнее прошлое, лет на сорок назад — да ведь киевская молодежь только и занималась в свободное время чем? А выясняла, кто по внешнему виду и акценту не из Киева и наводила порядок своими силами. Эту традицию следует восстановить. Итак, суммируем — киевлянином нужно родиться, но родившись киевлянином еще нужно им стать. Какое-нибудь беспомощное существо, не способное на элементарный мужской поступок не заслуживает звания Киевлянин, это какие то киевские.

— Вы сказали, что киевлян около трех с половиной миллионов, но статистика говорит, что в Киеве около двух миллионов жителей. Кто ошибается, Вы или статистика? И говорят, что киевлян уже меньше, чем приезжих.

— Ошибается тот, кто хочет обмануть граждан. В 1986 году в Киеве было три с половиной миллиона жителей. С тех пор построены Троещина и Харьковский массив, а сколько возведено высотных домов везде? Сейчас в Киеве около пяти миллионов человек, ну меньше, часть уехала из-за кризиса — допустим, четыре миллиона восемьсот тысяч. Куда подевалось полтора миллиона киевлян, если верить вашей статистике? Вымерли? Эмигрировали? Да нет же. Они есть, их дети и внуки, а статистика эта просто ложь. Нас больше, чем выселенцев, а скоро станет больше намного — когда наладим общими усилиями трансфер из Киева. Киевская городская инфраструктура не рассчитана на такое количество населения, в Киеве должны достойно жить три с половиной миллиона Киевлян, для остальных есть гостиницы и города-спутники, всякие Бровары, Борисполи, Бучи, что там еще, Глеваха.

— Как вы относитесь к введению «карточки киевлянина»?

— В целом — положительно. Но содержание карточки должно быть изменено. Сейчас ею пользуются инвалиды, пенсионеры и тому подобное бесполезное население, какой то проезд бесплатный, лекарства со скидкой, йод-зеленка. Наша цель — ввести тотальную Карту Киевлянина, с помощью которой киевлянин будет получать скидки на все товары, для компенсации лишних расходов, связанных с дороговизной. Киев столица, здесь все дороже, а местные жители страдают. Так страдали крымские предатели в сезон — житель Симферополя, работал в какой-то шараге, не имел отношения к отдыхающим — а платил за всё по специальным крымским ценам, терпел, но платил, куда ж ему подеваться.

Кроме того — вот вам практическая польза от карточки. Допустим, молодые люди по интернету решают организовать гражданский патруль. Нет ничего проще — в назначенном месте, у метро, например, встречаются несколько человек, предъявляют друг другу Карты Киевлянина, и, убедившись, что среди них нет посторонних, начинают проверять наличие такой Карты у подозрительных прохожих.

— Как вы относитесь к деятельности нынешнего мэра, он ведь Киевлянин?

— Несомненно, он Киевлянин, хоть и родился не в Киеве, но сумел прославить наш город далеко за пределами Украины. Спортсмены это самоотверженные люди, обменявшие полученное от Господа здоровье на неувядающую славу. Не всегда физическое развитие идет голова в голову с иным развитием. А если кто то, за кого проголосовали граждане, не может выполнять сложные обязанности, значит, за него их будет выполнять кто — то другой, по своему разумению и соблюдая только свои интересы, кто — то неподотчетный народу, кого никто не выбирал, и, скажу больше — никто и не выбрал бы, никогда. А вообще, среди мэров Киева последним киевлянином был Згурский, а может и Гусев, это в 70 х годах прошлого века.

— Делаете ли Вы разницу между мигрантами, допустим, с Запада Украины, с Востока или Юга?

— Нет. Нам, Киевлянам, одинаково неприятно видеть в своем городе новых жителей, пусть это будет скотоподобный рагуль из Львовской области или быдловата из Луганской, чёрт из Балты или винницкий кугут. Скажу больше — Киев заканчивается там, где стоят указатели — Киев и перечеркнуто тонкой красной линией. То есть, Фастов — это не Киев, да вам это и любой фастовчанин скажет, если умеет говорить. Позвольте, кстати, вопрос — а Вы из Киева?

— Фактически да.

— А не фактически?

— Из Ракитного.

— Понятно. Ну, спасибо за ваши вопросы, пора прощаться.

— Ответьте, пожалуйста, на последний! Я очень долго их сочиняла! Как вы относитесь к смешанным бракам?

— Резко отрицательно. На что только не готовы жительницы периферии, чтобы получить надежду на часть киевской жилплощади. Матери должны рассказывать об этом своим сыновьям. Всего хорошего, добро пожаловать из Киева!

Упорядкував та викреслив зайве Володимир Нестеренко «Адольфыч»

2016-02-22 16:11 2989

Ваш комментарий

Please enter your name here
Please enter your comment!