Дело Валентина Бика. Или почему СБУ нужно перевести с Владимирской на Окружную?

0
58

Напомнили мне недавно, что бывшего главу Департамента контрразведки СБУ Валентина Бика судят уже второй год. Вменяют Бику то, что он встречал и сопровождал в Киеве приезжавших фсбэшников и за то, что пересылал (через Ютуб!) в ФСБ видео с нашего Майдана. Так как по сути это преступлением не являлось в то время (в силу действия межгосударственных соглашений, которые, кстати, вполне вероятно, что и сейчас не расторгнуты) – то прокурорские и судьи развлекаются тем, что просматривают в заседаниях те самые видео. А их, на минуточку – больше двухсот штук.

И вот главный прикол тут в том, что целый генерал-майор, начальник Департамента контрразведки СБУ, в критические для страны дни занят чем? Он лично, через служебный комп передает в ФСБ… двести с лишним видео уличных столкновений. Причем, подозреваю, сделанных не только оперативниками, но и журналистами. Вот такая вот у нас «контора». Супермощная.

И вот это затягивание процесса над Биком — оно тупое и подлое. Ну если нечего вам по сути предъявить – зачем беспредельничаете? Крови на Бике нет? Нет. Чем он занимался в «конторе»? Да хуйней всякой занимался, по форуму нашему шарился, оперативные донесения потом стряпал. Ничего особенно вредного, в отличие, например, от того же Ганжи, который почему-то из поля зрения правосудия выпал. Заплатил, наверное? Фамилия в плане «Бумеранг» упомянута? И что? Там много фамилий упомянуто. Говорят, что и Грицак был, да потом затер. Бойко вот был. И ничего, сейчас управу Черкасскую возглавляет, серьезными делами занимается. Бик пишет о личных мотивах. Дескать, Наливайченко его ненавидит за то, что Бик его разрабатывал как американского шпиона. И смешно пишет о том, что Наливайченко мол и действительно шпиен, потому что сотрудникам ЦРУ на Владимирской, 33 целый кабинет выделил. Знаете, почему смешно? Да потому что сотрудники ЦРУ на Владимирской еще с 1991 года регулярно бывали и знакомились с любыми документами. Еще при Марчуке и Маликове. И просили даже руководство оградить их от излишней любезности сотрудников СБУ. Которые толпами ходили в надежде завербоваться. Того не понимая, что ну вот совершенно их услуги и нахуй цээрушникам не нужны. Потом, при смене власти, кабинеты цээрушников занимали эфэсбэшники. И точно так же их одолевали эсбэушники с намерениями завербоваться. Увы. Такая у нас история. Как у девочек на Окружной.

А начальство при таких сменах всегда начинало друг дружку разрабатывать. То Шатковский с Макаренко Смешко как американского шпиона разрабатывают, то наоборот. Ну чисто какие-то пидорские игры.

Так что, лучше не позорьтесь и не дрочите судьбу. А то ведь Луценко тоже то министр был, то зек, теперь генпрокурор. Если нет доказательств, то отпускайте человека, уже и так два года отсидел. Не позорьтесь.

Приводим ради интереса статью об этом деле, написанную адвокатами Бика и его обращение. Обращение тоже дурноватое, если честно. Особенно в части того, что майдан расстреливала нынешняя власть. Ну нет ведь у Бика доказательств этого. А если нет – то зачем трепаться? Ну да ладно. Спишем на тюремный стресс. Не обижайте друг друга, детки. Вы и так, по жизни обиженные.

Станислав Речинский, «ОРД»

В тему:

«Дело о государственной измене генерал-майора Владимира Бика: “провал” украинского Сноудена»

Даниил Бялый

Представленная ниже версия происхождения дела о государственной измене не претендует на абсолютную достоверность, это – лишь один из возможных вариантов развития событий 2014 года. Как принято писать, все имена являются вымышленными, любые совпадения – совершенно случайны.

*** Где-то за закрытыми дверями Службы безопасности Украины. — Господа, я вынужден сообщить вам пренеприятнейшее известие… — несколько растерянно проговорил шеф.

— К нам едет ревизор? – осторожно улыбнулся молодой сотрудник.

— Уволю. По статье, — безэмоционально отреагировал начальник на избитую фразу, известную еще со школы даже ему, и продолжил: — Там (он поднял указательный палец к потолку и закатил глаза) требуют немедленных результатов. Не-мед-лен-ных, понимаете? Мол, в стране неспокойно, враг не дремлет, мировая закулиса… нет, это не отсюда… В общем, государство в опасности, а у нас ни одного серьезного дела. Ни одного! А ведь пятая колонна, говорят, у нас наверняка ого-го – вредят, понимаешь, без устали и перерыва на обед. Надо бы что-то предпринять, а то не ровен час, за нас примутся…

— Ну как же, мы ж уже несколько дел того… сделали. Все, как положено: государственная измена, угроза безопасности, суверенитету и территориальной целостности страны, — отозвался один из самых бывалых сотрудников министерства, переживший уже не одного начальника, а оттого относившийся к гневу вышестоящих философски. — Это какие же? – перешел на грозный шепот и перекосился лицом шеф.

– Морячка какого-то прихватили? Бизнесмена заподозрили, что бабки сепарам давал? Так это еще те самые бабки надвое сказали… Журналиста под суд отправили? Ну, или блогера – кто их там разберет? А я вам говорю, дело нужно серьезное, громкое, мирового, можно сказать, масштаба, понимаете? И срочно!

— Тогда нам нужен украинский Сноуден, не меньше, — подал из угла тоненький голос стажер.

— Кто?! – начал наливаться кровью шеф, но тут же спохватился.

– Сноуден? Это который в Шереметьево жил? Wikileaks и все такое? А что, это мысль… Молодец, пацан!

— Только где ж нам его взять? – скептически спросил бывалый. Повисла пауза.

— А если… — несмело предложил кто-то с галерки, — если… Бика, — выдохнул он почти обреченно.

— Бик-то здесь причем? – скучным голосом поинтересовался бывалый.

— Биииииииик? – почти утвердительно и даже как-то радостно протянул шеф и мстительно улыбнулся своим мыслям.

– А что, кандидатура вполне подходящая. Принесите личное дело!

Из досье генерал-майора Владимира Бика: “Бик Владимир Валентинович. Родился 16 октября 1959 года в городе Харькове… Состоит на действительной воинской службе в качестве кадрового офицера Службы безопасности Украины с 24 сентября 1980 года, общая выслуга составляет 37 лет. В феврале 1996 принял присягу на верность народу Украины. С 13 апреля 2012 года до 5 февраля 2014 года возглавлял Департамент контрразведывательной защиты интересов государства в сфере информационной безопасности СБУ. С 5 февраля 2014 года указом президента Виктора Януковича был назначен начальником Департамента контрразведки СБУ. 26 февраля 2014 года был уволен указом и.о. президента Александра Турчинова. Имеет ордена “За мужество” III степени и “За заслуги” IIIстепени”.

*** Двумя днями позже.

— Ну что, стажер, сам придумал – тебе и начинать. Там старшие товарищи запросили данные по Сноудену у американских коллег (благо, мы теперь дружим), так что как пришлют – приступай. Сильно не креативничай, америкосы уже без нас расстарались – бери абзацами и переделывай на наш лад, адаптируй, так сказать, к местным реалиям. Так, мол, и так, слил секретные данные вражескому государству, хотел навредить стране, испортить, понимаешь, ее репутацию… или как там теперь говорят?.. о, имидж, точно, на международной арене. В общем, постарайся, чтобы без проколов. И, развернувшись на каблуках, шеф вышел, весело насвистывая мелодию о “нашей службе”.

— Ага, щас, — язвительно выговорил стажер. – Не хватало мне только все 853 тома дела Сноудена читать. Ну-ка, давай погуглим… Эдвард Сноуден, enter… Бинго! Вот он весь, как на ладони. Итак, приступим…

Подготовка дела “украинского Сноудена”: заметки на полях

Сноуден: Работал в Агентстве национальной безопасности США… Получил допуск уровня Top Secret/Sensitive Compartmented Information[30]; по мнению экспертов, у Сноудена был доступ не только к совершенно секретной, но и к “Специальной разведывательной” информации, содержащей технические детали разведывательных операций США и их союзников.

Бик: (читает личное дело) “Владимиру Бику как руководителю самостоятельного функционального оперативного подразделения СБУ, в соответствии с “Разрешением на передачу секретной информации” на основании соглашений между правительствами государств о взаимной охране секретной информации, было дано право на передачу иностранной стороне секретной и совершенно секретной информации в сфере ответственности Департамента в иностранные специальные службы”. (На полях: “Даже придумывать ничего не надо!”)

Сноуден: В процессе работы на американские спецслужбы Сноуден все больше разочаровывался в их деятельности. Так, по его словам, в 2007 году он стал свидетелем того, каким способом сотрудники ЦРУ завербовали швейцарского банковского служащего. Вначале они умышленно напоили его и уговорили сесть за руль и поехать домой. Когда же он был арестован за вождение в пьяном виде, агенты ЦРУ предложили ему помощь, что позволило завербовать его для получения доступа к секретам банка. По словам Эдварда Сноудена, тогда он впервые задумался о разглашении служебных тайн, но не сделал этого.

Бик: В процессе работы на СБУ Владимир Бик все больше разочаровывался в ее деятельности. Так, еще в 2010 году он стал свидетелем… (На полях: “Черт, свидетелем чего? Как пьяный чиновник за руль сел, а потом его этим шантажировали? У нас так чуть не каждый второй ездит – и внимания никто не обращает. А тут на тебе – завербовали! Полстраны так завербовать можно… Не годится мотивчик, вернуться к вопросу позже”). Тогда Бик впервые задумался о разглашении служебных тайн, но не сделал этого. (На полях: “Странновато как-то звучит, ну да ладно”)

Сноуден: Бывший агент ЦРУ Эдвард Сноуден опубликовал секреты американских спецслужб на ресурсе WikiLeaks, касавшиеся конфликтов в Ираке и Афганистане, и тем спровоцировал мировой скандал. В январе 2013 года Сноуден обратился к журналистам и сообщил, что обладает важной секретной информацией. При этом Сноуден не раскрывал своего имени — общение происходило посредством зашифрованных e-mail сообщений. По утверждению главы АНБ Кита Александера, Сноуден передал журналистам до 200 тыс. секретных документов. Всего же, по данным закрытого доклада Пентагона, Сноуден похитил 1,7 млн секретных файлов, большинство документов касается “жизненно важных операций американской армии, флота, морских пехотинцев и военно-воздушных сил”.

Бик: (На полях: “Зачем, чего ради мог делать это генерал-майор СБУ? А пусть он не принял Евромайдан и решил действовать в интересах страны-агрессора, которой крайне нужны были компрометирующие Украину сведения, например… Как и было приказано, приблизим к местным реалиям”) В декабре 2013 года генерал-майор сообщил коллегам из ФСБ, что собрал в интернете видеоролики о противостоянии власти и народа, и готов продолжать подрывную деятельность и дальше. Владимир Бик на ресурсе BikiLeaks (зачеркнуто с пометкой “перегиб”) на видеохостинге YouTube опубликовал 257 документальных видеороликов, касавшихся событий Революции, чем спровоцировал… (На полях: “Что же он спровоцировал, блин? И где он их взял? Не сам же с камерой по Майдану бегал, в конце концов?”) … чем помог стране-агрессору в ведении информационной войны, извращении фактов и подрыве имиджа государства в глазах мирового сообщества. Кроме того, подрывная деятельность Бика привела к аннексии АР Крым и началу войны на Донбассе (На полях: “Вот это я наворотил… Но ничего, зато звучит солидно”) При этом Владимир Бик совершенно не скрывал своего имени. Более того, действуя с особым цинизмом, он не стал отправлять информацию с анонимного почтового ящика, а воспользовался официальной электронной почтой Департамента СБУ.

Сноуден: Понимая опасность, которая нависла над ним, Эдвард Сноуден под предлогом поправки здоровья покинул США и отправился в Гонконг, а позже прилетел в Москву, где провел больше месяца в транзитной зоне аэропорта “Шереметьево”. Позже он получил временное убежище в РФ. Бик: Убежденный в собственной неуязвимости и безнаказанности по причине излишней самоуверенности, вызванной 37-летней службой в органах безопасности, Владимир Бик решил не покидать пределы страны, как это ранее сделали многие его коллеги, чтобы таким образом не дать даже косвенного доказательства своей виновности. (На полях: “Theend. Фуууух… Но вообще, это он зря. Мог бы безбедно доживать жизнь в ”Шереметьево”)

*** Прошло пару недель. Кабинет самого главного прокурора страны. На ковре перед столом стоит обвинитель помельче и тихо мямлит: — Я все понимаю: важность момента, страна в огне, мы на страже, бдим на всех рубежах и все такое, но как вы себе это представляете? Тут не то что журналисты не поверят – дети засмеют. А коллег и вовсе с половину угробим – животы надорвут вплоть до летального исхода. Ну, смешно же, ей-богу!

— Отставить «смешно»! Родина сказало надо – значит, надо!

— Но как, как я появлюсь с этим в суде? Ну ничего же нет, ничегошеньки! Ни доказательств, ни свидетелей, ни признания! Да что там… логики элементарной нет, здравого смысла – ни грамма… Что я на заседаниях говорить буду? – растерянно хлопал ресницами тот, что помладше чином.

— А что тебе говорить-то? Не знаешь, что сказать – молчи, золотое же правило. Можешь многозначительно надувать щеки иногда. Или бровями угрожающе шевелить. А на все претензии отвечай, что дело надо рассматривать в комплексе, то есть без просмотра всех 257 роликов никак не обойтись. Обещай, что все разъяснения дашь потом.

— А когда ролики кончатся?

— К тому времени или ишак заговорит, или падишах сдохнет, — не очень уверенно сказал самый главный.

– В любом случае, другого выхода нет, раз им украинский Сноуден понадобился. Выполнять!

— Есть! — младший нервно сглотнул и попятился к выходу.

*** Перед началом судебного процесса. Совещание адвокатов Владимира Бика. Защитники в недоумении.

— Бреееееед… Ну бред же!

— Конечно, бред, но выстроить стратегию защиты все равно нужно.

— Как мы должны защищать человека от обвинений, которые не лезут ни в какие ворота? Это же “Алиса в стране чудес” какая-то!

“— Я этого письма не писал. Там нет моей подписи. — Тем хуже! Значит, ты что-то худое задумал, иначе подписался бы!”

— Спокойно! Давай по букве закона. Имел Владимир Бик право собирать и хранить эти видеоролики? Пусть даже совершение им этих действий никем не доказано.

— Полнейшее. Статья 34 Конситуции: “Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно или иным способом — по своему выбору. Осуществление этих прав может быть ограничено законом в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка с целью предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья населения, для защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия”.

— Никаких ограничений введено не было. Военное положение не объявлено, Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между странами не денонсирован, дипломатические и торговые отношения поддерживаются, как ни в чем не бывало…

— Ладно. А мог он на тот момент сотрудничать с коллегами из ФСБ?

— Шутишь? Не просто мог – был обязан как начальник Департамента! Договор о сотрудничестве и взаимодействии между СБУ и тогда еще Министерством безопасности РФ был подписан еще в марте 1992 года. И с санкции председателя СБУ генерал-майор “имел право подписи шифрованных телеграмм для передачи информации в ФСБ РФ, а также в спецслужбы других государств”.

— Не распаляйся! Судя по всему, суд будет не быстрым, и крепкие нервы нам еще понадобятся.

*** Судьи, изучая материалы дела: — Гм…

*** …Генерал-майор прошелся по камере СИЗО, сосредоточенно сжал виски и устало вздохнул. — Два года, уже целых два года… Шпиона они нашли, Сноудена поймали. Да вам только в казаки-разбойники играть и бабочек на лугу сачком ловить, салаги, — на лице появилась недобрая улыбка. – Ну, ничего, смеется тот, кто смеется последним… Я вам всем докажу, что ничего не совершал, выведу вас на чистую воду! Продолжение следует, господа присяжные заседатели, продолжение следует… Как сказал бы сам Сноуден, tobecontinued, gentlemen’s, уж это я вам обещаю!.. Сноуден Дело Владимира Бика

Источник

Открытое письмо #генералмайораСБУ #ВладимираБика

“Я, генерал-майор Службы безопасности Украины Бик Владимир Валентинович, более двух лет находящийся под стражей по обвинению в государственной измене по части 1 статьи 111 Уголовного кодекса Украины, хочу официально заявить, что не признавал и никогда не признаю вину и буду до последнего отстаивать свою невиновность.

05 февраля 2014 года, имея за плечами 34 года безупречной службы, я был назначен начальником Департамента контрразведки СБУ, а в ноябре того же года на основании клеветнического доноса мне были предъявлены бездоказательные обвинения, которые за весь период следствия так и не нашли своего подтверждения. Несмотря на отсутствие доказательной базы в уголовном производстве, следствие передало дело в суд.

Сторона обвинения, понимая безнадежность своего положения и отсутствие объективных данных, которые можно взять в расчет, избрала тактику затягивания процесса, препятствуя судьям в вынесении объективного решения и нарушая конституционные нормы и закон «О прокуратуре», вменяющие в обязанности прокурора не только доказывать виновность подсудимого, но и предупреждать необоснованное и несправедливое его осуждение. Навязанный обвинением сценарий судебных заседаний сводится к многочасовому просмотру видеороликов, которые не содержат в себе государственной тайны, и до сих пор находятся в открытом интернет доступе. Данные видеоматериалы никаким образом не повлияли на имидж Украины, и не могли стать причиной аннексии Крыма или обострения ситуации на Донбассе, как это говорится в обвинительном заключении. В результате я и мои адвокаты оказались заложниками ситуации, в ходе которой исследуются ложные факты, доказательств моей причастности к которым нет и быть не может.

Вместе с тем я утверждаю, что не нарушал Присягу, данную народу Украины, всегда действовал в рамках своих полномочий, в соответствии с действующим законодательством, должностными инструкциями, приказами руководства Службы безопасности Украины и офицерской этикой, не имел цели дискредитировать Украину в глазах мирового сообщества или навредить ее суверенитету и территориальной целостности.

Со всей ответственностью могу заявить также, что данные обвинения имеют заказной характер. Сам факт того, что реальные организаторы трагических событий 2014 года до сих пор не установлены, свидетельствует, очевидно, о незаинтересованности власти в их выявлении, вероятно потому, что часть виновных в массовых расстрелах на Майдане на сегодняшний день продолжают оставаться ее представителями. Считаю, что власть намеревается их прикрыть данным уголовным делом, имитируя деятельность по выявлению организаторов и предъявляя обществу людей, к данным событиям непричастных. Тактика эффективна вдвойне, если учесть представившуюся возможность «свести личные счеты».

Деятельность СБУ всегда предполагала официальные связи и взаимодействия с представителями служб безопасности разных иностранных государств, но это утверждалось на государственном уровне и осуществлялось в рамках украинского законодательства в сфере интересов Украины. Все служебные мероприятия и контакты с представителями иностранных государств при моем участии также были четко регламентированы. Чего нельзя сказать о деятельности Валентина Наливайченко на посту председателя СБУ в период с 2006 по 2010 год, которая была направлена на поддержание широкой сети неофициальных контактов из числа представителей и кадровых сотрудников ЦРУ, в числе которых — Джефри Иган, Марк Бугей, Чак Левин, который имел свой собственный кабинет N 102 на первом этаже в здании Центрального аппарата на ул. Владимирской, 33, а также других кадровых сотрудников-агентуристов спецорганов США.

Неофициальные связи с американскими спецслужбами представляли угрозу интересам Украины, открывали доступ к информации, имевшей государственную важность и создавали благоприятные условия для шпионажа в ущерб нашей страны и исключительно в интересах США.

Информация, которой я располагал, как и наши личные идейные разногласия стали причиной того, что спустя 3 недели после своего возвращения на должность председателя СБУ Валентин Наливайченко посредством доносов своих подчиненных Вадима Кочетыгова и Михаила Сакалы в порядке личной мести реализовал план, имевший целью решить одновременно две задачи: «назначить» виновного и избавиться от личного противника.

Заказной характер обвинений подтверждает и публичное заявление Главного военного прокурора Украины господина Матиоса, который в интервью от 14 марта 2016 года, еще до завершения судебного расследования представил инкриминируемые мне действия как доказанные. Я расцениваю его заявление как очередную попытку давления на суд и влияния на общественное мнение с целью сформировать в общественном сознании образа преступника, заговорщика и «врага народа».

Подобные публичные высказывания опасны тем, что, не только уводят следствие от реальных организаторов февральских событий 2014 года, но и демонстрируют полное пренебрежение законом и принципами презумпции невиновности, и это происходит с молчаливого согласия нынешних представителей власти.

В этой связи позволю себе вспомнить нынешнего Генерального прокурора Украины господина Луценко, который, пострадав от несправедливого приговора, при назначении на должность обещал препятствовать беспределу и выполнению политических заказов, защищая закон.

За возможность жить по-новому обещал бороться и Президент Петр Порошенко. Но несмотря на обещания, это получается не у всех – ни в стране в целом, ни в рамках отдельно взятого уголовного производства. Но именно такое положение вещей дискредитирует Украину в глазах всего мира намного больше, чем те самые 257 видеороликов, размещенные на канале RePost в Youtube. И господину Президенту, как и остальным высокопоставленным лицам время над этим серьезно задуматься.

Честь имею!”

«ОРД»

2016-12-19 10:11 1824

Ваш комментарий

Please enter your name here
Please enter your comment!