Игорь Гаркавенко: Украина. Доктрина без альтернативы. Часть 3 ДОБРОВОЛЕЦ

0
100

Игорь Гаркавенко, философ, доброволец

Редакция ГЕНПЛАН представляет цикл публикаций Игоря Гаркавенко УКРАИНА. ДОКТРИНА БЕЗ АЛЬТЕРНАТИВЫ.

Часть 3 «ДОБРОВОЛЕЦ»

Когда речь идёт о некой локальной органической системе, какого-либо уровня, от клеточного до социального, появление в ней нового вида никогда не является просто добавлением чего-то нового, к сумме всего того, что было. Но обязательно приводит в движение и ставит под вопрос всё и вся. Конечно, степень воздействия зависит от степени силы этого самого, нового субъекта.

Волей исторических потрясений и своей собственной волей на них отвечать, Украина получила этого нового субъекта. Хочет он того или нет, но он всё же поставит здесь под вопрос всё и вся.

И его прямая обязанность, да и весь смысл его прихода, в этом и заключаются, — поставить под вопрос всё.

Здесь нет воли, равной его воле, а его воля, — равняется его ответственности перед нацией.

Этот субъект — доброволец.

Целью Майдана, было свести в своих пределах, на своём поле, такие две фигуры украинской истории, как Националист и Активист.

Целью Майдана, было привести каждого, как первого так и второго, с его локального «театра боевых действий», из цепи побед и поражений своей судьбы, на то поле, на котором, в сжатое время и в сжатые сроки решалась Судьба Нации.

Общее и вечное, в столь узких временных и пространственных рамках; живая реальность общего и вечного за твоей спиной; разве возможно после этого, вернувшись вновь в какую-то свою локальность, стать таким, каким был до..

Инициирование в то, чтобы однажды быть «уполномоченным волей нации», требует быть причастным однажды тому, когда эта воля воплощена материально и конкретно, когда она может быть увиденной, когда она может ответить на действие действием, ударом на удар.

Целью войны, было, фигуры Активиста и Националиста, объединить и отчеканить в фигуре Добровольца. Навсегда.

Тот, кто был причастен уникальному, материальному воплощению воли нации, должен был снова «перешить» этот рёв и эту тяжесть, в код, в пароль, в приказ, в «тайное слово», и отбыть с ним к горящим рубежам государства.

Доброволец, есть тот, кто был призван на войну самой нацией, без каких-либо посредников, с их повестками, приказами и званиями.

Следовательно, для него есть только одна инстанция, слово и приказ которой заслуживают самого серьёзного его отношения, это сама нация, в своей чистоте, как единство павших, живых, и ещё не рождённых.

«Официальные и полномочные» чины, должности, ордена и органы, находятся вне поля его экзистенции и ничего не могут ему ни сказать, ни приказать, разве что вызвать его критику, улыбку, и лишь иногда уважение и признание.

Лишь тот, кто подобно ему может обойтись без посредников, кто несёт код общего в самом себе, заслуживает с его стороны серьёзного и равного отношения

Его иерархия, есть иерархия поступков, но не «служебная лестница».

Слова «не в службу а в дружбу», ему ничего не скажут, потому что его служба растворена в дружбе и никогда с ней не расходится.

Речь идёт не обязательно о конкретном и внешнем факте, отрицающем мобилизацию и призыв, но обязательно о факте внутреннего, духовного выбора, которым мобилизованный или призывник, так же, безусловно, однажды может «присвоить» себе войну, сделав «казённое и вынужденное» жизненным и своим.

Доброволец, есть тот, кто сам однажды принял решение о вступлении в войну. И только ему одному дано решать о времени своего выхода из неё.

Доброволец, есть тот, кто принял эту войну как своё личное дело, кто её присвоил. Кто её начал тогда, когда посчитал нужным и закончит только тогда, когда посчитает это нужным.

В качестве националиста, он мыслит Вечным. Он видит себя частью того ядра, что проходя сквозь многовековые пласты истории, через все её метаморфозы, не изменяется, но только набирает в силе, в мощи.

В качестве активиста, он мыслит Актуальным. Удерживая в своей душе содержание национального вечного, он должен позволить себе смелое экспериментирование с формой временного, настоящего, — социального. Приоритет тех или иных социальных институтов, должен быть подчинён только одному критерию, — единству нации и её способности выстоять Здесь и Сейчас, среди угроз современного мира, при этом, не утеряв своей сверх-исторической идентичности.

То, что в нём соответствует Националисту, заставляет всегда помнить о том фронте, что угрожает извне.

То, что соответствует в нём Активисту, никогда не позволяет забыть о том фронте, который в тылу. Он должен идентифицировать, обнаружить своего врага, даже если враг без знаков отличия и «по гражданке», если безоружен, если находится в офисе, административном помещении или в джипе. Должен помнить о Социальном враге, и искать его. По фронту он противостоит империи, в тылу он атакует олигархат.

То, что в нём соответствует Добровольцу, говорит о том, что за все свои действия, прежде всего, несёт ответственность он один.

Состояние добровольца по отношению к своей нации, — «не слияно не раздельно».

Доброволец, как синтез активиста и националиста, есть -Политический Солдат.

Доброволец, как политический солдат, есть — уполномоченный Суверенитетом того Режима, что ещё, пока Не Наступил.

В Вертикали, какой бы колонны, структуры, партии и батальона, он сейчас не находился, он должен помнить, что у него ещё есть общенациональная Горизонталь.

Вертикаль, это приказ свыше, это подчинённость вышестоящему; единственная инстанция, с которой нужно сверять свои действия — солдату, призывнику, наёмнику.

Горизонталь, это инстанция Сердца, в котором твой особенный кодекс чести и твоё личное понимание этой борьбы. Это память о том, что ты однажды сам, до всех вертикалей, принял решение войти в эту войну. Память о том, что ты принял эту войну, как свою собственную. Следовательно, независимо от того, у кого какое звание в этой Вертикали, в Горизонтали, — ты, будучи среди тех, кто так же однажды принял данное решение, независимо от всех должностей и званий — среди Равных.

Исходя из этого, помимо «мобилизации по Вертикали», ты должен быть готовым, к «мобилизации по Горизонтали». Независимо от того, участвует твоя структура или нет, получал ты приказ или нет, если ты всерьёз считаешь, что должен сейчас находиться не здесь, а там, где происходит какая-либо конфронтация с системой, очаг национального восстания, или что-либо ещё, требующее твоего участия, ты должен, исходя из «мобилизации по Горизонтали» присоединиться к тем, кто уже там.

Вся наша революция, в своём самом сильном и самом светлом, есть — «мобилизация по Горизонтали».

В случае сочетания его борьбы с легальными формами, он не должен питать собой, своим авторитетом, парламентские партии и фракции, состоявшиеся в дореволюционном и довоенном измерении лжи, подкупов и интриг, но обязан решиться на свою собственную политическую силу.

В последнее время, получила большое распространение «идея Хунты». «Хунта буде», так она звучит.

Идея Хунты имеет два значения. Первичное и родное ей, пришло из Испании времён национал-освободительной войны против Наполеона. Это было историческое явление, совершенно и принципиально иное, по сравнению с теми, которые были обозначены этим понятием в XX веке. Тогда, военные, всего лишь венчали собой общенациональное восстание против завоевателя. Они приложили свой опыт и свой навык к народной массе, которая и без этого готова была сражаться. Очаги восстания назывались Хунтами, которые после объединились в одну Хунту.

Если сегодня речь идёт о таком понятии Хунты, считаю себя его сторонником и приверженцем. Не столько даже из личных симпатий, сколько из оценки его возможности, его вероятности.

Другое понятие Хунты, утвердившееся сейчас, подразумевает под собой непосредственно опыт переворота Пиночета. Речь идёт об инициативе и действии — сугубо военных структур, во главе одного или группы «сознательных командиров», самостоятельным вмешательством которых, решается судьба нации.

По нескольким причинам, считаю этот второй вариант Хунты, в наших условиях неприемлемым и практически невозможным.

Такое понимание Хунты, подобно ожиданию промысла божьего или манны небесной. Это опускание рук и делегирование национального спасения узкому кругу лиц или одному человеку.

Эта нация, коллективным, национал-революционным образом сумела опрокинуть диктатуру, после, разделившись на волонтёров и добровольцев, она вынесла на своих плечах эту войну. Для этого, требовалось усилие каждого, и сейчас, не пришло время, и не наступили условия, позволяющие опустить руки в надежде на то, что дальнейшее возьмёт на себя некая особая личность или локальная, оторванная от масс структура.

К тому же, революция пока не дала признанного общенационального лидера.

Как и война, не дала лидера военного.

Здесь возможен только «испанский вариант», — включённость в национал-революционный процесс всех. Горнило борьбы, выкует когорту лидеров, и укрепит авторитет части тех, кто есть сейчас, в зависимости от их действий.

Харизматичного лидера, богом данной персоны — нет. Возможно, пока нет. В любом случае, ставка на это, вводит всех в состояние пассивного ожидания, надежды, а это, в наших условиях есть вред.

Будет, или должна быть, — национальная революция.

Если весь социум революционным образом пробуждён, он позволит победить тому, кто вошёл с ним во взаимодействие, кто его понял и услышал. Любое локальное, личностное, ограниченное кадровыми военными вмешательство, вызовет внутренние антагонизмы и волну террора.

Это общество активно, как никогда ранее, и оно позволит победить, в качестве своего авангарда и ударной силы, только — политическому солдату, как синтезу Добровольца и социального Активиста в одном лице, как тому, кто научился говорить с ним на одном языке.

Во время революционной ситуации и пробуждённого социума, сознательным военным, нужно не дистанцироваться от проблем общего и замыкаться в своей «кадровости» и «элитарности», но, — обязательно быть на острие национального и социального, контр-системного конфликта. В этом, их высший долг.

Доброволец, которому на мой взгляд сейчас можно доверять, которому, в силу его чистоты, самоотверженности и открытости, по силам взять на себя будущее этой страны и всех необходимых трансформаций, по-большей своей части, есть, — офицер среднего звена.

Чем выше поднимается взгляд, в вертикали той или иной, известной и раскрученной сейчас, масштабной национал-патриотической колонны, — тем более он разочаровывается.

Чем дальше он от верха и ближе к середине данной вертикали, тем в большей степени, находящийся там субъект, соответствует тому, кто, исходя из его моральных качеств, сейчас нужен.

Расстояние, на котором отстоит офицер от своего «официального» верха, сегодня, равняется его расстоянию от дверей в апартаменты Коломойского, Порошенко, Авакова, Медведчука, и т.д. и т.п.

Может ли характеристика добровольца, быть выраженной лучше, чем оценка измерения данного расстояния..

Каждая революция однажды застывает на таком рубеже, на котором находимся сейчас мы. Одни его справедливо преодолевают, другие, так и не находят для этого сил.

Режим, который свергается, да и вся система власти, которой он был рождён, — имеет свой центр и периферию. Всё в целом, имеет свои лагеря и антагонистичные друг другу стороны. Какие-то из них, завязанные на конфликте с центром, как правило, пытаются использовать революцию в своих целях. Пытаются её приручить.

Таким образом, у системы, есть своё, до поры до времени лояльное нам крыло. До поры до времени. Пока не уберём их правящего антагониста.

Для того, чтобы удержаться на плаву и сохранить за собой власть, это крыло может опереться только на определённое, в свою очередь лояльное ему — крыло революции.

Не дожидаясь того, пока эта революция сметёт и их, представители этого крыла системы — используют все свои финансовые возможности, информационные, политические, и прочие, для того, чтобы «раскрутить», безусловно поднять в глазах всех остальных и нарастить авторитет — представителей именно вот этого, лояльного им крыла революции.

Тех же, кто непослушен, кто по-революционному строптив и независим, с кем абсолютно невозможны никакие взаимовыгодные сделки и компромиссы, и что самое опасное, кто имеет безусловный революционный авторитет, — они убивают. Убивают информационно, убивают политически, убивают физически. Убивают так, как убили Сашка Бiлого и Сергея Костакова, как убили Мужчиль Олега, как убили иных.

По мнению системы, авторитет должны иметь другие, и система им оказывает эту услугу.

Будущий этап революции, — этап офицеров среднего звена.

Этап, небольших пока подразделений, объединений, организаций, — созданных и существующих только героическими усилиями находящихся в них людей; поддерживаемых расположением сознательных людей со стороны, но не расположением — Системы и Олигархата.

Если уцелеет и удержится всего одно крыло системы, образом почкования, — оно однажды развернёт из себя всё то, что было.

Уборку нужно доводить до конца.

Революционным и героическим коллективом, иерархией «первых среди равных», как правило, очень сложно, если не невозможно — управлять и помыкать в своих целях, нежели пирамидой закрученной на одну личность.

Структуры, интегрированные в государство и раскрученные в СМИ, блеском своего бренда пытаются всячески локализовать и удержать бойцов в своей особенной и «многообещающей» вертикали; задача бойцов и офицеров — не забыть дружеских, национал-патриотических горизонтальных связей, возникших во время революции и войны; в этих горизонтальных связях залог общей революции и победы.

Будущее национальной революции, за — «Союзами Офицеров».

В качестве, не столько уже военной, сколько — Политической Организации.

Будущее, за героическим коллективом — «первых среди равных».

Доброволец, есть тот, кто сам однажды принял решение о вступлении в войну. И только ему одному дано решать о времени своего выхода из неё.

Доброволец, есть тот, кто принял эту войну как своё личное дело, кто её присвоил. Кто её начал тогда, когда посчитал нужным и закончит только тогда, когда посчитает это нужным.

Доброволец, как синтез активиста и националиста, есть -Политический Солдат.

Доброволец, как политический солдат, есть — уполномоченный Суверенитетом того Режима, что ещё, пока Не Наступил.

Хунты не будет, будет Национальная Революция, — революция Политического Солдата.

Мобилизация — «По Горизонтали».

Союз Офицеров, как — Революционная Политическая Организация.

Союз, — «Первых среди Равных».

Факт присвоения войны, как своего личного дела, роднит добровольца с такими двумя фигурами всемирной истории войны, как партизан и феодал, ибо каждый из них, сам себя призывал на свою войну; и принципиально отграничивает добровольца от фигур наёмника и призывника.

Исходя из этого, в случае оккупации страны или установления антинациональной диктатуры, доброволец в ипостаси партизана, даже будучи один, должен стать очагом партизанского сопротивления.

Исходя из этого, доброволец в ипостаси феодала, должен быть безупречным образцом, символом, носителем ценностей героических, этических, благородных.

Ты можешь слишком долго принадлежать самому себе, но однажды, может настать такое время, когда ты более не будешь себе принадлежать. С тех пор, ты будешь принадлежать только своей нации, своей культуре.

Есть время, когда ты ответственен только перед самим собой и своим будущим, но однажды, может настать время, когда ты будешь ответственным перед теми, кто мёртв, перед теми, кто жив, перед теми, кто ещё не родился.

Ответственность добровольца, сегодня, для украинской истории, подобна ответственности героических и благородных рыцарских элит прошлого, в самые критические для тех культур времена.

Своими силами, он должен спасти Настоящее.

Своим примером, он задаёт образец для многих поколений Будущего.

Ставка высока.

Он не имеет права опуститься до криминального уровня сознания, стать беспредельщиком или «занять хорошее место»;

и он не имеет права опустить руки и уйти на покой, вернуться в мир.

У добровольца, вообще нет никаких прав в глазах настоящего и будущего; у него, перед ними, есть только Честь и Долг.

Вахту сдавать некому. Он первый и он последний.

Видео лекции:

https://m.youtube.com/watch?v=Or1lTsh03bg

Часть 1 «FATUM И ВОЛЯ»

http://genplanua.com/item/show/779

Часть 2 «ДОКАЗАТЕЛЬСТВО АВТОНОМНЫХ АКТОВ»

http://genplanua.com/item/show/781

2016-01-18 11:00 1298

Ваш комментарий

Please enter your name here
Please enter your comment!