Как «хороший парень Коля» и друг Президента стали «наследниками» газовых схем Януковича

5
638

94956

«Хороший парень Коля» не просто вышел сухим из воды. Если верить обладателю «пленок» и свежеиспеченному писателю Онищенко, Николай Злочевский снова «в теме» и в доле с первым лицом страны. Из фигуранта шести уголовных дел он превратился в партнера и газового фаворита Порошенко. При старом режиме «конвертировал» портфель министра экологии в лицензии на добычу, украл у казны миллиард в виде налогов. При «майдановской власти» за год поднялся на восемь ступеней в рейтинге самых богатых украинцев (его группу Burisma журнал «Фокус» оценил в 480 млн.$). Сейчас «хорошему парню Коле» (Злочевскому) принадлежат 33 месторождения в 8 регионах Украины. Книга «Петр Пятый» беглого Александра Онищенко так объясняет этот «феномен»: Злочевский сначала поставлял бесплатно газ фирмам Порошенко-Кононенко, а потом простил долг в 10 млн.$ и получил добро на свое предложение делить прибыль 50 на 50. Остальное — дело техники. По данным «Центра противодействия коррупции», Ярема помог Злочевскому разблокировать 23,5 млн. долларов, арестованных у него в Британии, Луценко переквалифицировал обвинение с «Незаконного обогащения» на «Уклонение от уплаты налогов», уменьшив долг в 6 раз (модель «воруй — плати «откупные» – продолжай незаконно обогащаться» была опробована на нардепе Геннадии Бобове: https://ord-ua.com/2017/06/09/banditam—tyurmyi-genprokurorovskij-piar-na-krovi-zhurnalista-sergienko/), НАБУ не хватило доказательств, а Антикоррупционная прокуратура опоздала с иском о возвращении Державе лицензий.

О газовых схемах, топ-коррупции и влиянии украинского бизнеса на окружающую среду мы побеседовали с председателем Всеукраинской общественной организации «Мама-86» Галиной Олейниковой.

rec1

На фото Галина Олейникова. Экологическая организация, которую она представляет, возникла после Чернобыльской катастрофы и объединила украинских женщин, обеспокоенных будущим их детей.

— Ваши впечатления после прочтения главы о «хорошем Коле» из книги Онищенко: (https://ord-ua.com/2018/04/18/kak-poroshenko-po-zlochevskomu-vopros-reshal-tekst-razgovora-prezidenta-s-nardepom-onischenko/)?

— Похоже на правду. История интереса Петра Порошенко к газовому бизнесу она же с бородой. Порошенко имел вышки еще при Кучме, но газовая тема всегда была закрытой. При Януковиче все, что касается газадобычи, хотел контролировать Саша Стоматолог. И они об этом смогли договориться с Ахметовым: Ахметову – уголь, Саше – вышки. Есть пример Ефима Звягильского, который еще в 2008 г. получил лицензии на добычу газа на территории Юзовской площади (Юзовский участок расположен в Днепровско-Донецком нефтегазоносном бассейне на территории Донецкой и Харьковской областей – прим. ред.), и, чтобы у него не отняли шахту им. Засядько — передал все свои права на газ Януковичам. А сейчас и Порошенко возвращается в газовый бизнес, и Ахметов.

—  Онищенко утверждает, что долю Саши Януковича в бизнесе по добыче сланцевого газа на Юзовской площади «унаследовала» правая рука Президента — Игорь Кононенко. И вместо Shell в добычу сланцевого газа зашла некая компания, связанная с Кононенко и Злочевским. Что вы знаете об этой схеме?

— По Соглашению о распределении продукта, подписанному при Януковиче между Украиной и Shell, 70% предназначались инвестору, 20 % — государству Украина и 10% — «СПК-Геосервис» – компании, не имевшей уставного капитала, зарегистрированной на подставных людей, где-то на квартире в Киеве. В общем, полный треш. Пустышка, связанная с Януковичем. Но, однако, этой пустышке госпредприятие «Держгеонадра» бесплатно передало ценные базы данных по геологическим исследованиям.

С началом войны Shell, которая уже начала разведочное бурение и имела права на 50 лет, отказалась от работ на Юзовской площади. Свои права передала назад, Украине. И в 2015 году был объявлен новый конкурс по привлечению инвестора. Новым конкурсом занималось уже не министерство экологии, а минтопэнерго. И в нем, кстати, принимала участие Burisma Николая Злочевского. А летом 2016-го стало известно, что победителем стала компания Yuzgaz B. V. — тоже похожая на мыльный пузырь. Специально учрежденная под этот конкурс, с уставным капиталом в 1 тыс. евро – компания, которой управляет люксембургский фонд Emerstone под руководством бывшего главы украинского отделения ЕБРР Ярослава Кинаха.

Так вот и в 2015 году условия Соглашения не поменялись – те же 20% государству, 70 – Yuzgaz, а оставшиеся 10 %… ООО «СПК-Геосервис». Судя по всему, у этой компании поменялся собственник. От Януковича 10% перешли к Кононенко. Каким образом — не знаю, да это и неважно. Схема эта отлажена и передается вместе с переходом власти.

— То есть, вдобавок к фиктивной компании, на которую расписали 10%, в проекте появилась еще одна, скажем так, сомнительная? Как получился такой результат конкурса? Почему вместо компании-мирового лидера (Shell) на этой площади получил права непонятный Yuzgaz?

— На участие в конкурсе 2015 г. подавалась куча компаний. Среди них — крупнейшая итальянская нефтегазовая компания Eni. Но, изучив весь пакет документов, они отказались от своих притязаний, так как есть решение Верховного суда, вынесенное в январе 2016 года. Вот оно: http://reyestr.court.gov.ua/Review/55421129. В этом решении говорится, что Донецкий облсовет (на территории которого частично находится Юзовская площадь) принял незаконное решение, нарушил процедуру. Вместо обсуждения тогдашний министр энергетики Эдуард Ставицкий и министр экологии Олег Проскуряков просто наклонили областной совет.

— А почему отказалась от своих планов по освоению Олесского месторождения американская кампания Chevron, которая так же должна была разрабатывать сланцевый газ на западной Украине, далеко от АТО?

— Надо сказать, что и «Шелл» ушла из Украины не только из-за войны. Одна из причин: на пробных скважинах они не получили тех объемов газа, на которые рассчитывали. А вот компания Chevron отказалась от участия в проекте (хотя прошла всю процедуру согласования с местными громадами в Ивано-Франковской и Львовской областях) из-за откровенной коррупционной составляющей, заложенной в Соглашении о распределении продукта. Из-за тех самых 10%, «расписанных» на фирму-прокладку ООО «СПК-Геосервис».

Chevron, как и Shell было предложено подписать Соглашение на тех условиях, что 10% достанутся пустышке. А у американцев очень жесткое антикоррупционное законодательство, предусмотрены огромные санкции для тех, кто это законодательство нарушает. Компания Chevron отказалась подписывать Соглашение из-за участия в нем фиктивной украинской компании.

— Невыгодные для Украины условия (из откровений Онищенко вытекает, что для голландской Shell была предусмотрена практически нулевая рента) сохранились и для нового инвестора — Yuzgaz?

— Конечно. Представители Shell начали заниматься этой темой только потому, что правительство Януковича предоставило очень выгодные условия — мне об этом откровенно сказал представитель Shell, когда началась антисланцевая эпопея. Невыгодных для Украины моментов в условиях Соглашения с инвестором огромное множество. А плюс всего один: впервые под внешним давлением началась полноценная процедура публичного обсуждения, впервые вскрылась кухня подготовки невыгодных для государства договоров.

Можно сказать, благодаря глупости Януковича, который на это согласился, обнажилась схема, о которой мы не должны были узнать. А то что эту схему сохраняет нынешняя власть (сохраняет уже для Yuzgaz) – это, как говорится, без комментариев…

Если коротко, то по Соглашению, которое подписали с Shell, и которое переходит к Yuzgaz: все прибыли разделят между собой иностранный инвестор и украинские топ-коррупционеры, а все убытки делить придется нам…

Кроме 2-хпроцентной ренты и коррупционной составляющей в 10%, Соглашение с инвестором предусматривает беспошлинный ввоз оборудования и реагентов для гидроразрыва. В нем прописана и полная бесконтрольность: никто не имеет права проверять – что инвестор завозит на территорию Украины. А в случае катастрофы, устранение последствий будет происходить не за счет инвестора, а за счет государства Украина.

С экономической т.з. Украине тоже этот проект не выгоден: в плане возмещения НДС там прописаны такие штрафные санкции, что все те 20%, которые по Соглашению о разделе продукции должны были доставаться Украине – они просто испарятся.

И самый скандальный момент: Государство Украина по требованию инвестора обязалось менять законодательство. Все, что они себе напридумывают, государство должно будет исполнить. То есть, инвестор будет руководить государством Украина, а не подчиняться его, этого государства, законам. И, если  верно, что Злочевский и  Кононенко стоят за этим новым инвестором Yuzgaz – считайте, они приобрели  не только право по льготным условиям добывать газ на Юзовской площади… А я напомню, что в Соглашении  с  Shell предусматривалось добывать газ не только нетрадиционный (сланцевый), но и традиционный… Новые бенефициары из Yuzgaz приобрели не только права на добычу в Днепровско-Донецком бассейне (где сосредоточены 4/5 всех запасов газа Украины), они приобрели рычаги влияния на Украину через компанию-инвестор.

См. «Наші гроші» — о том, куда делись шесть УД Злочевского:

— А еще выясняется, что пять лицензий на добычу и одна лицензия на разведку газа на востоке Украины по мутным схемам достались польскому олигарху, о чем никто до книги Онищенко даже не слыхал.  Ян Кульчик умер, а «хороший парень Коля» выкупил его компанию. В связи с этим вопрос: а как у нас в стране вообще происходит раздача этих лицензий? 

— Да очень странно происходит. Как и все конкурсы, которые считаются открытыми. Условия для конкурса 2015 года, в котором победил Yuzgaz, скорее всего, были прописаны под этого победителя. Благодаря Shell и Chevron, мы узнали о схемах, которые были и раньше. Еще в 2012 году British Petroleum получила лицензии на добычу нетрадиционого газа, а мы с вами (общественники, экологи) не знали. British Petroleum – это же по факту Газпром… И то, что нам говорят друзья «русского мира» относительно того, что, дескать, РФ против добычи сланцевого газа в Украине, это касается чужих  компаний, а свою компанию РФ в Украину с той же целью давно завела, получила в Донецкой и Луганской областях лицензионные площадки .

— И все-таки уже не секрет, что в антисланцевых протестах в 2013-ом была «рука Газпрома». Вы были среди тех, кто начинал антисланцевые протесты на Донетчине и Харьковщине. Некоторые считают, что все выступления против Shell спонсировались Путиным, и связывают их с подготовкой к войне. Лоббисты сланцевой темы называют «проплаченными» всех экологов, а риски преувеличенными. Что здесь правда, что ложь? И не изменилось ли ваше отношение к добыче сланцевого газа в результате войны?

— Конечно, РФ не выгодно, чтобы Украина обеспечивала себя газом, как традиционным, так и нетрадиционным (сланцевым), вот почему была большая информационная поддержка, внимание к нашим протестам. Но когда я выступала против добычи сланцевого газа, меня интересовала безопасность региона, в котором я живу, а не мнение представителей РФ. Сланцевый (а точнее — газ уплотненных песчаников, добываемый из глубоких залежей путем гидроразрыва) – тема давно известная. Плюс-минус этот нетрадиционный газ есть везде, но, подсчитав риски, европейцы решили у себя не разрабатывать, пока не появятся более безопасные технологии.

Я плотно занималась этой темой, пока весной 2013 ее не взяли на вооружение скандальные политические инициативы типа «Украинского выбора» и МММ. Еще была такая «Команда человечество»…  Всероссийская сеть, которая под предлогом борьбы за экологию распространяла «русский мир», накачивала общественность пропагандой. Они подключились, когда тема уже была раскручена нами, экологами. И когда я побывала в Славянске на заседании у такого себе Ивана Дегтяря из этой «Команды человечество», я поняла, что эта команда состоит из советских офицеров, для которых борьба за окружающую среду — предлог, они раскручивают антиукраинские призывы.  Сейчас, кстати, многие из них на той стороне (в «ДНР»), а Дегтярь остался в Славянске.  Некоторые сепаратисты «перестроились» — обвиняют меня в том, что я настраивала Донбасс против Януковича.

rec2

На фото – Галина Олейникова на акции протеста в 2013 году

А мое отношение к вопросу добычи нетрадиционного газа не поменялось, так как международный аудит выявил в Соглашении 60 пунктов несоответствий законодательству. Возражений на 2 тома, и особенно много по экологии. Но не только. Соглашением с инвестором предполагается, например, что по первому его требованию Государство будет отбирать у граждан землю под газовые вышки, нагибать с формулировкой «общественная потребность».

— Это так теперь Кононенко со Злочевским смогут действовать на Юзовской площади?

— Ну да… Если считать, что Yuzgaz – это они.

— А какие последствия для экологии в этом регионе может иметь добыча путем гидроразрыва?

— Это маловодный регион, а технология гидроразрыва требует большого количества воды, что значит: население останется без воды. Далее: а как будет происходить утилизация загрязненной воды, использованной? Немцы поставили добыче нетрадиционного газа заслон в три «нет»: нельзя добывать там, где плотность населения высока, в районе забора воды для питьевого водоснабжения, и где природно-заповедная территория. Исключили эти условия, и просто не осталось мест, где можно добывать путем гидроразрыва. Так вот все эти три «нет» присутствуют на Юзовской площади.

Качество работ и техника безопасности будут такие, как и всегда у украинских производителей. То есть: экономия на всем ради выгоды в условиях бесконтрольности. У нас же уже уничтожена система экологического контроля: санстанций нет, экологических инспекций тоже нет. А значит – последствия могут быть любыми.

— Но в Европе ведь есть страны, где сланцевый газ добывают?

— В Англии добывают, и в Норвегии на шельфе. Если б у нас все делалось так, как в Норвегии, можно было бы и у нас добывать. Там самый высокий уровень жизни, там прибыль от добычи не идет по карманам единиц. Жители Арабских эмиратов так же имеют высокий уровень жизни, благодаря газовому бизнесу. В Казахстане люди получили дешевые тарифы на тепло и электричество за счет того, что продают газ в другие страны. Но у нас и не вспоминают об этом…

rec3

На фото — вот так выглядели акции протеста против добычи сланцевого газа до того, как к ним подтянулись будущие «ДНРовцы» из МММ Дениса Пушилина и «Украинского выбора».

— Почему, как вы думаете, САП не смогла обжаловать в суде законность выдачи лицензий на разработку нефтегазовых площадей Злочевскому и вернуть их Государству?

— Когда Злочевский стал министром экологии, в министерстве веселые деньки начались… Если раньше можно было легко зайти в здание, вдруг появились турникеты, а на этаж министра вообще невозможно было попасть. Зато он устроил себе там спортзал с сауной.

И все-таки Злочевского считали неплохим менеджером и бизнесменом. Если сейчас его лишить лицензий, Петру Алексеевичу может ничего не достаться, не факт – что иностранцы захотят с ним делиться. А значит — придется новый конкурс проводить, и будет много внимания. Сложнее будет коррупционные схемы протащить. Легче с «хорошим парнем» договориться.

rec4

На фото — Монако, 2 июня 2017го. Экс-министр экологии, озолотившийся за счет государственных недр при Януковиче, и чиновники Порошенко: вице-премьер Владимир Кистион, нардеп от БПП Нина Южанина. Отбеливают имидж Злочевского, как будто уже знают, что все его дела — «в шляпе». Фото Натальи Седлецкой.

— В тех же «пленках» узнаем, что Злочевский подсадил Квасневского и Байдена на коррупционный крючок: взял в наблюдательный совет нефтегазовой компании Burisma сына бывшего вице-президента США Джозефа Байдена, который курировал Украину в тогдашнем руководстве США, а также бывшего президента Польши Александра Квасьневского. За протокольное участие в конференциях, по словам Онищенко, они получают больше миллиона долларов в год. Выходит, политическое лоббирование грязных схем происходит на международном уровне?

— Вообще в мире принято, что газодобыча — бизнес Президентов. Даже в Штатах Президенты с газа что-то имеют… Но на Западе коррупция выражается хитрее, через лоббизм. В то же время на эту историю с Burisma я смотрю чуть иначе: сперва представители Запада заходят в качестве лоббистов, потом прижимают хвосты украинским дельцам, а закончится тем, что постепенно будет создан благоприятный климат для вхождения в Украину больших корпораций. Я думаю, что это может быть элементом внешнего влияния и последующего давления на коррупционеров.

Нашу власть делают послушной, ставят в стойло. Помните итоги голосования на референдуме 6 апреля 2016 года в Нидерландах? На них повлиял ролик с курицей с Мироновского хлебопродукта.

См. видео – Украина, по словам «Трансперенси Інтернешинл», самое коррумпированное государство в Европе. В этом ролике говорится, что деньги налогоплательщиков вместо развития Украины идут на развитие бизнесов Порошенко и Косюка:

БОльшая часть голландцев высказалась против евроассоциации Украины из-за коррупционных схем с участием Президента Порошенко.

Думаю, что и открытия рынка земли от нас требуют по той же причине. Европейцы говорят, что Украина могла бы стать полем для выращивания чистой органической аграрной продукции, которая очень дорогая в ЕС. Но в это никто не хочет вкладывать деньги из украинского бизнеса: тут задача скорее урвать, вывести в оффшоры, а потом — хоть потоп. Но и западным корпорациям это невыгодно. Они скорее будут выращивать в Украине генномодифицированную продукцию и кормить ею голодающие страны третьего мира. Когда снимут мораторий на продажу земли, выяснится, что реальные собственники земли в Украине не крестьяне, а косюки… Так что с мораторием тянут наши не потому, что отстаивают интересы Украины, а потому что лоббируют интересы косюков.

— Эксперты говорят, что в Украине достаточно запасов, чтобы самостоятельно покрывать свои потребности в газе, а Гройсман обсуждает возможность повышения цены для украинского потребителя. Есть ли коррупционная составляющая в цене газа для нас, потребителей? И… смешной вопрос: почему у нас не такая цена газа, как, скажем, в Казахстане (раз мы тоже богатая газом страна)?

— По Конституции недра Украины принадлежат народу, но у народа как не спрашивали относительно этих недр, так и не собираются спрашивать. Народ продолжают грабить, прикрываясь требованиями МВФ. Уже в этом году ожидается повышение на 40%: на 20 в июне и на 20 в октябре. Думаю, у Гройсмана будут исходить из 2 факторов – даст ли МВФ деньги (если даст — тариф поднимут), и приближения выборов.

Прошлой осенью я была на общественных слушаниях в с. Яремовка, Харьковской области. Там идет подготовка к разработкам (это часть Юзовской площади), и представители «Шебелинкагазвидобування», чья задача пройти согласования, обрабатывают народ. Так вот им пришлось ответить на вопрос о себестоимости: 2600-2800 грн.- это реальная цена добычи тысячи кубов газа.

Но цену газа для потребителей у нас рисуют по странным европейским формулам, так же, как и с электричеством (Роттердам +). Рассчитывают цену так, как если бы этот газ поставлялся на международный хаб, там закупался и обратно закачивался сюда, к потребителю.

Требования МВФ к Украине — они ведь тоже не такие, как нам преподносят. От нас требуют понижения энергозатрат и проведения термомодернизации. Требуют привести цену в соответствие экономическому обоснованию, и это «приведение в соответствие» у нас видят не иначе, как повышение цены. Вместо понижения огромных энергопотерь, вместо модернизации в Украине отстаивают высокую цену газа для потребителей. Почему? А потому, что здесь запрятаны новые коррупционные схемы. Через субсидии на коммуналку «кураторы» газовой темы отмывают огромное количество денег из бюджета.  Отмывают в несколько этапов. Сперва коррупционеры «зарабатывают» на субсидиях, затем перепродают излишки предпринимателям (излишки образуются за счет того, что для получающих субсидии расчеты делают по норме потребления, а они выше того, что показывают счетчики) и «зарабатывают» еще и на этом.

Нам объясняют, что в нынешнюю цену входит еще и стоимость транспортировки газа, но облгазы это же тоже частный бизнес. И что делает этот бизнес? Модернизируется? Нет, огромные потери на поставку тепла до потребителя он кладет в себестоимость. В итоге нас обворовывают на всех этапах, и готовят почву для того, чтобы отбирать жилье за невозможность оплачивать коммуналку. Разрабатывать эту идею начали еще в период, когда донецкий «регионал» Владимир Рыбак был главным по ЖКХ. «Граждане не могут быть эффективными собственниками жилья», – говорили авторы проекта. С приходом в Президенты Януковича у них была попытка в Жилищный кодекс вписать возможность отбирать жилье за долги по коммуналке. Но Януковичу это не удалось, а зато с приходом Порошенко все ужесточения в законодательство потихоньку протащили, и теперь безбожно поднимают тарифы – пеняя на МВФ.

См. видео — нардеп Виктория Войцицкая рассказывает о цене газа, облгазах, приватизированных Фирташем, и потерях, которые мы так же оплачиваем:

https://svoboda.ictv.ua/ua/videos/vojtsitska-rishennya-pro-rozpodil-gazu-tse-shahrajstvo-po-vidnoshennyu-do-ukrayintsiv/

В 2010 году я встречалась с директором Всемирного банка в Украине, который рассказывал, что Украина отказалась от миллиардов на проекты по энергоэффективности, на которых не было возможности что-то украсть. Предложение выглядело так: вы делаете, отчитываетесь, мы возмещаем. Наших не заинтересовало.

— Как украинское отношение к экологии коррелируется с нашим стремлением в ЕС?

— С 2018 года вступили в силу два многострадальных закона, принятые по требованию Европейской ассоциации: О стратегической экологической оценке (закон № 2354-VIII) и oб оценке воздействия на окружающую среду (№ 2059-VIII). Их принципиально не хотели голосовать, Президент ветировал… Но теоретически для экологии они положительные. По первому государство должно оценить последствия на окружающую среду (прежде, чем реализовывать проекты), второй предполагает, что негативное влияние должна оценивать и сама компания — доказывать, что все будет безопасно. Это так должно быть, но вы сами знаете, что у нас в стране все поставлено на службу высокой прибыли. Так и эти новации могут оказаться для нас губительны. Если в Европе производитель прописывает для себя сертификат качества, он его и выполняет – так как, если продукт не отвечает сертификату, этого производителя разорвут. А у нас сертификат может не иметь ничего общего с реальностью. Бизнесу эти изменения на руку — меньше лицензий и отчетов. Но кто будет контролировать? Коррупция в судах и правоохранительных органах тоже не на пользу защите интересов громад. Так что на практике, скорее всего, мы получили больше законов, нарушение которых не влечет для нарушителя никаких последствий… В цивилизованном мире на случай экологических бедствий предусмотрены выплаты из страховых экологических фондов. Но, к сожалению, у нас таких фондов нет.

Беседовала Татьяна Заровная, «ОРД»

5 КОММЕНТАРИИ

Ваш комментарий

Please enter your name here
Please enter your comment!