Антикризисные рецепты португальских военных. Часть вторая: военно-цветочная революция

0
54

Португальцы не отличались излишней воинственностью, однако в ХХ веке военные там выступали в роли арбитра политических процессов. Именно они перезагружали политическую систему, которую политики загоняли в очередной кризис.

Если для 1930-х установленный с помощью военных режим Салазара (http://ord-ua.com/2016/03/24/v-poiskah-vyhoda-iz-krizisa-recepty-portugalskih-voennyh-chast-pervaya-ot-korolya-literaturoveda-do-ekonomista-diktatora/) был вполне адекватным, то в 1960-е созданная им государственная и экономическая модели «нового государства» выглядели уже как полнейший анахронизм (а сам поздний Салазар весьма напоминал позднего Брежнева). Тем временем, сырьевые ресурсы из колоний шли на экспорт, а экономика метрополии все больше отставала от западных стран. К тому же, щедро снабжаемые советским оружием повстанцы Гвинеи, Анголы и Мозамбика доставляли португальцам все больше хлопот. Почти половина госбюджета шла на военные расходы, а молодежь массово косила от армии, не желая попасть на войну.

Однако, преемник Салазара – его близкий соратник (знакомый еще по работе в университете в 1920-е годы – до прихода в правительство!) Марселу Каэтану – в целом, продолжал курс предшественника. Однопартийная система вроде бы была отменена, но в 1973-м на парламентских выборах все депутатские места достаются правящей партии.

В такой ситуации военные снова взялись за решение политических проблем. Правда, власти без особых проблем смогли нейтрализовать генеральскую фронду. Однако инициативу в свои руки взяло подпольное «Движение капитанов». В апреле 1974 года они подготовили план военного переворота.

«Прокрутіть цю пісню по радіо!..»

Ситуация усложнялась тем, что участвующие в заговоре офицеры среднего и младшего звена опирались на небольшие разрозненные подразделения. К тому же, спецслужбы вышли на след заговорщиков. Надо было действовать или бежать. Заговорщики решили действовать. В ночь с 24 на 25 апреля одна из радиостанций передала в эфир сигнал к выступлению – запрещенную цензурой песню «Grandola, Vila Morena», после чего мятежные подразделения двинулись на Лиссабон.

Несмотря на раннее время, жители столицы массово вышли на улицы, встречая мятежных солдат цветами. Благодаря этому событие вошло в историю под названием Революции гвоздик. Танкисты столичного гарнизона, остановившие было автоколонну мятежников, не стали стрелять, а вскоре под напором манифестантов перешли на их сторону. Военный переворот перерос в революцию!

Режим оказался намного слабее, чем казалось. Заговорщики планировали, что бои за столицу продлятся одну-три недели! На самом же деле, переворот произошел очень быстро и почти бескровно (четыре человека погибло в столкновении возле здания тайной полиции).

В итоге, выступив в 22.00 24 апреля, они уже в 18.00 25 апреля приняли капитуляцию от прежней власти! Причем, процесс затянулся на два часа, потому как укрывшийся в казармах республиканской гвардии (внутренние войска) премьер Каэтану не хотел передавать полномочия младшим офицерам. Поэтому, чтобы обойтись без кровопролития, к процедуре привлекли замначальника генштаба в генеральском чине. Наводившая на многих страх тайная полиция ПИДЕ тоже оказалась не готова к такому развитию событий – ее сотрудники попросту разбежались.

От внутривоенных разборок – к легитимной власти

Власть переходит к сформированному военными Совету национального спасения, который формирует переходное правительство (опять же, во главе с военным). Португальские союзники по НАТО лишь поприветствовали такое развитие событий и сразу же признали новую власть.

Некоторое время военные еще пытаются рулить Португалией. А самой влиятельной политической силой в стране оставалось Движение вооруженных сил, возникшее на базе «Движения капитанов». Фактически, оно стало одним из органов власти, гарантировавшим «португальскому народу безопасность, веру и спокойствие, которые позволят ему с решительностью продолжать работу по национальному обновлению».

Однако в середине ДВС возникло несколько конкурирующих группировок. В марте 1975-го правые военные пытаются отстранить от власти своих левых сослуживцев, но терпят неудачу. В ноябре того же года проваливается выступление уже леворадикальной военной группировки. В итоге, дискредитировавший себя ДВС был упразднен, а командование заверило, что армия не станет использовать оружие, «чтобы оказать влияние на выбор страной политического пути развития».

Тем временем, все португальские колонии (кроме Макао – в Китае) получают независимость, а острова Мадейра и Азорские – широкую автономию. Только в 1976 году власть окончательно переходит к всенародноизбранным органам власти. Приятная в том же году конституция провозглашала социалистический путь развития.

Впоследствии, в ходе интеграции в ЕС, некоторые из революционных социалистических норм были упразднены. Однако, в целом, Португалия остается вполне социальным государством. Находясь там, автор этих строк обратил внимание, что на рынке нет ни одного торговца пенсионного возраста, зато в кафе и ресторанах основными клиентами являются улыбчивые и хорошо одетые пенсионеры.

Уроки португальского

На протяжении ХХ века португальские военные трижды перезагружали политическую систему своей страны. Сначала они свергли монархию и поспособствовали установлению либерального режима, затем – убрали либералов и установили право-клерикальную диктатуру, а потом вместо устаревшего авторитарного режима способствовали становлению парламентско-президентской модели с левоцентристским уклоном.

Очевидно, что в условиях, когда военные действия приходилось вести преимущественно в заморских колониях, португальским военным было относительно просто участвовать в решении внутриполитических проблем.

Поражает также, как быстро менялась конъюнктура. Если в начале ХХ века королей обвиняли в том, что она недостаточно активно отстаивает португальские интересы при разделе колоний, то через полвека власть обвинили уже в нежелании искать оптимальные политические решения по деколонизации.

Португальский опыт свидетельствует: лучше всего, когда армия не берет власть в свои руки, а выступает в роли арбитра – убирает неработающую модель власти и предоставляет обществу самостоятельно решать: каким должно быть устройство государства.

Дмитро Шурхало, для «ОРД»

2016-03-28 09:29 1353

Ваш комментарий

Please enter your name here
Please enter your comment!