Добро пожаловать в матрицу! Или 50 тысяч долларов за 10 минут

0
107

Пятьдесят тысяч долларов за десять минут. Это стандартная базовая цена. 96% населения Украины даже не может представить себе покупной способности пятидесяти тысяч долларов. Семейные предания сохранили такие факты: отец всю жизнь работал, и заработал на квартиру, или семья живет достаточно зажиточно — купили себе новую BMW, хотя BMW можно купить и за сорок тысяч долларов. Подавляющее большинство украинцев может представить себе покупку стоимостью 2-3 тыс. долларов, сумма же в пятьдесят тысяч долларов переставляется им более чем абстрактной, поскольку все имущество семьи стоит меньше, чем эта сумма. Для восприятия: пятьдесят тысяч долларов — это 1 200 000 — 1 300 000 гривен. В таком измерении подобная сумма воспринимается как целое состояние, как итог жизнедеятельности целого поколения или даже нескольких поколений украинцев.

Пятьдесят тысяч долларов за десять минут. Хотя десять минут никто гарантировать не может. Кто-то обязательно влезет, чтобы вставить свои «пять копеек». Покупатель должен понимать, что это медиа, здесь может быть все. Ладно, перестанем водить читателя за нос. Дорого это или нет? Десять минут у микрофона в политическом ток-шоу, за такие деньги, это нормальная цена. Покупатель должен быть доволен, поскольку при наступлении времени Х, цена возрастает, иногда возрастает в разы. Временем Х обычно называют период предвыборной кампании, когда «засветиться» на экране телевизора, становится особенно важно. За что же платят такие деньги?

Домыслы по поводу того, что сказанное слово будет услышано, лишь домыслы. Подобное утверждение вызывает циничную ухмылку у медийщиков. Мысль, идея, высказывание становятся достоянием общественности только в том случае, если высказанное представлено для широкой аудитории. Вполне логично, что чем шире аудитория, тем больший социальный вес приобретает та или иная идея. Если аудитория очень многочисленная, высказывание становится не только социальным, но и политическим. Деньги платят за социальный статус, за возможность диалога с аудиторией, за возможность быть в политике. Как бы ни изменялись информационные коммуникации, но на протяжении последней четверти века лишь телевидение обеспечивает глобальный контакт с аудиторией. Вы можете сколь угодно долго пищать в Фейсбуке, скулить на радио или изгаляться в газете, — все это пустая трата времени. Лишь появление на одном из основных телевизионных каналов гарантирует вам узнаваемость, а как следствие — социальный вес, который можно трансформировать в вес политический. Поэтому спрос на покупку места у микрофона всегда превышает предложение. Конечно, не все выступления на телевидении проплачиваются, существует, если можно так сказать, и «обязательная программа», но об это чуть ниже.

Олигархический консенсус

Телевидение телевидению рознь. Более чем три четверти населения Украины являются потребителями продукта, которые производят телеканалы: «1+1», «Интер», ICTV, СТБ, 5 канал, «Новый», «Украина» и примкнувший к этому пулу гигантов канал 112. Вдумайтесь в эти чудовищные цифры: мышление более чем семидесяти процентов населения страны, то есть более тридцати миллионов людей, формирует незначительное количество информационных источников. Информация вне этих информационных источников становится маргинальной, поскольку потребляется меньшинством. Контроль над основными источниками информации является контролем за структурой управления общественным мнением в стране. Казалось бы, это прописная истина, но мы живем в информационном обществе, где не все так очевидно. Государство не способно финансировать убыточные телевизионные проекты. Естественно, что контроль за основными источниками информации осуществляют те, у кого для этого есть свободные средства, — олигархи. Недавно в Украине прошла большая кампания по выявлению конечных владельцев медиаресурсов. Это была пиар-акция, поскольку список конечных владельцев крупных компаний является секретом Полишинеля. Группа Интер (Интер, Интер +, К1, К2, НТН, Мега, Пиксель, Энтер-фильм, МTV) принадлежит Дмитрию Фирташу. Группа 1+1 Media (1+1,2+2, ПлюсПлюс, Тет) «игрушка» Игоря Коломойского. Телеканалы ICTV, СТБ и Новый, а также «музыкалки» M1 и M2 находятся в собственности Виктора Пинчука. Ренат Ахметов является владельцем ТРК Украина. Пятый канал — часть активов Петра Порошенко. С 112 каналом немного интереснее, изначально он принадлежал Сергею Курченко, представителю «семьи» экс-президента Украины Виктора Януковича, и экс-министру МВД Виталию Захарченко. Еще пару лет назад на канале позволяли себе такие высказывания, как «ополченцы ДНР», сейчас ситуация изменилась, и «ополченцев» стали называть, «как все», сепаратистами или даже террористами. Журналисты и политологи, сотрудничающие со 112 каналом, утверждают, что канал пока «лег» под Порошенко, имеется в виду, что канал полностью отражает взгляды правящей политической силы.

Он вышел из «пула», но снова зашел

Вы обратили внимание на слово «пока» в высказываниях журналистов и политологов о 112 канале? Это намек на то, что информационная идиллия и единство в Украине существуют только до старта очередной предвыборной кампании. Благодаря договоренностям с олигархами властям Украины пока удается контролировать информационное пространство страны. Олигархи не зря тратят деньги на содержание дорогостоящих медиаресурсов. В период между выборами это убыточный актив. Вы же сами понимаете, что никакая реклама, никакая оплата частными лицами и политическими силами части эфиров политических шоу не может окупить общие многомиллионные затраты на содержание телевизионных медиахолдингов. Пятьдесят тысяч за десять минут эфира — столько берет Савик Шустер с участников ток-шоу в период между предвыборными кампаниями, но за последние годы страна привыкла жить в состоянии постоянных выборов. Для медийщиков это реальный, если не единственный, способ достойно существовать. Уже давно журналистов и политологов не устраивает та ситуация, при которой они обязаны обеспечивать функционирование медийных ресурсов в период между выборами. Даже начинающие политологи понимают: работая на выборах в регионах и участвуя в кампании непроходного кандидата, они могут получить тридцать — сорок тысяч долларов за кампанию. Разве это можно сравнить с рутинной работой, когда медийщики вынуждены исключительно поддерживать свой имидж публичного человека и затыкать дыры в сетках вещания как крупных медийных игроков, так и всякой медийной мелочевки.

Про черную кость и голубую кровь

Еще тридцать лет назад профессия журналиста была одной из самых престижных, однако изменения структуры медиакоммуникации, глобализация медиапотоков привела к тому, что журналисты стали не более чем обслуживающим персоналом и выразителем интересов тех, кто может содержать дорогостоящие медийные ресурсы. Изменился социальный статус людей, которые работают с информацией, теперь есть «чернорабочие», которые обеспечивают заполнение объема. Любой медийный продукт, будь то телеканал, газета, радио или сайт, нуждается в заполнении объема — наполнении контентом (содержанием). Люди, выполняющие работу по обновлению контента, это «чернорабочие» медийной сферы. В принципе, такая работа даже не подразумевает наличие высшего образования. Информация структурирована, и заглянув на любой трафик-генератор, человек, называющий себя журналистом, может определить, какие темы и новости востребованы обществом, при этом «чернорабочий медийной сферы» даже не задумывается над тем, почему именно эти темы попали в топ-новости. Его задача — лишь обработка информации (чем он часто пренебрегает), что и является причиной того, почему мы видим одну и ту же информацию практически во всех средствах массовой информации. Является ли рядовой журналист СМИ человеком, который собирает информацию или определяет информационную политику? Конечно, нет. Современный редактор движется в фарватере общего информационного потока, задаваемого вне редакционных коллективов, поэтому куда интереснее, престижнее, а главное, надежнее работать в качестве человека, который создает новость, а не транслирует ее. Поэтому большинство журналистов старой формации сменили профиль, теперь они не хотят отвечать за наполнение объема, они пытаются оказывать влияние на содержание. В качестве спикера, комментаторов, аналитиков сейчас используются люди, которых обычно называют экспертами или политологами. Их основной доход находится не в сфере производства и обработки новостей, а в сфере политики, они задают тон, они имеют непосредственную связь с ньюсмейкерами. Это новая профессия, которая обеспечивает связь между элитой общества и конечным потребителем информационного продукта. Эксперты получают деньги непосредственно от олигархов, власти и других участников политического процесса. Доход подобных экспертов зависит от близости к той или иной политической силе. Понятно, что чем ближе к «кормушке», тем выше доход. У каждой политической силы есть так называемый «пул» своих экспертов. Задача пула — отражать интересы своей «кормушки» в средствах массовой информации.

Если информация, которую сообщает эксперт, становится топовой, то есть востребованной, она может быть бесплатной, но во всех остальных случаях информация является платной, поскольку средствам массовой информации необходимо хоть как-то компенсировать затраты на производство. Пятьдесят тысяч долларов за десять минут эфира берет Савик Шустер в своей программе, даже после того как его шоу перестало транслироваться на основных телеканалах. Но общество настолько политизировано, что многие продолжают смотреть шоу Шустера, выискивая трансляции на просторах Интернета.

Аналогичная шоу Шустера программа «Свобода слова» на телеканале ICTV несколько уступает в расценках, там покрасоваться у микрофона перед публикой вам обойдется в среднем в тридцать тысяч долларов. Сейчас «Свобода слова» выходит не в прайм-тайме, даже при том, что интерес к политическим шоу упал, расценки остаются прежними. Андрей Куликов, ведущий «Свободы слова», со следующего сезона прекращает сотрудничество с программой, он планирует сосредоточить свои усилия на «Громадском радио». Возможно, уход Андрея из «Свободы слова» связан с тем, что он не имеет доступа к доходам, получаемым от производства программы. Тут, в отличие от Савика Шустера, кормится руководство телеканала.

Сам ты — Барбара!

Это еще одно доказательство разделения медийного сообщества на черных — журналистов, и белых — экспертов. Доходы журналистов, участвующих непосредственно в производстве информационного продукта, упали примерно на пятьдесят процентов и составляют в среднем 9 — 14 тысяч гривен в месяц, тогда как представители экспертной группы получают до полутора тысяч долларов за реплику! Если раньше журналисты имели право комментировать информацию, определять направленность программы, сейчас от них требуют обязательное присутствие экспертов в студии, поэтому ценность экспертного мнения стала значительно большей, нежели сам процесс трансляции. Журналисты полностью отстранены от управления информационной политикой. Зачем это делается? Подобный подход позволяет системно управлять информационными потоками. По большому счету, все информационное пространство Украины превратилось в телесериал наподобие «Санта-Барбары».

Парадокс в том, что зритель прекрасно понимает, что скажет тот или иной эксперт, что скажет тот или иной политик. Более того, только в Украине обыватель знает кто является заместителем председателя комитета в парламенте или заместителем министра. Часто зрители знают и про семью, детей политика, где, кто и как живет. У нас эта информация не только общедоступна, но и обсуждаема. Актеры политической сцены являются главными героями национальных СМИ. Платят? Как миленькие! До начала предвыборной кампании, все играют свои роли. Конечно, олигархи, которые владеют средствами массовой информации, могут производить информационные вбросы, всячески «раскачивать лодку», но это совершенно ненужная проверка эффективности работы медиаресурсов, лишь в период предвыборной кампании СМИ начинают показывать свою реальную силу. Поэтому сейчас основной дискурс в отношении средств массовой информации сводится к двум вопросам: когда будут ближайшие выборы и кого могут поддержать основные олигархические телеканалы?

Пятнадцать миллионов долларов за сундук мертвеца

Проще ответить на второй вопрос. Телеканалы поддержат того, на кого сделают ставку их владельцы. Конечно, показное олигархическое единство может быть разрушено, однако это будет определяться только в период выборов и зависит от интересов конкретных владельцев СМИ в конкретный момент времени. Поэтому ключевым становится другой вопрос: когда нам ждать очередных выборов? По оценкам большинства политологов, представляющих различные политические силы, выборов в текущем году не будет. Никто из политических сил, кроме Блока Юлии Тимошенко, не заинтересован в выборах ранее осени следующего года. Поэтому в средствах массовой информации еще примерно год будет сохраняться олигархический консенсус. Что будет потом, посмотрим. Для оценки возможностей напомню, что, например, на шоу Савика Шустера Юлия Тимошенко тратит 15 млн долларов в год, а с учетом остроты политической борьбы в Украине — это нельзя считать большими затратами. Помните, с чего мы начинали? Пятьдесят тысяч долларов за десять минут эфира, и это только до начала предвыборной кампании.

Артур Сорокин, для «ОРД»

2016-06-23 10:16 1131

Ваш комментарий

Please enter your name here
Please enter your comment!