Начальник Энергетической таможни И.Пиковский рассказал о реформировании таможни и контрабанде топлива

0
1061

MKRpnF8C

История создания и существования Энергетической таможни (ЭТ) полна крутых поворотов: ее создают, ликвидируют, реанимируют, урезают и реформируют. После череды исполняющих обязанности начальником ЭТ в октябре 2016 г. стал Игорь Пиковский. Старт работы на новой должности ознаменовался скандалом — по требованию СБУ на таможне три месяца простояли партии импортного сжиженного газа.

Свет, в котором ЭТ и ее менеджмент выставили тогда в прессе, значительным образом исказил реальную картину происходящего в ведомстве, считает Игорь Пиковский. Не скрывая отсутствия глубоких познаний в энергетической тематике, руководитель ЭТ активно работает над повышением эффективности ее работы. Список достижений за неполные полгода работы не очень длинный, но по сравнению с предыдущими периодами — просто огромный. О них и не только рассказал И. Пиковский.

OilNews: События с задержкой газа на таможне изрядно нашумели осенью-зимой. Известно, что в рамках расследования СБУ импортеры сжиженного газа подали иски против ЭТ. На каком этапе эти дела и какова позиция таможни?

Игорь Пиковский: Они находятся в разной стадии прохождения судебных процедур. Вчера было два судебных заседания, сегодня — четыре. Вердиктов суда пока нет. Есть официально предусмотренная законом процедура, СБУ ее соблюла. И есть здравый смысл: когда тебе следователь пишет, что «в бочке может быть вредное для людей вещество», нужно провести экспертный анализ. Как только пришли выводы, что этих веществ там нет, СБУ за подписью генерала определило — «не возражаю» (против выпуска цистерн в обращение).

OilNews: То есть таможня как бы не при делах?

Игорь Пиковский: Мы выполнили требования закона. Насколько это было обоснованно или необоснованно, определит суд. Я не знаю ни одного таможенника, которого посадили в тюрьму за то, что он не оформил потенциально опасные вещества. Вот за то, что оформил не то, что нужно, сажают.

OilNews: И, тем не менее, доверие подорвано. Например, сейчас будут открываться окна для поставок сжиженного газа по морю. И трейдеры небезосновательно переживают: а не остановит ли их таможня снова?

Игорь Пиковский: За события, которые происходили со сжиженным газом на границе в 2011-2014 гг., сидят 6 человек. Я не верю, что кто-то целенаправленно хочет наступить на эти грабли сейчас. Поставьте себя на место сотрудников СБУ, которые прекрасно понимают, что бывший начальник СБУ Киевской области сидит, что три генерала СБУ сидят. Это противоречит традициям, сложившимся за много лет службы, но страна поменялась. Вы верите в то, что СБУ предъявила подозрение в финансирование терроризма без «брони», без подтвержденных опасений? Я не верю. Или вы думаете, что мы по первому шороху берем «под козырек»? Первое письмо СБУ пришло оформленным не по правилам. Мы его просто не рассматривали. Потом уже появилась бумага, которую проигнорировать нельзя.

OilNews: И, тем не менее, подозрения не оправдались, а после поднятого шума СБУ срочно умыла руки

Игорь Пиковский: Я не могу комментировать действия СБУ. Что касается ЭТ — мы действовали строго в рамках закона и всегда по возможности шли навстречу пострадавшим импортерам.

OilNews: По Вашему мнению, насколько обосновано существование Энергетической таможни как отдельной единицы?

Игорь Пиковский: В том виде, в котором ЦЭТ существует сегодня, она, конечно, отличается от изначальной задумки. Главная проблема — в «разорванной системе». Целостности, комплексности и «завершенности» на сегодняшний день нет. Часть реформ не начата, часть старого базиса под реформы похоронена. Таможенная процедура, как хирургия: если ты начал оформлять — ты должен оформить и отпустить. И для этого ЭТ должна быть целостна. На сегодняшний день номенклатура и возможности энергетической таможни, с моей точки зрения, не охватывают весь спектр товаров, которые могут использоваться как горюче-смазочные или топливные. Выходит, что система «разбита». Я не пытаюсь понять логику Клименко (министр доходов и сборов в 2012-2014 гг., при котором номенклатура товаров, подконтрольных ЦЭТ, была значительно сокращена), чем он руководствовался. В таможенном отношении действительно номенклатура «энергетички» довольно специфична, уникальна и, как и в любом деле, должны быть свои школы. Специалисты на дереве не растут. И у нас с этим ситуация обстоит остро — спецов очень не хватает.

OilNews: То есть Вы считаете, что «энергетичка» все же должна существовать отдельно, а не как кабинет в ГФС?

Игорь Пиковский: На сегодняшний день мне кажется, что она должна либо получить все полномочия, а не урезанные возможности работы на каком-то стыке, либо наоборот — раздать все полномочия, стать достаточно серьезным подразделением в центральном аппарате и заниматься только методологией и контролем.

OilNews: Что стоило бы усилить в случае сохранения отдельного органа?

Игорь Пиковский: Для начала пересмотреть номенклатуру. Мы должны оформлять все, что делается из нефти, в том числе весь конденсат, масла и т. д. Череда моих предшественников, которые исполняли обязанности начальника, по статусу и. о. не имели возможности этим заниматься. Сегодня я не могу сказать, что предложения, которые мы шлем в центральный аппарат, остаются полностью проигнорированными. Например, недавно нам расширили номенклатуру. Не в том объеме, в котором мы обосновывали, но все же очень существенно. Теперь различная нефтехимия — бензолы, кселолы, ароматика, платформаты, риформаты и прочая нефтехимия — также в нашей зоне ответственности. Нас в значительной степени услышали и поддержали по материально-техническому обеспечению, по «пожарным» вещам, которые были на грани катастрофы. Это ремонты зданий, которые рушатся, спецодежда для ребят, которые лазят на бочки без касок. К сожалению, тут не все так быстро как в частном бизнесе. Еще нас услышали в вопросе с подземными хранилищами газа (ПХГ). Уже подписан приказ Минфина о создании на ПХГ таможенно-лицензионных складов. В нем учли все наши замечания, это большой прорыв.

OilNews: То есть теперь любой трейдер может закачать ресурс в украинские хранилища и продавать частями?

Игорь Пиковский: Так и есть. 365 дней в режиме лицензионного склада. Закачали летом по низкой цене, продали в высокий сезон дороже. Но главное, что это инфраструктурное решение открывает путь к созданию рынка природного газа в Украине. Это, в том числе, сулит нам удешевление импортного газа на 15-20% по оценкам трейдеров.

OilNews: Вернемся к нефтепродуктам. Недавно Беларусь полностью остановила экспорт авиационного топлива в Украину, ссылаясь на действия таможенной лаборатории. Удалось уладить эту ситуацию?

Игорь Пиковский: Там две позиции. Есть авиабензин с температурой перегонки до 210 градусов, который идет как специальные бензины группы 2710. А есть реактивное топливо — средний дистиллят, идет по коду 2719, у него температура перегонки более 210 градусов, на него действует ставка акциза всего EUR21/1000 л.

OilNews: Вопрос в том, что результаты анализов лаборатории не совпадали с паспортами качества, которые принимаются во всем мире

Игорь Пиковский: По моей информации, проблемы с лабораторией действительно были. Было расследование прокуратуры, потому что белорусы через посольство подняли этот вопрос. Чем оно закончилось — мне неизвестно.

OilNews: Тем не менее, белорусов все-таки «прокатили».

Игорь Пиковский: Они сами себя прокатили. Если сейчас они вернутся — им придется конкурировать с реактивным топливом, которое идет с моря. Оно дешевле, чем белорусское. Кстати, если Вы посмотрите новополоцкий паспорт и сравните его с мозырским, они будут отличаться.

OilNews: В развитых странах котируются заключения сюрвейеров. Можно этот опыт внедрить у нас, чтобы разгрузить лабораторию ГФС, снять подозрения в манипуляциях и ускорить оформление?

Игорь Пиковский: Передать эти функции на аутсорсинг каким-то другим лабораториям неправильно — это все-таки закрепленная за государством функция. Вопрос заключается исключительно в деньгах. Я считаю, что таможня, обеспечивающая значительную часть поступлений в бюджет страны, заслуживает того, чтобы быть оборудованной сетью лабораторий. И не надо будет все везти в Киев, исследования можно будет делать во Львове, в Харькове, в Одессе. Кроме того, существуют экспресс методы, которые работают во всем мире. Я уверен, что это подъемная сумма для бюджета, с мгновенной окупаемостью. В любом случае, мы часто обращаем внимание на заключение сюрвейеров. Например, выпуская груз в свободное обращение по ТН-ке (временная таможенная декларация), то есть, отправляя в лабораторию, мы, безусловно, подкладываем инспекторам под декларацию отчет сюрвейера. Но считать его финальным мы не имеем права.

OilNews: Что нужно сделать, чтобы хотя бы частично придать прозрачности и скорости процедуре оформления?

Игорь Пиковский: Автоматизировать работу инспектора. Существует масса приборов экспресс-анализа, которые сертифицированы в Украине. Не знаю почему, но этот вопрос раньше не поднимался. Сегодня у нас готов список оборудования, которое применяется в таможенных администрациях Европы и которое мы могли бы использовать для экспресс-анализа, чтобы не везти пробы за 600 км в лабораторию. Сейчас анализируем, какова процедура «официализации» этого оборудования в Украине. Плюс, есть процедура. Например, в кодексе предусмотрено, что для классификации используется исключительно таможенная лаборатория.

OilNews: И все равно дело крутится вокруг государственных органов, доверия к которым, скажем прямо, немного. Например, вечно возникает проблема с пробоотборниками газа. Сейчас их хватает?

Игорь Пиковский: Когда я стал начальником таможни, проблема пробоотборников была абсолютно «демонизирована» — со мной субъекты пытались торговаться, предлагали им помогать, а их конкурентов глушить. Я транслировал проблему Насирову (Роман Насиров, бывший глава Государственной фискальной службы). Была нажата кнопка и сказано, чтобы через две недели были пробоотборники. Теперь их хватает. Также оперативно и продуктивно решает текущие проблемы и нынешнее руководство ГФС.

OilNews: А раньше пробоотборников хватало?

Игорь Пиковский: Раньше объективно не хватало. Но основная проблема заключается в «узком горлышке» пропускной способности лабораторий. Мы отобрали пробы и вагоны поехали, а когда все успеет лаборатория? Ее нужно очень серьезно дополнять оборудованием, деньгами и людьми. Мы сделали первые шаги — реформировали структуру таможни. Вот свежий указ с добром из ГФС, сейчас пишем штатное расписание и скоро начнем работу в новом формате.

OilNews: Документ предполагает сокращение числа постов с восьми до четырех. Какова цель?

Игорь Пиковский: У нас было восемь постов, восемь начальников, а рабочих людей не хватало. Сократив посты, мы высвободили 12 «печатей». В новой структуре у нас 16 подразделений (секторов и отделений), а было 12. Это дает возможность двух человек перебросить в «медвежий угол», Измаил, двух — посадить в Очакове. Пускай они будут на местах. Это существенно улучшит условия работы для бизнеса.

OilNews: Вы упомянули южные порты. Оттуда регулярно доносятся слухи о контрабанде. Как вы можете оценить сегодняшние масштабы этой проблемы?

Игорь Пиковский: На море, как правило, курсируют плавсредства от 3 до 100 тыс. т, какие-то капли на разнице калибровки суден, конечно, проникают мимо таможни. Масштабная контрабанда топлива возможна только в режиме открытого моря. Но это не наша компетенция, это вопрос смежников. Если танкер не заявился, мы его не видим и к нему не имеем отношения. И чтобы держать руку на пульсе, мы организуем свои подразделения.

OilNews: И все же, какова Ваша оценка объемов контрабанды сегодня?

Игорь Пиковский: Исходя из информации, полученной по моим личным каналам, сегодня это только дизель, который уходит за наличку на сельхозработы. И только на юге. В предыдущие годы, говорят, что-то «сочилось» из трубы (нефтепродуктопровод «Прикарпатзахидтранс»), но сейчас этого не наблюдается. Мои источники полагают, что летом прошлого года под сельхозработы в Украину заходило порядка нескольких тысяч ДТ в месяц. Корабли с контрабандным топливом тихонько вплывали в наши территориальные воды по Дунаю и по Черному морю.

OilNews: Зачастую было так, что приходила лодка на 3 тыс. т, тысячу из которых растаможивали, а две шли за наличные.

Игорь Пиковский: Может, раньше такое и было, сегодня — страшно. В Херсоне схема провалилась, так как не работает труба, качающая с причала на базу хранения. Это нужно возить по городу машинами, то есть всем нужно «занести» — экономически нецелесообразно. В Николаеве новая база, полностью автоматизированная, с динамическими счетчиками — не получится. Да и с кем договариваться — бизнес владельца базы не в торговле, а в услугах хранения, для них очень большой риск ареста имущества. По Одессе, когда это была только Одесская таможня, можно было что-то «химичить». На сегодняшний день, когда появилась «энергетичка», которая «поглядывает» на Одесскую таможню, трудно договориться. Риски в этом направлении не фиксируются.

OilNews: Кроме ДТ что-то «контрабасят»?

Игорь Пиковский: Бензин никогда и не «контрабасили», завозили всякие его компоненты. На сегодняшний день, когда это все стало подакцизным, «контрабасить» выгодно только конденсат, часть которого остается в безакцизном режиме (нестабильный газовый конденсат). Может, поэтому и не весь конденсат идет через «энергетичку». (oilnews.com.ua/Химия Украины и мира)

Беседовал Артем Куюн, oilnews

«Генплан Таможни»

Ваш комментарий

Please enter your name here
Please enter your comment!