Как мы ходили за премьерской компенсацией на энергосберегающий котел

0
55

Моя кума живет в частном доме и до недавнего времени ей я даже завидовала. Ребенок всегда на свежем воздухе, на столе – свои овощи и фрукты, во дворе – живая елка. Дом небольшой (92 квадрата) и сравнительно новый, был построен лет семь назад по принципу «нет ничего лучше кирпича». Действительно, в жару в нем прохладно, а в морозы… Поскольку в то время, когда строился дом, проблем с газом для населения в стране не было, кумовья без раздумий поставили газовый котел. Выбирали по тем меркам самый дорогой и экономный. Продавец обещал, что он окупит себя за пять лет. Ирония судьбы – как только вышли на окупаемость, приходится снова думать об экономии.

Потребляет их котел и правда немного. Например, за прошлый отопительный сезон с момента включения и до выключения батарей семья потратила 2168 кубов газа (примерно 350 кубов в месяц с учетом подогрева воды). В пересчете на старый тариф теплая зимовка обошлась им в 2361 грн (около 380 грн ежемесячно). Но по новым тарифам их маленький домик становится «золотым».

Конечно, старый котел и потраченные на него средства жалко, но еще жальче семейный бюджет, который сходит на нет в перспективе осенне-зимнего сезона. Поэтому два месяца семья присматривалась к госпрограмме по выплате компенсаций за установку энергосберегающего котла вместо газового.

Как рачительная хозяйка, Вика прочесала интернет, и в государственном «сыре» увидела больше дырок, чем собственно сыра. Не говоря уже о мышеловке: основное условие для получения компенсации – взять кредит на переделку системы обогрева в госбанке. Один этот нюанс говорит о том, что с народа снова хотят поиметь копейку – хотя бы через регулярные долговые платежи.

На эту же мысль наталкивает сумма компенсации: по программе замены газового котла твердотопливным она составляет всего 20% от стоимости нового оборудования. По словам премьер-министра Яценюка, существует какая-то мифическая возможность увеличения этого вида компенсации до 40%, но как это сделать и что для этого надо – Виктории не сказали даже в ближайшем Ощадбанке.

Если же говорить о компенсации в сумме 20%, то она не перекроет процент по кредиту (25% годовых). Кстати, опять же со слов представителей власти, процентная ставка за первый год кредитования равна 15% и только на второй и третий годы возрастает до 25%. Но данной информацией, как и в случае с увеличением компенсации, с Викой в кредитном отделе Ощада тоже не поделились. Возможно, эти бонусы – как награда за смелость: кто спросил, тот и получил.

Смущает и то, что котел нельзя приобрести самостоятельно, без участия цепочки оплачиваемых посредников. Зачем обязательно кредит и безналичный расчет? Почему нельзя принести в банк чек плюс акт проведенных работ по демонтажу старого и монтажу нового котла и получить компенсацию на руки? Выходит, что те, кто накопил на это деньги сам, – слишком «зажиточные» и в поддержке государства не нуждаются. Зачем нужен перечень моделей оборудования, которое попадет под программу компенсаций? А вдруг человеку подходит (или просто нравится) котел либо пластиковое окно другой, не утвержденной правительством фирмы? В конце концов, за покупку он будет возвращать банку свои собственные деньги, а государство компенсирует ему далеко не «контрольный пакет».

По стандартной программе, без учета скидок для посвященных, расчет выглядит так. При покупке котла за 7,5 тыс. грн (для дома в 100 квадратов такие модели есть), государство обязуется вернуть покупателю 20% от стоимости покупки (1,5 тыс. грн). Эти деньги пойдут на погашения тела кредита, то есть, у заемщика на два-три месяца сокращается срок кредитования. Однако проценты (25% годовых) банк начисляет не на 6 тыс. грн, а на 7,5. Получается, что финучреждение перестраховывается на случай, если в бюджете закончатся средства на выплату компенсаций. А средства закончатся, как только кредитная машина наберет обороты, считает моя кума. На этом Вика съела, как минимум, сенбернара: до того, как начать строительство дома, они с мужем едва не «попали» на госпрограмму компенсации ставок по молодежным ипотечным кредитам, которая была заморожена в 2009-м году.

Компетентные прогнозы подтвердились быстро. После прицельного опроса родных и знакомых был найден реальный участник этой программы – в июне семья взяла в «Укргазбанке» кредит на замену старых окон. В УГБ пообещали, что компенсация придет на счет до 25-го числа следующего месяца. Заканчивается август, а денег все еще нет. Оказывается, что «учитывая требования бюджетного законодательства, промежуток между оформлением кредита и получением компенсации не должен превышать 3 месяцев». Видимо, и меньше этот промежуток тоже быть не может. Какую отговорку банкиры вместе чиновниками изобретут по истечении трех месяцев – можно только гадать. Не исключено, что кто-то ее уже слышал.

Изучив эти тонкости, Вика в конечном итоге решила не связываться с госпрограммами. Выхлоп получается мизерным, а нервов может быть потрачено – будь здоров. Пол августа они с мужем, затянув пояса, выбирали твердотопливный котел в интернете: помочь с покупкой пообещали теща и свекровь. Неожиданно карты спутал Яценюк, который 13-го числа пообещал украинцам новую конфету в виде увеличения компенсации по кредиту – ни много, ни мало – до 70% от стоимости энергосберегающего оборудования. По словам премьер-министра, на повышенную помощь могут рассчитывать семьи, которые получают субсидию на оплату ЖКУ.

В итоге моя здравомыслящая кума снова решила вступить на выложенный граблями путь госкомпенсаций. Недавно они подали документы на субсидию с большими шансами ее получить. Официальная зарплата мужа последние полгода не превышала 4 тыс. грн. Жена в отпуске по уходу за ребенком до трех лет. Вот бы вместе с субсидией получить еще и котел за 2250 грн вместо 7,5 тыс. – мечтала Вика, собираясь в Ощадбанк. С ней отправилась я.

В Ощаде спустя ровно неделю после заявления Яценюка уже знакомый Вике кредитный менеджер слыхом не слыхивал о компенсации в объеме 70%. Правда, раньше он «не слыхивал» о вариантах увеличения той же компенсации до 40% и о 15% годовых на первый год кредитования. Поэтому мы не так чтобы удивились. В доверительной беседе (не чужие люди – кума к нему приходит третий раз, что в пгт равносильно тесной дружбе) менеджер рассказал, что по их отделению официальных распоряжений еще нет, да и соискателей с субсидиями пока не было. А вообще, с его точки зрения, это полная чушь – совмещать начисление субсидий с программой пусть мега-льготного, но все же кредитования.

Свою мысль кредитный эксперт аргументировал так. Чтобы сделать механизм реальным, нужно изменить сам принцип возмещения по программе госкомпенсаций. Сегодня банк начисляет проценты и формирует ежемесячный платеж, исходя из полной суммы кредита без учета участия государства. Например, по кредиту на котел за 7,5 тыс. грн каждый месяц в банк нужно вносить 713 грн (на 12 месяцев). Не важно, сколько денег компенсирует государство, важно – когда. Если бюджетные средства поступят на счет в течение месяца, заемщику придется мучиться недолго. По условиям программы, 10% нужно внести при оформлении кредита, плюс 70% компенсации – итого к погашению остается 20% или 1,5 тыс. грн. Два раза по 713 плюс небольшая переплата. Если же компенсаторный механизм даст сбой, должник останется с банком один на один и будет вынужден платить свой «льготный» кредит до его полного погашения. Даже госбанки – это в первую очередь, финансовые учреждения.

Впрочем, анонсированная Яценюком раздача компенсаций вызывает большие сомнения даже на этапе выдачи «удешевленных» властью кредитов. С формальной точки зрения банк обязан дать деньги платежеспособному заемщику, однако те, кто имеет право на субсидию, не часто попадают в эту категорию банковских клиентов. Например, в нашем случае максимальный кредит, на который может рассчитывать муж Вики, составляет 15 тыс. грн. Это при условии, что в семье нет маленьких детей и долгов перед другими банками. Поскольку есть и то, и другое, конечную сумму займа будет рассчитывать система, исходя из ежемесячных платежей по другим кредитам, прожиточного минимума на неработающих членов семьи (маму и ребенка) и среднего чека на оплату коммунальных услуг. Мои (в общем, не малоимущие) кумовья вряд ли могут рассчитывать больше, чем на 7-8 тыс. грн.

Теоретически возможен вариант с поручительством. Если у семьи, которая получает субсидию и претендует на кредит, будет платежеспособный поручитель, банк с большой долей вероятности одолжит нужную сумму. Все-таки в учреждениях с префиксом «гос» есть показатели, которые надо выполнять. Так что ищите – тут менеджер Ощада выразительно кивнул в мою сторону, хотя я, скромно сидя в сторонке, выглядела не более «платежеспособной», как Вика. На этом месте кума решительно встала со стула и попрощалась с Ощадом и госкомпенсациями. Пришло осознание: народу в целом и каждому конкретному представителю в очередной раз запудрили мозги невыполнимыми обещаниями. Пойдите туда, не знаю куда, получите то, не знаю что – и будет вам счастье.

Ярослава Борисенко, ГЕНПЛАН

От редакции. Напомним, что премьер-министр Арсений Яценюк пообещал каждому украинцу, который захочет поменять в своем доме газовый котел на энергосберегающий, возможность кредит в «Ошадбанке» или «Укргазбанке».

«Государство компенсирует вам 20% стоимости такого котла. То есть, вы получили кредит, и 20% компенсации вы получили из государственного бюджета. Таким образом, этот котел на 20% для вас дешевле», — сказал он. По словам директора Института города Александра Сергиенко, массово взять кредиты на замену котлов граждане не смогут.

«Если вы выплатите тело кредита на 80%, только тогда государство вам компенсирует 20%. И здесь вы забываете о процентах, в «Ощадбанке» проценты — 25. То есть к этим плюс еще 25% к телу кредита. Такое удовольствие могут себе позволить только люди с нормальными доходами.», — пояснил Сергиенко.

2015-08-21 09:00 1590

Ваш комментарий

Please enter your name here
Please enter your comment!