Игорь Гаркавенко: Украина. Доктрина без альтернативы. Часть 4 «УРОКИ МАЙДАНА»

0
63

Игорь Гаркавенко, философ, доброволец

Редакция ГЕНПЛАН представляет цикл публикаций Игоря Гаркавенко УКРАИНА. ДОКТРИНА БЕЗ АЛЬТЕРНАТИВЫ.

Часть 4 «УРОКИ МАЙДАНА»

Подобно развитым и сложно дифференцированным видам живой природы, у каждой идеологии, претендующей на свою мировую цивилизацию или уже в ней воплотившейся, так же, в основании лежит одна маленькая, живительная клеточка.

Мировые цивилизации версий христианства и ислама, институционализировали до мельчайших подробностей, то прачувство, которое некогда царило в одной маленькой общине, окружающей их отца основателя.

Требующий не одного десятка, да и не одной сотни лет, строго упорядоченный и безупречно — телеологический проект марксизма, возник из наблюдений самого автора над длящимся несколько недель драматичным опытом Парижской Коммуны. Пристальный взгляд, на несколько, ощетинившихся ружьями кварталов Парижа, позволил увидеть в деталях планетарную Диктатуру Пролетариата.

Одно только созерцание феномена Спарты, побудило её великого современника написать своё бессмертное «Государство», чтобы спустя двадцать веков, побудить первого прусского короля, «короля солдата», пожелать видеть «северной Спартой» свой Берлин. Роль символизма данного пелопонесского городка, неизмерима в контексте проектов Консервативной Революции.

Неизвестно, какой облик и содержание имел бы сейчас демократический лагерь, не имей одна площадь, располагающаяся в пригороде древних Афин, такого значения, какое она имела.

Подобно тому, как вся культура мясных блюд, по одной незамысловатой версии, возникла из того, первого куска мяса, случайно оброненного в костёр, тогда и тем, прачеловеком;

все эти миры, в их длительности, возникли из явления, случившегося, часто, волей экстремальных и экстраординарных обстоятельств. Из обстоятельств, требующих максимально — героического, самоотверженного ответа.

Оброненный кусок, был изжарен на быстром и грозящем его испепелить огне, тогда как все иные блюда, желают быть приготовленными на огне медленном и щадящем.

Правила, законы, нормы, принятые в сжатые сроки, на очень ограниченном пространстве, для ограниченного и физически сплочённого количества человек, становятся культурными нормами, векторами развития, на сотни, а то и тысячи лет, для десятков, а то и сотен миллионов, располагающихся на территориях иногда равных материкам.

Нам, далеко ходить не нужно, ибо мы, судя по всему, только начинаем наш путь.

Наша точка отсчёта, наша живительная клетка, это Майдан.

Иногда, случаются несчастные и трагичные смерти, сразу, после начала жизненного пути; но ничего иного нам не остаётся, как поступить по старому классическому правилу:

«Делай, что должен. И будь, что будет.»

Майдан не сумел, подобно Парижской коммуне осмелиться на претензию стать институтом, альтернативным институту «официальной власти»; тем более, Майдан не был республикой.

Но всё же, несмотря на то, что где-то, в его чувстве, в его вере, была его «программа максимум», в своей высказанной «программе минимум», — он победил.

В истории случались сражения, после которых, один из полководцев объявлял о своей победе только потому, что о поражении успел объявить его противник. Наглядно и по результатам это определимо не было.

В двадцатых числах февраля 2014 го, когда уже всё закончилось, на одном из сожжённых камазов, служивших «Беркуту» баррикадами, на Институтской, чьим-то пальцем, на пепле, была выведена надпись: «Зека Геть, — виконано!»

От Героев Крут до Небесной Сотни нация делает всего один шаг, но едва его сделав, её душа принимает необратимые изменения.

Есть такое определение, — «нация победителей», «поколение победителей», так вот, независимо от того, сколько ещё впереди, экстерном, наперёд, в сжатое время, в сжатом пространстве, и сжатым количеством — победа уже осуществлена.

Юный, огненный, пластичный характер, уже нащупывает, формирует, резкие борозды морщин упрямого и грубого национального профиля. Внутри уже ткутся другие имена, другая интонация, других слов.

Энтелехия.

Точкой отсчёта украинской нации, её живительной клеткой, является эпопея Майдана 2013 — 14 года.

Лаборатория, полигон, священное пространство; где-то, в пульсе, токе, плазме этой клетки, дано направление и пра-структура всей украинской перспективы.

Но все попытки подойти к нашему Майдану с той стороны, с которой «король солдат» подошёл к своей Спарте, а Маркс к своей Коммуне, оборачиваются ничем..

Ведь нет ничего проще, как взять слова «пророка», «богом данной персоны», «гения», «исключительной исторической личности» или «целого комитета таковых», данные ими своей общине, своей маленькой республике, и подобно гениальному, божественному рецепту, после, распространить их на масштаб нации, народа, человечества, империи, сделав заповедь — конституцией, интуицию — правом, а откровение — внешней политикой.

Но здесь, всё не так, всё иначе..

Данные массово и во множестве индивидуально, исключительные, героические, самоотверженные действия, совершенно не желают в поисках их истока и причины, центростремительно сходиться к некой одной, «мудрой», «героической персоне», или к «официальному» и «представительскому» ряду таковых..

Бескомпромиссное, непоколебимое, жертвенное и упрямое настроение десятков тысяч, не оставляет никаких шансов вывести его причину из бледных лиц и пресных слов, тех, кто имел монополию на трибуну Майдана всей той зимы.

Итак, в отличие от Парижской коммуны, от скальных республик Греции, от общин Магомета и Христа, Майдан победил не благодаря тем, кто в глазах истории и мира, пытался казаться его «официальными лидерами и представителями», но вопреки таковым.

Возник, состоялся, шёл, — вопреки всем тем, кто хотел его вызвать к жизни, организовать, приручить, направить в угодное себе русло.

Он преподнёс сюрприз всем, внезапно возникнув в числе почти миллиона человек, и после, на каждом новом шагу, не уставал преподносить сюрпризы всем, кто считал возможным предсказать его путь.

Обладающие капиталами, международными связями, мощнейшим информационным ресурсом, секцией «своего олигархата», представители «официальной оппозиции», не упускали ни одного шанса, ни одного повода, вызвать его к жизни.

Ставка, на тот или иной социальный прецедент насилия диктатуры, с последующим его нагнетанием и раскруткой в СМИ, акция «Повстань, Україно!» с агитационным круизом по всем крупным городам страны, последним из которых был Киев;

нация не реагировала на них и не считала нужным пока быть субъектом действия, и уж тем более, она не желала быть объектом.

Почему, однажды, и в одном особом случае, она посчитала это нужным, можно только догадываться..

Вопреки призывам «официальных», Майдан возник тогда, когда посчитал нужным.

Вопреки им же, он развязал «сражение на Грушевского», как свой ответ на «диктаторские законы».

Вопреки им и принесённому ими соглашению, он перешёл в своё последнее наступление, вследствие чего, состоялось бегство Диктатора и Небесна Сотня.

Всякая «их» попытка, присвоить, «перевести» это Вопреки в своё Благодаря, заканчивалась невпопад, смешно, ущербно, и иногда с применением силы и даже угрозы физической расправы в отношении «их».

Пытавшийся остановить штурм администрации президента, но уже готовившийся стать президентом на волне этой стихии, Порошенко, был грубо сдёрнут с известного экскаватора и назван «жидом»..

Автор этих строк был на Грушевского, во время происходящего там, необходимого, ожесточённого противостояния, когда туда прибежал Яценюк с криком — «всi на Майдан», после чего, будучи обруган матом и едва не получив по морде, срочно ретировался..

Огнетушителями и ганьбой Майдан всякий раз встречал своё «официальное представительство», включая будущего мэра столицы.

Последнее, и историческое его Вопреки, было тогда, когда вернувшийся с переговоров «триумвират», принёс и огласил с трибуны «идеальные условия»: выборы в декабре, парламентско-президентская республика, освобождение политзаключённых и т.д.

В ответ на что, была Небесна Сотня и устранение диктатора в феврале.

Не сумев его вызвать к жизни, они делали всё возможное, чтобы его придержать тогда, когда он сам возник и перешёл в наступление.

Придерживая, они пытались делать вид, что управляют процессом, искусственно и фальшиво изображая свой вес на переговорных торгах с диктатором.

Придерживая, они пытались удержать возросшую самооценку восставших людей на уровне гораздо более низшем реальных возможностей и сил этих людей сейчас, во время битвы с диктатурой. Старались не допустить самого страшного для себя, но самого естественного и закономерного для каждой полноценной революции; будучи «официальными преемниками» в глазах «всего цивилизованного мира», а точнее, в глазах родственных им либерально-олигархических элит, они старались не допустить того, чтобы подлинные кандидаты в народные президенты, «не дай бог» зашли в администрацию президента до их лживых и купленных выборов, на волне национального штурма, боялись того, что Небесна Сотня, чересчур сильно увлёкшись наступлением по Институтской, войдёт в Верховную Раду, и немедленно создав там свою национал-революционную фракцию, закроет двери для них изнутри, навсегда.

Те, кто претендовал и покушался на то, чтобы быть его, Майдана, «благодаря», имели информационные и политические возможности говорить — за него и от его имени.

Их «благодаря», было выражено в их пустых и ложных словах.

Его «вопреки» им, осуществлялось массовыми действиями, чувствами, надеждами и поступками, без возможности и «законного права» быть превращёнными в официальное слово.

Майдану позволили сказать только то, что локально, урезано, конъюнктурно, звучало в унисон с ними: «Зека Геть!»

Единственное, что было осуществлено их «благодаря», это то, что в итоге, Майдан, которому они были обязаны властью, за дальнейшей ненадобностью был ими дискредитирован, деморализован, и под прикрытием отвлекающего шума войны, — зачищен.

То, что не удалось силой сделать диктатору, хитростью и подлостью вместе с силой, удалось сделать им.

Имея такой зазор, между их словом и его делом, между общими надеждами и одним результатом, между нацией и её «официальными представителями», у нас, для полноты картины, ничего иного не остаётся, как самим сделать его чувство — словом, его действия — программой, этот ожесточённый зазор между им и ими, — принципиальной политической позицией, а из контуров его «вопреки», сделать наше — «благодаря»!

Перевести это национальное «Нет», «Не так», сказанное языком жестов, чувств, страстей и массовых действий в отношении тех, кто имел право на своё лживое «официальное» слово,

— в программное общенациональное «Да», «Вот так».

Итак.

Во-первых, Майдан состоялся тогда, когда оказался в треугольнике самых важных для него обстоятельств.

Помимо «классической» зачистки Майдана «Беркутом», был, — не подписанный президентом документ в Вильнюсе. В котором, речь шла о приоритете внешнеполитического курса, за которым читался приоритет культурный.. А что ещё, как не культурная идентичность является душой нации. И разве может быть для неё что важнее своей души. Культурной идентичностью, душой нации, как выразительно и ясно подтвердилось в её выборе Восток — Запад, является идентичность Европейская. И именно Майдан, как единственное и лучшее выражение Вечевого характера органической, традиционной европейской демократии — должен был здесь выступить субъектом действия. То, что его подожгло и послужило спичкой ко всему вышеуказанному пороху, было жестокое избиение протестующих. Подобных «спичек», за последние три года хватало, но вот такой мотив, то есть порох, был в первый раз.

Во-вторых: многотысячное «ганьба», огнетушители, маты, угрозы, и иногда физическая сила в адрес его властных «представителей» и «попутчиков», говорили о том, что Майдан был настроен абсолютно и досконально контрсистемно. Это было восстание против Олигархата; восстание против Либеральной системы, так как там, где субъектом действия является Нация, речь идёт об органических правах Народа, но не о паразитических правах отдельного индивидуума; это было восстание против Диктатуры. Такая степень героизма и самоотверженности, была бы невозможна, если бы люди, изначально исходили из того, что цель, — убрать Януковича, но всё остальное оставить.

В-третьих, последнее наступление Майдана, после принесённых «триумвиратом» условий мира, закончившееся бегством диктатора и Небесной Сотней, было вызвано закономерным чувством, подозрением в сговоре и предательстве элит, подозрением в сговоре Либерально-Олигархического лагеря и Диктатуры.

Майдан был вызван жаждой Европы. Поверхностно считая, что Европы той, которая спасительно находится в географии и экономике, «в зоне свободной торговли».

Начавшись, как акция либеральная и постмодернистская, главным действующим лицом которой были студенты, а главной функцией которой были танцы, будучи при этом, брутально, кроваво и «классически» разогнан не верящей ни в какой постмодерн диктатурой, «Евромайдан», просто обязан был начать поиск иной, более твёрдой и серьёзной точки опоры и мотивации.

Будучи вызван внешнеполитической абстракцией, он, чтобы найти в себе силы уверенно противостоять и победить, был должен, вернуться к своему проблемному, живому, аутентичному, — социальному и национальному «здесь и сейчас».

Не желая, подобно одному библейскому персонажу «быть взвешенным и признанным лёгким», он должен был коснуться своим вниманием и своим вопросом всего того, актуального и исторического, что находилось под его ногами. И для того, чтобы «стоять на твёрдой почве», он должен был стоять на почве Культурной идентичности и Социальной справедливости.

Он был начат студентами, избитыми дубинками и сапогами «Беркута», и после, жестоко преследуемыми вплоть до символического и знакового укрытия их в Михайловском соборе.

Так как либерализм лишён своей собственной пассионарности и не имея возможности защитить сам себя, всегда паразитирует на чужой, — только с включением в процесс народных масс и национал-патриотических элементов произошёл захват центра города, появилась возможность уверенно защищаться, произошла радикализация уже совсем не либерального протеста.

Начавшись танцами и пассивными надеждами на чью-то подпись, дальнейший путь Майдана проходил под грохот падения каменного истукана Ленина, под звон церковных колоколов, под требовательный голос пересмотра всей системы в целом, — от права на общие выборы, отзыв и замену представителей Судебной власти, до изменения Налогового законодательства, всеобщего права на оружие, и пересмотра всей Конституции как таковой..

Культурная идентичность и Социальная справедливость.

Путь от студента, к национал-революционеру.

Завершён его путь был теми, чьей мотивации уже было достаточно, для того, чтобы, всего лишь с деревянными палками и щитами, ступая по крови своих друзей, идти в наступление на снайперские винтовки и автоматы Калашникова, в направлении, противоположном бегству тех, с кого это всё началось.

Для того, чтобы победить, нужно было осуществить полную инвентаризацию своих ценностей, поступательно отделяя зёрна от плевел, временное от вечного, действительное от иллюзорного, лишнее, от того, что даёт смысл жить, умирать, и побеждать.

Эпопея Майдана, это грандиозный поиск и нахождение Украиной своей Европы; Европы не Либеральной, не Олигархической и не Глобальной, но Культурной идентичности и Социальной справедливости — «Европы Отечеств».

Что было прекрасно явлено в символизме Небесной Сотни, которая, имея впереди себя огонь стволов Диктатуры и Империи, а позади себя трусость, саботаж и иногда открытое предательство Либерально-Олигархического лагеря, идеально представляла собой Украинскую Революцию, — преданную на западе и оставленную один на один в схватке с востоком. Символизм чего, позже, уже во время войны, был снова, так же ярко и трагично явлен в фигуре «Киборгов» донецкого аэропорта.

Майдан был вызван, жаждой «своей Европы»;

Европы Социальной справедливости и Культурной идентичности.

Эта его причина, была в его ценностях, в верной и абсолютно чистой мотивации.

Она даёт ответ на вопрос: Почему он состоялся и устоял в борьбе с диктатурой?!

Следующая причина, которую нам передал Майдан, была «технической». Она отвечает на вопрос: Как он состоялся?!

Её имя: «Мобилизация по Горизонтали».

К какой бы категории кто не принадлежал, партия, возраст, язык, регион, профессия, он нашёл в себе силы и возможность там быть.

Иногда, найдя в себе силы плюнуть на приказ свыше, не позволяющий ему это сделать.

Инициатива Майдана, была инициативой отдельных людей, осуществивших «мобилизацию по горизонтали».

То, что многие из них при этом принадлежали к партиям, организациям, структурам, было вторичным.

Партиям и организациям не оставалось иного выбора, кроме как выразить своё соучастие, чтобы не остаться за бортом истории, в стороне от этого фантастического национального потока, который не стал бы меньше от ухода той или иной партии, но которая в таком случае, лишилась бы своего последнего активиста.

И всякая попытка партии, вертикали, структуры, «подкорректировать» процесс приказом своему личному составу, о каком-либо локальном «неучастии», заканчивалась таким же образом, как попытка депутатов Свободы запретить своей молодёжной организации участвовать «на Грушевского», закончившаяся тем, что уже через полчаса после запрета, эта молодёжь была там.

Универсальный, вездесущий революционный закон — «мобилизации по горизонтали», распространился и на дружную отзывчивость городов и регионов этой страны. Так, во время высшего напряжения эскалации на Грушевского, когда демиург системы, плотно окружив крепость протестующих в центре Киева, продолжал сжимать свои кольца, — у него за спиной полыхнули захваченные обладминистрации других областей страны.

Услышав своей спиной огненное дыхание пробуждённой национальной стихии, он ослабил давление и отступил.

Революционная «мобилизация по горизонтали», «в расформированном порядке» вырывая людей из их структур, иерархий, профессиональных уровней и вертикалей, наделяет их новым статусом, и иногда, каждый день иным.

Старики, становятся молодыми. Молодые, командуют «опытными» и «в годах». Профессора, учатся «ходить черепахой», с палками, щитами, по льду, и на стену «Беркута». И автор этих строк, будучи на момент событий, в глазах молодёжи, «заслуженным экстремистом конца XX века», и ограничиваясь уважительной ролью идеолога, просто обязан был однажды, хорошенько вспомнить то, за что он, двадцать лет назад получил свой первый срок; чтобы научить тому, как именно это готовить, как с этим обращаться и это бросать, тех, кому пришёл свой черёд учиться.

Горизонталями мобилизованной улицы и социальных сетей интернета, эта нация «с двух сторон» взяла в клещи бюрократию диктатуры, захватила инициативу и разгромила.

Помимо мотивации абсолютных ценностей и тотального обновления системы, Майдан, это фантастическая «мобилизация по горизонтали».

Его чувство, его натиск, его ненависть и любовь, будучи превращёнными в слово, становятся

словом, — органически Европейским,

словом, — анти-олигархическим и анти-либеральным,

словом, — анти-имперским.

Его бесформенная масса, увиденная как колонна, является обще-национальной колонной — «мобилизованных по горизонтали».

Если, попытаться извлечь из его стихийной, революционной, органической структурности, его представление о власти, мы увидим прозрачный и доступный коллектив неформальных лидеров, сотников, и т.д. Что, будучи переведённым на язык формального, программного и политического, будет говорить о коллективном представительстве героических, открытых и известных всем лидеров. И о невозможности доверять «мутным», «тёмным», «неизвестным», пришедшим по протекции сверху.

То есть, речь идёт о Республике, о коллективном героическом институте, о представительстве элиты Достойных, первых среди равных, об органической демократии Европы;

что совсем не отрицает своего признания принципов вождизма и сильной центральной власти.

И если мы посмотрим на эту, опытным образом обнаруженную нами сумму ценностей, и спросим себя, что именно, живое и родное это нам напоминает, мы поймём, речь идёт о нашей Спарте — Запорожской Сечи.

Сечь, была призвана войной цивилизационной, войной против бусурман.

Сечь, была мотивирована войной за Культурную идентичность, как против Запада, так и против Востока, и она была мотивирована войной за Социальную справедливость — беспощадно атакуя Панщину у себя в тылу; говоря нашими словами, — атакуя Олигархат.

Драматизм Сечи, есть драматизм её борьбы с Петербургом и Москвой, как борьбы против Империи и Диктатуры. Что и послужило причиной её сожжения.

Сечь, была демократией, была Республикой.

Сечь, всегда идентифицировала себя Европейски, — являя собой Европу германо-скандинавского Тинга, Европу античных республик, Европу древнерусского Вече.

Да, безусловно, Майдан был ожившим архетипом Сечи.

Если в этом авангарде и средоточии Украинской Нации, попытаться увидеть её состав, то, не вызовет никаких сомнений, что в своей массе, Майдан говорил по-украински, Майдан говорил по-русски, он мыслил борьбой национальной и он мыслил борьбой социальной.

Следовательно, эту нацию, невозможно категорично подвести под один язык, под одну конфессию, под одну локальную и региональную культурную норму.

Нация, есть общность судьбы. Общность судьбы, есть общность в драке по одну сторону. Общность в драке, есть общность уважения к прошлому и представления о будущем, за которое необходимо сражаться. И в этом будущем, речь идёт не столько о конфессии или языке, сколько о том, о чём речь шла на Сечи, — об отсутствии Олигархата, о противостоянии Империи и Диктатуре, о Свободе, понимаемой как Воля, о представительстве Достойных, как первых среди равных.

Характер и исход последовавшей вслед за Майданом войны, лишь подтверждают выводы вынесенные из эпопеи Майдана.

Объективно, по своим результатам, эта война может казаться проигранной. Но, если сравнить её результат с тем, который ожидался и прогнозировался в Кремле, его можно назвать победой.

Вся нация, в самой активной и героической своей части, разделилась на две колонны: на колонну волонтёров и колонну добровольцев, осуществив снова грандиозную «мобилизацию по горизонтали».

При этом, и первые и вторые, стремясь исполнить свой долг, старались по минимуму взаимодействовать с государством, и если без этого было совсем никак, то относились к нему крайне критично и настороженно, ничего кроме предательства не ожидая.

Другими словами, они выполняли свой долг, снова — «Вопреки».

Они были так же мотивированы абсолютными ценностями, и понимая, что война не позволила им довести свою революцию до конца, считали завершение войны предлогом к продолжению и завершению революции.

Основные, и возможно все неудачи, которые нас постигли в этой войне, были вызваны «казенным», государственным руководством, и если бы был создан независимый, рабочий, добровольческий ген-штаб, этих катастроф, в таком масштабе удалось бы избежать.

За пару дней до своего отъезда на фронт, у меня была беседа с одним очень известным общественным активистом, лидером организации. В этой беседе, мы сошлись на том, что власть обязательно попытается бросить добровольцев, на фронте, в какую-то масштабную мясорубку. Когда произошли события под Иловайском, я вспомнил эту беседу..

И вот сегодня, в связи с тем, что отдельные личности оказались в парламенте, в связи с тем, что отдельные структуры, организации, батальоны и полки, получили масштабную поддержку государства и были в это государство интегрированы, у многих из нас возникло мнение, что основные, «органические» тезисы Майдана отошли в прошлое, уже неразумны и излишни. Возникло мнение, что наши ценности уже «решаются» и принимаются «по чуть-чуть».

Что «мобилизация по горизонтали» не нужна, потому что у нас есть несколько «безупречных вертикалей», структур интегрированных в государство, и они своей постепенной «вертикальной ассимиляцией» государства решат проблему за нас, без нас, без нашей включённости в процесс и борьбу.

Мы решили, что уже пришло время делегировать национальную судьбу сомнительной роли тех, кто оказался в парламенте и тех, кого признала система.

Нет. Время делегировать общую судьбу ещё не пришло.

И вряд ли всё происходящее более оптимистично, чем пару лет назад.

Команды отбой не было, и эти тезисы, как прежде на повестке дня:

1 Европейская органическая демократия и абсолютно

— анти-олигархический,

— анти-либеральный,

— анти-имперский дискурс.

2 Эта нация говорит по-украински и она говорит по-русски; она мотивирована борьбой национальной и борьбой социальной.

3 Коллективное, прозрачное, героическое руководство;

res publica — «общее дело»; институт, иерархия, элита — «первых среди равных».

4 Мобилизация — «По Горизонтали».

Майдан первый, 2004 — 05 го, был, пусть и решившим исход борьбы, но всё же, «обслуживающим персоналом» одного из кланов во внутрисистемном противоборстве антинациональных элит.

Майдан второй, 2013 — 14 го, уже практически выступил как независимый и могущественный субъект действия, едва не смыв, как морская волна смывает гнилые щепки, всю систему в целом.

Он был страшным и стихийным «де факто», но так и не стал «де юре»; не вербализовал своё слово, не формализовал свою волю, не стал институтом новой, революционной власти.

«Бог любит троицу»..

Майдан — 3, должен стать властным, национальным субъектом — де юре; должен устранить систему в целом; должен инициировать основополагающий народный плебисцит и конституционное собрание. Должен полностью расчистить строительную площадку, чтобы приступить к историческому созиданию суверенных институтов национальной воли.

Есть древнее латинское понятие necessita — «необходимость».

Оно говорит об обстоятельствах, с которыми необходимо считаться субъекту действия. Эти обстоятельства делятся ровно надвое.

Первые, — физического, ситуативного, внешнего и временного характера.

Вторые, — его вечные ценности и мораль, что имеет не меньшее значение для него.

Глава первая «Fatum и воля», сказала нам о суровой необходимости обстоятельств внешних, географических, физических.

Глава четвёртая «Уроки Майдана», передала нам слово необходимого и неотменимого — вечного, ценностного, морального.

Для того, чтобы устоять, Украина:

должна быть героическим республиканским Римом, рядом с либерально-олигархическим Карфагеном;

должна быть свободной Грецией, рядом с деспотией Персии.

Видео лекции:

https://m.youtube.com/watch?v=iQJTxtWbVV4

Часть 1 «FATUM И ВОЛЯ»

http://genplanua.com/item/show/779

Часть 2 «ДОКАЗАТЕЛЬСТВО АВТОНОМНЫХ АКТОВ»

http://genplanua.com/item/show/781

Часть 3 «ДОБРОВОЛЕЦ»

http://genplanua.com/item/show/783

2016-01-22 19:25 1526

Ваш комментарий

Please enter your name here
Please enter your comment!