Лиза Непийко: Война еще не закончилась

0
58

Фото: Фейсбук

Лиза Непийко, писательница, военный психолог в Психологическая кризисная служба

— Лиза, как известно, Вы не только писательница, а и психолог. По долгу службы Вам приходится часто общаться с военнослужащими в зоне АТО, демобилизованными. С какими основными проблемами сталкиваются в мирной жизни бойцы, демобилизованные из зоны боевых действий?

— Если мы говорим о психологических проблемах, то в первую очередь это сложности в адаптации к мирной жизни. Бойцам часто приходится обратно привыкать жить не в землянке и общаться с разными людьми, а не только с закрытой группой побратимов. Часто такой переход сопровождается раздражительностью, агрессивностью или наоборот — подавленным состоянием, депрессией. Возможны проблемы со сном, приступы паники. Непонимание со стороны тех, у кого не было военного опыта, только усугубляет состояние. Тут стоит понять, что переход от военных к мирным условиям требует времени и терпения не только от бойца, а от окружающих его родных и близких.

По возвращению обратно бойцам приходится сталкиваться с социальными проблемами — трудоустройство, финансовые трудности, сложности во взаимоотношениях в семье. Порой проблемы начались ещё до войны и по возвращению настигают с новой силой. Бывает так, что на войну отправляются для того, чтобы убежать от чего-то, что не хочется решать. Но такие беглецы достаточно быстро понимают, что то, что досаждало им в мирной жизни — это были вовсе не проблемы.

— Ну а бывают ли у участников АТО и какие-то позитивные изменения в жизни по возвращению домой?

— Случается и так, что война подталкивает человека поменять жизнь в лучшую сторону — заняться тем, чем всегда мечтал, перестав при этом тратить время и силы на сомнения. Для этого сейчас создаются дополнительные возможности — обучающие центры, бизнес инкубаторы, льготы при поступлениях в ВУЗы для участников АТО.

— Что такое посттравматический и послевоенный синдром? Как это проявляется?

— Тема посттравматического стрессового расстройства сейчас в моде, про неё говорят все. Часто приходится слышать чуть ли не о национальной катастрофе. Я бы не стала так сильно драматизировать, а лучше бы попробовала объяснить, что такое ПТСР (посттравматическое стрессовое расстройство, — ред.) и в чем его опасность.

Посттравматическое стрессовое расстройство — это состояние, которое возникает у человека в результате одного или ряда травмирующих событий. У человека, который пережил такие события даже после того, как ситуация завершилась, сохраняются реакции вроде он продолжает находиться в стрессе. Высокий уровень тревоги, сверхконцентрация или наоборот — рассеянность. Возможны флешбеки — яркие воспоминания, которые оживляют все переживания с новой силой. Все эти реакции связанны с повышенным уровнем адреналина, который продолжает вырабатываться так, вроде опасность еще не миновала и надо продолжать быть активизированным и собранным.

Часто бывает так, что о самой травмирующей ситуации человек не может поговорить, избегает разговоров или вообще проявляет несвойственную ему забывчивость вроде того, что «да я уже и не вспомню ничего». Тут стоит понимать, что это такой способ защиты от тяжелых воспоминаний.

Наша психика обладает огромными ресурсами, которые позволяют ей справиться и восстановиться даже после самых тяжелых событий. Если все этапы восстановления проходят правильно, то рано или поздно состояние должно стабилизироваться. Но если это затягивается и причиняет значительные страдания человеку и его близким, то стоит обратиться к специалисту. Лечение ПТСР комплексное и включает в себя как медикаментозную коррекцию, так и обязательную психотерапию.

— Почему у некоторых демобилизованных (и таких немало) возникает желание вернуться обратно в АТО?

— Ну, так, чтобы все хотели, так такого нет. По статистике готовы остаться служить после дембеля процентов 30 военнослужащих. Они готовы заключать контракт и продолжать службу на особенный период. Причины — так война же еще не закончилась. Те, кто чувствует в себе силы продолжать защищать Украину, те это делают, за что им огромное спасибо. Есть те, кто в этом нашли себя.

— Довольно часто по возвращению из зоны боевых действий домой у бойцов теряется контакт с семьей. Появляется непонимание между супругами, родственниками. Каковы причины?

— Пока боец на войне семьям приходится сталкиваться с проблемами, которые постепенно накапливаются. Когда боец возвращается обратно, то все неразрешенные вопросы требуют решений и не все могут справиться.

Как я уже сказала, возвращение в мирную жизнь происходит постепенно. Часто бывает так, что после пережитого на войне с семьей и близкими приходится знакомиться заново. Не все в таком знакомстве способны проявить должное терпение. Особенно сложно, когда у вернувшегося с войны наблюдается депрессивно-агрессивная реакция — человек апатичен, при этом любая мелочь вызывает у него злость и раздражение. Человек не может заснуть, во сне вскакивает, может закричать. Это пугает и вызывает непонимание. Не все способны переносить такое состояние даже у самого близкого человека.

Часто для семей война становится определенным катализатором тех процессов, которые шли раньше. Например, давно шло к разводу, отношения исчерпали себя. Человек перенес испытания и понял, что не готов дальше продолжать то, что давно хотел закончить.

С другой стороны, война может давать возможность познакомиться друг с другом заново, есть случаи, когда по возвращению мужа с войны у пар начинается второй медовый месяц.

— А как же помочь? Что можно и чего нельзя делать близким?

— У каждой семьи своя ситуация и история, так что при всем желании дать какие-то универсальные рекомендации это сделать практически невозможно. Есть общие правила, главное из которых это дать человеку время прийти в себя и насладиться простыми радостями мирной жизни — едой, сном и тишиной. Не доставать и не требовать, чтобы он сразу включился в мирную жизнь.

Чего однозначно нельзя делать — унижать достоинство выражениями вроде «зачем ты туда пошел». Кроме того, не стоит донимать расспросами о том, как там что было. Если человек захочет, то он сам расскажет.

— Но как быть, если все же возник вопрос о разводе? Общество часто осуждает: ее муж вернулся из АТО, но она вот взяла и бросила героя, он такое перенес, а она не поняла…

— Общественное мнение обычно мало учитывает то, что произошло на самом деле. Попытки пристыдить за брошенного героя, не разобравшись в ситуации, могут приводить к курьезам — её осуждают за брошенного героя, а она лечит венерический букет, который ей привез «герой».

Вообще, семьям воюющих приходится пройти много испытаний — чувство неопределенности, неизвестность, сохранить или не сохранить верность. Если у семьи хватает сил все это пережить, то отношения выходят на новый уровень.

Обострение конфликтов в семьях демобилизованных оказываются проверкой на прочность. Тут можно посоветовать перед тем, как разводиться всё же попробовать обратиться к психологу.

— Как убедить мужа (брата, сына) обратиться за помощью к психологу?

— Настойчиво, но ненавязчиво. Сейчас меняется стереотип по поводу того, что психолог — это человек, который лезет в голову и что-то там делает. Психолог начинает восприниматься как помощник и человек, который может помочь справиться.

— Однако стресс легче предупредить, чем бороться с последствиями. Лиза, как известно, Вы работаете в Психологической кризисной службе. Расскажите, пожалуйста, об этой организации. Кто был инициатором создания, какова ее миссия?

— Инициатором создания нашей службы стала Психологическая служба Майдана. В неё входили специалисты со всей Украины, которые в будущем и стали создателями Психологической кризисной службы. Миссия Психологической кризисной службы — помощь лицам, которые столкнулись с психотравмирующими ситуациями. Сначала такой ситуацией были события на Майдане, после — АТО.

— Обращаться сюда за психологической помощью могут все желающие или только военные?

— Нет, помощь предоставляется как военным, так и гражданским.

Сейчас в Психологической кризисной службе целый ряд направлений. Есть те, кто работает с переселенцами, есть работающие с ранеными. Наше направление занимается работой с военными на всех этапах службы — это и подготовка в учебных центрах, и сопровождение в зоне боевых действий, и работа с теми, кого выводят на ротацию, и подготовка к демобилизации. На каждом из этих этапов перед нами стоят различные задачи — это и тренинговая работа, и диагностическая, и кризисные интервенции, и консультации по различным вопросам.

— Сколько людей задействованы в Психологической кризисной службе? В каких городах Украины Вы работаете?

— Сейчас в нашем направлении работает около 50 человек из всей Украины. С одной стороны, мы организация, которая работает на волонтерских основаниях, с другой — мы оказываем профессиональную помощь и занимаемся этим не эпизодически, а систематически. У нас есть центры во Львове, Харькове, Запорожье, Днепропетровске, Кировограде, Николаеве. Наш офис в Киеве.

— Каким образом осуществляется психологическая подготовка военных?

— У нас есть программа занятий с мобилизованными в учебных центрах. Мы обучаем навыкам первой психологической помощи, рассказываем о возможных стрессовых реакциях и о том, как с ними справляться. Есть программа, рассчитанная на офицеров. Кроме того, мы разрабатываем программы психологической подготовки для разных родов войск в зависимости от задач, которые перед ними ставятся.

— Расскажите, пожалуйста, более детально о психологическом сопровождении в зоне боевых действий.

— За два года АТО мы пробовали разные формы работы. Начиналось все с единичных выездов по запросам, но в итоге мы пришли к тому, что лучше всего заниматься постоянным психологическим сопровождением и наведываться к бригадам, которые мы сопровождаем регулярно.

В зоне боевых действий мы проводим консультационную работу, кроме того, если есть возможность, ведем обучающие группы, на которых рассказываем о методах саморегуляции: о способах как быстро расслабиться или наоборот — прийти в тонус. Бывают случаи, когда необходима первичная диагностика.

— А что такое первичная диагностика?

Обычно это не какие-то стандартизированные исследования вроде тестов и заданий. Это беседы, в которых можно уточнить наличие депрессивной симптоматики, симптомов эмоционального выгорания, а так же выявить некоторые личностные особенности, составить психологический портрет человека.

— Каковы результаты работы за 2 года существования направления?

— На данный момент результаты нашей работы — тысячи занятий по учебным центрам, сотни выездов в зону АТО, множество консультаций и помощи в тех ситуациях, когда человеку просто было не к кому обратиться.

— Какие планы на будущее Психологической кризисной службы?

— Планы — продолжать работать, разрабатывать специализированные программы, кроме того, больше времени уделять научно-исследовательской работе. Сейчас есть возможности систематизировать тот уникальный опыт, который был нами получен за несколько лет.

— Как обратиться в Психологическую кризисную службу?

— Как я уже говорила, мы работаем в разных городах Украины. Наш офис в Киеве, контактный телефон (050) 712 60 37 Наталья – наш секретарь.

psycrisis7@gmail.com

5168 7423 5196 3966 — номер карточки Приват для поддержки нашей деятельности.

Алена Ладнюк, специально для ГЕНПЛАНа

2016-04-05 08:43 3009

Ваш комментарий

Please enter your name here
Please enter your comment!