Кто крышует контрабанду в Минсоце и устраивает волонтерам травлю?

0
51

Около 1,8 кг гуманитарной одежды на каждого жителя Украины, включая младенцев, было ввезено на территорию нашей страны за время АТО! И 90 процентов этой «гуманитарной помощи» похожи на чистейшей воды контрабанду, поступающую на прилавки.

Благотворительность – идеальная ширма для ухода от налогообложения и предлог для неуплаты налогов. Тысячи тонн фиктивной помощи оседают, например, на рынке 7 километр – в Одессе. Прибыль дельцов, которые освоили этот бизнес, исчисляется миллионами долларов, которые недополучает бюджет. А где гуманитарка и где коммерция – это решает специальная рабочая группа в Министерстве социальной политики.

В последнее время волонтеры, на которых все еще держится наша армия, благодаря которым выживают переселенцы и терпящие бедствие в серой зоне мирные граждане, бьют тревогу. Торговля фиктивной гуманитаркой тормозит настоящую гуманитарную помощь Украине. Чиновники создают проблемы настоящим благотворителям, отвлекая внимание от коммерсантов-контрабандистов. Мы стоим с протянутой рукой, ожидая очередные транши, в то время как, западные доноры отказываются поставлять благотворительные грузы нуждающимся украинцам при таких условиях…

О проблемах, которые создают волонтерам, и лже-гуманитарке мы беседуем с Оксаной Сухоруковой и Валентиной Варавой.


Валентина Варава — координатор проектов ГО Инициатива Е +, член рады волонтеров при Минобороны.


Оксана Сухорукова – исполнительный директор в БФ «Свои».

— Почему на ваши грузы обращают внимания больше, чем на лже-гуманитарку, Оксана?

— Была ситуация, когда нас пригласили в Кабмин и предложили создать ассоциацию, через которую пропускать все грузы, обещая платить нам неплохую зарплату, а мы отказались.

— Сейчас волонтерам тяжелее помогать армии, чем 2 года назад, Валентина?

— Да. Мы занимаемся грузами, которые нужны военным. Это джипы с длинной базой, которые используются для эвакуации раненых (за 2,5 года Минобороны не закупило ни одного транспортного средства для медицинской эвакуации). Мы так же занимаемся медгрузами, оборудованием и товарами медицинского предназначения для больниц в зоне АТО (и не только). Когда надо было объяснить, зачем нужны пикапы, мои датские друзья выучили слово «тачанка»…

В ноябре 2015 года мы впервые растаможили немедицинские машины для АТО (раньше товары, которые предназначались для военных подразделений, проходили без таможенной очистки, их регистрировали пограничники и СБУ). Так был создан алгоритм. И поскольку таможенные службы и Минсоц с этим сталкивались впервые, были сложности, но потом начались совсем другие проблемы. В Минсоц зашли что называется левые люди. Не представив верительных грамот (документов о том — кто они и что они) вдруг стали останавливать волонтерскую помощь. Эта ситуация возникла после того, как 26 января 2016 года нас с Оксаной Сухоруковой пригласили на встречу в Кабмин к уполномоченной Кабмина по антикоррупционной политике Вере Александровне Сигриянской.

Там было странное собрание. Нам предложили создать некий орган, объединяющий волонтеров с безупречной репутацией, через этот орган направлять потоки гуманитарной помощи и быть при этом на зарплате. Но я подозреваю, что на этом странном собрании опыт работы с гуманитарными грузами (как и безукоризненную репутацию) имели только мы. Там собрались люди, которые решили с властью решать свои вопросы втёмную. Поскольку мы не понимали — кто за этим стоит и поскольку это создавало неравные условия для остальных организаций, мы отказались… По сути — закрытый клуб собрались создавать не сведущие люди. После этого в феврале, практически сразу, в Минсоц зашли представители Сигриянской и начали останавливать наши грузы, ожидая, что мы начнем с ними «договариваться».

— И какими были последствия?

— Мы собрали документы в течение субботы и воскресенья, подтверждающие целевое предназначение наших автомобилей и их передачу по адресу, и наши автомобили начали проходить. Со скрипом, но проходить… — говорит Варава.

В разговор вступает Оксана Сухорукова.

— Их начали блокировать – именно машины Вали. И начал это делать человек, который вошел под видом представителя Сигриянской в рабочую группу при Министерстве соцполитики. Причем, его не было в приказе о создании рабочей группы, но он имел влияние на решения членов рабочей группы, и за ним тянется явно российский след. Тогда мы от общественного совета при Минсоцполитики вошли в мониторинговую группу для того, чтобы промониторить работу этой компании. На первом же заседании меня, — говорит Сухорукова, – начали пугать тем, что посадят Валю (это было где-то 17-го февраля с.г. примерно…).

— Посадят за что?

— Да за что-нибудь. Сказали, что на Вараву уже возбуждено уголовное производство по тем фактам, что Валины машины не поставлены на баланс в военных частях. Я сказала, что у Вали есть акт приема-передачи и дальше идет ответственность руководителя части. А мне стал угрожать этот представитель Сигриянской.

— Это тот человек, о котором выговорите, что он имеет российские корни? Вы можете его назвать?

— Его зовут Вадим Петров. У него тюнинговый бизнес в России. Есть ссылка от 2012 года, где он выступает в качестве молодого бизнесмена. И говорит о том, что у него 53 сервисных центра, и только 2 из них находятся в Украине, и он видит здесь, в Украине, огромные перспективы, а главный бизнес его за пределами…

— И этот Петров угрожал вам?

— Да. И мне, и Вале.

В разговор вступает Варава.

— Мне он говорил, что скоро ко мне придет СБУ, и когда придет, не будьте агрессивны…

Сухорукова:

— А мне он сказал, что любое помещение в Киеве – любое, на которое я укажу пальцем – будет мне предоставлено, если я пойду на их условия. «Я сейчас позвоню Кличко, или его заму, и у тебя все будет». Предлагал крышу силовых структур, предлагал возглавить ассоциацию, которую мы должны создать. С достойной оплатой труда за счет коммерческих структур, которые хотят изменений в Украине (так было сказано). Но был послан.

— Вы не поверили в возможность изменений с этими людьми?

Смеется

Сухорукова:

— Можно говорить о прозрачности и публичности структуры — с крышеванием силовых структур, с непонятными условиями входа и выхода, с угрозами: шаг в сторону и вы сядете? Я думаю, что это не имеет ничего общего с благом украинского народа и изменениями, которые ожидает общество.

— Но вы узнали о масштабах контрабанды, благодаря участию в мониторинговой группе?

— Мы узнали, что основная часть грузов оседает в приграничных областях Украины и на западе. И если мы считаем, что у нас на человека в стране завезено 1,8 кг. одежды, на каждого — включая новорожденных, то Волынская область, занимающая 20-е место по населению в Украине, имеет 2-е место по признанной гуманитарной помощи. Хотя никаких бедствий не терпит, там на каждого жителя Волыни приходится по 8 кг гуманитарных грузов.

— Что же было дальше – после вашего отказа зарабатывать совместно с чиновниками и после угроз?

— Цирк. Начали блокировать и валины машины, и медпомощь для зоны АТО, и помощь онкобольным детям — все волонтерское и весь настоящий гуманитарный груз. В то время, как весь «левак» спокойно проходил…

Варава:

— Следующим шагом стало назначение вне конкурса на должность руководителя сектора противодействия коррупции в минсоцполитики Привалова Александра Витальевича. Собеседование на эту должность проводили лично Сигриянская и Петров, который не является сотрудником аппаратам Сигриянской, секретариата Кабмина, Кабмина и Минсоца. Вообще левый какой–то человек решал, кому противодействовать коррупции в Минсоцполитике. Мы подняли шум, выступили на нескольких телеканалах, сделали публичным его фото, и Петров ушел. Но вот его тезис: «На ваших машинах (тех, которые мы поставляем в Украину для «атошников») происходят грабежи банков, изнасилования женщин». А еще мы «помогаем сепаратистам».

— Младенцев распинаете тоже вы?

— Помогаем незаконным вооруженным бандформированиям. И все это было сказано не в кулуарах, а прямо на рабочей группе в Минсоце. Но Система не сдается: после поднятого шума Петров все-таки исчез, а его место занял Привалов. Поводом для непризнания грузов гуманитарными были неправильно заполненная форма отчетности по гуманитарке, хотя как таковой утвержденной формы до сих пор не существует, как и порядка ее заполнения — в природе нет. Кстати, почему? Его не удосужилось разработать Министерство социальной политики, хотя законом предусмотрено, что такой порядок отчетности должно было разработать именно Минсоцполитики.

А затем в этот троллинг волонтерства включился господин Андрей Рева (министр соцполитики) с замечательным тезисом.

23.08.16 на заседании Кабмина Рева, в ответ на вопрос об искусственных проблемах с гуманитарной помощью, поставляемой в АТО, сказал, что из 152 завезенных машин …1/5 на баланс не поставлена. Хотя — исходя из официального ответа центрального автомобильного управления в качестве гуманитарной помощи за этот период было поставлено всего 79 автомобилей, и из них 6 не стояли на балансе. Причем, два вообще не пересекли границ Украины (их планировали завезти, но они сломались в дороге), а судьба 4-х неизвестна. И по любому это не наше дело: мы передали военным и дальше не вмешиваемся в дела ВСУ. Знаем, в принципе, где ездят нами поставленные в АТО машины, но документальное оформление – это компетенция командира части.

И тут у нас возникает вопрос: с какой целью Рева увел разговор в сторону и зачем солгал Гройсману? Зачем переключил внимание с десятков тысяч тон лже-гуманитарки в сторону, зачем сместил акцент с реальной проблемы на волонтеров? Вот так был дан старт травле…

А во главе всего это безобразия под названием рабочая группа по гуманитарным вопросам Минсоцполитики стоит некто Виктор Иванкевич — в прошлом руководитель аппарата министерства, замминистра, а на сегодня — новый госсекретарь с всего лишь 9,9 баллами из 20 возможных на конкурсе, — говорит Варава.

Вопрос Сухоруковой:

— Вы тоже участвовали в конкурсе на госсекретаря при Минсоцполитики, Оксана. И не прошли. Была коррупционная составляющая в проведении конкурса?

— Сложно сказать — я же до 3-го тура не дошла… Но хочу отметить, что на заданиях 1 тура я набрала 95% (там в основном вопросы на знание законодательства), 2-й тур это были ситуативные задания, в которых оценивается умение принимать решения – и там мою профпригодность оценили низко. Задания были построены так, что не знающий структуру госуправления, и не имеющий опыта работы в министерстве не справится с заданиями. Пример: «Если по вашему мнению политическая инициатива министра несет риски — ваши действия?». А я не понимаю, что такое политическая инициатива министра и с какой позиции к этому подходить. Но если учесть, что Иванкевич занял 3 место по баллам из 4 претендентов на 3 тур, то основные баллы он добрал на собеседовании… Случайность? Не думаю. В 11 случаях из 15 выиграли конкурсы и стали госсекретарями руководители аппарата или замы министра.

И я вот думаю: если у нас все хорошо — тогда зачем вкладывать деньги в эту реформу? У нас же, получается, и так нужные люди на нужных местах, у нас все прекрасно… Все держсекретари оказались старыми людьми.

— Я правильно понимаю, что новый госсекретарь Минсоца Виктор Иванкевич (тот самый, к слову, кто в 2014-м назвал переселенцев барыгами, и этим прославился: https://www.youtube.com/watch?v=3PjxN7xyn6k) крышует лже-гуманитарку?

— Он голова рабочей группы Минсоцполитики и вся ложная гуманитарка проходит именно через него. При этом министерство рассказывает, что оно здесь не при чем и на контрабанду повлиять не может, но из последних реестров криминальных проваджень мы видим, что…

Сухорукова читает, глядя в планшет: «Службові особи МінСоцполітики за попередньою змовою зі службовими особами юридичної особи Благодійна організація «Християнська гуманітарна місія «Єдність 1» (код за ЄДРПОУ 35642417), умисно, з метою одержання неправомірної вигоди для БО , використовуючи всупереч інтересам служби своє службове становище, шляхом внесення завідомо неправдивих відомостей до офіційних документів, які є підставами визнання вантажу гуманітарною допомогою та прийняття відповідного рішення (наказу), щодо набувачів з фактичного отримання вантажів, зокрема набувача РГ «Християнська Реформаторська Церква», незаконно здійснюють отримання пільг при розмитненні вантажів, чим спричиняють тяжкі наслідки охоронюваним законом державним інтересам, на суму близько 600 000 гривень.»

…Вот такая информация. Поэтому Минсоцполитики напрасно делает вид, что они не причастны… Сами видите, что говорится об уголовном производстве.

— Привалов этот – это решала?

— Нет, его роль — создать ситуацию, при которой людям нужно идти и договариваться. А решала у нас другой — уже есть о нем информация, но я пока ее проверяю. Привалов руководит сектором противодействия коррупции, и был назначен главой сектора через лазейку в законодательстве. Принят на должность, не требующую конкурса, а потом переведен на должность главы сектора противодействия коррупции в Министерстве соцполитики.

— Правда, что некоторые благотворительные фонды, которые пропускают через себя коммерческие груз под видом гуманитарки, получают по 20-40 тыс. долларов за контейнер?

— Есть такие предложения. Гуманитарные организации их получают… Нашему фонду предлагали 20% от стоимости груза и деньги за то, чтобы помогли коммерсантам попасть в единый реестр гуманитарных организаций.

— И такой существует?

— Существует. Если правильно подать пакет документов, необоснованного отказа в признании организации гуманитарной не будет. Но я допускаю, что кто-то мог соглашаться работать на этих условиях. Вариантов (ухищрений) много. Или ты растамаживаешь, передаешь им, а они тебе — 20%. Или второй вариант – были предложения повлиять на рабочие группы и протянуть чьи-то грузы… Но я сразу посыла на 3 буквы – не спрашивая про «стоимость услуги».

— А кто в итоге стоит на вершине контрабандной пирамиды в Минсоце? Сам министр, или, может, господин Розенко (автор репрессивной политики по отношению к ВПЛ, герой наших публикаций)?

— Учитывая мероприятия из секретариата Кабмина, я думаю, что кто-то из Кабмина, — говорит Сухорукова. — Сигриянская была уполномоченной Кабмина, в правительство по антикоррупционной политике она пришла фактически на место Тани Черновол. С 23.08 Гройсман упразднил эту должность. Однако, Сигриянская никуда не исчезла — мы ее видим в Кабмине постоянно. И я считаю, что кто-то из Кабмина крышует контрабанду, которая идет под видом гуманитарки. Стоят за этим и нардепы, но кто именно — я пока не могу сказать.

Беседовала Татьяна Заровная, «ОРД»

2016-12-13 13:32 1085

Ваш комментарий

Please enter your name here
Please enter your comment!