Налоговый кодекс повысит акцизы, НДС на лекарства и убьет упрощенку, — комментарии

0
85

Министерство финансов заявило, что не будет (в нарушение законодательства) подавать проект бюджета на 2016 год на новой налоговой базе, еще не принятой. Но этот вовсе не означает, что тема нового Налогового кодекса отложена до лучших времен. Министр финансов Наталья Яресько сказал, что проект будет готов к октябрю. А ее заместитель Елена Макеева, отвечающая собственно за подготовку кодекса и профильных законов, пообещала сделать это еще в сентябре.

При этом Минфин продолжает игнорировать представителей общественности с их инициативами, заявив, что обсуждения уже завершены и все, кто хотел — в них поучаствовали. Это заявление опровергает соавтор налоговой реформы гражданского общества Даниил Монин. В эфире «Громадського Телебачення» он рассказал, что правительство сначало делало вид, будто слушает представителей общественности. Но потом иммитация закончилась и Минфин удалился писать свой проект, демонстративно игнорируя «общественников».

В итоге, как мы уже писали в материале «МАГАЗИН «ВСЕ ПО 20»: ПОД ВИДОМ РЕФОРМЫ МИНФИН ПОВЫШАЕТ СТАВКИ НАЛОГОВ, на Национальный совет реформ было представлено три концепции нового Налогового кодекса — Минфина, профильного комитета Верховной Рады и общественных организаций. Но основном проектом по умолчанию был признан вариант Минфина, который предполагает повышение налога на прибыль до 20% (в действующем Налоговом кодексе — 18%), до 20% налога с доходов физлиц (сейчас 15-20% в зависимости от доходов), сохранить НДС на уровне 20% и установить единый социальный взнос в размере 20% (в среднем 41,5% в действующем Налоговом кодексе).

В свою очередь глава комитета Верховной Рады по вопросам налоговой и таможенной политики Нина Южанина предлагает снижение налога на прибыль и НДС до 15%, подоходного налога до 10%, а ЕСВ до 20%.

Однако, как пишет на своей странице в Facebook Даниил Монин, которому удалось раздобыть полный текст презентации Минфина, самая главная реформа — объединение единого социального взноса (ЕСВ) и налога с доходов физлиц (НДФЛ) в ставке на уровне 20% отложена до 2018 года. Это грозит повтором истории с НДС, ставка которого в этом году, по проекту «кодекса Азарова», должна была быть снижена до 17%. Но она так и осталась 20%. Кстати, Минфин рассуждает, что, мол, хотели поднять до 23%, но пожалели бизнес.

Даниил Монин подметил еще целый ряд важных и, увы, болезненных изменений. Зачем-то решили вернуть 20% НДС лекарства. Понятно, что повышение ставки НДС с нынешних 7% до 20% приведет к новому подорожанию лекарств. И так крайне дорогих на сегодняшний день. В расчетах, которые привел Минфин, видно, зачем он мутит воду: хочет получить 9.8 млрд грн от увеличения НДС на лекарства с 7 до 20%.

Вводится налог на недвижимость физлиц. Увеличивает ставки и ликвидирует льготы. Если ставка равна 3% от минимальной зарплаты, то сумма налога будет примерно 40-45 гривен с квадратного метра. Или примерно 200 грн налога ежемесячно с 2-х комнатной квартиры. Забавно, но себя власть имущие не обидели: в проекте кодекса государство ограничило объем доходов для сверхбольших домов фиксированной суммой в 25 тыс. гривень… А ведь за дом в 1000 квадратов по ставке 3% минимальной зарплате — нужно уже платить 41 тыс грн.

Кстати, к сведению небогатых курильщиков и любителей выпить (не подстрекаю, заметим) — акциз будет повышен на 26.7%, а по некоторым позициям в 2-3 раза … Это должно дать правительству почти 6 млрд. грн.

Зато учтено настоятельное требование МВФ — рента по газу будет снижена c 70% до 29-14%, а затем с 2018 года еще ниже. А вот АПК не пожалеют — кодекс содержит отмену всех льгот сельхозпроизводителям.

Как пишет на своей странице Монин, помимо прочего Минфин задумал «убить упрощенку». Изначально он предполагал полный перевод всех юридических лиц, работающих на упрощенной системе, на общую систему. Когда выяснилось, что у нас 155 тыс. фирм и фирмочек, от идеи незаметно отказались. И перешли к новому витку творчества. Общественники уже назвали его «этапом убийства упрощенки»: то есть объединение 2-й и 3-й группы с возможностью использования до 10 наемных лиц и оборотом до 2-х млн грн в год.

Все это вызывает недовольство, которое закипает тем сильнее, чем больше «подводных камней» проявляется в «либеральных идеях» Минфина. Это дает больше шансов Нине Южаниной включить свои идеи в итоговый проект (под редакцией Минфина).

ГЕНПЛАН пообщался с одним из участников дискуссии — исполнительным директором Центра социально-экономических исследований CASE Украина Дмитрием Боярчуком.

Как Вы можете в общем оценить предложение Минфина выровнять все налоги под 20%? В частности, снизив ЕСВ с 41,5% до 20%, не понесет ли при этом убытки госбюджет? Каким образом это может отразиться на бизнесе?

— Это сложный вопрос. Я думаю, там основная фишка — выравнивание всех основных ставок налогов до 20%. Это все звучит достаточно хорошо. Например, налоги на прибыль у нас собираются не по ставкам, а по определенным нормативам, которые прописаны для предприятия по уровню оборота. А снижение ЕСВ — это, конечно, хороший сигнал. Но выровнять все ставки до 20% и снизить ЕСВ до 20% — это не одно и то же. Потому что от ЕСВ Кабмин собирает 160 млрд. грн. А все другие налоги, о которых мы говорим, они немного помельче, ну, кроме НДС. И, соответственно, если ЕСВ урезать на треть, то нечем будет платить (пенсии, пособия по безработице и проч, — ГЕНПЛАН). Понимаете, что такое треть от 160 млрд. грн?..

Поэтому, отмечает Боярчук, что можно, конечно, такие вещи предлагать, возможно, где-то, как-то оно будет интересно. Но вот возникает вопрос: а что будет, если, скажем, не произойдет детенизация, что будет дальше? Они вернутся к этому мгновенно. И сколько будут готовы ждать, откуда будут брать деньги? Потому что пенсионеры будут хотеть кушать регулярно, каждый месяц, они привыкли получать пенсию и отказываться от этого не будут. Поэтому пока что это всё вилами по воде писано и фантазировать мы можем до бесконечности.

— По-вашему, какой проект все же лучше – Южаниной или Министерства финансов? Не считаете ли вы, что в предложенном Южаниной просматривается некий популизм?

— Ну, понимаете, то, что было озвучено (на Национальном совете реформ, — ГЕНПЛАН), оно вообще ничего не говорит. Основная реформа — это снижение ставки ЕСВ. Но если вы снижаете ставку ЕСВ, то вы либо урезаете расходы, делаете аудит Пенсионного фонда и как-то экономите средства, либо говорите, что вот у нас определен компенсатор. Без этого тяжело что-то обещать, планировать, даже анализировать.

— Да, кстати, при нынешних ценах, инфляции и мизерных зарплатах, малообеспеченным гражданам, которые раньше платили 15% со своих окладов, теперь придется платить 20%. Тогда какой смысл в повышении зарплат, пенсий и соцстандартов, обещанных премьер-министром? Люди просто не увидят прибавки к зарплате..

— Я думаю, что идея заключается в том, чтобы все эти налоговые коррективы были минимально чувствительными для тех, кто получает зарплату. Как правило, люди не знают, что они получают, какие зарплаты, какие налоги платят. Это больше будет волновать руководство предприятий: сколько они будут платить и в каком виде.

В нашей ситуации, когда у нас огромнейшие социальные обязательства, вы не можете там что-то снижать без того, чтобы где-то находить какой-то компенсатор. И в общей сумме, если у вас там обязательство на 50% ВВП, вам все равно нужно вытянуть из экономики 50% ВВП. От изменения слагаемых сумма, разумеется, меняться не будет. Но, если там где-то послабить в одном месте, то, соответственно, нужно будет выкачивать, и вытягивать из другого места.

Ольга Костина, Олег Бондарь, ГЕНПЛАН

2015-09-11 00:29 1405

Ваш комментарий

Please enter your name here
Please enter your comment!