Национальная полиция. Реформы во время войны–2

0
63

Если верить СМИ и соцсетям, то страна сейчас живет проблемами болезней Романа Насирова и поединком «коричневого одеяла» главного фискала и дорогих носков НАБУ. Причем доверия нет к обеим сторонам скандала. Это если верить СМИ. Реальность выглядит иначе. Людей волнуют не «грязные игры» верхов. Их волнует война, обнищание и собственная безопасность. И возможность наступления «махновщины», хаоса, который всегда приводит к крови, еще большему обнищанию, а иногда и к потере государственности.

Пока Насиров спит в суде под коричневым одеялом, совсем другие проблемы волнуют Сергея Рыженко, главврача Днепропетровской областной больницы им. Мечникова.

Сергей Рыженко: «Правдой можно отравиться.

В больнице Мечникова она своя, тяжёлая.
Солдат. Ему 19. Миновзрывная травма. Ампутация обоих нижних конечностей. В крови продукты распада тканей. Гемолиз. Проводиться плазмообмен.
Дожить бы ему до утра…
С грустью доложил опытный реаниматолог В. Дубина. Потом будет легче.
P.S. За неделю поступило семь бойцов. Шестеро крайне тяжелых в реанимации. Доживём до понедельника».

На фоне усиления центробежных сил в государстве и явно начавшейся предвыборной гонки пиар-акций единственными государствообразующими структурами в стране остались армия и МВД. Не вмешиваясь в политику, не участвуя в пиар-соревнованиях, они ежедневно пытаются сохранить страну, защитить ее как от внешнего врага, так и от внутренних не менее опасных популистов и откровенных провокаторов.

Пока политики пиарятся вокруг «дела Насирова», МВД продолжает тихо, но эффективно бороться с преступностью, в том числе и с коррупцией. Недавно мы писали о массовых обысках и арестах членов «автоворовской мафии», а 5 марта Нацполиция одномоментно арестовала ВСЕХ директоров лесхозов Ровенщины.

Арсен Аваков: «Сотрудники Управления защиты экономики Нацполиции совместно с Военной прокуратурой провели спецоперацию по искоренению коррупционной составляющей в лесхозах от низшего звена до верхушки.

Чтобы спокойно работать “по закону”, директора лесхозов заносили руководству десятки тысяч евро. А те, в свою очередь, договаривались с контролирующими службами о положительном результате их проверок.

Сегодня, 5 марта, задержали и.о. начальника и экс-руководителя Управления лесного и охотничьего хозяйства Ровенской области и 8 директоров лесхозов, которые “добросовестно” трудились даже на выходные дни.

Кстати, бывший руководитель ушел со своего поста месяц назад. Его «дело» продолжил вновь назначенный начальник.

15 тысяч евро и 5 тысяч долларов привезли директора лесхозов руководству управления. Указанную сумму должны были передать проверяющим из Гослесагентства за сокрытие выявленных нарушений. Коррупция в классическом виде, качественно задокументированы и те, кто брал и те, кто давал!!!

Спасибо сотрудникам Управления защиты экономики в Ровенской области ДЗЭ Нацполиции и военной прокуратуре за отличную отработку и оперативное задержание.

Шаг за шагом уничтожим коррупцию».

Вот так, без супердорогих носков и прочих «понтов» НАБУ. Без шума и пыли. Методично и последовательно. При этом успевая реформировать собственные структуры.

Сергей Князев, начальник Нацполиции Украины:

«Теперь о реформах без копейки денег. Прошлогодний эксперимент по вертикализации отделов по борьбе с наркотиками провалился. Провалился из-за массового саботажа. К сожалению, ОБНОНы – наиболее коррумпированная и неисправимая структура в полиции. Вернули ОБНОНЫ в состояние горизонтальное, то есть переподчинили эти подразделения областным аппаратам. Мотивировка хорошая, да. Они будут на местах, они будут на земле, они будут понимать местную проблематику движения наркотиков.

Хорошо, сегодня мы с вами имеем конец февраля. Подразделения де-факто еще не сформированы. Два месяца забыли. Осталось 10 месяцев, а никакой борьбы с преступностью в наркобизнесе нет! Эпизодично патрульные или опера вылавливают кого-то с кульком марихуаны в кармане или забегают на обыск, а там лаборатория – вот тебе и вся «системная борьба».

В тоже время, в патрульной полиции, есть проблема кадровая. Основополагающая проблема была заложена в формировании патрульной полиции. Тот рекламный блок, который был выдан в 2015-м году, та мотивация, те месседжи на всю страну, что вот, мы реформируемся, которую все устраивали – от президента до последнего чиновника, привело к тому, что в патрульную полицию пришли от 65 до 80 % людей с высшим образованием на сержантские должности, которые получили все звания лейтенант, старший лейтенант, и уже полтора-два года ходят на улице с палкой и делают самую рядовую черную работу – собирают алкоголиков, бомжей, приезжают на вызовы, улыбаются, делают селфи и штрафуют. При том они все имеют высшее юридическое образование! В результате — многие уходят. Достойные сотрудники, не видя возможностей служебного роста — уходят. И мы решили предложить им возможность роста. И одновременно — оздоровить, вылечить ОБНОН. Переводим туда желающих, а, чтобы их никто не “грохнул”, на должности второго заместителя управления БНОН назначаем сотрудника внутренней безопасности. Вызываю БНОНовца и говорю: «А теперь слушай меня внимательно. У тебя три зама. Один бумажный, фундаментальный, второй — по работе с регионами, третий зам будет – сотрудник Управления внутренней безопасности, который назначится к тебе. Он будет опекать таких же замов в регионах вертикально, которые будут опекаться этими молодыми детьми патрульными, которых мы возьмем в БНОН. А патрулю скажете, что, вот, мы отдаем вам под опеку БНОН — самое больное место в криминальной полиции. Растите, рвите изнутри коррупцию, снаружи ее невозможно рвать. Будет противостояние, но будет и защита с нашей стороны. Эти патрульные, которые перейдут в ОБНОН – это разведчики в тылу врага, камикадзе, но они будут только первым отрядом, который начнет зачистку этой службы».

Этот разговор состоялся в конце февраля, и, честно говоря, я не думал, что эта реформа состоится так быстро. Но уже 2 марта начальник Нацполиции на своей странице в ФБ написал следующее: «Переформатовуємо роботу у боротьбі з наркозлочинами. 72 патрульних поліцейських ми забрали з доріг та націлили на боротьбу з наркомафією.

Для більш ефективної роботи обласні підрозділи протидії наркозлочинності були відокремлені від апарату Департаменту протидії наркозлочинності і введені у структуру територіальних главків поліції.

Два тижні тому запропонував патрульним поліцейським просунутися по службі і спробувати свої сили в оперативній роботі у підрозділах протидії наркозлочинності. Керівників Головних управлінь Національної поліції в областях зобов’язав до першого березня надати мені остаточні дані з поданням на призначення у підрозділи протидії накркозлочинності, у тому числі визначивши працівника внутрішньої безпеки на посаді заступника начальника.

Відтак на вакантні місця відібрали 188 кандидатів, у тому числі 72 з патрульної поліції та 24 з Департаменту внутрішньої безпеки.

Крім того, за наданими пропозиціями, збільшили штатну чисельність служби: на 20 посад у Полтавській області, 10 – у Волинській, по 6 у Кіровоградській, Івано-Франківській, Тернопільській та Чернівецькій областях, 5 – у Херсонській, 4 – у Рівненській, по 3 у Вінницькій та Чернігівській і по 2 посади додали у Миколаївській та Сумській областях.

Реформування поки що малоефективного підрозділу з протидії наркозлочинам триває і я вірю, що «новій крові», за підтримки фахових та вірних своїй професії правоохоронців, буде під силу зміцнити та покращити боротьбу із цим злом».

«Новой крови» пока немного, но это только первый «десант». И «новая кровь» эта хорошо мотивирована и принципиальна. А эффективность обновленного ОБНОНа скажется и на всем организме Нацполиции, так и на обществе в целом.

Дональд Трамп недавно пообещал решить регуляторную проблему в США. США тонет в сотнях тысяч устаревших нормативных актов. Трамп ввел новое негласное правило – если вы хотите ввести новый нормативный документ – перед этим аннулируйте два старых. Очень мудрое правило. Применимое и для Нацполиции.

Сергей Князев, начальник Нацполиции: «Собираю самых старых милицейских дедов, которые у нас тут ходят. Которые еще Брежнева помнят. И спрашиваю у них, какие у нас есть системные проблемы, которые мешают работе, развитию, реформам? Ну, это им, как бальзам на душу. Они мне сразу: «Наконец-то ты к нам пришел». И они говорят: «Послушай, фундаментально от Советского Союза мы отказались, но стоит на том же месте, что и в 1998-м году». Я говорю: «Это как?» Они говорят: «Ну, вот так. 20 декабря 1991-го года у нас появился Закон о милиции Украины. Но весь документооборот был в старом режиме. И в 1998-м году мы созрели к тому, что нужно перейти к новым, реформаторским на тот период номенклатурным документам, основополагающим для работы милиции, и коммуникативной взаимосвязи между всеми структурными подразделениями.» Говорят, мы около 3-х лет потратили на переписывание документов. Да, некоторые схалтурили — просто заменили УССР на Украина. Но над многими фундаментально работали, около 7-8 месяцев у нас были только первые, вторые, третьи чтения, правки. Потом, говорят, нам повезло, что мы не двигали криминально-процессуальный кодекс, мы же пользовались КПК 1961 года. А, тут 5 лет назад изменили фундаментально КПК, а под него не подогнали ведомственные номенклатурные документы – «підзаконні акти», «розпорядження», «постанови», «накази». Деды мне говорят: «Когда ты берешь и пишешь рапорт в отпуск, знаешь на основании чего мы тебя отправляем в отпуск? В отпуск ты идешь на основании приказа министра УССР от 1984-го года, который не отменен по сегодняшний день». Как бы фигня, но мы дважды поменяли Закон «О милиции» и «О полиции». Но осталась куча старого нормативного мусора, мусора фундаментального и вторичного, который вносит неразбериху, а иногда и приводит к трагедиям, как в Княжичах. И нам нужно в ходе реформы не только поменять структуру, поменять форму, но и поменять документацию. Какого хрена люди расстреляли сами себя в Княжичах?! Какими документами они руководствовались в Княжичах? На основании каких документов было убито 2 милиционера в Тернополе? На основании каких подзаконных актов было убито 3 милиционера в Белой Церкви, 2 милиционера в Днепре? У нас 12 человек убито за четыре месяца – это сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь. 12 полицейских! Потому что старые документы заставляли их делать то, что они делали. И они все четко исполняли свою задачу. И были убиты… 12 трупов! И кто за это должен сесть? И мы поняли, что если мы хотим действительно создать новое – то нужно начинать с фундаментальных проблем, в том числе и документации, которая регламентирует работу полиции в целом и каждого полицейского в отдельности. Это теория. Что я сделал на практике? У нас есть Департамент главы Нацполиции. И у меня в нем есть 46 должностей. Часть из них – аппаратные. Но два десятка должностей, полковничьих и генеральских у меня есть.

И вот я решил сюда взять в аппарат как молодую кровь, так и старых теоретиков, практиков, которые будут писать сейчас документацию, писать приказы, инструкции, видоизменять их, ликвидировать устаревшие. Начать с основных и потихоньку… То есть беру сотрудника из блока следствия, из блока криминальной полиции забираю Редьку Сергея Дмитриевича – он 22 года замначальника Уголовного розыска. Хочу привлечь к работе генерала Черния и его команду, который законы для половины Верховной Рады пишет. А в команде у него практически все правоохранительные теоретики страны, до ста человек, которые пишут законы. И я хочу из них создать команду, которая сможет «дефрагментировать» от мусора нашу документацию, привести ее в единую и современную, слаженную систему».

(продолжение следует)

Сергей Никонов, «ОРД»

На главном фото: Сергей Князев, начальник Нацполиции Украины

«Генплан-Украина»

2017-03-06 10:30 25648

Ваш комментарий

Please enter your name here
Please enter your comment!