Молочный шторм: спасая своих фермеров, Европа топит украинских конкурентов

0
68

Кисельные реки и молочные берега отменяются. Украинский рынок молока начинает штормить. Конечно, до янтарных бунтов еще далеко, но первое недовольное «мууу» уже слышится. Вчера на Черниговщине селяне захватили молоковоз и требовали вернуть им деньги за продукцию. Перерабатывающие заводы области задолжали людям 88 тысяч гривен, при том, что закупочная цена домашнего молока составляет лишь 2,5 гривны за литр. А литр молока в супермаркетах стоит 10-12 гривен, то есть в пять раз дороже.

Заблокированная машина целый день простояла в окружении селян. Молоко в ней скисло. И «молочные бунтари» заявляют, что эта акция не будет последней. Если же Бобровицкий молокозавод и в дальнейшем будет даром забирать молоко – скот пустят на мясо. И так, говорят, продают сборщикам сырья по цене ниже себестоимости, так что держать коров для молока уже невыгодно: бутылка минералки стоит больше.

В принципе, ситуация один в один повторяет конфликт 2006 года, когда черниговские и сумские молокосдатчики инициировали «молочные бунты», требуя повышения закупочных цен на молоко. И таки добились своего: АМКУ отреагировал на попытку снижения молочными компаниями закупочных цен и возбудил дело против нескольких компаний (Бобровицкий и Черниговский молокозаводы, ЗАО «Куликовское молоко», «Менский сыр»). А правительство тут же выделило бюджетную поддержку фермерам с коровами.

Но тот факт, что спустя почти 10 лет конфликт вспыхнул на том же самом месте говорит о том, что проблема с выплатой денег за молоко никуда не делась. А только обострилась — из-за потери не только внешних, но и внутренних рынков. И если раньше любимой отговоркой закупщиков молока была «сырная война» с Россией (РФ действительно уже несколько лет «держит» оборону от украинской сырной продукции, используя ее как политико-экономический фактор давления), то теперь молокозаводы честно говорят, что сами терпят убытки… из-за понижения внутреннего спроса.

Руководство Бобровицкого молокозавода, который задолжал селянам деньги, объясняет задержку с деньгами потерей именно внутренних рынков сбыта. Мол, бывшие покупатели на Донбассе прекратили брать сухое молоко, поэтому сейчас на складах скопилось 200 тонн этой продукции Такого еще не было, и куда продавать продукцию – не знают. Аналогичная ситуация по сыру: Россия не берет, а европейские рынки «не освоены», ведь украинская «молочка» не вписывается в евростандарты. И это — чистая правда.

Несмотря на то, что экспорт украинского сухого молока в Евросоюз формально вырос, на практике это произошло за счет, по сути, нескольких крупных холдингов, которым удалось получить необходимые сертификаты на происхождение молока. Другими словами — «верифицировать» стадо. Остальные комбинаты воспользоваться европейскими льготами не смогли, и, прежде всего, те, кто, как и Бобровицкий молокозавод, закупают молоко у крестьян. Круг замкнулся.

Не обошлось здесь и без влияния пресловутых российских встречных санкций. Молочники Евросоюза в целом не очень страдают от продуктового эмбарго, так как отправлили туда всего 1,4% произведенного в ЕС молока. Но эта доля была значительно выше в ряде стран: Финляндии – 22%, Литве – 14%, Эстонии – 8%, а также Латвии – 5%. К тому же на Россию приходилось 13% объема европейского экспорта сухого молока, 32% сыра и 24% — сливочного масла, поставщиками которых были Нидерланды, Франция, Германия, Бельгия, Польша и Дания. Они экспортировали более чем 1 млн тонн продукции (в эквиваленте молока), это — 70% их отраслевого экспорта. Сейчас показатель по маслу упал в 7,8 раза – до 7,3 тыс. тонн. Цельного сухого молока – вместо 8,5 тыс. тонн стало 2,4 тыс. тонн. Экспорт сыров уменьшился с 385 тыс. тонн до 41 тыс. тонн.

Еврокомиссия, конечно, не бросает своих фермеров в беде: программу помощи тем, кто попал под российские санкции, продлили еще на год до 30 июня 2016 года. Но при этом европейские бюрократы говорят своим животноводам те же слова, что и украинские чиновники: ищите альтернативные рынки сбыта. И европейские производители ищут — идут туда, где рассчитывали сбыть свой товар… украинские молочники. И составляют им конкуренцию. Парадокс?

В Украине более 270 молокопереработчиков из которых только 35 не закупают молочное сырье у населения. В следствии этого 90% используемого молока несортовое и второго сорта. Это ограничивает экспорт в частности сухого молока для производства детского питания, так как стандарты качества на данный вид товара очень высокие даже в платежеспособных странах Азии и Африки. А у европейских фермеров со стандартами все хорошо. Высокая относительная себестоимость европейского молочного сырья компенсируется государственными дотациями и помощью в связи с эмбарго, которую украинские производители от своей власти никогда не получат.

На этом фоне локальная война черниговских молокосдатчиков с переработчиками — это лишь одно из проявлений «болезни» отрасли. Уже давно понятно, что частный сектор проигрывает конкуренцию современным хозяйствам. И закрытие российского рынка вместе с разочарованием по европейскому — только ускорили этот процесс. А потеря внутренних рынков (Крым, Донбасс) и вообще приведет к молочному коллапсу. Куда девать избытки продукции: молочные консервы, сухое молоко, детское молочное питание? Склады и так затоварены, а селяне продолжают нести молоко и требовать за него денег. Что делать?

Попытки спасти поголовье в личных хозяйствах без всяких перспектив расширения рынков сбыта вряд ли окажутся успешными: нет средств. Бюджетную помощь частникам никто уже не выделит, особенно в преддверии возможного дефолта. Скорей всего, «частных коров» пустят под нож, как недавно уничтожили чумных свиней. В итоге, молочный рынок Украины будет если не уничтожен, то сильно ослаблен, а дефицит молока немедленно восполнят импортеры, которые завезут сюда не только польскую свинину, но и соевое молоко, и пальмовое масло – взамен натурпродукта от черниговских или сумских фермеров.

Естественно, такая перспектива приведет к еще большему обострению отношений крестьян с переработчиками. И кто-то перед выборами-2015 этим накалом непременно воспользуется. В свое время СПУ выиграла выборы в Сумской области именно потому, что подняла на знамя интересы частников, пообещав повышение закупочных цен на молоко. Ведь в большинстве аграрных областей люди живут с этих продаж- других доходов у селян нет. А кто помешает повторить этот трюк партиям Коломойского, например? Недаром же первый молочный инцидент вспыхнул на Черниговщине, которую недавно вспахивал кандидат от «Укропа» Корбан, а информация о молочных бунтах первой прошла на канале ТСН.

Евгения Денисенко, ГЕНПЛАН

2015-08-21 07:40 1524

Ваш комментарий

Please enter your name here
Please enter your comment!