Александр Турчинов: Трусость – это страшный грех. Нужно выдавливать из себя раба. Часть 2

0
50

Продолжение интервью. Первая часть тут

Два года назад внезапно выяснилось, что у нас нет ни армии, ни обеспечения для нее, ни оружия, чтобы отбиваться и защищаться…

Во времена Советского Союза ракетно-ядерный щит формировался на украинских предприятиях. Наша страна имела мощный оборонный потенциал. Но на протяжении последних 20 лет наш военно-промышленный комплекс осознанно уничтожался. Началось с Будапештского меморандума, когда Украина отказалась от третьего в мире ядерного потенциала в обмен на «надежные гарантии» своей безопасности. Но, когда время пришло, оказалось, что эти гарантии ничего не стоят. А одна из стран-гарантов развязала против нас войну.

С другой стороны, российская агентура и кремлевские марионетки, руководившие на протяжении многих лет нашей страной, системно работали на уничтожение основ безопасности Украины. Уничтожали армию, вооружение, оборонную промышленность… Предприятия оборонного комплекса становились банкротами, многие из них закрывались, оборудование разрезали и сдавали на металлолом. Лучшее вооружение снималось с боевого дежурства и продавалось. Вот то, с чем мы начинали работать.

И насколько качественные изменения произошли за два года? Насколько мы стали сильнее? Насколько готовы сами себя обеспечивать вооружением?

За очень короткий исторический период Украина, стартовав практически с нулевой точки, имеет, на сегодня, одну из самых боеспособных армий в Европе. Мы уступаем по численности и количеству вооружений России, но наша армия уже готова защитить свою страну и противостоять превосходящим силам агрессора. Россия поняла, что не сможет поставить Украину на колени. Они не смогли этого сделать в 2014 году, тем более, не смогут сейчас, когда мы смогли восстановить оборонный потенциал и создать боеспособную армию.


Глава ВР Александр Турчинов и посол США в Украине Пайетт во время встречи в Киеве, в воскресенье, 23 февраля 2014 / УНИАН

Боеспособная армия характеризуется не численностью, а готовностью и способностью выполнять боевые задачи. Скажу откровенно: не все радостно воспринимают усиление нашего военного потенциала, и мы вынуждены опираться в основном на свои силы и исходить из приоритета наших национальных интересов.

В 2014 году, когда был колоссальный дефицит времени, финансов, материальных ресурсов, оружия, всего… я провел большое количество переговоров с нашими зарубежными партнерами. Напоминал им о Будапештском меморандуме, говорил, что нужно помочь. Но наши партнеры хлопали по плечу и говорили, мол, держитесь, мы будем влиять на Россию дипломатическим путем. Меня постоянно просили не бряцать оружием, не проводить мобилизацию, в общем, «не провоцировать Россию». Мне дали четко понять, что, если вооруженные силы РФ вторгнутся на территорию континентальной Украины, нам не смогут оказать военную помощь.


Александр Турчинов и Франк-Вальтер Штайнмайер / УНИАН

Но я отчетливо понимал, что никакие дипломатические усилия не остановят агрессию России, она будет считаться только с силой. У меня не было права на другие решения. Мы должны были защитить свою страну. Мы начали подготовку войск и их переброску с Запада на Восток. Я подписал Указ о мобилизации. Была создана Нацгвардия, в МВД начали формироваться добровольческие батальоны… Я темпы первой мобилизации рассчитывал по количеству берцев, которые смогут выпустить наши предприятия. Солдат просто не во что было обуть!..

Тогда нам не дали ни одного патрона. Не говоря уже о более сложном вооружении.

Сегодня мы находимся в ситуации, когда у нас есть чем воевать и есть кому воевать. Хотя ни одной единицы летального оружия мы от наших партнеров до сих пор не получили.


Кэтрин Эштон и Александр Турчинов / УНИАН

А мы сами уже производим какие-то аналоги?

Сегодня мы производим широкий спектр оружия и военной техники. В 2014-м мы заложили основы, и запустили процессы. Это – производство, это требует времени. Конечно, нельзя было за март или апрель 2014 года все сразу восстановить. Реальные результаты оборонпром начал давать уже с 2015 года.

Мы закрываем все основные потребности в технике и вооружении наших Вооруженных сил, Нацгвардии, всех силовых структур. Украинские предприятия производят много позиций: начиная от пистолетов и автоматов и заканчивая бронетехникой и мощными ракетными комплексами… Но очень сложно закрывать весь спектр современных вооружений самостоятельно. Условно говоря, у нас есть мощная эффективная бронетехника, но, чтобы она соответствовала самым высоким стандартам, необходимы современнейшие прицелы, необходимы приборы ночного видения и т.д. Поэтому нам очень нужна военно-техническая кооперация с нашими партнерами.

В новые виды оружия и техники, которые мы сейчас проектируем и производим, сразу закладываются стандарты НАТО. Сразу нужно вооружаться так, чтобы не было необходимости перевооружаться, чтобы наше оружие ничем не уступало лучшим образцам. И это достаточно затратная тема. При проблемном бюджетном финансировании, при том же саботаже в парламенте, это очень тяжело дается.

Какие сферы ВПК можно считать флагманами украинской оборонки?

Простаивавшие многие годы заводы, сейчас наращивают производство. Харьковская танковая школа известна всему миру. Наши танки и бронетранспортеры не уступают зарубежным аналогам. ДП «Антонов» производит военнотранспортный самолет, один из лучших в мире. Но эти, как и многие другие предприятия, имеют, мягко говоря, далеко не самое современное оборудование. Для того, чтобы обеспечить выпуск оружия и техники нового поколения нужны большие инвестиции в техническое перевооружение производства. Без внедрения новых технологий (цифровых, 3-d печати и так далее) мы не сможем конкурировать на внешних рынках вооружений и надежно защищать страну, в условиях отсутствия эффективной системы коллективной безопасности в Европе и мире. Но это – отдельная тема новых вызовов, требующих немедленной экономической и технологической трансформации нашей страны.


Турчинов: Без внедрения новых технологий мы не сможем конкурировать на внешних рынках вооружений / УНИАН

Вернемся к вашему вопросу. Одна из программ, которые я лично курирую, это ракетостроение – восстановление ракетного щита Украины. Недавно мы произвели успешные пуски ракет украинского производства. Они по своим характеристикам значительно превосходят российские аналоги. Это реализация задачи, которая стоит перед отечественным оборонпромом – новое украинское оружие ничем не должно уступать российскому, более того, превосходить его. Реализация нашей ракетной программы – путь к обеспечению надежной защиты нашей страны. В работе находятся очень перспективные разработки, которые позволят вернуть Украине утерянное лидерство на рынке ракетных технологий.

Заинтересованы ли наши иностранные партнеры в приобретении такого украинского оружия?

Парадигма развития современного мира, сопровождающаяся резким увеличением количества и масштабов вооруженных конфликтов, привела к большому росту спроса на качественное оружие, в том числе, украинского производства.

Сейчас мы восстанавливаем свое присутствие на рынках вооружений, возвращаем ранее потерянные позиции Украины. Думаю, что украинский ОПК будет не только мощным стимулом промышленного роста, но и в состоянии обеспечить серьезный прирост для нашего бюджета валютных поступлений.

Сможем конкурировать с «Джавелинами», которых так и не дождались?

Скажем так, украинская «Стугна» с лазерным наведением на цель в своем классе имеет колоссальный спрос не только в наших войсках, но и за рубежом. Ракета «Джавелина» имеет тепловое самонаведение. Но если, например, танк находится в обороне с неработающим двигателем, то эффективность «Джавелина» резко падает, а «Стугна» сможет точно поразить такую цель. Но «Джавелин» очень хорошо работает по движущимся целям, и мы, при согласии наших партнеров, могли бы быстро наладить выпуск его аналога в Украине.

Отсутствие необходимой комплектации и жесткий отказ от многолетней кооперации с российскими предприятиями заставляет нас искать выход и находить возможность производить нужные изделия, блоки и необходимые комплектующие самим. Например, из-за отсутствия поставок беспилотников, мы наладили производство тактических БПЛА. В этом году нам предложили беспилотники на порядок хуже тех, что мы выпускаем. Но мы не стоим на месте и идем дальше – на «Антонова» уже презентовали модель нового боевого беспилотника, который может эффективно поражать цели на дальних расстояниях.

А если наши партнеры снимут ограничения с поставок, мы, конечно, не откажемся ни от «Джавелинов», ни от любого другого оружия. В условиях военного противостояния лишнего оружия не бывает. Мы вообще не отказываемся ни от чего, что нам дают.


УНИАН

С другой стороны, опережающее развитие оборонпрома стимулирует экономику страны. Все больше и больше негосударственных разнопрофильных предприятий начинают работать по военной тематике. Увеличивается кооперация, совершенствуются технологии, создаются новые рабочие места.

Когда речь идет о защите, в большей степени представляется длинная – с севера на юг – сухопутная граница с Россией. А насколько мы защищены от нападения с моря?

Знаете, говорить, что Украина уже полностью имеет надежную защиту и на суше, и с воздуха, и с моря, было бы серьезным преувеличением. Проблем очень много. Особенно острые проблемы нужно решать в противовоздушной обороне…

Потому что на восточных границах все чаще замечают вражеские самолеты?

…Мы видим, что вдоль нашей границы с российской стороны укрепляются авиабазы, увеличивается количество авиации, в том числе, штурмовой. А у нас преднамеренно уничтожалась система ПВО, восстановление которой – очень сложный и дорогостоящий процесс. Поэтому противодействие российской авиации и их крылатым ракетам для нас является серьезнейшей задачей. А если мы говорим о ВМС, то сегодняшний наш приоритет – береговая оборона. При этом, Украина – морское государство, и мы не откажемся и от развития нашего флота.

Тем временем Россия превращает Крым в военную базу…

Да, они называют его «непотопляемый авианосец».

Насколько мы защищены от нападения с полуострова?

Ни одно государство в Европе не имеет такой протяженности границы с РФ, как Украина. И, безусловно, наступление может быть не только с востока, с оккупированной территории Донбасса. Оно может начаться и с севера, и с юга, и с оккупированного Крыма… Мы должны быть готовы противостоять нападению РФ с любого направления, а, что более вероятно, сразу с нескольких. Мы просто должны быть к этому готовы. Без паники, страха и суеты. Должны четко отдавать себе отчет, что защищать себя мы будем сами. Спокойно, с пониманием к этому относиться и готовиться.

В экономике, и в политике должен быть четкий приоритет – приоритет защиты и обороны нашей страны. Это должны понимать и в парламенте. Не мериться рейтингами и пустыми обещаниями, не соревноваться, кто кого больше обольет грязью, а уделять внимание обороне и безопасности Украины. Все остальное – от лукавого.

Как верующий, как религиозный человек, вы видите в Святом писании ответы на вопросы о том, что сейчас происходит с нами? Какие выводы нам следует сделать, и есть ли в Библии рецепты дальнейших действий для Украины?

Библия для того и передана людям Господом, чтобы человек всегда мог найти ответ на вызовы и проблемы, которые его окружают. Потому что, если анализировать историю, то вызовы и, проблемы, всегда были у людей очень похожими. Масштабы могли быть разными, но суть одна. Агрессия, коварство, подлость, предательство, жадность и трусость, к сожалению, были всегда.

Например, в Ветхом Завете, где описывается история древнееврейского народа, можно найти много аналогий. История обретения ими государственности и независимости очень похожа на нашу.

Когда Господь дал иудеям обещанную землю, они послали туда соглядатаев-разведчиков. Когда те вернулись, стали рассказывать, что эта земля во власти огромных великанов, у них самое современное оружие, их крепости неприступны и т.д. Но Господу надо доверять. Он сказал: «Это ваша земля, вы должны ее получить, вы должны за нее бороться». Рабское нутро, рабская психология, формировавшаяся долгие годы – у древних евреев в египетском плену, а у нас – в российском, не дала возможности сразу получить данную Богом землю, свободу и независимость. В результате, думаю, читатели знают эту историю, Господь заставил этот народ 40 лет скитаться по пустыне, чтобы избавиться от рабской психологии. Они скитались до тех пор, пока последний раб в их рядах не умер. А когда пришло новое поколение, не знавшее рабства, оно взяло свою землю.

Что такое рабская психология – это внутренняя трусость, неверие в свои силы, желание получить что-то за чужой счет, за чьей-то спиной спрятаться, отсидеться. Но Господь говорит, что трусость – это страшный грех. Нужно выдавливать из себя раба. Творец сделал людей свободными. Он благословил Украину, дал нам лучшую землю, силу, разум. Надо верить и доверять Ему. Если Он с нами, кто сможет противостоять нам?!


УНИАН

Вы находите время читать проповеди?

Скажу честно – в оппозиции времени для этого было гораздо больше. Когда бываю в церкви, использую эту возможность, как для проповеди, так и для общения с братьями и сестрами… Но верующий человек должен служить Господу не только в церкви, а на любом месте, где бы ни находился.

Татьяна Урбанская, УНИАН

2016-09-14 10:17 970

Ваш комментарий

Please enter your name here
Please enter your comment!