Госстат констатирует: упало все, осталась кукуруза

0
52

Согласно данным Государственной службы статистики, валовой внутренний продукт (ВВП) Украины за второй квартал 2015 г. по сравнению со вторым кварталом 2014 г. (в постоянных ценах 2010г.) составил 85,3%, а по сравнению с первым кварталом 2015 г., с учетом сезонного фактора, — 99,1%.

Официальные данные говорят о том, что ВВП Украины в первом квартале упал на 17,2%, а во втором квартале — на 14,7%. Большинство СМИ эту информацию восприняли как «замедление падения ВВП», однако такой вывод относителен, считает член исполкома Украинского общества финансовых аналитиков Виталий Шапран.

«Если сравнивать темп падения с аналогичным периодом 2014 г., кажется, что темпы падения ВВП замедляются. Однако следует принимать во внимание, что ВВП второго квартала в постоянных ценах 2010 г., с учетом сезонного фактора, был на 0,9% меньше, чем ВВП первого квартала 2015 г. Т.е. экономика продолжала падать, и говорить о реальном замедлении темпов падения пока рано, а снижение квартальных темпов падения ВВП от первого к четвертому кварталу — вполне прогнозируемая штука, обусловленная математикой падения ВВП в 2014 г.», — пояснил эксперт.

Аналитик также назвал основные факторы, влияющие на падение экономики:
1. Экономический эффект от ссоры между старой и новой политической элитой был размазан между 2014 и 2015 годами. Экс-регионалы, бросающие бизнес в реальном секторе, банки и инвестиционные компании, оказали заметное влияние на бизнес-климат в Украине, а организованный ими вывоз капитала существенно подкосил валютный рынок страны.

2. Чистка в банковском секторе принесла реальному сектору разочарование. За период с 01.01.2014 по 01.07.2015 объем работающих валютных кредитов банков снизился на 47%, объем кредитов в национальной валюте упал на 29%.

3. Из-за большого числа дефолтов и длительности банковского кризиса банковская система не может быстро восстановить объемы кредитования реального сектора. Проблема в том, что весь избыток ликвидности скопился в крупнейших банках, а они не торопятся в условиях кризиса выдавать новые кредиты, жалуясь на рост кредитных рисков в реальном секторе из-за падения деловой активности. Если объединить пункт 2 и 3, то можно сказать, что наша экономика и кредитная система вошли в кризис как бы по спирали, когда экономика падает из-за отсутствия кредитной поддержки банков, а банки в какой-то момент объявляют, что не могут кредитовать из-за больших рисков, которые особенно проявляются в падающей экономике. Такую цепочку разбить не так-то просто, в т. ч. потому, что ликвидность системы абсорбировали крупные банки.

4. Рост объемов теневого сектора экономики, который констатировался в Министерстве экономики — это природная реакция на усиление налогового пресса на бизнес. Плюс ко всему, неясность с ведением бизнеса в зоне АТО и невозможность проведения там проверок налоговыми органами делает вариант «уйти в тень» для экономии в падающей экономике очень рациональным для бизнеса решением. Избежать роста теневого сектора можно только ослабив налоговое давление на бизнес. Все иные варианты или неэффективны, или быстрого эффекта не дадут.

5. Несбалансированная бюджетная политика в 2015 г. В начале августа вдруг оказалось, что на Едином казначейском счете скопилось больше 33 млрд. грн. Казначейство поставило очередной исторический рекорд, и это при падении ВВП в первом полугодии 2015 г. более чем на 16%. Собранные средства все же рациональнее было бы пустить на увеличение госрасходов, впрыскивая их в экономику постепенно, чтобы не провоцировать инфляцию и девальвацию. Хранить на ЕКС 33 млрд. грн. — это непозволительная роскошь в кризис.

6. АТО хотя и идет на маленькой части территории Украины, но отвлекла существенные бюджетные средства и принесла беды бизнесу. Кроме того, она внесла неразбериху в работу Госкомстата. Непонятно, какие производства учитывать как часть экономики, а какие — нет. Мало кто понимает, но на территории АТО до сих пор есть много компаний, которые платят налоги в украинский бюджет, поставляют сюда свою продукцию и получают отсюда сырье. На рынке появилась информация о том, что в первом полугодии 2015 г. в бюджет было перечислено налогов предприятиями из зоны АТО больше, чем теми предприятиями Донецкой и Луганской области, которые находятся на подконтрольной Украине территории. Впрочем, такая информация требует дополнительной проверки. Однако уж абсолютно точно, что на всех производственных мощностях в зоне АТО крест ставить рано, а, соответственно, и вычеркивать их из национальной статистики нельзя.

Из-за вышеперечисленных факторов значительно снизился экспорт Украины. В 2014 г. по сравнению с 2013 г. украинский экспорт упал на 13,5% с 63,3 млрд. долл. до 54 млрд. долл. За 7 месяцев 2015 г. Украина продала товаров лишь на сумму 21,7 млрд. долл. Такой катастрофический обвал произошел из-за потерь на российском рынке, который, тем не менее, все равно остался главным для Украины. В то же время рынок ЕС даже частично не смог компенсировать те потери, которые страна понесла на рынке России и стран СНГ.

При этом не меньшее беспокойство, чем падение объемов экспорта, вызывает изменение его структуры, которое идет не на пользу Украине. Мы все меньше поставляем машин и оборудования – наиболее наукоемкой продукции, что уже стало причиной кризиса на ведущих предприятиях Восточной Украины.

Украина не нашла в ЕС новые рынки. Товары, которые страна продавала в Россию, там оказались не нужны. В результате, за 1,5 года из первой десятки экспортных товаров Украины полностью исчезли товары тяжелого машиностроения, существенно упала доля металлургической промышленности, добыча угля сократилась на 53%, сельскохозяйственное производство снизилось, объем строительства уменьшился, сократились грузоперевозки.

На первое место вырвалась сельскохозяйственная продукция. К стыду некогда мощной индустриальной республики, в 2015 г. главным экспортным товаром стала кукуруза. Ее с начала года было продано на сумму более 2 млрд. долл. На втором месте по значимости экспорта для Украины подсолнечное масло. Продукция с высокой долей переработки, например, машиностроения, химической и пищевой промышленности сократилась до менее чем 10%. Украина де-факто превратилась в сырьевой придаток азиатских и африканских стран.

При этом в Украине значительно сократилось производство продуктов питания, в частности шоколада на 30%, печенья на 24%, соков на 29%.

По данным Госстата, производство сладкого печенья и вафель в январе-июле сократилось на 23,5% и составило 138 тыс. тонн. В июле текущего года украинские предприятия произвели 22,3 тысячи тонн данной продукции, что на 9,6% больше объема производства в июне этого года, но на 8,6% меньше, чем было произведено в июле 2014 г.

Кроме того, в январе-июле текущего года украинские предприятия сократили производство фруктовых и овощных соков по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 29,1% — до 131 тыс. тонн, сообщила Государственная служба статистики.

В частности в июле этого года было произведено 16,3 тыс. тонн этой продукции, что на 22,3% меньше, чем в июне 2015 г., и на 31,7% меньше, чем в июле прошлого года.

Соковых смесей в январе-июле 2015 г. было произведено 119 тыс. тонн, что на 21,2% меньше, чем в том же периоде прошлого года. При этом в июле украинские предприятия произвели 15,6 тыс. тонн этой продукции – на 19,8% меньше, чем в июне текущего года, и на 7,2% меньше, чем в июле прошлого года.

Производство консервированных овощей в январе-июле так же сократилось на 39,5% — до 23,7 тысячи тонн.

Аналогичная тенденция коснулась производства маргаринов и пищевых жиров — за 7 месяцев текущего года их производство сократилось на 26% – до 117 тысяч тонн. При этом в июле производство данной продукции составило 17,5 тысячи тонн, что на 12,1% меньше, чем в июле 2014 года, но на 18,2% больше, чем в июне 2015 года.

Стоит отметить, данные приводятся без учета временно оккупированной территории Автономной Республики Крым и Севастополя, а также части зоны проведения антитеррористической операции.

Выходом из сложившейся ситуации, кроме очевидной необходимости прекращения войны на Донбассе и возобновления нормальных торговых отношений с Россией, должен стать поиск новых рынков. Такими рынками, в первую очередь, могут быть страны Азии. Но для того, чтобы экспортировать туда не только кукурузу, нужны средства на модернизацию производства и продвижение украинских товаров. И здесь задачей правительства должно стать привлечение инвестиций, в том числе и государственных, прежде всего в наиболее уязвимые сейчас наукоемкие производства.

Еще один источник для роста экономики и выхода ее из кризиса — внутренний рынок. Но для этого придется договариваться о переносе действия Зоны свободной торговли с ЕС еще как минимум на год, а также серьезно озаботиться ростом внутреннего спроса, начав с роста доходов населения.

Все меры, о которых идет речь, мало совместимы с политикой, проводимой нынешним правительством под руководством МВФ. Поэтому, очевидно, что для реализации антикризисного плана будут нужны кардиальные решения, причем не только давно назревшие кадровые. От того, смогут ли принять эти очень непростые решения президент и депутаты, и будет зависеть будущее нашей страны.

Подготовила Ольга Костина, ГЕНПЛАН

2015-08-19 18:07 825

Ваш комментарий

Please enter your name here
Please enter your comment!