Игорь Гаркавенко: Украина. Доктрина без альтернативы. ЧАСТЬ 6 «Украина – Русь»

0
71

1

Щедро отпущенное историей время нашей последней «независимости», в течение которого мы имели возможность, и были просто обязаны, во имя своего исторического выживания, — успеть осуществить самые смелые исторические эксперименты из области государства, армии, национальной и социальной политики, это время шанса, заканчивается для нас не сейчас, но закончилось гораздо раньше, более десятка лет назад. Ровно тогда, когда наш восточный сосед перестал, болезненно и конвульсивно, с переменным успехом, решать проблему своего собственного выживания, проблему сохранения своей собственной целостности. Решив проблему собственной, очень вероятной дезинтеграции и распада, он всерьёз занялся своей привычной исторической практикой — интеграции окружающего пространства.

Все последние годы, мы уже находились под жёстким контролем и надзором — неоимперского проекта.

Лимит на исторический эксперимент был закрыт, и если под «независимостью» понимать возможность — «быть хозяином своей судьбы» и соответственно «своего будущего», то в это время, решение вопроса подобной важности, было ограничено диктатом не только газовой трубы, но если конкретней, и как в итоге оказалось, было решением — под дулом пистолета.

Следовательно, ни о какой независимости, в это время, речь уже не шла. В стране возникли мощнейшие колонны, экономические и политические, как проводники и агенты имперского влияния. И иногда, мы на годы оказывались в состоянии «мягкой оккупации», при этом, номинально сохраняя статус независимости.

Есть неоколониализм и есть неоимпериализм.

Непосредственно захвата, оккупации, административного и военного контроля над «объектом экспансии и эксплуатации», уже не требует ни первый ни второй. Разве что иногда, точечно и по ситуации.

«Объект эксплуатации», сегодня, в лице своих представителей, комфортно и «на равных», соседствует с представителями «субъекта», в соседних креслах комиссий ООН, Юнеско и т. д.

равно как и представители «провинций» нового типа, с представителями метрополий «новых» «империй». Однако, если кто-то выходит из под контроля и не желает играть по новым, принятым правилам, ситуация быстро возвращается к своей неотменимой классике, к простым и грубым взаимоотношениям сил.

Вызванные Майданом, бурные политические события в Украине, ясно дали понять, что эта нация более не желает, чтобы её независимость ограничивалась независимостью цвета краски на политической карте мира. И в тот момент, когда она решила перешагнуть черту, отделяющую «чисто символическое» от подлинного, ей ясно дали понять, — что это невозможно, дали понять, что претензия на всё, грозит остаться вообще ни с чем, что в случае претензии на независимость содержательную, её не станет ни символически, ни реально.

Силой экстраординарной и жертвенной вспышки украинской революции, нам удалось на время разорвать, «легально» и поступательно сжимающиеся кольца имперского проекта; тем самым, спровоцировав его инициатора на открытую — нелегальность и войну.

Пару-тройку лет, чрезвычайно свободного, пусть и хаотичного, смешанного с пылью воздуха, но уже на исходе, и сейчас, жизненно важно и крайне интересно будет наблюдать за тем, как империя, «экстерном», ускоренно, станет возвращать здесь своё упущенное влияние; создававшееся до этого не один год. Будет возвращать его снова, — «легально» и поступательно.

Будучи осенью во Львове, я увидел агитационную палатку партии, название которой намекнуло мне о заключительном, в моём представлении тогда недостающем векторе имперской политики на Украине. Дело, не непосредственно в этой партии, и я о ней практически ничего не знаю. Дело в её имени, которое и послужило необходимым и недостающим символом ещё одной стратегии Кремля. «Галицька партiя»; что неприкрыто говорит о локальных, региональных претензиях данной политической силы.

Итак.

Во-первых, империя, как и раньше, будет восстанавливать, создавать, укреплять здесь свои экономические и политические колонны. Целью которых, будет добиться экономического и политического доминирования в Украине. Колонны бывшие и разгромленные, будут менять имена и маркировку. Конечно, будут создаваться колонны новые.

Во-вторых, через длинную цепь посредников, будет осуществлён масштабный вброс денег, для развития и поддержки дезинтеграционных, сепаратистских тенденций по всей стране, от

её западной части, до восточной.

И наконец, в-третьих, если Украине окажется по силам совладать с двумя первыми, «холодными» вызовами, ей будут снова угрожать «горячим», — военной агрессией. Конечно, снова под вывеской внутреннего, гражданского конфликта, и под маркировкой ополчений юго-востока страны; с угрозой полномасштабной и открытой войны с Россией.

В соответствии с этим, национал-революционер Украины, должен быть готов сражаться на трёх фронтах.

Первое, под любыми вывесками раскрывать и находить «бывших», не позволять им вернуть своё, пусть искусственное и проплаченное, но всё же влияние на этих улицах и в этих учреждениях. На «их» стороне, снова, и чем дальше тем сильнее, будут — купленные «ими» СМИ и коррумпированная законность; на нашей стороне, будет снова — пассионарность, идеализм и революционная справедливость, возможно без наличия продажной «законности». Но и того, что есть, вполне достаточно, чтобы не дать «им» подняться в полный рост. Ведь даже за неимением законности, на нашей стороне — нация, а она своих в обиду не даёт, и не бросает, ни в Суде, ни за стенами РОВД, ни в СИЗО.

Второе, национал-революционер Украины, где бы, в какой бы её области он не находился, и в какой бы организации не состоял, должен мыслить масштабами всей нации и страны, и даже большими, ведь каждая успешная революция изначально имела цели далеко превосходящие свои государственные и географические пределы.

Национал-революционер, не имеет права мыслить локально, интересами только своего региона, своей области. Насколько принципиален бы он при этом не был, насколько чистыми бы не были его мотивы, но его активность под таким углом, будет активностью в фарватере одной из стратегий Кремля.

Наконец, третье, самое простое…

Нужно всегда быть готовым к тому, что, если методы «мягкого империализма», в виде двух вышеуказанных, у врага не пройдут, он снова прибегнет к классике, то есть, — к прямому соотношению сил, то есть, к военному вторжению. Которое будет снова представлено как внутренний конфликт Украины, с угрозой последующей, полномасштабной войны с Россией.

Третий вариант развития событий, легче двух предыдущих психологически, но безусловно, тяжёл физически. Однако, если проблема «внутреннего врага» двух первых уровней не будет основательно решена до начала войны, она грозит возникнуть вновь во время ведения таковой, и сделать её ещё более тяжёлой, если не катастрофической.

На каком бы уровне, из этих трёх, не велась основная борьба, никогда не следует забывать о двух иных.

Борьба Политическая, борьба Социальная, перманентная Военная подготовка.

Однако, пока речь шла только об обороне; о том, кто бесконечно ожидает нападения и к нему готовится. Но в ситуации сложности, подобной нашей, — оборона решает менее одной трети проблемы.

Несмотря на огромную разность потенциалов, в состязании инициатив, с противником всегда нужно быть, как минимум на равных. Так как тот, кто всего лишь «чего-то ожидает», рано или поздно «своего дождётся». И исторический опыт Украины, хорошее тому подтверждение.

Украинская национальная революция, есть всегда, во все времена, революция под дулом пистолета.

Меняются времена, иначе называются государства, но, украинская идея, по-прежнему не может найти выход из бермудского треугольника своих фатальных внешних обстоятельств.

Код её взаимоотношений со своим окружением, и непосредственно с Востоком, как всегда «двоичен».

Влияние или Вторжение; так называется её выбор.

Она может достаточно продолжительное время, как к примеру последние двадцать с лишним лет, существовать в условиях «символической», физической безопасности. Но, только при условии обязательной своей открытости — экономическому и политическому проникновению извне; при обязательном условии возможности на неё, на её судьбу — Влиять.

Если, однажды, «ситуация выходит из под контроля», и перспектива Влияния оказывается под угрозой, оказывается невозможной, Украина, сразу же сталкивается с перспективой — Вторжения.

Когда кандидат Кремля имеет все возможности прийти в ней к власти, она «в безопасности». Когда он у власти, она «в безопасности». В безопасности физической и наглядной; но экзистенциально, политически, исторически, можно сказать, что её — уже нет. Как нет её политического «Я». Её территориальная целостность неприкосновенна, но при этом, можно сказать, что её, в этой неприкосновенной целостности, как государства — нет вообще. И с каждым днём, — её нет всё больше. Что имеет своим следствием характер нарастающей необратимости.

Её политическая и экономическая открытость могущественному и богатому Востоку, делает основным оружием экспансии — деньги. Фатальное, историческое отсутствие культуры «политической независимости», не позволяет обрести культуру независимости и принципиальности — её институтам Государства и Права, делая их очень уступчивыми и податливыми деньгам.

Другими словами, — её легальность куплена. Предсказуемость и поступательность её политических и экономических трансформаций, есть — предсказуемость и поступательность затягивающейся петли.

И в таком случае, «изменение курса» может быть только — нелегальным; нелегальным, но справедливым. Удушающая петля — «долгосрочного», «предсказуемого», «поступательного», может быть разорвана только образом — непредсказуемым, и часто спонтанным.

«Законной» альтернативой ставленникам Кремля, в глазах «цивилизованного мира», являются представители либерально-олигархического лагеря, как марионетки Запада. Которые, в свою очередь и в сугубо своих интересах, для возможности адекватного противостояния диктатуре Кремлёвских, должны опереться на третью сторону конфликта, — на пассионарность и идеалистичность Украинского Национализма. Так как сами, ничего подобного за собой не имеют.

Они делают то, что, за неимением сил, только и могут сделать, — они используют в своих целях восстание национал-революционного лагеря против диктатуры; презентуя себя, в глазах мирового сообщества, в качестве инициаторов и вождей данного восстания.

Прекращение на территории государства «законности», «порядка» и масштабное, организованное вовлечение в конфликт украинских национал-революционеров, дают основания Кремлю на ввод войск в дружественные себе регионы, во имя сохранения там «безопасности», «законности» и «порядка».

Невозможность Влиять, влечёт за собой Вторжение. Но вторжение ограниченное. Настолько ограниченное, насколько ограниченным является недопонимание между представителями кремлёвских и либерально-олигархических. Ведь за отсечением всех прочих, один мост понимания между ними остаётся, — обоюдный, «универсальный» приоритет материального, меркантильного интереса.

Режим Влияния, есть режим поступательно закручивающихся гаек, постепенно сжимающейся пружины национального терпения, которая, однажды, просто обязана выпрямиться, сбросив с себя плиту. Усугубление Влияния, «законно» и «легально» приводит однажды к Диктатуре; выход из которой, тогда, может быть только «незаконным» и «антиконституционным».

Дискурс восстания — есть дискурс национал-революционеров, и это их звёздный час. Они востребованы историей как никогда.

Либералы, в силу самой своей природы, индивидуалистического и меркантильного характера, в силу отсутствия поддержки масс, — неспособны, ни опрокинуть диктатуру, ни противостоять России.

И ввиду того, что либералы, после своей внутриполитической победы, по причине собственной трусости и продажности принимают ультиматум России, требующей вернуть ситуацию к возможности Влияния, усилившиеся в ходе революции национал-революционеры — осуществляют попытку своего прихода к власти и продолжения революции.

Принципиальные, необходимые структурные изменения может осуществить только национал-революционный блок. Но разве даст Восток ему время, на эту внутреннюю трансформацию..

К тому же, угроза переворота, есть угроза падения доверия и поддержки либерального Запада; что, при данном состоянии Украины, опять же, усугубит агрессию России… Полноценная, пусть только дипломатическая и экономическая, но всё же, поддержка Запада, возможна только при гарантии сохранения здесь власти за либерально-олигархическим лагерем…

Привлечение либералами национал-революционеров в качестве «подсобников» своего переворота, с подачкой, в виде локального и ограниченного «приглашения в государство», даёт основания Кремлю обвинить весь процесс в целом, — в его националистическом характере. Обвинить, и осуществить — Ограниченное вторжение.

Украинская национальная революция и Кремль, есть враги абсолютные и «видовые»; чьё «недопонимание» не может быть форсировано ни одним мостом. Чей конфликт, может быть только конфликтом на уничтожение. Дискурс национальной революции, находится под знаком приоритета идеократического фактора над меркантильным, что лишает конфликт последнего пространства возможной встречи сторон. Следовательно, угроза ведения национал-революционерами «своей игры», угроза непосредственно их прихода к власти, имеет своим обязательным следствием — угрозу вторжения Неограниченного и Масштабного. И в таком случае, это вторжение будет иметь пассивную и безмолвную поддержку части элит Запада.

Оказавшись под властью «мягкой оккупации» и «легальной диктатуры», украинский национализм не может не восстать.

Но восстав и победив на своём первом этапе, в схватке с диктатурой, после, он оказывается в подвешенном состоянии.

Он не может вернуться назад, так как это значит вернуться под домашний арест или в СИЗО.

В то же время, как всякая политическая сила, он не может согласиться быть «вечным вторым», в победившем за его счёт либерально — олигархическом режиме. К тому же, он не может себе этого позволить, ввиду постоянной и беспринципной торговли либералами интересами государства.

Но он не может и победить, так как для этого, ему будет нужно повернуться спиной к Москве, иметь перспективу сражаться с ней только одной рукой, высвободив вторую для борьбы против либерал-олигархов. Но ведь Москва, улучив момент нового витка революционной украинской дестабилизации, снова не будет ждать…

Наличие порядка и «конституционного строя», возможно в этой стране только в режиме Влияния.

Попытки выхода из под режима Влияния и достижения порядка и конституционного строя в режиме — «Не влияния», то есть Независимости, — приводит только к хаосу и беспорядку.

Провоцируемый Москвой хаос и беспорядок, будет продолжаться до тех пор, пока Украина, не устанет от самой себя, от своей Независимости, равняющейся — её безвыходности, и обречённо не вернётся к порядку режима — доступного и открытого Влияния.

Успешно начав свой путь, Украинская революция застывает, не имея возможности его продолжить и победить;

так, как будто она была вызвана для иных, более масштабных целей…

Влияние. Вторжение. Неограниченное вторжение.

Так выглядит бермудский треугольник Украинской Национальной Революции.

Она не может себе позволить справиться с либералами, повернувшись к Москве спиной. И в то же время, она не может противостоять Москве, имея над собой, у власти, «легальное», «институционализированное» предательство либералов.

Бесконечное и фатальное метание, между двух огней. Между Дьяволом и Вельзевулом.

Итак, ситуация выглядит безвыходной. Бермудский треугольник… Замкнутый круг…

Однако, история не поддаётся строгой каузальности. Она не шахматная доска, и её фигуры имеют свойство менять свои идентичности, по желанию или без, соответственно изменив свои характеристики, перспективы, и правила игры в целом.

В отличие от одномерного физического детерминизма, позволяющего сделать оценку ситуации взглядом на вытянутую руку, она требует взгляда с высоты веков и континентов;

ведь те, кто действует «внизу», при этом очень часто руководствуется взглядом именно оттуда.

Видео лекции:


Игорь Гаркавенко, философ, доброволец

для ГЕНПЛАНа

Продолжение следует…

2016-09-26 14:07 834

Ваш комментарий

Please enter your name here
Please enter your comment!