Двойная игра Путина-Януковича: война с Россией началась еще в 2013-ом

0
48

В первой части нашей беседы с Виктором Сусловым – известным экспертом, экс-министром экономики и председателем парламентского комитета по финансам и банковской деятельности – мы коснулись событий августа 2013 года, когда на самом высоком российском уровне было принято решение показать окружению Виктора Януковича, КАК будет действовать Россия в случае подписания Соглашения об Ассоциации между Украиной и ЕС.

Тогда началась так называемая «торговая война»: блокада украинских товаров российской таможней, которая продолжалась до осени 2013 года. На тот момент российское руководство не было уверено — блефует ли Президент Украины, заигрывая с Европой, или в самом деле собирается что-то подписывать.

В свою очередь Виктор Янукович затаил обиду на Кремль из-за того, что Владимир Путин, под влиянием «Газпрома», фактически обманул Киев: обмен «газовая скидка на Черноморский флот» оказался неравноценной. Украина проиграла.

Виктор Суслов, занимавший на тот момент должность представителя правительства Украины в Евразийской экономической комиссии, принимал непосредственное участие в работе Группа высокого уровня, которая должна была «разрулить» таможенный конфликт.

Но события развивались стремительнее, чем можно было ожидать. Уже к сентябрю проблемы украинских экспортеров отошли на второй план. На первый вышли глобальные политические мотивы. Украина начала целенаправленное движение к подписанию Соглашения об Ассоциации с ЕС.

18 сентября Кабмин единогласно одобрил проект Соглашения. Янукович лично заставил фракцию Партии регионов в Верховной Раде поддержать документ. Пропаганда о необходимости подписания Соглашения буквально заполнила информационное пространство Украины.

Что же происходило в недрах власти на самом деле? И был ли Янукович готов к игре, в которой надо было одновременно обыграть и Путина, и лидеров Евросоюза? С этого вопроса мы продолжили нашу беседу с Виктором Сусловым…

В. СУСЛОВ. Янукович, конечно, себя сильно переоценил. Он считал, что достаточно просто шантажировать Россию и Запад тем, что Украина может «уйти к другому», и требовал подарков с обеих сторон. Полагаю, он не учел, что у ведущих государств мира всегда есть инструменты для «асимметричного ответа» и понял (если понял) это уже после Майдана.

На тот момент он пытался вести двойную игру: якобы двигаясь в сторону Европы, посылал обнадеживающие сигналы и в сторону России. Кабмин на своих заседаниях последовательно рассматривал межгосударственные соглашения, действовавшие в Таможенном союзе, и по многим из них принимал решения о возможности присоединения Украины.

Однако и это был блеф, поскольку соглашения не проходили экспертизу в профильных министерствах, не имели обязательных в данном случае заключений МИДа и Минюста. Кроме того, речь шла о возможности присоединения, а вовсе не о реальном присоединении.

Аналогичным образом обсуждался вопрос о возможности (опять — возможности) присоединения Украины к отдельным техническим регламентам Таможенного союза. Вопрос обсуждался, велись консультации, отрабатывались процедуры такого присоединения, но реально Украина ни к одному техническому регламенту Таможенного союза так и не присоединилась.

Россия тоже не была настойчива в этом вопросе технических регламентов, хотя именно переход украинской экономики на технические регламенты, санитарные и фитосанитарные нормы ЕС (а вовсе не мифический беспошлинный наплыв европейских товаров) создавал для РФ реальные сложности.

ГЕНПЛАН. Что меняли эти технические барьеры для россиян?

В.СУСЛОВ. Все меняли. При их вступлении в силу товары российского экспорта в Украину должны были соответствовать требованиям, установленным для рынков стран ЕС, и проходить соответствующую сертификацию.

ГЕНПЛАН. Вот так, играючи, как я понимаю, мы плавно дошли до часа Х — Вильнюсского саммита «Восточного партнерства» 27-28 ноября 2013 года, на котором должен был свершиться исторический факт — подписание СА с ЕС. Почему же этого не произошло? И в конце концов украинский Президент пошел на международный скандал, отказавшись подписывать согласованный заранее документ?

В.СУСЛОВ. Думаю, что то время, пока Украина демонстрировала приверженность то европейскому выбору, то партнерству с Россией, между Януковичем и Путиным велись тайные переговоры, в которые никто, кроме самого близкого окружения Президента, не был посвящен…

ГЕНПЛАН. Вы не были?

В. СУСЛОВ. Я — нет. Но мог наблюдать за происходящим со стороны. Путин, как мне кажется, умышленно затянул ответ на требования Януковича по «списку» преференций за отказ Украины от подписания СА с ЕС. И дал его (ответ) только накануне саммита. Примерно, за неделю.

Но дата и повестка дня Вильнюсского саммита были определены заранее. У Президента и МИДа Украины просто не хватило времени для того, чтобы с соблюдением норм дипломатического протокола и по уважительным причинам перенести или снять с рассмотрения вопрос о подписании Соглашения на саммите.

ГЕНПЛАН. Уж не по этой ли причине, Кабинет Министров 21 ноября внезапно отменил свою рекомендацию подписать Соглашение и принял решение о переносе сроков его рассмотрения? Таким образом, вызвав на себя огонь критики за возникший дипломатический скандал? Янукович понимал во что он играет? Или, уже зная ответ Путина по своим требованиям, ощущал себя победителем?

В. СУСЛОВ. Естественно, Президент Украины оказался в центре внимания европейских политиков на саммите, успех которого для многих из них, особенно еврокомиссаров, ответственных за «расширение», мог означать очень многое в их личной политической карьере. Они вынуждены были просить, он — отказывал.

При этом, со слов некоторых членов украинской делегации, Янукович вовсе не казался тем человеком, который приехал насладиться унижением европейских лидеров. Скорее, он был неуверен в себе и чувствовал себя неудобно. Просто чужая воля решила сделать Европе прививку от Украины, и эта воля заставила Януковича уничтожить собственную репутацию. Правда, в обмен на достойную компенсацию…

ГЕНПЛАН. И какова была эта компенсация?

В. СУСЛОВ. Все тайные договоренности стали явными и были легализованы 17 декабря 2013 года, когда в Москве состоялось заседание российско-украинской межгосударственной комиссии, в котором участвовали Президенты и премьер-министры обеих стран и почти полные составы правительств. Вот там, по моим наблюдениям, Виктор Янукович выглядел триумфатором. Особенно, когда один за другим подписывались соглашения о предоставлении Украине российского кредита на 15 млрд.долл., (причем 3 млрд. долл., — те самые, о которых сейчас идет спор в связи с реструктуризацией внешнего долга) перечислялось сразу.

Тогда же была снижена цена газа до 268 долл. за 1 тыс. кубов. Договорились о завершении испытаний и начале совместного производства самолета АН-70 и о возобновлении так же совместного производства самолета АН — 124 «Руслан».

Были подписаны и другие важные соглашения — об участии Украины в проектировании и производстве принципиально новой космической системы, способной выводить на земную орбиту сверхтяжелые грузы. О сотрудничестве в сфере ядерной энергетики. О промышленной кооперации, строительстве моста через Керченский пролив в Крым.

ГЕНПЛАН. Заметим — украинский Крым!

В. СУСЛОВ. Конечно, украинский! Было объявлено о плане создания консорциума российских банков, который должен был прокредитовать проекты инвестиций в промышленность Украины более чем на 20 млрд.долл. Украинская делегация ликовала — говорили о том, что Янукович получил от Путина все, что просили, и даже больше.
Со своей стороны, украинский Президент, как мне кажется, считал, что достигнутые соглашения сделают его безальтернативным победителем выборов 2015 года. Для него это было главным.

ГЕНПЛАН. А Путин выглядел триумфатором?

В. СУСЛОВ. Безусловно. Он понимал, что результат стоит уплаченной цены. Для него это была геополитическая победа России и крах опасного для нее плана Запада по расширению зоны геополитического влияния.
Российская сторона, видимо, была уверена, что после скандала в Вильнюсе Януковича перестанут принимать в Европе, и Украине останется единственный путь — в Таможенный союз.

ГЕНПЛАН.Почему же не заладился этот сценарий?

В. СУСЛОВ. Потому что, говоря словами Булгакова, к тому моменту «Аннушка уже разлила масло», на котором должны были поскользнуться и Президент Украины, и Президент России. 21 ноября, в день отказа правительства Украины от Ассоциации с ЕС в игру вступили новые игроки. Начался Евромайдан…

ГЕНПЛАН. Про Майдан мы, пожалуй, говорить не будем. Это — отдельная тема. Но спросить ваше мнение как экономиста о том, почему после подписания СА с ЕС и других важных документов, состояние наших отношений с Европой не оправдало надежд, просто обязаны. Итак, почему…

В. СУСЛОВ. Соглашение с ЕС в части создания зоны свободной торговли вступило в действие с 1 января 2015 года, причем в льготном варианте для Украины: ЕС отменил ввозные пошлины для товаров украинского экспорта, в то время как Украина отменит пошлины для европейских товаров только с начала 2016 года. При этом объемы украинского экспорта в ЕС в 2015 году уже сократились на 38%, что полностью подрывает репутацию украинских евроинтеграторов, ранее утверждавших, что вместе с зоной свободной торговли Украина получит выход на самый большой рынок в мире — 500 млн. потребителей.

В чем причина? В том, что, несмотря на победу европейских ценностей, низкая конкурентоспособность украинской экономики никуда не делась. Несоответствие украинских товаров техническим регламентам и стандартам ЕС также осталось. В конце концов, у никому неизвестных и бедных украинских производителей просто нет средств на рекламу и другие методы выведения на перенасыщенный европейский рынок своих товаров. В общем, чуда не случилось. Украинские товары, кроме сырья, так и не смогли полноценно освоить рынок ЕС.

Зато европейские товары конкурентоспособны по сравнению с украинскими. И мы это увидим с 1 января 2016 года, когда в полной мере заработает ЗСТ с ЕС и Украина отменит ввозные пошлины на европейские товары.
Но самое печальное даже не это. Главная проблема состоит в том, что Украина согласилась сделать европейские технические регламенты и стандарты частью своего национального законодательства. Никто не спорит — это лучшие в мире стандарты. Только совершенно наивно соглашаться их вводить, не имея средств перевести на них отечественную промышленность.

Иначе говоря, конкуренция товаров на внутреннем украинском рынке будет вестись по европейским правилам. И, естественно, к выгоде производителей из ЕС. А у наших предприятий, всегда работавших на внутренний рынок (хлебозаводов, молокозаводов, огромного количества других предприятий пищевой и местной промышленности), просто не окажется средств для перехода на европейские стандарты, и многие из них разорятся. Теперь все это становится заботой и головной болью бизнеса.

ГЕНПЛАН. Все знают, что история не имеет сослагательного наклонения. И все же давайте пофантазируем —а могла ли Украина идти к евроинтеграции другим путем? Без жертв, кровопролития, гражданского противостояния, жесточайшего конфликта с Россией на долгие годы, который подкосил нашу экономику и не прошел бесследной для российской. И что было движущей силой той «двухвекторной игры» с Западом и РФ, которая привела к такому результату?

В. СУСЛОВ. Как мне видится сейчас, движущей силой была… обида. Обида на высокомерную позицию России. Когда в феврале 2010 года Виктор Янукович стал Президентом, он, по всем признакам, был готов к проведению пророссийской политики. Естественно, в обмен на определенные уступки со стороны России. В первую очередь он рассчитывал на снижение цены на газ для Украины.

Как мы уже говорили в предыдущем интервью , большие надежды возлагались на Харьковские соглашения (апрель 2010 г.) в соответствии с которыми Украина согласилась продлить России аренду военно-морской базы в Севастополе на 25 лет при условии снижения цены на газ. Однако несмотря на обещанные Россией скидки, реального снижения цены не произошло, и цена газа для Украины осталась выше цены для большинства стран Европы.

Возможно, именно после этого на Банковой решили шантажировать Россию евроинтеграцией. Закон “Об основах внутренней и внешней политики ”, закрепивший курс на европейский выбор Украины, был подготовлен и принят сразу после Харьковских соглашений, — в июле 2010 года. А украинские руководители начали систематически публично делать заявления о том, что цена газа несправедлива.

Начав торговую войну в 2013 году, Путин продемонстрировал Януковичу будущую модель отношений между Россией и Украиной в случае попытки побега из зоны геополитического влияния России. Янукович к старым обидам добавил новую и укрепился в мысли заставить Путина заплатить за все, шантажируя его уходом Украины в объятия Запада. В итоге в процесс накопления обид оказались вовлечены простые граждане обеих стран: те, кто сутками стоял в очередях на таможне, к кому несправедливо начали придираться гаишники на дорогах или кого просто отказывались обслуживать в кафе и ресторанах в некогда “братских странах”.

В итоге случилось самое страшное – процесс накопления взаимной ненависти на фоне массированной пропаганды вылился в стремление украинцев и русских выяснить отношения с оружием в руках. Так торговая война и война политических амбиций переросла в войну реальную, с многочисленными человеческими потерями. И это стало тем фактором, который отодвинул и Украину, и Россию (в значительно большей степени, разумеется, с учетом санкций) от Европы. Проиграли все.

2015-09-18 12:00 6953

Ваш комментарий

Please enter your name here
Please enter your comment!