Кого за собой потянет Фирташ?

0
116

Вообще, фигура Дмитрия Фирташа, пожалуй, еще более загадочна, чем фигура Семена Могилевича. То ли потому, что он весьма могуществен и действительно станет украинским Абрамовичем (если, конечно, Юлия Владимировна не превратит его в украинского Ходарковского), то ли потому, что Фирташ – «бумажный дракон», зиц-председатель Фунт, а попросту говоря – доверенное лицо, но не более. О Фирташе известно удивительно мало. В одной из немногочисленных статей о нем, говорится: «”Вряд ли уроженец Богдановки, небольшого села близ западноукраинского города Черновцы, когда-нибудь мечтал о такой карьере. Его отец работал водителем, а мать — в одном из советских учреждений. В 17 лет он поступил в Черновицкий техникум железнодорожного транспорта и, поработав немного помощником машиниста, ушел на два года служить в армию. Вернувшись с военной службы в 1986 г., Фирташ не смог поступить в университет и поселился в Черновцах, где устроился работать пожарным и женился. Когда Советский Союз начал разваливаться, а зарплату стали задерживать, он рискнул заняться собственным бизнесом. “Страна погружалась в хаос, и я решил действовать”, — говорит Фирташ.” Машинист, пожарник, без образования. Удивительная, согласитесь, карьера для миллиардера, претендующего стать украинским Абрамовичем. Может быть, все дело в том, что Фирташ вовремя жил в нужном месте, а именно, в славном городе Черновцы? В котором в пору молодости Фирташа активно действовала группировка братьев Королевичей («Короли»). Братья занимались преимущественно автоугонами, а со временем вместе с киевской ОПГ «Черепа» влились в империю Семена Могилевича. По неподтвержденной информации Фирташ активно «работал» в группировке «Королей» и возможно, имел в то время другую фамилию. Кстати, в имиджевой статье о Фирташе сказано, что в «девяностые года Фирташ и его жена Мария построили несколько небольших компаний в их городе Черновцы. “Наибольшей из них была “Кмил”, которая занималась автомобильными перевозками, торговала разным товаром и изготавливала упакованную пищу”. Ну да, действительно при желании это можно назвать «автомобильными перевозками». Но без уведомления владельцев. Королевичи со временем переселились в Германию, где продолжили заниматься автоугонами, но уже в другую сторону. Подобные «выездные сессии» были фирменным стилем Могилевича. Достаточно вспомнить венгерские и чешские «экспедиции» бригады «Черепа», которые надолго запомняться жителям этих стран. Интересно, что все в той же имиджевой статье о дальнейшем периоде жизни Фирташей сказано следующее: “Они также владели домом в Берлине и были совладельцами Немецкой компании, которая занималась автомобильными перевозками, MDF Transspedition, из которой они ушли в 2000 году”. По всей видимости, Фирташи выехали в Германию в составе ОПГ «Королевичей», где и продолжили свою деятельность.

По всей видимости, со временем, Фирташ «профессионально» вырос, потому что, как написано все в той же статье: “Судьба Фирташа кардинально изменилась в 2001 году, когда он стал директором зарегистрированной на Кипре компании “Highrock Holdings”, которая расположилась в отреставрированном офисном здании на известном Новом Арбате в Москве”. Чуть раньше в Москве уже плотно обосновался вернувшийся с американского «холода» Семен Могилевич. Вероятно, в это время Фирташа представили и работающему в интересах Ее Величества, Шетлеру-Джонсу.

О родственниках Фирташа известно немного. Разве что о том, что есть по линии жены некий родственник Зиновий Матвеевич Калиновский, соучредитель компании ООО «МТЦ» (ОКПО 31751571, юридический адрес: Киев, ул. Красноармейская, д.145/1, зарегистрирована 09.11.2001г.). Свое отношение к «Нафтогазу Украины» старший Калиновский замаскировал, передав сыну номинальное учредительство в компании «Юнион Джинс Мейкерс», которая, в свою очередь, является соучредителем другой почтенной организации – «Клиринговой товарной компании «НАФТОГАЗ-УКРАИНА» (ОКПО 32253481). Единит частную структуру «Юнион Джинс Мейкерс» и дочернюю(?) структуру госкомпании общий адрес пребывания: Киев, ул. Павловская, д.18, секция 4. Чтобы не утомлять читателя, скажем, что две эти «соседские» компании роднит общий бизнес, завязанный на торговле туркменским газом и хлопком, а также их переработке.

Интересно, что со временем Могилевич сменил «территориальный» принцип работы своих подчиненных, на отраслевой. Фиратшу предстояло осваивать пески Туркмении. Но все это было бы не возможно без помощи интегрировавшегося в империю Могилевича Шетлера Джонса.

Кто на крючке у Шетлера-Джонса?

1) «Газпром». На его первых лиц ни Фирташ, сидевший в Ашгабаде, ни Могилевич со специфической репутацией прямого выхода без Джонса бы не имели. Шетлер решил эту проблему в свою пользу. Eural Trans Gaz (ETG) поставляет туркменский газ в Украину, а оффшорки (Кипр, Израиль) Могилевича с Фишерманом и Фирташем расплачиваются за этот газ мясом, товарами, трубами и т.д. Главная структура при этом Highrock Properties Limited. Там работает Олег Пальчиков. Жена Пальчикова – сотрудница «Газпрома». Она заводит к Рязанову англичанина, которого здесь знают уже много лет (он работал и с Ходорковским, и с Менатепом). Возникает план вхождения «Газпрома» в проект с туркменским газом.

Шетлер убеждает Могилевича передать его и Фирташа людям пакет акций венгерской компании. Кто эти люди? Дэвид Энтони Ховард Браун и Ховард Джордж Вилсон. Оба трудились еще в JKX. Другой Браун (скорее всего, брат первого) по имени Седрик, ранее руководивший фирмой Atlantic Caspian Resources возглавил совет директоров ETG. Atlantic Caspian Resources формально стала акционером Eural Trans Gaz. Сам Седрик известен тем, что на собрание акционеров приводил ручную свинью. Но это информация – для развлечения журналистов. Интересно, что сейчас Atlantic Caspian Resources возобновил проект по строительству Крымского портово-промышленного комплекса «Донузлав». На шести тысячах гектарах расположится порт для перевалки сыпучих грузов, главным из которых будут железорудные концентраты и кокс. Не исключено, что будет построен и терминал для приема и переработки сырой нефти. О том, как это скажется на крымской экологии, в частности, на близлежащем курорте Евпатория – лучше не думать. Но вернемся к Шетлеру.

Параллельно началась интенсивная работа по подготовке изменений в структуре собственности ETG. В начале и середине июля 2003 г. на Кипре были учреждены компании Gabbaro Holdings Ltd. и Denby Holdings Ltd. Denby Holdings принялась аккумулировать долги английской Atlantic Caspian Resources Plc. Скупку долгов кипрская компания вела за счет средств, предоставленных виргинской BPI Ltd., за которой стояли и его приятель Чарльз Трегерн. На Кипре была зарегистрирована компания Sanilia Ventures Ltd. Именно она продала Atlantic Caspian сейшельский офшор Karma Holdings, который и является владельцем почти 45% капитала ETG. После этого в капитал ETG вошла компания JKX Oil & Gas. Могилевич и Шетлер стали партнерами. Поработав под маркой Eural Trans Gaz, он предложил россиянам учредить новое предприятие на паях: с одной стороны оффшорные компании «Газпрома», с другой – их с Фирташем фирма. Могилевича там нет, но зная характер англичнина, думаю он платит своему партнеру комиссионные с доходов. Зачем была нужна эта схема? Отвечаю коротко: чтобы содержать Кучму и наладить отношения с донецкими. Потому, что те 5%, которыми номинально владеет общий знакомый Шетлер и Фирташа Иван Фурсин – на самом деле прибыль Кучмы и Левочкина.

2) Кучма. Когда стало очевидно, что Кучма проиграет и к власти придут его оппоненты, в Кремле (или где-то еще, где решаются такие вопросы) его поставили на довольствие. Это была, по моему глубокому убеждению, не добрая воля Путина, а инициатива Шетлер – Джонса. Фактически откат за титановую промышленность Украины. В ином случае, у него могли бы отобрать заводы и продать их Виктору Вексельбергу. Но Кучма хотел и после президентства жить на широкую ногу. Поэтому он пошел на сделку с англичанином, которую санкционировали в Кремле.

На Кучму Джонс вышел через Левочкина, а на Левочкина через Фурсина, которого он знал много лет. Фурсин был партнером Левочкина по банку «Клиринговый дом». Не буду рассказывать, что это за банк и какие веселые штучки он творил под крышей всех силовых ведомств вместе (с одной стороны его прикрывал покойный отец Левочкина Владимир Анатольевич, с другой – СБУ), но его роль очень важна.

Пользуясь близостью к Кучме, Левочкин на свой “Клиринговый дом” покупает 89,48% акций Крымского содового завода и потом за 353 млн. грн. продает их фирме RSJ Erste Beteiligungs GmbH, которая принадлежит Шетлер – Джонсу. С титановыми предприятиями Украины поступили еще хитрее. В сентябре 2004 года Государственная акционерная компания “Титан” (Армянск, Крым) и немецкая компания RSJ Erste Beteiligungs создали ЗАО “Крымский Титан”, которое присоединило к себе Иршанский ГОК и Вольногорский ГМК. 50%-1 получил RSJ Erste Beteiligungs GmbH, внеся в уставной фонд 368 млн. гривен, которые он всегда может заборать, если захочет уйти, 50%+1 — осталось у государства в лице ГАК «Титан». ЗАО в свою очередь владеет 93,059% ОАО «Сивашский анилинокрасочный завод». Этот завод находится на территории свободной экономической зоны, где кормится ее создатель Сергей Куницын. Как англичанин кормит Куницына? Очень просто. Куницын – президент спортклуба «Таврия». А владелец клуба (другими словами работодатель, который платит ему жалование) Фирташ. О связи Фирташа с Шетлером я уже так много сказал (см. 1 часть – «ОРД»), что других доказательств не надо.

Впрочем, по моим сведениям, доля Фирташа есть в содовом бизнесе англичанина, и она идет через Renaissance Securities (Cyprus) Ltd. Эта же фирма имеет пакет акций в Харцызском трубном заводе вместе с System Capital Management Ахметова. Как Фирташ вышел на донецких и Фирташ ли это? Вышел Шетлер через Левочкина. Дело в том, что у Левочкина есть двое детей. У дочки Лены крестный отец – Леонид Кучма, у сына Леши – Эдуард Прутник – доверенное лицо Януковича и народный депутат. Прутник с Левочкиным и свели англичанина с «донами». Симпатичный британец быстро нашел в шахтерском крае партнера, не нуждающегося в представлении. Его зовут Ринат Ахметов.

3) Ахметов. Не знаю, общался ли Ахметов непосредственно с Могилевичем, но в совместных проектах с ним засветился. Точнее с Шетлером. Он подавал заявку на совместном участие в тендере по продажи (заново) акций «Криворожстали» альянса System Capital Management и RSJ Erste Beteiligungs. У Фирташа в свою очередь есть и свой выход на Ахметова – через Яна Табачника. Но это личный канал связи, а не деловой, хотя Табачник и представляет определенную ветвь интересов Могилевича. Но к металлургическим активам она не относится.

Интересна другая фигура – Лайош Фаркаш. Венгр по национальности, который родился и вырос в Германии. Некоторое время назад Фаркаш принят на работу в System Capital Management. Как мне сказали, по рекомендации Шетлера, которую он дал Ахметову во время контакта по поводу участия в приватизационном конкурсе. Лайош полностью отвечает за финансовую составную бизнеса Ахметова (страхование, банки, уволакивание денег в оффшоры). До этого, по моим сведениям, шустрый венгерский парнишка занимался судьбой прибыли ETG, которую надо было так разделить и разложить по оффшорам, чтоб никого не обидеть.

3) СБУ. Другими каналами влияния на донецких остаются старые связи с генералами СБУ Юрием Самойленко и Юрием Землянским. Последний крышевал такой вид бизнеса как голограммы. Помните, у Звягильского были друзья, осужденные швейцарским судом и отсидевшие в тюрьме города Невшатель по так называемому делу “Дамиана-банка”: Вячеслав Крамной, Юрий Сидоренко и Александр Дворянчиков. Им вынесен приговор о лишении свободы сроком на 18 месяцев. Они обвиняются в фальсификации документов, злоупотреблении доверием, вследствие чего в 1994 году были похищены 19,9 млн. дол. средств государственного концерна “Агротехсервис” и переведены на валютные счета за границу. Находясь в тюрьме, президент банка Юрий Сидоренко развернул бурную деятельность по созданию в Украине предприятия, выпускающего голограммы, и маркирование этими голограммами всего – от паспортов и акцизных марок до пищевых продуктов. До этого голограммы использовались редко и завозились из-за границы. Занимались импортом два бизнесмена Сергей Кияниченко и Сергей Полетаев. Они мешали Сидоренко строить завод под Киевом по выпуску голограмм. Каким-то неведомым мне способом Сидоренко вышел на Шетлера и попросил помочь. Англичанин, успешно воевавший с Жванией руками СБУ, согласился поделиться контактами. Были задействованы рычаги спецслужб, даже пробито соответствующее решение СНБО (о том, что нет жизни без голограмм) и завод, ориентированный на госзаказ (т.е. на казенные деньги) заработал.

Спустя некоторое время исполнительного директора ООО “Научно-технический центр “Оптроникс” Сергея Полетаева нашли возле автостоянки на столичной улице Индустриальной. Киллер подошел к бизнесмену сзади и трижды выстрелил. Дважды — в предпринимателя и раз — в его охранника. Охранник запомнил приметы убийцы своего хозяина: выше среднего роста, на вид 25-30 лет, спортивного сложения, лицо европейского типа. Был одет в темную вязаную шапочку темный свитер, черную спортивную куртку и черные брюки. Ботинки также были черного цвета. С таким вот “фотороботом” милиции предстояло разыскать исполнителя злой воли недоброжелателей покойного. Улики киллер “подарил” следствию: брошенный на месте преступления пистолет Макарова, три 9-миллиметровые пули и три гильзы. Импорт голограмм прекратился окончательно и заводу никто не мешал наживать прибыля. Их, как мне рассказали, поделили между собой Сидоренко, власть (Медведчук, Кучма, Левочкин), генералы СБУ, англичанин и Могилевич. Процент прибыли Севы я не знаю. Но думаю, он не в обиде…

4) Ющенко. Как известно, Ющенко встречался с Фирташем еще в 2004 году. Он же финансировал перелет в Украину мамаши Катерины Ющенко на инаугурацию. Сейчас контакты с украинской властью ведутся через нескольких лиц. В первую очередь через Александра Третьякова, на которого англичанин вышел, чтобы сохранить свой титановый бизнес. Дело в том, что российскому олигарху Виктору Вексельбергу уже обещаны «титановые копи» Шетлера-Джонса. Он согласен за них щедро уплатить. Глава ФГИ Валентина Семенюк просила Виктора Ющенко отменить указ президента Леонида Кучмы о создании СП “Крымский титан”. Вексельберг просит объединить титановые активы страны в госкомпанию “Титан Украины” и готов получить долю в холдинге, вложив в него $1,2 млрд. в течение девяти лет. По замыслу, в госкомпанию должны войти ГАК “Титан” (наряду с RSJ является совладельцем ЗАО “Крымский титан”, которое арендует Иршанский и Вольногорский ГОКи), ОАО “Сумыхимпром” (производитель двуокиси титана) и Запорожский титаномагниевый комбинат. Апелляционный хозяйственный суд Днепропетровской области уже вынес решение о возвращении в управление государства Вольногорского горно-обогатительного комбината, однако RSJ оспорила его в Высшем хозяйственном суде Украины. Украинская власть мечется между щедрым предложением Вексельберга и опасностью отбирать бизнес у партнеров Фирташа, которые могут в ответ устроить «газават». Тем более, что никто толком не знает, где пайка англичанина, а где доля Могилевича, который держит стольких важных персон на финансовом крючке…

Из архивов «ОРД»

Продолжение следует…

«Генплан-Украина»

2017-02-23 09:05 1021

Ваш комментарий

Please enter your name here
Please enter your comment!