Мустафа Найем или странности «работы на холоде»

0
67

Интересно наблюдать, как «палятся» некоторые внешне независимые депутаты. Или «вскрываются». Как «консервы». К примеру, «еврооптимист» Мустафа Найем. Сейчас Найем активизировал рекламу некоего, подготовленного им проекта закона «О статусе оккупированных территорий». И вроде бы все хорошо в этом проекте, все ладно скроено и «освящено» европейскими экспертами. Но … фактически этот законопроект легитимизирует именно псевдореспублики. И является первым шагом или к признанию их независимости. Или же – к признанию их частью РФ.

Вот, что пишет об этом народный депутат Дмитрий Тымчук:

«Опасность и коварство предложений М.Найема в отношении Крыма и ОРДЛО состоит в том, что под соусом признания оккупации он и его единомышленники по сути отрицают эту самую оккупацию. Эдакая гибридная правовая риторика, если не сказать тавтология.

Суть предложений: мол, давайте признаем эти территории оккупированными, но будем вести себя с оккупантами так, как будто это наши старые добрые друзья и партнеры. Все это – под соусом заботы о наших соотечественниках на этих территориях, с апеллированием к международному гуманитарному праву. Что уже есть главное лукавство: как известно, проблема обеспечения оккупированных территорий и граждан, согласно тому же международному праву, должна быть головной болью оккупантов, но никак не страны-жертвы агрессии.

Украина же должна заботиться о своих национальных интересах, а не о том, как решить проблемы оккупантов. Мне весьма импонируют христианские ценности, но давайте все же не доводить их до абсурда в случае с российской агрессией».

Мы не знаем, чью идеологию в данном случае пытается «имплементировать» Найем, но есть подозрения, что явно не украинскую. Скорее похоже на риторику Виктора Медведчука. Хотя, говорят, они весьма дружны, хоть и не афишируют этого. Чего только не бывает в украинском политикуме.

Или еще один случай крайне странного поведения Найема. Мустафа всячески позиционирует себя в качестве «правдоруба» и оппонента Петра Порошенко. При том, что попал в парламент по президентской квоте и остается членом президентской фракции. Ну, бывает такое, бывает. Довольно часто Найем говорит о том, что Порошенко стремится узурпировать власть над силовыми структурами, в частности – хочет взять полностью под контроль Державне бюро розслідувань. Цитируем выступление Найема: «Є великий ризик, що керівник ДБР буде залежним від Президента. Зараз відбуваються торги навколо цієї посади. «Народний фронт» виборює свої преференції, а Бюро віддають під вплив Президента. На голову ДБР зараз розглядають три кандидатури: Олексій Горащенков, який працює в АП, Ольга Варченко, яка працює в одному з управлінь ГПУ, яке в народі називають «управління Кононенка-Грановського», а також Анатолій Матіос – головний військовий прокурор. Тобто вони всі напряму пов’язані з вертикаллю президента. Ми вважаємо, що це є узурпацією правоохоронних органів, вважаючи, що президенту вже підпорядковуються ГПУ та СБУ».

Как же борется Найем с попыткой Порошенко сделать из ДБР свою личную дубинку? Он торпедирует Конкурсную комиссию, пытаясь выбить из нее Ивана Стойко и Владислава Бухарева. Которые представляют как раз не Порошенко. И могли бы в Комиссии воспрепятствовать попыткам выбрать не достойнейшего, а наиболее зависимого от Порошенко руководителя. Странная логика, не правда ли? Борясь с узурпаторскими амбициями Порошенко Найем пытается выбить из Комиссии именно «непорошенковских» людей, тем самым создав в Комиссии «порошенковское» большинство. Еще одним вариантом «странной» деятельности Мустафы Найема может быть просто аннулирование результатов годичной деятельности Комиссии. И … «на колу мочало, начинай сначала». Что весьма выгодно опять-таки Порошенко, который боится создания именно независимого ДБР. Углубимся в историю этого вопроса.

При нынешней власти в Украине ДБР не будет. По одной простой причине. ДБР нынешняя власть рассматривает как инструмент для вымогательства и шантажа. Которым она и сейчас прекрасно занимается при помощи ГПУ и послушного президентского клоуна по фамилии Луценко. Соответственно, отдавать ДБР функции следствия? Глупо. А как же я харчеваться буду? – как бы говорит Юрий Витальевич Луценко. Так что, не надейтесь. Независимого следствия в Украине при этой власти не будет. Так же, как и действительно независимой Украины тоже.

Надо сказать, что идея создания ДБР, на которой настаивают западные партнеры Украины, для Петра Порошенко с самого начала казалась весьма опасной. Прежде всего из-за того, что ДБР в принципе, могла заняться и самим Петром Алексеевичем. А поводов, судя по «записям Онищенко», раскручиваемого сейчас на Западе «дела Фирташа», соакционера Порошенко по банку «Правекс» и некоторым другим бизнес-проектам, да и всей биографии нашего Президента, хватит на пять пожизненных. Итак, прежде всего Порошенко хотел иметь влияние на избрание главы ДБР и на его утверждение. Ради чего спокойненько наплевал на Конституцию и присвоил себе право назначать директора ДБР. Об этом еще в октябре в «Зеркале недели» писал экс-зампред СБУ Виктор Трепак. «Государственное бюро расследований (ГБР) абсолютно искусственно “загнали” под президента еще на этапе принятия профильного закона, установив, что директора ГБР назначает президент. Об этом пишет в своей статье для ZN.UA экс-заместитель главы СБУ Виктор Трепак. Он отмечает, что Конституция, предусматривающая исключительный перечень полномочий главы государства (что неоднократно в своих решениях отмечал Конституционный суд), таким правом его не наделяет. Читайте также: Матиос считает, что закон о ГБР противоречит УПК и угрожает правам человека “Поэтому установленный законом порядок назначения директора ГБР изначально ставит под сомнение легитимность (конституционность) деятельности этого органа, что, в случае политической необходимости, может привести к блокированию его работы и развалу расследуемых им дел. К тому же, как свидетельствует совсем недавняя отечественная практика, такие неконституционные шаги ведут к узурпации власти».

Затем, Петр Алексеевич, как опытный шулер, решил перестраховаться и создать настолько расплывчатые критерии для отбора членов Конкурсной Комиссии, отбирающей кандидатов на должности в ДБР, что ее деятельность в любой момент могла бы быть признана незаконной. Что, собственно, сейчас и происходит.

Согласно профильному Закону, Конкурсная комиссия — основной орган, отвечающий за отбор и формирование “верхушки” ГБР. Формируется комиссия “квотным” образом: три человека от президента Украины, три от Кабинета министров и три от Верховной Рады. Закон также устанавливает четкие требования к лицам, претендующим на место члена Комиссии (ст.11 ч.3): “Членами конкурсной комиссии могут быть лица, имеющие безупречную деловую репутацию, имеющие высшее юридическое образование, высокие профессиональные и моральные качества, общественный авторитет”.

Насчет безупречной деловой репутации, моральных качеств и общественного авторитета мы расскажем подробнее позже. Но сами по себе эти критерии в сегодняшней Украине весьма и весьма условны.

Итак, кто же представляет в Комиссии Президента? Роман Андреевич Майданык, председатель Конкурсной комиссии — заведующий кафедрой гражданского права юридического факультета Киевского национального университета имени Тараса Шевченко. Доктор юридических наук, профессор… Направления научной деятельности — гражданское право, семейное право, международное частное право.

Да, действительно, репутация, судя по интернету, чистая. Специализация, правда, для Комиссии по ДБР странноватая – гражданское право, семейное право… Но ладно, идем дальше.

Виктор Афанасьевич Самохвалов — профессор кафедры теории права и государства юридического факультета Киевского национального университета имени Тараса Шевченко. Первое высшее образование — исторический факультет этого же университета. Второе — юридический факультет университета (1996 год). С 2004 г. — председатель постоянно действующего третейского суда при Украинском Национальном комитете Международной Торговой палаты. В 2005 избран Всеукраинским съездом третейских судей на должность председателя Третейского суда Украины.

Активно обслуживал прошлую власть. В том числе, юридически обосновывал «истинность» так называемого «Языкового закона Кивалова-Колесниченко». Вообще, нужно сказать, что работа на юрфаке Киевского университета является крайне плохой рекомендацией. И основанием для серьезной проверки. (Шутка.) Но дикая коррумпированность этого факультета широко известна еще с 90-х годов. И, увы, не поменялась сейчас к лучшему.

Идем дальше по президентскому «пулу». Татьяна Владимировна Слипачук, с 1994 по 2004 г. — генеральный секретарь МКАС при ТПП Украины. С 2004 до 2011 г. — партнер ЮФ “Василь Кисиль и партнеры”, руководитель практики международной торговли и международного арбитража. С 2011 по настоящее время — партнер ЮФ Sayenko Kharenko, руководитель практики международной торговли и международного арбитража. Вопросов нет, кроме того, что какое отношение специализация госпожи Слипачук имеет к деятельности ГБР?

Квота Верховной Рады:

Бухарев Владислав Викторович — народный депутат, фракция “Батьківщина”, член Комитета Верховной Рады Украины по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности. 1992–2007 гг. — служба в органах Службы безопасности Украины на оперативных и руководящих должностях. 2007–2010 гг. — Государственная налоговая администрация Украины — начальник налоговой милиции, первый заместитель председателя. 03.03–07.07.2014 — Служба безопасности Украины, первый заместитель председателя. Образование — Киевское высшее военное инженерное училище, инженер-связист.

Дейдей Евгений Сергеевич — член фракции партии “Народний фронт”, член Комитета Верховной Рады Украины по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности. Опыт работы: с 04.2014 гг. — Главное управление МВД Украины, г. Киев — координатор батальона милиции специального назначения “Киев-1”. С 10.09.2014 г. — Военный совет политической партии “Народний фронт”, член совета. С 27.11.2014 г. — народный депутат Украины VIII созыва. Образование: Киевский национальный университет им. Т.Г.Шевченко, политология.

Паламарчук Николай Петрович — фракция “Солидарність”, БПП. Первый заместитель руководителя Комитета ВР Украины по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности, генерал-лейтенант милиции. Образование: юридическое, Харьковская национальная юридическая академия.

Следует заметить, что из всего состава Комиссии лишь у двух человек есть большой опыт оперативной и руководящей работы в правоохранительных органах и спецслужбах – у Владислава Бухарева и Николая Паламарчука. Остальные – больше теоретики, причем в иных областях права.

Квота Кабинета министров Украины:

Монастырский Денис Анатольевич, с 2005 г. — Хмельницкий университет управления и права (кафедра теории и истории государства и права). Кандидат юридических наук. Сфера научных интересов: теория права, законодательный процесс, парламентское право, эффективность законодательства.

Севостьянова Наталья Илларионовна, секретарь Конкурсной комиссии — в 2008 году окончила Одесскую национальную юридическую академию по специальности “Правоведение”. Имеет образовательно-квалификационный уровень магистра права. В 2011 году окончила аспирантуру Одесской национальной юридической академии, получила научную степень кандидата юридических наук. 03.2012–03.2014 — доцент кафедры международного права и международных отношений Национального университета “Одесская юридическая академия”. 2013 г. — получила свидетельство на право занятия адвокатской деятельностью. 03.2014–01.2015 — правительственный уполномоченный по делам Европейского суда по правам человека. С 14.01.2015 — первый заместитель министра юстиции Украины.

Стойко Иван Михайлович. 2002–2005 гг. — Верховная Рада Украины, народный депутат Украины IV созыва. 2005– 2007 гг. — Тернопольская областная администрация, председатель. 2007–2012 гг. Верховная Рада Украины, народный депутат Украины VI созыва. Образование: Сыктывкарский государственный университет, исторический факультет. Тернопольская академия народного хозяйства, факультет экономики и управления. Национальная академия государственного управления при Президенте Украины, кафедра управления общественным развитием.

Все неплохие люди. Специализация, впрочем, и рабочий опыт – опять мимо кассы. За исключением разве что Ивана Стойко, который в качестве советника Министра внутренних дел курирует зону АТО и из этой зоны не вылезает. Что для ДБР весьма актуально, так как именно на бюро «свалятся» все военные преступления.

И вот теперь начинается самое интересное. Комиссия отработала уже почти год. Заслушала десятки вменяемых и не очень кандидатов. Члены Комиссии уже в общих чертах определились с выбором и в конце этого года, начале следующего должны были окончательно избрать директора ГБР и его заместителей. И тем самым запустить его деятельность. Но вдруг, откуда не возьмись появился еврооптимист Мустафа Найем и заявил, что мол деятельность Комиссии незаконна, так как у двух ее членов нет юридического образования. Что характерно, у Владислава Бухарева, с его огромным оперативным опытом, и Ивана Стойко, занимающимся зоной АТО. На самом деле – не вопрос. Уйдут эти люди без проблем, но зачем делать их крайними в развале самой идеи ДБР? Рада, что, не знала об этом, когда голосовала за список Комиссии? Еврооптимистов устраивали крайне расплывчатые критерии «общественного авторитета» и так далее? Еврооптимисты не понимают, что, выбивая именно этих двух членов комиссии они выбивают именно альтернативную позицию? Альтернативную представителям Порошенко.

Или же еврооптимисты наконец поняли всю опасность того, что такая мощная дубинка как ДБР окажется полностью под контролем Порошенко, и решили «перезапустить» процесс ее создания, оттянуть момент, когда Президент этой дубинкой начнет мочить любую оппозицию? Да, в таком случае Найема понять можно. Но дело в том, что скорее всего выбывших членов Комиссии просто заменят более лояльными к Его Святейшеству. И протянут на директора бесцветного и безвольного исполнителя воли Порошенко.

А может, все будет проще, и Порошенко действительно воспользуется этим случаем, чтобы конкурс прошедший зарубить и начать все по новой. С выборов членов Комиссии. Тем самым отодвинув создание ГБР на неопределенный срок. И этому очень будет рад кум Порошенко – Юра Луценко, сейчас исполняющий Генпрокурора. Потому как без следствия, если оно уйдет ГБР, Юре станет очень грустно и голодно. И он может начать худеть. И пить. А это плохо для здоровья. И семейных закромов. Впрочем, Юра на всякий случай подстраховался и разработал законопроект о продлении срока осуществления прокуратурой функций следствия. А почему бы и нет? «Об этом, в частности, заявила заместитель Генпрокурора Анжела Стрижевская. Она отметила, что согласно вступившему в силу 20 ноября 2012 года новому Уголовному процессуальному кодексу, Генпрокуратура должна передать функцию следствия Госбюро расследований до 20 ноября 2017 года.

Стрижевская считает, что ГБР не сможет до этого срока в полной мере начать свою деятельность, и передача таких полномочий от Генпрокуратуры является нецелесообразной. В связи с этим, Генпрокуратура разработала законопроект, которым предусмотрено продление срока осуществления ею функций следствия».

В общем, как говорят классики, «шпион раскрывается в действии». Именно в действии, а не в говорильне. Действия Мустафы Найема, мягко говоря, будят смутные сомнения относительно того, на кого работает этот «мил человек» со странными лакунами в биографии?

Игорь Мальцев, для «ОРД»

«Генплан-Украина»

2017-03-01 10:14 840

Ваш комментарий

Please enter your name here
Please enter your comment!